20 января 2022, 18:30

«Ежедневные ПЦР-тесты — инструмент для манипуляций. C их помощью нашу сборную могут подставить на Олимпиаде». Предупреждение Александра Смирнова

Александр Смирнов: «Ежедневные тесты — инструмент для манипуляций. Сборную могут подставить»
Дмитрий Кузнецов
Обозреватель
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Интервью призера чемпионатов мира.

Чемпионат Европы в Таллине завершился, состав олимпийской сборной России назван — теперь остается только ждать Олимпиады в Пекине. «СЭ» обсудил прошедший и предстоящий турнир с двукратным чемпионом Европы и двукратным бронзовым призером чемпионата мира в парном катании Александром Смирновым.

Смирнов — не только один из выдающихся российских фигуристов в парах начала XXI века, но и консультант в группе Тамары Москвиной, так что его мнение о ситуации в сборной России перед Олимпийскими играми особенно ценно. Да и говорит Александр крайне редко.

Вопреки ожиданиям фанатов группы Москвиной он не стал критиковать результаты чемпионата России, которыми явно были недовольны даже Александра Бойкова и Дмитрий Козловский. Зато предложил нестандартную схему решения вопроса с Елизаветой Туктамышевой.

Тамара Москвина, Юка Кавагути и Александр Смирнов. Фото Александр Вильф, -
Тамара Москвина, Юка Кавагути и Александр Смирнов.
Александр Вильф, Фото —

Иногда меняемся партнерами с Мишиной и Галлямовым

— Александр, прежде всего для понимания — какова ваша роль на катке Тамары Москвиной? Вы принимаете участие в тренировках?

— Тамара Николаевна приглашает нас с Юко, когда ей нужна практическая помощь. Мы что-то показываем, даже иногда меняемся партнерами. То Александр делает какой-то элемент с Юко, то я с Анастасией.

В этом сезоне с Дмитрием Козловским и Александрой Бойковой также работали, с ними занимаются еще и специалисты по танцам, но не на льду, а бальники, чемпионы Европы и обладатели многих наград и медалей. Имена мы не можем разглашать до окончания Олимпиады. Задача была повысить вторую оценку и представление пары. Основную работу делают Тамара Николаевна Москвина и Артур Минчук, а мелочи доверяют другим специалистам.

— Вспомнилось, как на новогоднем шоу в Петербурге Александр Галлямов вами восторгался — мол, он так не может, как Александр Викторович.

— В парном катании всегда были одни из самых культурных, дружелюбных фигуристов, если брать все виды. Так что они положительно отзываются обо мне, а я теперь о них. Это не шутка, ребята показали фантастический прокат! Теперь Анастасии и Александру уже я должен выразить свое восхищение.

— Вам не скучно было Евро вообще смотреть? Опять все наших обыгрывают.

— В парном катании конкуренции не хватало, это правда. Я видел там ребят, с которыми в одно время еще мы катались, и они были одиночниками, а теперь они в парах. Но много тренеров из России работают с иностранцами, Европа может подтянуться. Вопрос, насколько наша школа еще уйдет от них за это время.

— Но проблема в развитии парного катания есть?

— Наоборот, сейчас идет рост! Пар стало больше, уже приходилось отбираться в произвольную программу. В связи с эпидемией в Европе были более жесткие ограничения, предположу, что у зарубежных фигуристов было меньше возможностей тренироваться. Те пары, которые тренировались в России, попали в десятку. Но я вижу, что развитие идет. А в остальном мире упадок, кроме Китая. На Олимпиаде мы будем смотреть борьбу трех наших пар и одного китайского дуэта.

— Может, России стоит перейти в Азию? И участвовать в чемпионате четырех континентов?

— Думаю, это невозможно. Не было никогда таких предложений. Хотя я вот мог выступать за Японию, когда катался с Юко Кавагути. Если бы поступило хорошее предложение, в случае поддержки федерации, обеспечения тренерами я бы поменял гражданство. Но в Японии намного сложнее это осуществить, на уступки не идут.

— Если бы вам дали пару месяцев потренироваться, четвертое место на Евро заняли бы за тремя нашими парами?

