7 июня 2010, 04:00

Товар с душком

В Профессиональной футбольной лиге зреет бунт. Генеральный директор "Шинника" Александр Рожнов обратился к президенту РФС с предложением создать новую лигу, в которую были бы включены все клубы первого дивизиона.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ

Как стало известно "СЭ", в недрах первого дивизиона возникла идея о выходе из ПФЛ и формировании своей собственной лиги, объединяющей команды второго эшелона российского футбола. До тайных вечерь и нелегальных съездов дело пока не дошло, однако изложенный на бумаге проект создания новой лиги с рабочим названием "ВПФЛ" уже существует. ("В" в указанной аббревиатуре может означать как "высшая", так и "всероссийская"). Именно с этим документом руководитель "Шинника" обратился на днях к главе РФС.

Что предлагают реформаторы? Создать объединение клубов по образу и подобию РФПЛ, наделив его коммерческими и маркетинговыми правами. В целях новой организации указано:

- достижение большей открытости для СМИ;

- организация трансляций матчей первого дивизиона и извлечение из этого прибыли;

- заключение лигой рекламных и спонсорских контрактов;

- тщательный контроль за состоянием стадионов;

- использование прав на проведение соревнований среди ДЮСШ команд первого дивизиона;

- увеличение доходной части бюджета новоявленной лиги.

По предварительным данным, в пул "заговорщиков" помимо "Шинника" могут войти "Краснодар", брянское "Динамо", "Урал" и хабаровская "СКА-Энергия".

Оценить новшество с ходу не представляется возможным. Очевидно, что в любом объединении клубов всегда есть недовольные существующим положением вещей. Одних не устраивает система соревнований, вторых - собственная бедность или место в таблице, третьих - деятельность руководителей того самого объединения.

Однако ПФЛ, согласитесь, живет не по законам джунглей. В ней давно выстроена система, предусматривающая внесение изменений как по инициативе сверху, так и снизу. Существуют советы, конференции, голосования и все прочие атрибуты, обязательные для любой организации, объединяющей многих членов. Есть уставы и регламенты, наконец, предусматривающие внесение изменений в структуру лиги и ее списочный состав.

Почему руководитель "Шинника" не захотел пойти законным путем и вынести свои предложения на суд самой ПФЛ, в которой, как я понимаю, его клуб состоит на принципах добровольности и равноправия? Зачем Рожнову понадобилось вербовать в сторонники президента РФС?

Вопросы во многом риторические. У нас в стране слово верховного руководителя очень часто имеет приоритет над законами, да и сами законы, увы, далеко не совершенны. Одно дело - оппонировать весьма неуступчивому Николаю Толстых в законодательных рамках ПФЛ и совсем другое - делать это при поддержке Сергея Фурсенко, если она, конечно, будет получена.

Кроме того, мнение президента РФС способно оказать заметное влияние на позицию других клубов первого дивизиона. И это еще одна примета нашего времени, вынуждающего "низы" руководствоваться зачастую не железобетонными законами, а некоей виртуальной генеральной линией "верхов".

Было бы любопытно представить похожую ситуацию, но на более высоком уровне. Скажем, президент союза федераций футбола Южного федерального округа Лом-Али Ибрагимов обращается к главе УЕФА Мишелю Платини с проектом реформ российского футбола, причем делает это в обход исполкома РФС: "У нас, г-н Платини, есть идеи. Внутри страны мы их пока не обсуждали, но вас считаем нужным ввести в курс дела".

Что скажет Платини? Скорее всего: "Это внутреннее дело вашего футбольного союза - организации демократической, по крайне мере по формальным признакам, и способной реформировать себя самостоятельно".

Как ответит на предложение "Шинника" Сергей Фурсенко, гадать не хочу. Потому что инициативы могут быть разные, а закон для всех один. Позволяет он что-то - меняй на здоровье. Не позволяет - меняй сначала закон.

С другой стороны, вовсе не исключаю, что визит Рожнова к Фурсенко был исключительно визитом вежливости. Генеральный директор клуба, не являющегося, кстати, членом РФС, счел нужным предупредить: "Так, мол, и так, хочу, чтоб вы знали: собираемся выносить идею на конференцию лиги". Услышать такое Фурсенко, думаю, было небезынтересно. А уж как это отразится на будущем ПФЛ, покажет время.

Что касается самих нововведений, то на сегодняшний день ясно одно: российскому футболу предлагается очередной эксперимент. Давайте попытаемся понять, насколько глубоко он просчитан, и на что именно опираются экспериментаторы в своих доводах.

