«Отличная мотивация для молодых ребят — называть их слабыми для Олимпиады». Этого гребца мы сами не пустили на Игры

20 июля 2021, 19:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Артем Косов: «Отличная мотивация для молодых ребят — называть их слабыми для Олимпиады»»

№ 8485, от 21.07.2021

Артем Косов. Фото Instagram
Артем Косов не полетел в Японию из-за решения национальной федерации, хотя имел на это полное право

Перед стартом Олимпиады в Токио и так не самая большая российская заявка потеряла нескольких спортсменов. Самая обидная и странная история случилась с нашей четверкой по гребле. Два участника команды Павел Сорин и Никита Моргачев сдали положительные тесты на мельдоний, и их отстранило от Игр-2020 ВАДА.

Но у России была возможность заменить ребят запасными. Артем Косов и Николай Пименов уже начали тренироваться с Александром Матвеевым и Никитой Еськиным, правда в таком варианте четверку не заявила уже Федерация гребного спорта России. По мнению руководства федерации, «уровень мастерства дублеров не соответствует олимпийским стандартам». В результате наша лицензия отошла Литве, а Косов с Пименовым не полетели в Японию, хотя имели на это полное право.

«СЭ» поговорил с Артемом и узнал его точку зрения на конфликтную ситуацию.

Можно было оценить порыв молодых ребят, а не оскорблять их

— Федерация могла заявить экипаж — и, несмотря на отстранение двух наших спортсменов, четверка все равно бы выступила на Олимпиаде в Токио, — но не стала этого делать. У вас есть понимание почему?

— Действительно, федерация могла так поступить и поменять отстраненных ребят. Были люди на замену, но их в заявку включать не стали. Честно скажу, для меня это шок. Оспаривать решение федерации я не буду, но я недоволен. Мягко скажем.

— Федерация утверждает, что запасные не подходили для олимпийской сборной по своему спортивному уровню. Это справедливая характеристика?

— Такая формулировка для пацанов оскорбительна. Они тоже тренируются, готовятся. Почему их называют неспособными выступить на Олимпиаде, неподходящими по уровню? Вряд ли такая оценка их стараний станет хорошей мотивацией для молодых спортсменов. Парни вышли на замену, готовы были поддержать нашу команду в трудную минуту. Можно было, наоборот, оценить их порыв... Но сделали так, как сделали. На мой взгляд, это неправильно.

— То есть теоретически побороться за успешное выступление в Токио вы могли бы и с запасными?

— Олимпийский девиз, насколько мы знаем, гласит — главное не победа, а участие. Было бы круто поехать. Хотя бы попробовать. Думаю, мы пока не все детали этой истории знаем, есть белые пятна. Скоро все выяснится, узнаем, почему мы не поехали. Какая настоящая причина. Пока что мы видим только верхушку всего айсберга.

Пименов — гребец номер один, и его лишают Олимпиады

— С вами кто-то из федерации связывался, обсуждал возможные варианты действий?

— Со спортсменами — нет, никто. Нам уже объявили по факту. В субботу днем мне сказали, что можем поехать под личную мою ответственность. А уже в воскресенье сразу после тренировки нам сказали, что страна снимает свою заявку.

— Где вы находились в этот момент?

— 1 июля поехали в окрестности Токио, тренировались там. Лететь собирались всей четверкой, но в Шереметьеве, уже перед вылетом, узнали о проблемах у двух ребят, так что полетели вдвоем с Пименовым. Тренировались, ждали дальнейшей информации. Сначала думали, что-либо отстраненные быстро решат свои вопросы, либо запасные приедут к нам в Японию. Но у них свои графики — Матвеев, например, только что вернулся с первенства мира до 23 лет. Так что собраться всем удобнее было бы уже в России. 11 июля вернулись в Москву, чтобы скататься с новым экипажем, тренировались до последнего дня, и за пару дней до начала Игр нам сообщают, что мы не едем.

— До этого вы ни разу вместе с Матвеевым и Еськиным не выступали?

— Нет. Они молодые, а мы уже ветераны. По крайней мере я так точно. А Коля Пименов, на мой взгляд, безусловный номер один в гребле в России. И мы берем и оставляем дома самого сильного спортсмена, он не принимает участия на Олимпиаде даже в качестве запасного. Разве это нормально?

Внутри команды проходит расследование с полиграфом

— Похожая история произошла с вами пять лет назад перед Олимпиадой в Рио, когда вашу готовую четверку разбили прямо перед Играми. А вы ведь реально претендовали на медаль...

— Тогда была откровенная задница. Если честно, меньше спорта было, больше политики. Сейчас я бы на офицеров ВАДА не косился, нужно искать внутри своей команды, кто бы мог это сделать.

— Вы полетели в итоге в Бразилию в новом для себя составе, и успеха добиться не удалось. Возможно, на это и намекала федерация гребли, что без совместных тренировок у вас не получится хорошо выступить?

— Постойте, но ведь какое-то время мы успели вместе потренироваться. Да и не хочется заниматься домыслами. Для нас их решение было шоком, мы его не понимаем. Пусть они и дают комментарии на этот счет, это не моя ответственность.

— С отстраненными ребятами вы говорили?

— По кодексу ВАДА я не имею права общаться с дисквалифицированными спортсменами. Ни в какой форме. Скажем так, через посредников говорили. Внутри команды проводится расследование, мы уже прошли полиграф, по возвращении из Токио полиграф пройдут остальные участники сбора. Будем выявлять, кто причастен к этой истории. Это уже дело чести.

— На днях мы видели пример реабилитации незаслуженно обвиненных в допинге ребят — пловцов Вероники Андрусенко и Александра Кудашева. Наверняка была надежда, что и гребцов оправдают, к тому же не просто так была вскрыта проба Б?

— Каждый случай с допингом строго индивидуальный, не стоит сравнивать их историю с нашими. Проблема в том, что за семь лет никто так и не научился у нас грамотно защищать в суде спортсменов. Уровень спортивной юриспруденции слабый. Только единичные случаи, когда спортсмена оправдывают. Но мы все равно надеемся, что с ребятами все будет хорошо, а крыса будет найдена. Подумайте сами, Моргачеву уже 40 лет, не сегодня завтра он закончит карьеру. Никита вообще ответственный в команде за антидопинг, объясняет всем нам на сборах как заполнять дневник ADAMS, какие есть нововведения у РУСАДА и ВАДА. Он лучше всех разбирается в этих нюансах, и тут у него находят мельдоний. Просто смешно.

— То есть вы точно верите в чистоту Сорина и Моргачева?

— Не то что верю — я уверен в них. В крови зараза есть, но вот как она там оказалась... Явно не по их инициативе, нужно адекватное расследование.

Принимать мельдоний — это спортивное самоубийство

— Есть мнение, что мельдоний несправедливо включили в список запрещенных веществ. Вы с ним согласны?

— На дороге меняют направление движения, ставят кирпич. Мы же не будем спорить с ГИБДД и ехать по встречной полосе? Нужно соблюдать установленные правила. К тому же мы работаем с иностранными специалистами, они против любого допинга. Из медикаментов мы принимаем только фосфоглив для печени и рибоксин. Остальное — только БАДы.

— Правда, спортсмены страдают от болезней сердца. Взять хотя бы историю с комой футболиста Кристиана Эрискена. Мельдоний мог бы помочь в этом случае?

— Нет, не думаю. Сердце остановиться может у каждого в любой момент, подстраховать всех не получится. Помню, у нас в Казани умер лет 20 назад парень на просмотре у баскетбольного УНИКСа, тромбы. Мой друг Андрей Коленковиец так умер в номере. Грустно, но бывает такое. И милдронат не спасет, это не препарат, а пустышка.

— И полная глупость его после запрета принимать.

— Да это спортивное самоубийство. Жрать его — суицид. Никто в здравом уме на это не пойдет. Я сначала даже и думал, что очередной «заговор» против России, потому что мельдоний наравне с шапкой-ушанкой, балалайкой и водкой стал стереотипным символом страны.

Стыдно смотреть в глаза жене — месяцами не был дома, и ради чего?

— Руки не опускаются, глядя на такую несправедливость? Мыслей завершить карьеру нет?

— Буду дальше работать, этот сезон надо бы закончить, выступить на чемпионате России. Сдаваться не собираюсь, буду готовиться, думать, что делать дальше. Есть интересный вид спорта — прибрежная гребля. Попробую себя там. Обидно будет терять подготовку, мы очень вкладывались в олимпийский сезон, и хочется на деле реализоваться. С нами сотрудничали итальянский и литовский тренеры, мы проделали колоссальную работу с ними. Это видно было по лицензионной отборочной регате в Швейцарии. Выиграли пять лицензий — это показывает реальный уровень российской гребли сегодня. И не хочется, чтобы все эти усилия были впустую, просто так.

— Вы столько сил отдали за олимпийскую лицензию, а федерация отдает ее просто так Литве.

— Да, верно. А что поделать? Вот литовцы полетели в Токио, не испугались, что они «слишком слабые» для Олимпиады и недостойны там выступать. Ничего, их совесть не мучает.

— Будете смотреть Олимпиаду?

— Не знаю, пока что отхожу. Тяжело будет, особенно моей жене. Она даже больше меня переживает, стыдно смотреть ей в глаза. Не было меня месяцами дома, она это терпела, видела меня несколько дней в году... И вот ради чего? Она меня спрашивает, зачем я столько сил и времени на спорт тратил. Да и ответить нечего.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
10
Офсайд
Предыдущая статья