— Пары месяцев бы не хватило. Но, не принижая других, за десяточку мы могли бы побороться. (смеется)

Игорь Москвин шутил бы над каскадом Тарасовой и Морозова

— Если брать результаты чемпионата Европы у пар — все по делу?

— В принципе да. Первое место безоговорочно за Настей и Сашей, две программы скатаны идеально. Как говорят дискометатели, даже ветер в ту сторону дул. Все совпало — эмоции, состояние, исполнение элементов. Не к чему придраться. Если это было так по телевизору, то вживую еще лучше.

Женя и Володя показали одно из лучших выступлений в сезоне по количеству ошибок — их практически не было. Одна претензия может быть у судей — ну очень далеко партнеры находятся в прыжке друг от друга. Если бы Игорь Борисович Москвин, царствие ему небесное, увидел такие тулупы, он бы шутил над нами еще месяц: «Тут на катке два неплохих одиночника, может, в пару их поставим?»

Один у одного борта прыгает, другая — у другого. Для парного катания это никак. Но у них были скорость, презентация, свой выработанный и более взрослый стиль, чего всем остальным не хватает. Подтянут прыжки за предстоящие пару недель, дай бог — и в бой.

— Что по Бойковой и Козловскому?

— Ребята готовы очень хорошо физически, но они начали перегорать. Из-за ошибки в короткой затряслись в произвольной, было видно, что все заходы нервные. Дмитрий на прямых ногах, Александра дергалась, они это не показывали, никогда. Но это олимпийский сезон. Я желаю ребятам удачи, но самое важное, чтобы в паре равновесие восстановилось, и тренер всегда подскажет, как встать на этот путь. И поможет. А у нас самые лучшие тренеры!

— Многих удивило, что между идеальными, как вы говорите, Мишиной/Галлямовым и Тарасовой/Морозовым всего три балла.

— Можно взять базу. Сальхов + ойлер + сальхов по базе сильнее, чем каскад из тулупов. Нас с Юко тоже в свое время за два четверных элемента поощряли. Либо давайте тогда прыгать одинарные, показывать «ласточки» и смотреть, кто лучше «цапельку» сделает.

За усложнение судьи накидывают, да, пусть это прозвучит немного вульгарно. Но Тарасова/Морозов получили очень много плюсовых оценок за исполнение, подкрутки, выбросы, все элементы, поэтому догнали. Так что итог по делу.

Туктамышева заслужила олимпийский командник

— Тренер Максим Траньков сказал, что Тарасова и Морозов заслужили командник. Согласны?

— От вас слышу эти слова, но согласен, что заслуженные фигуристы, которые много лет катаются, должны получить шанс в нем выступать. По мне, так и Елизавета Туктамышева заслуживает командник. Этот сезон она показывала очень хорошие результаты. Единственный прокат, который она провалила, — короткая на чемпионате России. Надо дать шанс и ребятам, и Лизе, если бы я мог на это влиять. Когда ребята в таком возрасте выходят на Олимпиаду, еще и на командный турнир, они понимают, чего это стоит, и выложатся на полную. Не дадут поблажек и будут биться.

— Переходя к женщинам — вам не показалось, что парные соревнования были поинтереснее женских?

— Я смотрел полностью мужчин от начала до конца — и вот их было смотреть очень интересно. У женщин, по сути, интересны были две последние разминки. Сенсацию сделала Анна Щербакова, в нее начали терять веру, даже топить, мол, «Анечка, уходи». А она собралась и показала лучшее из возможных выступление. Короткую и произвольную программы будто два разных человека катали.

— Много ли таких случаев в фигурном катании? Потому что Анна регулярно каким-то удивительным образом восстает из пепла.

— Согласен, она ярчайший пример. Но и у нас с Юко было схожее — как-то на «Гран-при Японии» не успели акклиматизироваться и в короткой два раза упали, а на следующий день выиграли с шестого места, обойдя Савченко/Шолковы. Если ты веришь в себя, тренера, все получится.

— Вы сказали, что Щербакову начали «топить». У вас не было после короткой программы сомнений относительно ее участия в Олимпиаде?

— После произвольной сомнений уже нет. Обожаю Елизавету, мы друзья, но после такой произвольной, какую выдала Анна, вопросов ни у кого быть не может, включая федерацию. В короткой — то ли программа не ее, то ли правда какая-то травма. Там она мне не понравилась. И насколько восхитила, как и Камила, в произвольной — я перед телевизором стоял весь прокат.

— Нет ощущения, что если бы Трусова притормозила со сложностью, то легко бы была второй?

— Вопрос, что преследует сама Трусова и команда Этери Георгиевны. Возможно, они хотели еще раз попробовать самый сложный контент. Понимали, что в тройке будут все. Больше сомнений ведь вызывала Анна, не Александра. Никто не понимал, что за состояние у нее. А Саше и тройной аксель включили, который она не любит. Но мы ведь видели на тренировках, в том числе и в Таллине. Надо было проверить, сработает ли в соревновательном формате, как и пять четверных.

Бросать на четыре оборота партнершу — тоже непростое дело, знаете. Но, помню, мы больше двух четверных не делали. Я не представляю, как она пытается сделать пять. Там опустошение после каждого элемента такое! Она молодец, героиня. И настоящая Русская Ракета!

Евгений Семененко. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Евгений Семененко.
Дарья Исаева, Фото «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Семененко подвела психика

— Давайте про парней скажем. Могло ли быть лучше?

— В короткой парни огромные молодцы, но из-за того, что у Андрея рейтинг выше, он выступал в последней разминке, а Марк — в предыдущей. Судьи не могут давать самые высокие оценки, когда ты в середине, они должны оставить задел. У Марка была самая яркая и зажигательная короткая, потом уже у Андрея, но ему, будем считать, повезло. Хотя, может, и не повезло — потому что произвольную ему уже пришлось закрывать, а это очень тяжело. Но все они втроем с Женей — представители разных школ и стилей. Это здорово и интересно.

— Последним катать тяжело, потому что знаешь оценки? Это все лукавство, что на них не смотрят?

— Мне выходить после звезд было тяжело. Но есть много приемов, как от этого абстрагироваться, и Тамара Николаевна им учила.

— Поделитесь?

— А вы приходите к нам на тренировку, в клуб Тамары Москвиной либо в мой клуб «Мастер». Мы даже взрослых катаем. Там все и покажем. (Смеется.)

— Хорошо, те, кому надо, услышали. Но наши парни могли делать полный подиум, как девушки? Или что-то европейцам надо было отдать?

— Я хочу просто сказать, что последняя разминка у мужчин была загляденье. Как Васильев начал — амплитудные прыжки, обалденная программа! Как Алексей Ягудин сказал — впервые он увидел четверной сальхов! Но там вся программа хорошо поставлена, она энергичная. Его высокие баллы сомнений не вызывают.

Грассль, видно, был сосредоточен на прыжковой базе, короткую катал больше с душой, в произвольной он боролся за прыжки. Разница по катанию была большая. Но четверные он сделал, включая лутц, у нас его делает стабильно только Трусова.

Наши же — без такого опыта, тот же Женя. Думаю, его немного психика подвела, вот и начал не справляться со сложными элементами. Но каждый он буквально вытаскивал, изнемогал. Страшные были положения — нога сверху, лицо снизу. И даже к таким прыжкам он каскады добавлял. Но впечатление и надбавки, конечно, испорчены. Лучше поставить прыжок легче, но в прекрасном исполнении. Это нонсенс новой системы.

— Нонсенс?

— Ну, как нонсенс, я согласен, что лучше чистое исполнение, чем эти потуги.

Что касается Марка, во время его выступления тоже подпрыгивал, кричал: «Держись!» Потому что он классный, светлый человек, который работает каждый день, и не только над физической формой, но и над психологической. Он понимает, что именно в этой форме он будет представлять нашу страну. И продолжает при этом разрываться душевно, пишет картины. Я обеими руками за него. Помарочки были, но отрыв от четвертого места позволял выиграть.

— Мозалев мог до подиума дотянуть?

— Андрей не нюхал пороху еще такого, и хорошо, что он сделал это теперь. Это запас на будущее. Он прочувствовал, каково это — закрывать соревнования, когда все смотрят только на тебя. Чуть не получилось, начало произвольной скомкал, но не развалился, сделал несколько четверных во второй половине. Радостно, что школа фигурного катания в Петербурге не дает сбоев.