КТО ЭТО КУПИТ?

Новая лига, по замыслу ее изобретателей, считает необходимым заключить соглашения с "НТВ-плюс" и федеральными телеканалами о трансляциях матчей первого дивизиона, обзорах туров, аналитических передачах и так далее. Обозначенные в "Проекте Рожнова" цели весьма благие: охват широкой телеаудитории, расширение рекламных возможностей, повышение качества судейства и медийная модернизация стадионов.

Вопрос лишь в одном: кто и кому за всю эту телеактивность будет платить?

Если клубы телевидению, тогда все понятно: популяризация футбола в действии, первый дивизион идет навстречу телезрителю, вкладывает деньги в трансляции, чтобы повысить привлекательность лиги. Другое дело, готовы ли клубы платить за показ самих себя? И "отобъются" ли эти затраты увеличением объемов щитовой рекламы на стадионах либо привлечением новых "общих" спонсоров?

А может, новая лига рассчитывает, что телевидение станет платить ей за трансляции? Судя по изложенным в проекте тезисам, так и есть: половину доходов от продажи телеправ планируется распределять между всеми клубами, другую половину - между теми, чьи матчи будут транслироваться. Иными словами, авторы нововведения понимают: телевизионщиков заинтересуют не все команды. Спросить бы еще самих телевизионщиков, заинтересует ли их вообще хоть кто-нибудь из ВПФЛ.

Вообще, получать деньги от телеканалов - идея куда более здравая, чем самим платить за трансляции. Потому что пиарить себя можно сколько угодно, но клубный бюджет телезрительским "спасибо" не пополнишь. Да и сам посыл выглядит извращенным: во всем мире именно клубы имеют доходы от телевидения, а не наоборот. Стало быть, и нам надо идти тем же путем: заключать договор, продавать права…

Не поленился, набрал вчера знакомого, работающего на канале "НТВ-плюс". Спросил, готовы ли они теоретически платить первому дивизиону за показ его матчей. В ответ услышал много интересного.

- Мы уже показывали несколько игр этой лиги. Естественно, на некоммерческой основе. Просто гнали свои "пэтээски", вели репортажи. Потом поняли: ничего, кроме убытков, нам это не приносит. Сами матчи унылые (в действительности прозвучал более сильный термин. - Прим. Е.Д.), как футбольный продукт ничего собой не представляют. Количества подписчиков те трансляции нам не добавили, а расходы за собой повлекли. Нет, если, конечно, сверху придет указание, будем транслировать, куда мы денемся. Но никакой рыночной привлекательности для себя в этом не видим.

Думаю, на ТВ сильно удивились бы, узнав, что уже существует проект распределения доходов от будущей сделки клубов первого дивизиона с телеканалами. Ведь давки в очереди за телеправами нет даже у дверей премьер-лиги, что уж говорить о турнире рангом ниже?!

Важнее, однако, другое. Продавать права клубам первой лиги никто не мешает и сейчас. Они могут делать это как по отдельности, так и сформировав сколь угодно большой или малый пул. ПФЛ была бы только рада обеспечить своих членов стабильными телетрансляциями. Да только кто купит права на не имеющий привлекательности продукт? И с чего вдруг этот продукт станет более привлекательным после оформления клубов первого дивизиона в отдельную организацию?

...Доводилось слышать рассказы о том, что попытки нескольких команд первой лиги наладить интернет-трансляции с выездных матчей не встретили понимания у арбитров. "Вы или на нас рассчитывайте, или болельщиков радуйте", - намекнули судьи. Проблема? Как ни странно, да. И свидетельствует она о том, что нравы первого дивизиона вовсе не способствуют обретению им репутации интересного, честного, смотрибельного турнира.

Задача сыграть для зрителей здесь далеко не первоочередная. Так с чего бы этим зрителям прилипать по всей стране к экранам телевизоров во время матчей того же "Шинника" или прошлогодней игры "СКА-Энергия" - "Краснодар", букмекерские ставки на которую весьма заинтересовали УЕФА? Это что - жутко интересно и захватывающе?

Спору нет, повышать привлекательность первого дивизиона необходимо. Но что или кто мешает заняться этим в формате нынешней ПФЛ? Неужели лига не дает клубам играть красиво и честно, препятствует их прорыву на телеэкраны страны и планеты?

