10:15 4 января | Итоги года

Лучшее-2018. Шандор Варга - в "Разговоре по пятницам"

Шандор Варга. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Шандор Варга. Фото Федор Успенский, "СЭ"

В новогодние праздники "СЭ" предлагает перечитать материалы "Разговора по пятницам" за 2018-й. Авторы Юрий Голышак и Александр Кружков выбрали лучшие интервью рубрики за год, на очереди – беседа с известным футбольным агентом Шандором Варгой. Материал вышел 10 августа под заголовком "Начал работать с Игнашевичем и Кержаковым, но уважаемые люди напомнили о судьбе Тишкова".

– Сарсания много лет хранил в телефоне прощальную SMS от Кержакова, бывшего своего клиента. Вы чьи-то сохраняете?

– Как раз от Кости Сарсания. Незадолго до смерти прислал мне фотографию внука, приписал: "Записываемся в женихи к твоей внучке". Я очень уважал Костю. Знакомы-то были давно, но когда он вернулся в "Зенит", начали тесно сотрудничать. Его безвременная кончина стала для меня трагедией. Приехав в Москву на чемпионат мира, первым делом отправился в Ракитки. К Косте на могилу.

– Свой недолгий опыт работы с Кержаковым вы прокомментировали так: "Саша сам позвонил мне из "Севильи". Талантливый футболист попал в сложную ситуацию, я был рад ему помочь. Но когда приехал в один клуб на переговоры, мне заявили, что я уже четвертый, кто пожаловал к ним от имени Кержакова. На этом все закончилось…"

– Было. Пускай останется на совести моего клиента.

– Поступил как Хачериди?

– Да. Обижаться глупо. Но еще глупее – раздать права на ведение переговоров разным агентам и ждать, что все будут на тебя хорошо работать. Впрочем, в истории с Кержаковым вины с себя не снимаю.

– Почему?

– Моя ошибка в том, что не сумел для него ничего быстро сделать. Мы познакомились, когда Саша мечтал поскорее уйти из "Севильи". Я должен был устроить его в какой-нибудь английский клуб. Оптимальным вариантом казался "Тоттенхэм", который возглавил Хуанде Рамос, экс-тренер "Севильи". Он хотел пригласить Кержакова.

– Ну и?

– Мне нужно было действовать немножко активнее. Как и в случае с Игнашевичем. Свои минусы знаю. Иногда не хватает настойчивости, иногда лень просыпается… Вот поэтому я не самый лучший агент в мире.

– Самокритично.

– Был еще один нюанс.

– Какой?

– В российском футболе я уже стал набирать вес. С Игнашевичем начал работать, Кержаков ко мне обратился. Тут пригласили в ресторан уважаемые люди. Агенты и те, кто крутится возле них. Фамилии называть не хочу. Сидим, мило беседуем, приятная компания. Один из них между делом говорит: "Что-то слишком бурную деятельность ты здесь развил, Шандор. Игроки к тебе тянутся. А что с Тишковым произошло, помнишь?" Смотрит в упор. Вот такой дружеский обед.

– Ваша реакция?

– "Ребята, намек понял". Конечно, был в шоке. Сразу вспомнил Джона Кеннеди, которого застрелили вскоре после того, как заявил, что хочет национализировать доллар. Я почувствовал, что тоже стою у черты. И свернул активность в России.

– Здравый смысл возобладал.

– Это с одной стороны. А с другой – считаю теперь себя трусом. Неправильно тогда поступил. Надо было быть посмелее.

– Зачем? Из-за денег?

– Нет-нет-нет. Они вообще ни при чем. Вопрос в игроках, Игнашевиче и Кержакове, которые в меня поверили. Не я же звонил им – они ко мне обратились. А я помочь не сумел. Хочу сейчас перед ними извиниться.

– Прежде в агентском бизнесе с угрозами сталкивались?

– Нет. Ни до, ни после.

Полностью разговор с Шандором Варгой – здесь

Загрузка...
Материалы других СМИ