У них всех большое будущее, главное, чтобы они дальше работали и не зазнавались. Все по медальке уже имеют, потому что малая медаль — это тоже медаль.

— А вы знаете примеры зазнавшихся?

— Да, было такое, и в одиночном катании, и в парном. Тут важен и тренер — он должен вовремя дать пинка, чтобы фигурист не успел зазнаться и не почувствовал себя великим.

— В объявленном составе на данный момент Мозалев и Коляда, отцепили Семененко. Справедливо?

— Я не тот человек, который должен решать, но, по-моему, были нужны дополнительные прокаты, потому что молодые ребята сейчас в оптимальнейшей форме. Я бы взял всю первую восьмерку чемпионата России и устроил бы прокаты. Один раз у нас такое с Юко было, когда я пропустил из-за травмы чемпионат России, — мы восстановились за месяц и выбили себе путевку.

Молодым надо давать шанс, а опытным — не расслабляться. Иначе молодые и красивые наступят на пятки. А потом опытные спортсмены нам в интервью расскажут, как они устали и из-за этого международный старт проиграли.

— Это вы на Коляду намекаете, что ли?

— Нет, нет. У Михаила, возможно, сейчас травма. Я сам словил перед Олимпиадой такое — перетренировка. Мы были уже готовы, на контрольных прокатах единственные, кто обе программы с полным набором катал, а остальные пары еще даже близко не были. Но перегрузились, уже в октябре были готовы к Играм. Возможно, его постигло нечто схожее. Но не думаю, что он успел зазнаться.

Елизавета Туктамышева. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Елизавета Туктамышева.
Дарья Исаева, Фото «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Как бы мы ни были страшны — нас могут придержать другим способом

— По своему опыту можете рассказать: борьба за состав в сборной действительно такая кулуарная битва под ковром? Или это преувеличено?

— Как спортсмен могу вам сказать — меня учили и первый тренер Лариса Яковлева, и нынешний Тамара Москвина — надо быть на голову выше, чтобы никто ничего не говорил.

— Ну, это такая типичная фраза.

— А спортсмены никогда про эти разборки не знают. Их туда просто не пускают. Все решают федерация, тренерский совет, ОКР. Спортсмен может даже не знать. Это все глупости — что все всё знают. Спортсмены без понятия обычно, им сказали — будешь запасным, готовься, они и готовятся.

— Кого бы вы поставили в командник у женщин?

— Я бы ставил Туктамышеву и Щербакову соответственно на короткую и произвольную. Валиева и Трусова в личном турнире медали и так заберут. Пары — все хороши, не знаю, тасуйте или нет. Танцы для меня вещь субъективная, и мы не можем сравнить. Французов не было, американцы выступали дома. А мужиков надо везти человек пять и на месте решать.

— А как мы Туктамышеву-то включим? Это надо замену делать, травму имитировать по идее как-то.

— Но привезти-то мы ее можем? Анекдот. Бабушка Изи поспорила с Изей: если он не съест ее 25 пельменей — на мытье посуды. Изя согласился и, доедая 24-й пельмень, увидел, что 25-го в тарелке нет. Вывод: внимательно читайте контракты! Всегда можно найти лазейку, и надеюсь, что наши официальные лица смогут это сделать. А если вдруг, не дай бог, ПЦР-тест дурацкий окажется положительным, то мы обязаны иметь право на замену, тем более.

— Ежедневные ПЦР-тесты — перебор?

— Согласен, причем все знают, что они могут быть разные. Илон Маск год назад в разных лабораториях сдал ПЦР, и везде результат менялся.

— Инструмент для манипуляций?

— Да. И как бы им не воспользовались нехорошие люди и не подставили нашу сборную. Я за это переживаю больше, чем за результаты наших ребят. Уверен в них, виделись на шоу после чемпионата России, они заряжены, хотят работать. И останавливает сейчас уже не ношение маски, а вот эти тесты, которыми можно просто запретить соревноваться. Как в случае со шведом Николаем Майоровым. Хорошо знаю его брата Сашку, очень обидно за них. Но шведы у нас долгожители, еще приедут, за них тоже будем болеть. Но что точно — как бы мы ни были страшны, нас могут придержать таким способом.

Новости