ОБРОК И ДОЛГИ

Среди перечисленных в проекте предложений - усилия новой лиги при продаже клубами названий своих стадионов. Заключение контракта с техническим спонсором, способным обеспечить весь первый дивизион одинаковыми мячами, "что несомненно (выделено автором. - Прим. Е.Д.) повысит качество футбола". Контроль за состоянием освещения, раздевалок, качеством газонов и так далее. Непонятная передача прав на проведение каких-то загадочных детских турниров в первом дивизионе от ВПФЛ к РФС. Увеличение доходной части бюджета, наконец, и гонораров арбитрам, а также создание резервного фонда для помощи финансово занемогшим клубам.

Источники всего этого благополучия, правда, не указаны. Судя по постскриптуму, авторы проекта уверены: с уходом из-под гнета ПФЛ спонсоры и телевидение сами полетят в их сторону журавлиным клином.

Возможно, Николаю Толстых и впрямь стоит глубже заняться коммерческой составляющей ПФЛ. Сформировать для первого дивизиона отдельный рыночный пул, нанять на работу футбольных промоутеров, искать выходы на новых спонсоров и так далее. Однако в желании заявивших о себе "младогегельянцев" свести проблемы первого дивизиона к разносортице мячей, отсутствию контактов с ТВ или структуре детских соревнований видится на сегодняшний день вовсе не искренность, а увод в сторону от настоящих проблем.

Деньги в наш футбол не текут не потому, что продавцы плохие, а потому, что товар с душком.

Что стоит в основе предлагаемых реформ? Желание клубов больше зарабатывать. Но ведь добиться этой цели доступно и другим способом - меньше тратить!

Если заглянуть в расходную часть бюджета того же "Шинника", можно увидеть весьма занимательные вещи. Одним только агентам ярославский клуб задолжал в настоящий момент около 60 миллионов рублей.

Припоминаете такого футболиста - Бруну Мигела Лейте Башту? С трудом? Это объяснимо: португальский защитник-легионер провел за "Шинник" лишь 14 матчей. Однако ярославцы по состоянию на конец 2008 года были должны за него агенту Паулу Барбозе 684 тысячи долларов. За хавбека Максима Бочкова - 200 тысяч долларов агентству Германа Ткаченко ProSports Management. За защитника Дмитрия Семочко - 200 тысяч долларов конторе Bestmax Ltd. За полузащитника Юрия Лайзанса - 320 тысяч долларов агенту Марио Мамичу. За Максима Бурченко - 5 миллионов 400 тысяч рублей ЗАО "Консультант-В". За Дениса Бояринцева - почти 4 миллиона рублей агенту Евгению Куканосу. За Дамиана Горавски - 100 тысяч евро организации под названием "Вайзер Трейдинг Лимитед".

Поясню на всякий случай, о чем идет речь. Вышеперечисленные суммы - это не стоимость самих игроков и не размеры их зарплат. Это всего лишь агентские вознаграждения, бонусы за переход. И то не все, а лишь те, по которым есть задолженности. А ведь были еще и сами трансферы, и зарплаты, и долги по налогам, и не погашенные вовремя кредиты…

Александр Рожнов пришел в "Шинник" в 2008 году. С тех пор долги агентам слегка подсократились, оставшись в связи с девальвацией, впрочем, почти неизменными в рублевом эквиваленте. Только дело ведь не в самом "Шиннике" и его проблемах. Весь наш футбол подсажен на ту же иглу.

Недавно утвержденный бюджет РФС составляет около двух миллиардов рублей. По оценкам экспертов, в карманах ста девяти лицензированных агентов РФС оседает в год примерно такая же сумма. Интересно, доход от телетрансляций, на который рассчитывают в первом дивизионе, поможет клубам оставить расходы на том же уровне, но залатать при этом прорехи в бюджете?

Почему мы не говорим о нравах трансферного рынка и о принципах ценообразования при купле-продаже футболистов? Почему вместо этого собираемся искать новых спонсоров или, к примеру, отменять лимит? Ведь корни проблем - одни и те же: безумные траты, выплаты, бонусы и премиальные, которые и задирают стоимость любого футболиста до небес. При том, что частный клуб, к примеру, оплатит какому-нибудь агенту его немыслимые требования и забудет об этом страшном сне, а бюджетный, как это чаще всего бывает, заплатит вдвойне, после чего вернет половину суммы самым банальным откатом. Да еще и будет кричать потом о прорехах в бюджете. Неужели и к этому клубы подталкивает ПФЛ?

Нам настолько нужна система "осень - весна", что мы готовы пойти на ломку всего и вся, пусть даже у системы "весна - осень" нет очевидных недостатков, а у нас - инфраструктуры, подготовленной для перехода. Нам мешает лимит, принятый в интересах сборной, и мы собираемся отменить его в интересах нескольких клубов, сохранив наш пещерный футбольный рынок. Мы жалуемся на бедность, но при этом погрязли в чрезмерных тратах, которые, как ни странно, устраивают не только получателей денег, но и самих плательщиков.

Не с этого ли нужно начинать, прежде чем что-то ломать, граждане?

А ЗНАЕТ ЛИ САМ?

Агентский оброк вынужден платить каждый из профессиональных российских клубов. В большинстве случаев бремя выплат ложится на бюджетные либо совершенно нефутбольные организации. В том же Ярославле, как я понимаю, на ликвидацию долгов брошены шинники, нефтяники, энергетики, строители и т.д. Неужели руководители соответствующих компаний настолько любят футбол? Или им некуда вложить прибыль? Или их заставляют вопреки собственной воле? А может, они, извиняюсь, просто дураки и готовы тратить заработанное непосильным трудом на благо агента Барбозы?

Премьер-министр штампует распоряжения о финансовой помощи "Томи" и "Крыльям Советов". Никто из руководителей, наделавших долгов, не преследуется при этом в уголовном порядке, в крайнем случае - оставляет свой футбольный пост. Не думаю, что Владимир Путин принимает решения с бухты-барахты, под влиянием эмоций. Наверняка для него предварительно готовят докладную записку, а может, и проект решения.

Очень хотелось бы посмотреть на те записки и проекты. Указано ли в них, по каким офшорам и агентским конторам разошлись уже потраченные деньги и по каким разойдутся вновь выделенные? В курсе ли премьер, что наш футбол уже давно требует не волюнтаристских спасений и профилактических рублевых инъекций, а оптимизации расходов и глубокого всестороннего лечения? Знает ли он, сколько детей можно было бы воспитать в футбольной школе на барбозовы заработки, которые мы всей страной обеспечиваем? И сколько стадионов построить на зарплату легионеров, вывозимую из России, между прочим, а не остающуюся внутри нашего рынка?

Неплохо бы вспомнить и о судействе, которое, конечно же, развалила злая ПФЛ, не иначе. В стране есть как минимум два подразделения, уже давно окруженных славой специфических закрытых систем и отторгающих людей с иными жизненными правилами: ГИБДД и футбольные судьи. В других структурах единичные исключения, говорят, возможны. В этих - нет.

Неделю назад знакомый рассказал о гаишнике, носившем погоны дней пять, не больше. Как только ему стало ясно, что он обязан давать наверх, но не может в силу собственной честности брать снизу, человек написал заявление об уходе.

О футбольных рефери я слышал еще более красочные истории. Лишь в адрес одного из них прозвучало: "Не берет". А если точнее: "Не беру", поскольку слова эти в приватной беседе тот судья сказал про себя сам.

Общаюсь со многими арбитрами, не испытывая к ним человеческой неприязни. Охотно жму по утрам руку соседу Эдику, майору ГИБДД: нормальный вроде мужик. Но понимаю при этом и другое: они - иная система. И чем быстрее мы эту систему выстроим заново, тем более привлекательной станет Россия - как футбольная, так и вся остальная. В противном случае система сожрет всех и вся, как сжирает она сейчас частные клубы, вошедшие в наш футбол с честными вроде бы помыслами и спортивным идеализмом, а затем очень быстро все уловившие и подчинившиеся грустным общим правилам игры.

...В заключение затрону еще одну тему. В руководящие органы РФС недавно включено несколько чиновников, занимающих высокие государственные посты: два вице-премьера, председатель счетной палаты, министр юстиции и его заместитель. Сергей Фурсенко объяснил их избрание необходимостью усилить футбольную вертикаль политическими тяжеловесами, которые мелочовкой заниматься не станут, но важные решения продавить, если что, помогут.

Тяжеловесы - это хорошо. И мелочовка им, несомненно, ни к чему. Однако креслу члена исполкома РФС по большому счету все равно, большой политический вес у сидящего на нем человека или не очень. Главное - ответственность, которую принимает на себя каждый футбольный руководитель и его голос при голосовании.

Так вот ответственность эта с недавних пор лежит и на наших государственных мужах. Развалят что-нибудь, не выполют сорняки, не вычистят конюшни, - никто из них не скажет потом: "Извините, я был тяжеловесом и отношения к этому не имею". Потому что голосовал, потому что руководил, потому что принимал решения.

А построят, выполют, вычистят - глядишь, и телевидение к "Шинникам" с "Уралами" потянется, и играть первый дивизион станет наконец теми самыми одинаковыми мячами, которые "несомненно повысят качество футбола".

 

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости