Да, Конор поржавел. Но хуже другое — его стиль застрял в 2016-м

25 января 2021, 10:15
23 января. Абу-Даби. Дастин Порье (справа) нокаутировал Конора Макгрегора. Фото Jeff Bottari/Handout Photo, USA Today Sports
Резервов для нового роста тоже почти нет.

Несмотря на четыре поражения в карьере до боя с Порье, Конор Макгрегор сохранял свою главную статистическую гордость — «нолик» в графе поражений в стойке. Все проигрыши ирландца до утра воскресенья были в партере — его бороли, душили, выламывали колено, но никогда и никто в ММА за 26 боев не перебивал его в стойке и тем более не нокаутировал. На UFC 257 Дастин Порье стер этот нолик, и с его исчезновением дым магии Конора окончательно рассеялся. Теперь он везде побитый простой смертный с длинным списком технических недостатков.

Чтобы разобраться в том, как Конор пришел к этому поражению, нужно разделить анализ на две части: первая — что Макгрегор потерял по сравнению с собой прежним и вторая (гораздо более важная) — что именно он за боец, за счет чего стал чемпионом, каким потенциалом изначально обладал.

Публикация от Sports Aggregated (@sports_aggregated)

Чем отличается сегодняшний Конор от себя прежнего

1) Конор не замедлился критически, не постарел, не потерял физическую форму атлета элитного уровня. Его руки по-прежнему сохраняют скорость и взрыв, ноги также вылетают быстро — он очень атлетично и ловко пробил спиннинг-хук-кик. С точки зрения общей чистой физической силы он даже стал мощнее — переигрывал Порье в клинче, вязал его, накрывал локтями. Порье — крупный и очень плотный боец. Не будучи суперсильным для этого веса, его невозможно успешно клинчевать. У Конора это получилось, что он сам подтвердил и на послематчевой пресс-конференции: «Мне нужно было больше отжимать его к сетке, клинчевать. Когда я ловил его кики руками, мне нужно было сокращать дистанцию и брать его в клинч. Я чувствовал, что там гораздо сильнее его физически».

2) При этом определенные тяжесть и ржавчина в Коноре были. Если взять его поединок с Эдди Альваресом, то там с точки зрения динамики, ловкости и подвижности ирландец был на 10-15% лучше себя нынешнего. Возможно, определенная тяжесть объясняется и упором на почти полностью боксерский стиль. Конор отказался от своей мягкой, прыгучей каратистской стойки с прямой спиной, сгорбился, ходил на всей стопе, все оттяжки и смены движения делал тягучее, чем пять лет назад. Трудно понять, почему Конор выбрал такой бокс-ориентированный стиль и утяжелил себя. В его углу был двукратный участник Олимпийских игр по боксу, его детский тренер Фил Сатклифф, а в лагере к бою он активно работал с боксерами в спаррингах. При боксерской стойке, да еще и с таким упором на переднюю ногу боец просто становится под лоу-кик-расстрел, и именно лоу-кики ниже колена очень сильно повлияли на исход поединка.

Возможно, Конор выбрал более стоячий стиль, чтобы экономить и без того скудное кардио, но тут надо сказать, что Макгрегор никогда и не был суперподвижным мастером футворка, он, скорее, брал выдающимся чувством дистанции. После боя Конор сказал, что никогда не сталкивался с лоу-киками в икру, но здесь он сильно лукавит. Альварес активно начал бой с ним именно с этих ударов, Порье в первом бою тоже их активно бил. Но тот Конор двигался чуть быстрее и подвижнее, был гораздо заряженнее, а в случае с первым боем против Дастина у него была решающая сила в левой руке, которая серьезно притупилась с подъемом ирландца в весе (об этом разговор пойдет дальше).

3) Главная разница между старым и новым Конором — тонус, на котором сказались простои. На протяжении шести лет — с 2010-го по 2016-й — он дрался минимум два раза в год. Затем год без ММА, затем три года подряд — по одному бою в год. Мы видим переход из одного тонуса в совершенно другой. Это разрыв всех многолетних связей и рефлексов, которые нуждаются в постоянном активном использовании и развитии. Нокаутирующая сила Конора помимо врожденной силы удара была построена на чувстве дистанции — очень и очень тонком и хрупком навыке, который нуждается в постоянной практике.

В воскресенье мы видели Макгрегора, который промахивался как никогда раньше. В некоторых моментах ирландец мазал просто на полметра — как при комбинации «левый кросс в корпус + правый апперкот + левый прямой в голову» незадолго до решающей атаки Порье. Его удары приобрели несвойственные им раньше корявые траектории, руки не раз вылетали разболтанно, как на веревках. Это чистый симптом технической недотренированности и потери чувства дистанции. Тот, кто регулярно и качественно работает над техникой бокса, тем более на том уровне, где находится Конор, не может наносить такие удары. В промежутке с 2:33 до 3:23 второго раунда Макгрегор промазал 15 ударов из 16 — просто неслыханно! Именно после этой серии промахов он попал в кислородный долг, и Порье перешел в яростную атаку, размахивая своим фирменным коромыслом — хуками слева направо.

