12 июля, 14:45

«Не согласна, что я готовый продукт». Россия и Казахстан не могут поделить победу Рыбакиной

Шеф отдела информации
Читать «СЭ» в
Сама спортсменка не дала однозначного ответа, какая страна внесла больший вклад в ее теннисную карьеру.

Чемпионка Уимблдона Елена Рыбакина сегодня устроила пресс-конференцию в Нур-Султане, на которой дала новую пищу для дискуссий о том, воспитанницей какой теннисной школы ее следует считать. После сенсационной победы в Лондоне 23-летней уроженки России многие россияне захотели разделить этот успех, но это стремление было очень ревниво воспринято в Казахстане — стране, которую звездная спортсменка представляет с 2018 года. И тот факт, что Рыбакина после выигранного финала и снятия с турнира в Гамбурге сразу полетела не к родителям в Москву, а в казахстанскую столицу, — важный нюанс в этом споре.

На пресс-конференции Елена показала свой казахстанский паспорт, закрыв все вопросы о наличии у нее российского гражданства. Согласно законам Казахстана, граждане этой страны двойного или второго гражданства иметь не могут. Ранее вице-президент национальной федерации тенниса Юрий Польский заявил, что Рыбакина является местным налоговым резидентом. Это утверждение стало ответом на беспокойство британцев по поводу того, что часть призовых Уимблдона уйдет в бюджет России, несмотря на санкции против наших теннисистов.

Личность, которую не штампуют на заводе

Начало дискуссии еще до Уимблдонского финала положил глава Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев, заявивший в интервью РИА «Новости», что «Рыбакина — наш продукт». «Конечно, приятно, что она выигрывает. Мы будем болеть за нее в финале, это естественно. В какой-то момент решился финансовый вопрос, ей там, в Казахстане, в этом плане лучше. Каждый вправе сам делать свой выбор», — сказал тогда Тарпищев, невольно обидев казахстанских коллег.

— Считаю неуместным использовать термин «продукт», поскольку мы говорим о личности, которую не штампуют на заводе, а к которой нужно найти подход и ключи, — парировал Юрий Польский на matchtv.ru. — Этим много занимались тренеры и даже лично президент федерации. Огромную работу проделала сама Елена, а также родители. Заслуги ФТР в этом отношении минимальны, хотя конкурентная среда России, безусловно, сыграла свою роль на ранних этапах.

— Она у нас занималась с шести лет и до 18 — какие минимальные заслуги? Просто перетягивают канат, — продолжил спор Тарпищев в издании Чемпионат.com. — Не умаляю заслуг Казахстана, но она продукт нашей школы. Не было бы этих 12 лет, которые она была у нас, то что бы было? Ясно, что продукт нашей школы. Этого никто не может отрицать.

— Если бы у нас были финансовые возможности, возможно, она и не ушла бы. Выбор в пользу Казахстана — это поиск лучших условий, не рвачество, — продолжил глава Федерации тенниса России в разговоре с РИА «Новости». — Это победа нашего тенниса в том числе! Если бы мы в свое время не отдали Казахстану свой третий состав, то о самих теннисистах вообще бы никто не слышал, потому что финансировать их не могли. То есть мы продлили им спортивную жизнь. А Казахстан на их плечах сделал теннис.

Перекупили, иначе это не назвать

В итоге в дискуссию пришлось вмешаться самой Елене. «Я была юниором в первую очередь, и «готовым продуктом» назвать невозможно, потому что переход из юниоров во взрослую, профессиональную карьеру очень сложный. Поэтому с такой фразой я, конечно, не совсем согласна, — отметила Рыбакина на пресс-конференции. — Помимо того что у тебя должна быть хорошая команда вокруг, не у каждого получается вообще продолжать на профессиональном уровне, а добиваются каких-то вершин, мне кажется, единицы».

После того как Рыбакина стала первой в истории Казахстана победительницей турнира «Большого шлема» в одиночном разряде, она была награждена на своей новой родине орденом «Дружбы» II степени «за выдающиеся спортивные достижения и вклад в развитие международного сотрудничества». А на встрече с правительством Казахстана спортсменка заявила, что направит часть призовых на поддержку молодых казахстанских теннисистов. При этом в соцсетях продолжают публиковаться различные мемы и фотожабы, высмеивающие попытки найти у чемпионки Уимблдона казахские корни и не придавать значения ее связям с Россией.

— Готовый к «использованию продукт» перекупить у производителя — много ума не нужно, особенно если денег «как у дурака махорки»! — написал в соцсетях бывшая первая ракетка мира Евгений Кафельников. — Могу порекомендовать Казахстану дюжину талантов от 10 до 12 лет, у которых нет средств на развитие. Сразу все станет на свои места. В Казахстане нет ни одного игрока, которого бы вырастила местная система, и это факт. Перекупили, иначе это не назвать.

Правда, в интервью ТАСС российский звездный ветеран высказался на эту тему более дипломатично: «В данном случае стоит отметить вклад обеих сторон. Безусловно, первые шаги в теннисе и азы она постигала в России, именно здесь ее научили перебрасывать мяч через сетку. Однако когда дошло дело до финансовой составляющей, казахстанская федерация ей помогла, этого отрицать нельзя. Поэтому и российская, и казахстанская стороны в равной степени имеют отношение к этому успеху».

Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости