«Когда играл Чайковский, в концовке хотелось исполнить танец африканского племени». Трефилов, Алексеев и гандболистки рассказывают про Олимпиаду

12 августа 2021, 13:00

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Когда пели гимн на Красной площади, оторвались за всю Олимпиаду»»

№ 8502, от 13.08.2021

Гости «СЭ» Евгений Трефилов, Екатерина Ильина, Ксения Макеева и Алексей Алексеев. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Анна Вяхирева. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Сборная России по гандболу. Фото AFP Сборная России по гандболу. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Владлена Бобровникова. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Интервью гандбольных героев Токио-2020.

Женская гандбольная сборная на прошедшей Олимпиаде в Токио пережила уникальную историю перерождения. После провального начала и разгрома от Швеции со счетом 24:36 девушки проснулись и дошли до финала, где уступили Франции. Тем не менее российские гандболистки — самая успешная команда по игровому виду спорта в стране с золотом и серебром двух Олимпиад подряд. На это неделе в гостях у «СЭ» побывали творцы этого успеха — игроки сборной Екатерина Ильина и Ксения Макеева, главный тренер Алексей Алексеев и первый вице-президент федерации Евгений Трефилов. Они не только подводили итоги кампании, но и спорили между собой.

С удовольствием пели гимн на Красной площади. Оторвались за всю Олимпиаду

— Как у вас настроение? Выспались после Токио?

Ильина: — Настроение хорошее, очень рады, что вернулись на родину в Россию. Классно, что нас так встретили, столько людей, мы поехали на Красную площадь, спели вместе гимн. Сейчас мы находимся под приятным впечатлением и даже не думаем ни о какой акклиматизации.

— Шампанское наливали? На Красной площади или еще в Токио отметили окончание как-то, может быть?

Макеева: — Не наливали. Было собрание после финала в Олимпийской деревне. Тренеры нас поздравили с окончанием Олимпиады, со вторым местом. Мы сказали друг другу приятные слова, и все.

— Спустя два дня после финала, когда эмоции улеглись, каким словом охарактеризуете второе место? Это все-таки больше успех или разочарование?

Алексеев: — Все равно осталась какая-то пустота, закончился крупнейший турнир. Но все равно это успех. Любое место на пьедестале, тем более на Олимпиаде, я считаю, это достижение. Честно, я еще не пришел в себя. Не знаю, когда приду. После любого промежуточного финиша надо обнуляться.

Трефилов: — Я бы хотел, чтобы Алексеев отходил дольше, до самой весны. А мы пока чемпионат будем проводить. Пока у него будет эйфория, мы хорошо отыграем чемпионат России. У меня свой интерес. (Трефилов — почетный президент клуба «Кубань», конкурента возглавляемой Алексеевым «Лады». — Прим. «СЭ».)

Ильина: — Какой у вас коварный план!

Трефилов: — Если серьезно, я очень рад за девушек и тренерский состав. Рад, что они не опустили планку нашего женского гандбола. В финале сыграть на уровне не удалось. По каким причинам — будем разбираться на внутренних собраниях. Когда я говорю, что я вдвойне рад, то я говорю правду. У меня есть команда, которую надо тоже держать, — а выступили бы плохо на Олимпиаде, интерес к гандболу упал бы, и команды не стало бы. Мне говорили, что я буду смотреть матчи с ехидством. Ничего подобного!

— Вам же уже можно говорить слово «Россия»? Как этот запрет влиял на вас на Олимпиаде?

Макеева: — С понедельника — можно. Да, нам отправили примечания в WhatsApp, что мы не должны в Токио произносить «Россия». Поэтому мы с большим удовольствием пели гимн на Красной площади. Так сказать, оторвались за всю Олимпиаду.

Наш финал прошел 6 августа с Норвегией

— Можете описать, как все там происходило? Обычно на Красную площадь не так просто попасть.

— Мы вышли с самолета, нас посадили в открытый автобус, и мы поехали с сопровождением по Москве. Доехали до Красной площади. Родственникам дали особые указания и пароль, чтобы пройти поближе к сцене.

— Теперь можете его сказать?

Трефилов: — Не надо! Кругом враги.

— Было такое ощущение на Олимпиаде? Предвзятое отношение судей, соперников?

Алексеев: — Нет. Но нам очень помогли норвежцы. Перед полуфиналом поднялось много шума по поводу того, что они так долго ждут этого реванша, буквально лилось от их игроков. Думаю, это с ними сыграло злую шутку, а с нашими девчонками — наоборот. Вот они и дождались. Наткнулись на такую стеночку.

— После финала была критика тренера от ряда игроков — мол, физически были перегружены, просели. Ксения, Екатерина, вы согласны?

Макеева: — У меня такого ощущения не было. Чисто по физическим кондициям я не могу сказать, что чего-то не хватило.

Ильина: — Мне кажется, что в полуфинале с Норвегией мы отдали все эмоции. Было видно, как мы сражались за каждый сантиметр. Потом и плакали, и радовались, и смеялись. К сожалению, к финалу нам не удалось собраться. И физически тоже было сложно. Это была восьмая игра.

Макеева: — Наоборот, к последним играм мы больше прибавили в командной игре, в скоростях.

— Но некоторые ваши партнеры по команде говорили же, что тренерский штаб вас перезагрузил. Полина Кузнецова, например. Эмоции?

Алексеев: — Я в этом вопросе поддержу здесь сидящих девчонок, которые сказали, что нормально себя чувствуют. Именно эмоций не хватило. Наш финал прошел 6-го числа, в матче с Норвегией. Плюс игра была поздно. Мы приехали в час ночи в деревню. Уверен, что девчонки не спали. После такой игры невозможно уснуть. Просто эмоционально недовосстановились. Та же Полина Кузнецова отыграла с Норвегией 60 минут перед финалом. Там ей всего хватило? Если бы мы победили в финале, никто бы об этом не говорил. Все было бы прекрасно. Усталость накапливается, когда проигрываешь.

Анна Вяхирева. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Анна Вяхирева. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Когда вижу Винер-Усманову — хочется честь отдать

— Евгений Васильевич, можете объяснить людям, которые смотрят гандбол раз в четыре года, чего нам не хватило в финале с Францией?

Трефилов: — Алексей правду сказал. Выиграли бы ту игру, и никто бы не вспомнил, какие тяжелые были сборы в Сочи, про что в своих «стаграммах» писали (Так Трефилов назвал Instagram. — Прим. «СЭ»). Я скажу словами профессора Преображенского: «Не читайте русских газет до обеда». Иначе испортится аппетит. В наших газетах половина страниц про футбол — давайте уже пыл поумерим! У нас есть и другие виды спорта. О гимнастике надо писать. Винер-Усмановой удалось создать целую систему подготовки. Я постоянно сталкиваюсь с ней в Новогорске — ее девочки так работают! Может, она иногда им как мама. А так она — жесткий тренер. У нее не забалуешь.

— Спрашивали у нее какие-то советы?

Трефилов: — Я даже боюсь к ней подходить. Как ее увижу, сразу хочется отдать честь. (Смеется.) Я отдаю должное этому тренеру, тренерам по синхронному плаванию. У них тоже не забалуешь. На нос прищепку — и сиди в воде, пока не умрешь. У гандболистов еще все хорошо — воздух есть, жизнь удалась.

— Мы на этой Олимпиаде проиграли шесть финалов в игровых видах спорта из шести. У нас что-то не так с психологией?

Трефилов: — Прежде всего — подготовка. Сначала говорят, что Олимпиада будет, потом премьер-министр Японии говорит, что не будет. Потом Томас Бах приезжает, его на карантин — бах! В этом случае человек начинает то готовиться, то нет.

— Но мы же в равных условиях с соперниками.

— Трефилов: — Значит, там психологи лучше! Шутка, на самом деле у нас хороший психолог был, хоть я в эту науку и не очень верю. Я диванный эксперт, могу сейчас высказываться. Семь человек вытащить эту Олимпиаду не могли. Наша основная нагрузка упала на семерых игроков. В последнем матче все опять легло на двоих-троих. Не поддержали. Передняя линяя не сыграла. А в задней линии я поаплодирую Ведехиной, которая отстрелялась. (Аплодирует.) Я ни в коем случае не хочу упрекнуть Алексеева, мол, он неправильно вел игру. Я сам допускал столько ошибок, что на всех хватит. Но всему есть свое объяснение.

Сборная России по гандболу. Фото AFP
Сборная России по гандболу. Фото AFP

Удивились, что за француженок пришла болеть целая сборная, хотя говорили, что нельзя

— Вот Ксюша Макеева к нам пришла в 2009 году, — продолжает Евгений Васильевич. — Человека надо подготовить, протащить. Эту молодежь надо еще привести. Говорят, неправильно сделали, что восемь человек после Рио оставили. А у нас с конкуренцией проблемы, к сожалению! После вас, Ксюша, кто придет в сборную? Назовите мне фамилии линейных игроков. Я их тоже не назову. Уходят два разыгрывающих, паузу запросили. Ну все, наконец-то я выговорюсь! А то в Японии — заборы, не дали.

— Да вы и в Токио неплохо с трибун кричали.

— Кричать-то можно, душу вывернуть надо. Они вот и пытались закрыть нам рот, подходили.

Макеева: — А почему у французов мужская сборная в финале пришла поболеть за женскую? Было изначально оговорено, что нельзя приходить и болеть на другие виды спорта. А мы выходим на решающую игру и видим, как целая сборная болеет за Францию. Мы удивились.

— Это было какое-то указание от МОК? Я видел много раз, когда даже за вас приходили болеть узбекские боксеры.

Макеева: — Если и приходили за нас болеть, то это было выборочно. Максимум их было несколько человек, а тут пришла целая команда.

Трефилов: — Скорее всего, им сделали исключение, потому что они чемпионы Олимпийских игр. Второй момент — флаг отняли, гимн отняли. Я не хочу никого обидеть, но, когда играл Чайковский, ощущение было, будто солнце встает на Сахалине и медленно идет через весь бывший Советский Союз. Никто не пел. А гимн для того и нужен — мы встаем и ложимся спать вместе с ним. А тут стоят все, надулись. Глухонемые! Что в этот момент хотелось спеть, не знаю.

Макеева: — Я гимн пела!

Трефилов: — Я бы выбрал «Прощание славянки» или «День Победы». То, что никому не понравится. А у нас в концовке хотелось исполнить танец африканского племени. Думаю, у нас сейчас найдутся юристы, средства, чтобы с этим побороться. Мы кто такие? Страна без гимна.

Макеева: — Мы всегда на Олимпиаде, когда спрашивали в деревне, откуда мы, говорили — ROC. А другие страны этого не понимали. У многих были вопросы, что это.

Трефилов: — Что это за страна? В Подмосковье или в Краснодарском крае находится? Я такой страны не знаю.

— У многих создалось впечатление — слава богу, что хоть приехали на Олимпиаду, уже хорошо. Это так?

Макеева: — Да. Очень много ходило разговоров — будет или не будет. В том году в марте нас закрыли на карантин, и никто не знал, как долго это продлится. Видите, как затянулось.

Сборная России по гандболу. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Сборная России по гандболу. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Когда плохо говорят об СССР, хочется в ухо дать

— Екатерина, Ксения. У вас нет в планах взять паузу, о чем упомянул уже Евгений Васильевич?

Ильина: — Думаю, не будем делать сенсационных заявлений. Сейчас нужен будет небольшой перерыв. Дней 5-7.

Трефилов: — Какие 5-7 дней? 16 августа уже турнир ЦСКА проводит. Отдохнула пару дней, взяла форму — и на тренировку.

— Как вы это все терпите?

Трефилов: — Как терпят? Рассказываю случай. У девчонок, которые закончили, у которых по двое детей, тоже спросили, как они это терпят. Они ответили, что нормально. Только потом придет осознание, что получилось, что нет. Сейчас вот мы заявляем, что вот, уходим. А у меня вопрос: вы кем хотите работать? Президентом клуба, главным бухгалтером фирмы? Или лучше подольше поиграть? Есть работа, которую человек должен выполнять хорошо. Вот они и должны понять, какую работу они хорошо выполняют.

Ильина: — Наша работа — хорошо играть в гандбол, лучше уж поиграть подольше.

Трефилов: — Вот-вот! А то — да, все окончили институты. Некоторые не знают, как дверь в институт открывается. Представляете, мединститут так будут заканчивать? Что они нам вырежут?

— Рано или поздно все равно придется завершить карьеру, есть же такая проблема. И что дальше планируете делать? Пойдете на тренера?

Ильина: — Нет.

Трефилов: — А почему вы не хотите на тренера? Будут дети подрастать, вы на них кричать будете так же! Человек должен понять, что он лучше в жизни будет делать. Хорошо было в ГДР, когда человек закончил играть — и мог с привилегиями поступить в институт, чтобы лучше понять, что делать дальше.

— Давайте вернем ГДР?

Трефилов: — Может быть, не знаю. Я вообще всегда жалею о распаде Советского Союза. Когда о нем плохо говорят, хочется дать в ухо. Меня вообще убивают ситуации, когда спрашивают, кто такой Владимир Ильич. Хочется придать ускорения.

Владлена Бобровникова. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Владлена Бобровникова. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Мальдивы гандболистки не потянут

— Алексей Александрович, хочется спросить у вас. Вас жестко критиковали по ходу Олимпиады и Трефилов, и президент федерации Шишкарев. Как вы к такому прессингу относитесь?

Трефилов: — Я не кричу, я советую. Расстояние просто большое.

Алексеев: — На самом деле, критики достаточно. И если честно, и не за что было хвалить. Это была заслуженная критика. Надо относиться с пониманием, все нормально. Наше дело — послушать и делать свое дело дальше. Никаких обид никогда не было и нет. Было очень много слов поддержки — за это большое спасибо. Болельщики и знакомые переживали за нас, говорили, что все хорошо. Для русских (теперь-то можно говорить это слово) это же нормально. Сначала создать себе трудности, а потом героически их преодолеть.

Трефилов: — А что ж вы раньше-то не сказали? Надо было пинка дать.

Алексеев: — У русских есть же анекдоты, где дают пинка, и все получается. А что, так раньше можно было? Ну, вот мы так через это прошли.

Трефилов: — Теперь на чемпионат мира поедем — начнем с ноября пинать.

— Неужели нет желания пропустить чемпионат мира? Небольшой отпуск всем же необходим — съездить вместо ЧМ на море, отдохнуть.

Ильина: — Нет, мы будем готовиться и поедем на чемпионат мира.

Трефилов: — И куда поедешь в декабре на море? Куда? На Мадагаскар? В Африку?

— Есть же Мальдивы. Гандболисты не потянут?

Трефилов: — Нет, конечно, не потянут. Не надо нас путать с футболом, хоккеем, волейболом, баскетболом. Там не такой запас прочности. Ехать туда, а потом смотреть на витрины — не хочется. У большинства гандболистов не такие большие зарплаты.

Алексеев: — На Мальдивы не поедем...

Трефилов: — Нет, можете ехать, пожалуйста. Я же сказал: «До весны съездите отдохните».

Ильина: — Мы на чемпионат мира собрались, вообще-то.

Трефилов: — Съездите во время чемпионата мира. Я могу даже поучаствовать немного. Я могу ошибаться, но с приходом Сергея Николаевича Шишкарева финансовая проблема ушла в сторону. Премии стали хорошие, есть за что побороться. Но надо работать все время, другого выхода нет. Я иногда встаю на работу и думаю: «А может, не вставать?» Человек — это существо ленивое. Надо же попахать. Через «е-мое» встаю.

Ильина: — Ну не знаю. Гандбол для нас — это не работа. Это любимое дело!

Трефилов: — Ой-ой-ой. Это такая же работа. Что у вас, пот по-другому пахнет? Lancome? Gucci? Нет! У всех одинаковый.

— Ничего себе, какие бренды вы знаете. Нет у вас ничего от Gucci?

Трефилов: — Насмотрелся в Японии. Но мне пойдет и «Красная Москва». Еще раз повторю: закончила работать, ушла... А жить на что? Я что, Месси? Пока все великолепно, пока все хорошо. Все говорят, что я трудоголик. Ничего подобного! Так получилось — толкнули, направили. Мне как-то задали вопрос: «Евгений Васильевич, а о чем вы думали от 20 лет до 30?» Я думал об одном в 20 лет — вкусно поесть, поспать и кого-нибудь поцеловать.

Отец Андрей рассказывал нам притчи, настраивал психологически, духовно

— У России пятое место в медальном зачете. Чувствуете ли вы, что Олимпиада прошла хорошо для сборной в принципе? Вы же наверняка успели посмотреть какие-то другие соревнования.

Макеева: — Мне кажется, было бы больше наград в легкой атлетике при полном составе.

Алексеев: — Тяжелая атлетика еще. Мы лишились своих наград.

Макеева: — Да. Наши спортсмены всегда были в призах, основные виды, а тут поехали всего 10 легкоатлетов.

— С кем-то из спортсменов поговорили, когда летели домой? С гимнастками Авериными?

Макеева: — Мне кажется, они настолько сами устали от этих разговоров... Девятичасовой перелет, все проводили время так, как комфортно и удобно. Мы спали. Сейчас в ближайших планах — отдохнуть, встретиться с родными, друзьями. И снова за работу.

— А вы, Евгений Васильевич? Отдыхать будете когда-нибудь?

Макеева: — А он не умеет этого делать, я думаю.

Трефилов: — Начинается! Я тоже умею посачковать, не бойся.

Макеева: — Ага, конечно. Когда такое было?

— Знаю, что в гандболе команде помогал духовник. Если возвращаться к психологии — его работа как влияет?

Ильина: — Да, с нами был отец Андрей. Он очень сильно помогает. Я человек православный, верю в Бога. Я точно знаю, что он нам помогает с точки зрения психологии. Он умный и мудрый человек. Он всегда подсказывал. Но понятное дело, что Бог помогает, но и ты не плошай. Тебе самому нужно работать. Кто, если не ты, сделает результат?

Алексеев: — Согласен. Вера — это личное, конечно, но психологически это сильно помогает. Я тоже общался с отцом Андреем, не собираюсь этого скрывать. Он рассказывал притчи, настраивал психологически, духовно. Что все в наших руках. Но повторюсь: это личное.

— Евгений Васильевич, а в Рио-2016 он помог сборной?

Трефилов: — Помог. Нас воспитывали атеистами. Но когда нам плохо, мы говорим: «Ой, боже». Когда летите в самолете и крылья потрясывает, к кому вы обращаетесь? Мне всегда отец Андрей нравился. Он человек с юмором.

— Евгений Васильевич, если продолжать тему высоких, общецивилизационных материй — вы жестко комментировали появление трансгендеров на Олимпиаде. Вам после этого из МОК не прилетало? У них же разнообразие и толерантность.

Трефилов: — Ну прилетало. И дальше что? А чего нам бояться? Это наша позиция. На коленку припадаем, ножку расшатываем. Хватит уже! Мы же не дипломатические работники. Что норвежка Морк сказала после игры: «Неправильно! Засудили!» Я немного ездил в Норвегию за 20 лет. Всякое бывало. Сейчас в судействе у нас хороший период. У нас ровные отношения со всеми. Это заслуга федерации, а не моя. Пусть говорят! Не нравится — пусть заканчивает. Не поехала Локе на эту Олимпиаду — а у меня другой вопрос: а чего она не поехала? Может, там в слюне что-то обнаружили? Никто об этом не знает. Меня вообще трясет, когда начинают говорить про этот допинг. Сколько своих девчонок знаю — за все время пара человек. И то сдуру съела не ту таблетку!

— Девушки, поедете в Париж-2024?

Макеева: — Конечно, есть желание. Это же Олимпиада! А там — как сложится, как здоровье будет.

— Евгений Васильевич, а вы?

Трефилов: — Не хочу. Скучный город.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
29
Офсайд
Следующая статья