«Было очень больно, но мне сказали: «Фехтуй!» Героическая Марта Мартьянова — о своем подвиге в Токио

Артем Бухаев
Корреспондент
31 июля 2021, 14:35
Марта Мартьянова. Фото Reuters
Рапиристка, которая с травмой помогла сборной России выиграть золото Токио-2020, поделилась эмоциям после возвращения на родину.

Российские рапиристки в финале Олимпиады против Франции пережили настоящую драму. Падение Мартьяновой, травма, непонимание, что делать дальше. Осуществить замену по правилам нельзя. А отказ продолжать бой означал бы снятие с поединка. И никаких золотых медалей, побед и праздника. Марта Мартьянова смогла перебороть себя, встать на ноги и показать все, на что она способна. Объяснить, как это возможно могут только спортсмены, которые каждый день превосходят себя. Корреспондент «СЭ» пообщался с Олимпийской чемпионкой Мартой Мартьяновой — о травме в финале, эмоциях от Олимпиады и поддержке команды.

Год назад я точно не попадала в сборную

— Какие эмоции после возвращения?

— Я вообще не пойму, где нахожусь. Очень приятно на душе, как бальзам.

— Как вам организация Олимпиады?

— Японцы очень дисциплинированны, у них все четко должно быть, нельзя сделать шаг влево-вправо. Они везде направляют. По организации все было отлично.

— Не хотели еще остаться в Токио?

— Мне хотелось посмотреть командную саблю. Но сидеть и болеть за наших девочек еще более волнительно, чем фехтовать. Там просто разрывается все, понимаешь накал страстей и ответственность — даже без зрителей.

— Вы же могли не попасть на эту Олимпиаду. Главный тренер Ильгар Мамедов говорил, что был некий отбор с Анастасией Ивановой. Расскажи эту историю.

— Год назад я точно не попадала в сборную. Но из-за карантина был большой перерыв, на соревнованиях в Катаре я каким-то образом заняла третье место. Тренерский совет дал нам самим шанс выбрать, кто поедет на Олимпиаду. И я подумала, что его нельзя упускать. Но решила: будет как будет. На сборе у нас был личный спарринг с Настей Ивановой до двух побед. Первый день выиграла я, потом она, а в третьем уже все решилось.

— Мамедов говорил, что в федерации было много недовольных вашей поездкой на Олимпиаду. Что вы им ответите?

— Не хочу об этом даже думать. У всех своя картинка. Думаю, Настя Иванова тоже смогла бы принести золото. Но я уже говорила, что для меня на Олимпиаде была команда мечты.

Эти соревнования отличаются зашкаливанием эмоций

— Как переломили себя после не самого удачного полуфинала с американками?

— Я вышла на первый бой, было все размыто. Эти соревнования отличаются зашкаливанием эмоций. Мамедов мне сказал, что здесь поможет только характер. Я попыталась сконцентрироваться и делать то, что он мне подсказывал.

— Какие были мысли в голове после травмы в финале?

— Мысли были скорее до травмы. А потом была только мысль, что надо вставать и делать все, что ты можешь и не можешь. Там мысли пролетают за секунду вообще.

— Что вам говорили Мамедов и физиотерапевт?

— Уже не помню, если честно. Помогли мне с ногой и говорили: «Фехтуй!»

— После финала вы выезжали из зала на коляске. Вообще было невозможно наступать на ногу?

— Сыграл большую роль адреналин. Мне было больно, но я смогла бороться. Потом я расслабилась, и нога начала распухать.

— Как поддерживали девчонки?

— Да мы просто тихо праздновали победу, тихо были в своих эмоциях.

— Что за характер травмы?

— У меня на правой ноге были частичные надрывы. Сейчас доктор сказал, что у меня вообще разрыв. Но я думаю, что в таком случае я бы сейчас не ходила. Скорее всего, маленький надрыв.

— Вы в курсе, что вам «Ак Барс» подарил именное место на арене?

— Да, мне Аделина Загидуллина сказала об этом. Я в шоке. Но вообще за хоккеем не слежу, еще ни разу не была. Теперь, конечно, схожу. Мне интересно.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
1
Офсайд