4) У Конора больше нет того энергетического потока и заряженности. В первом бою с Порье Конор также пропускал лоу-кики в икры, а в одном из эпизодов Дастин расколол ему зуб левым кроссом на отскоке от сетки. Тем не менее Макгрегор был в режиме зверя — очень агрессивный, заряженный, уверенный. Он верил в свой удар и способность чувствовать тот самый подходящий для него момент и в итоге снес Порье одним из самых удивительных нокаут-панчей в истории UFC — скользящим коротким ударом кончиком костяшек за ухо. Удар не лег даже в 50% от массы кулака, прошел навылет, но Порье рухнул лицом вниз. Сегодня Дастин и сам признает, что в бою на UFC 257 Макгрегор не подавлял прежней энергией: «Я чувствовал его присутствие меньше, чем в прошлый раз. Может быть, это и потому что я сам вырос. Его аура уменьшилась. Раньше я глядел на него и чувствовал себя оленем в свете автомобильных фар. Сегодня передо мной был просто другой боец».

Трудно сказать, почему аура Конора исчезла и подлежит ли она восстановлению. Возможно, причиной тому финансовое пресыщение, возможно, потеря былой уверенности после поражения Хабибу Нурмагомедову, возможно, базой этой ауры был тяжелый и постоянный режим тренировок, который ирландец стал нарушать так часто, что необратимо потерял нужные связи.

Подводя итоги первой части, скажем, что в реванше с Порье был все еще молодой, опасный и физически могучий Макгрегор, но поржавевший и потерявший некоторые (возможно, вполне восстановимые) важнейшие связи.

Вторая часть разбора вскрывает более глубокие проблемы, без решения которых мы в воскресенье увидели бы плюс-минус точно такой же результат (победу Порье), даже если бы с первой частью у Конора был полный порядок.

Почему Конор так уверенно побеждал в полулегком и превратился в бойца фифти-фифти в других весах

1) Стиль Макгрегора устарел и изначально содержал в себе очень серьезные ограничения. Пять-семь лет назад соперники стояли с Конором на длине его размаха рук, позволяя ему боксировать на низком объеме ударов, в среднем выцеливающем темпе.

Идеи последовательно атаковать лоу-киками ниже колена тогда в ММА не было, этот удар только входил в оборот. Альварес неплохо начал бой с этими ударами против Конора, но затем заморозил их, да и сам Макгрегор был не в такой тягучей боксерской стойке, как на UFC 257 против Порье. Чтобы измениться, Макгрегору мало самому добавить в свой арсенал лоу-кики ниже колена или почаще менять стойки. Ему нужно учиться драться в более высоком темпе, с более высоким объемом ударов, вносить разнообразие в ударный арсенал.

Это просто освоение новых боевых механизмов, которым нужно было заниматься сразу после поражения Нейту Диасу в полусреднем весе. Именно тогда стало понятно, что левая Конора в более тяжелых весах не столь разрушительна, как в полулегком. «СЭ» делал материал перед UFC 257, где мы приводили статистику — в 145 фунтах ни один соперник не встал после нокдауна от Конора, а в легком и полусреднем весе его оппоненты вставали после нокдаунов семь раз (четыре раза Альварес и три раза — Диас). С переходом в легкий и полусредний вес, где Конор уже не имел такого преимущества в силе и массе, нужно было глубоко прорабатывать свой арсенал. Но со временем он у Конора стал даже беднее. Удары плечом из клинча, конечно, смотрятся очень мило и интересно, но это не те инструменты, которыми достигается результат.

Макгрегор в реванше с Порье даже не использовал свой привычный фронт-кик в живот, которым он, например, замедлил Чэда Мендеса и который неплохо использовал даже против Хабиба. Макгрегор гибкий, атлетичный боец с хорошей растяжкой и силой ног, очень ловкий — он мог бы освоить массу новых техник. Другое дело — под них нужна другая функциональная база, которой у Конора нет.

Его боксерский арсенал также давно не обновлялся. С Порье Конор бил все те же комбинации, что и в 2013 году в бою против Макса Холлоуэя. Классическую двойку «правый джеб в голову + левый прямой в голову» (пробил ее 11 раз за бой), «правый джеб в голову + левый прямой в корпус» и свое излюбленное комбо «левый кросс в голову + правый апперкот». Комбинации из трех ударов Макгрегор связал только трижды, лучше всего ему удалась троечка «левый апперкот в голову + правый хук в голову + левый прямой в голову». К джебу Конора есть серьезные вопросы — он довольно жесткий, но непостоянный, ему также не хватает скорости и встроенности в движение самого корпуса. Макгрегор бьет его на выпаде с траекторией вверх, с глубоким выходом верхней части корпуса вперед.

Чтобы бить такой джеб эффективно, нужно серьезное преимущество в скорости. Хотелось бы видеть у Конора джеб в стиле Гегарда Мусаси, когда джеб не проваливается далеко вперед, а всегда держит дистанцию и быстро возвращается назад.

Силовые панчи правой рукой Конор также не развил в достаточной степени, особенно хук. В целом даже левый хук Конор бьет реже, чем стоило, хотя два самых красивых его нокаута сделаны именно левым хуком — против Жозе Альдо и Ивана Бухингера. Конор бьет этот удар очень компактно, без сильного размаха, но он генерирует огромную силу. Тем не менее ментально и по технике движения левый прямой Конору бить комфортнее, под левый хук он во втором поединке с Порье не подстроил ни одной комбинации.

На сегодня боксерский арсенал Конора выглядит очень невариативным и большинство комбинаций прогнозируется. Возможно, в том числе и с этим можно связывать такое количество промахов в воскресенье — Порье четко знал, чего ему ждать.

2) Макгрегор за пределами полулегкого веса построил рекорд 3-3. Выиграл — проиграл. Это не случайность, а тенденция, продолжающаяся пять лет и шесть боев. Семь побед подряд в полулегком сменились вот такой плоской прямой без движения вверх, и причиной этому подъем в категории.

Конор — физиологический феномен, один из первых полулегковесов, кто начал гонять в 66 кг с 82-83 кг. Несмотря на скромный рост 173 см, на фоне того поколения полулегковесов из Альдо, Мендеса, Сивера и других — Конор выглядел просто монстром. Деннис Сивер — настоящий маленький танк с очень плотной структурой тела, но Конор просто снес его и забил после нокдауна на земле, даже не дав подняться.

Именно в полулегком у Конора есть и одна полуборцовская победа. Он лежал на Максе Холлоуэе 6 минут из 15, почти весь третий раунд, и Холлоуэй — боец с очень хорошей защитой от борьбы — даже не мог пошевелиться. Представить, чтобы он заборол сейчас кого-то в легком или полусреднем — тяжело. Каким-то образом Конору удавалось гонять огромный вес, но при этом удачно восстанавливаться, сохранять и кардио, и нокаут-силу. Тот же Порье, который сейчас выглядит даже покрупнее Конора в легком весе, в полулегком даже близко не был таким массивным, как Конор, и гораздо хуже восстанавливался. На подкасте Theo Von Порье говорил, что весогонки в полулегкий были для него настолько изнурительными, что с утра в день боя у него продолжали дрожать руки.

Если бы Конор остался в полулегком весе, как тот же Холлоуэй (тоже боец с весом 82 кг +), то мог бы стабильно находиться в титульной гонке на чисто спортивных условиях, без помощи матчмейкинга UFC, как это происходит сейчас в легком весе (промоушен держит Конора в топ-5 рейтинга, несмотря на то, что он четыре года не побеждает в этом весе). Но либо резервы здоровья Конора не такие, как у Холлоуэя, либо нет у него той же ментальной стойкости, чтобы терпеть страдания из-за весогонок в 145 фунтов, либо что-то еще — поэтому ему пришлось подняться. В легком весе Конор по-прежнему обладатель плотнейшего удара, но ронять соперников ударами вскользь, ударами в состоянии усталости (как в бою с Мендесом) — как в полулегком, он уже не может. Чтобы бороться за титул в этом весе на общих условиях, Конору необходимо было производить массу изменений, на которые он не пошел.

Да, кто-то может сказать: «Но ведь Конор нокаутировал за пределами полулегкого Альвареса и Серроне». С фактом нокаута трудно поспорить, но это далеко не те же нокауты, что были у ирландца в полулегком весе. Ковбоя он взял аккумуляцией ущерба — сломал то ли плечом то ли бедром нос, затем потряс хайкиком и добил кучей ударов на земле. Это, кстати, вообще первый ярко выраженный ТКО Конора в UFC, когда ему потребовалось в решающей атаке такое количество ударов. Да, он забивал на земле Сивера, но он его туда сначала уронил изящным левым кроссом. Ковбоя Конор именно что забил.

С Альваресом было пять нокдаунов — рекордное количество падений, прежде чем соперник не смог продолжать бой. Пожалуй, лучший бой Конора с точки зрения контроля дистанции, когда он был настолько точен, что рано или поздно в тот вечер положил бы любого. Но это все равно не левая из полулегкого, где он всегда выключал одним ударом.

3) Ментально Конор по-прежнему не в конце спектра. Главный тренер Jackson Wink Грег Джексон говорил в интервью нашему изданию, что сломать можно любого бойца, но есть спектр. И самые ментально сильные находятся в самом конце его спектра, самые слабые, кто ломается сразу же — в начале. Макгрегор — где-то в середине этого спектра. Лоу-кики в икру — это очень тяжело, но тот же Генри Сехудо дважды прошел через порку такими лоу-киками (в боях с Деметриусом Джонсоном и Марлоном Мораесом), у него повреждался малоберцовый нерв, отнималась стопа, после боя он не мог встать на пресс-конференции со стула, но доводил дело до победы.

При том, что тот же Мораес — гораздо более суровый лоукикер, чем Дастин Порье. Конор же после лоу-киков просел и, когда Порье проводил ту решающую коромысло-атаку, не показал настоящего сопротивления. Как написал Магомед Исмаилов: «Такое чувство, что ждал, как будто Порье сам перестанет его бить». Никакой попытки развернуть ситуацию, просто вялые уклоны головой и затем безвольное падение после не самого жесткого удара. У Макгрегора гранитная челюсть, он показывал это в боях с Хабибом, Мендесом, но здесь дело даже не в челюсти, Конор просто не захотел терпеть боль и бороться дальше, когда уже выпустил контроль над боем.

4) Конор перерос свой тренерский штаб еще пять-шесть лет назад. Сегодня после первого раунда возникло ощущение абсурда происходящего из-за безумной разницы в команде каждого бойца. У Порье — бывший чемпион WEC, топ-тренер элитного зала ATT Майк Браун, несколько других отличных профи из того же ATT и один из лучших лоукикеров в истории ММА Тьяго Алвес, с которым Порье и готовил эти самые лоу-кики в икру. У Конора — детский тренер по боксу и участник Олимпиады-1980 Фил Сатклифф, а также Оуэн Родди и Джон Кавана, которые большие популяризаторы ММА в Ирландии и Европе, очень порядочные люди, но как тренеры больше не создавшие ни одного бойца хотя бы топ-10 UFC помимо самого Конора. При этом — ни одного хорошего, по-настоящему высококлассного спарринг-партнера. Здесь важно добавить, что и шел когда-то Конор к чемпионству UFC с такими спарринг-партнерами, как Артем Лобов (13-15), и один бог знает, сколько навыков и полезных бойцовских привычек он недобрал из-за такой слабой команды.

Макгрегору нужно было уходить из этой команды в любой американский топ-зал еще пять лет назад либо вести к себе в SBG Ireland многочисленную группу выдающихся спарринг-партнеров, бойцов такого же уровня, как он сам. Был у Конора отличный спарринг-партнер — боец UFC Гуннар Нельсон, но он построил свой зал в Исландии, и в последние годы они с Конором практически не работали.

Что ждет Конора дальше?

Макгрегору 32 года. Чтобы хотя бы попытаться понять, сможет ли Конор вернуться на вершину, ему нужно для начала снова войти в состояние высокого тонуса — то есть драться не меньше двух раз в год. Если в состоянии тонуса он соскоблит ржавчину и вернет пропавшие 10-15% от ловкости, динамики и чувства дистанции и некоторые утраченные связи, этого все равно будет недостаточно даже для стабильного удержания в топ-5 легкого веса по спортивному принципу. Потому что такой Конор хоть и будет тонусным, но это все равно будет Конор из 2015-2016 годов — малоподвижный снайпер, который может работать только в двух темпах из трех (медленном, среднем) при низком объеме работы.

И таким он будет снова идти фифти-фифти, как в последние пять лет, — выиграл-проиграл, потому что за пределами полулегкого у него нет той силы, которая в 145 фунтов закрывала массу его недостатков. Для стабильного восхождения ему нужно менять тренерский штаб, менять боевые механизмы, углублять стиль, вносить разнообразие в ударный арсенал, но главное — нарабатывать новый темп и современные ударные объемы, для чего требуется другая функционалка и новый, просто грандиозный запас мотивации... И на все про все у него три-четыре года — до наступления критический точки в 35-36 лет.

Если Макгрегор все это проделает, мы будем наблюдать один из величайших камбэков в истории спорта. Но даже если ирландец просто предпримет большую попытку адаптироваться к новому техническому этапу развития ММА, от которого он давно начал отставать, и значительно обогатит свой стиль боя — он будет заслуживать гигантского уважения и почитания.

Иногда время и его новых лидеров уже невозможно догнать, но есть работа, которую ты просто обязан сделать, чтобы уважать себя.

Порье – Макгрегор: главное о бое UFC 257, новости, обзоры, видео, онлайн трансляция, реакция

Результаты опроса

проголосовало: 4096
Все опросы
Хабибу стоит возвращаться в UFC?
Да, чтобы снова победить Порье
14.0%
Да, но не сейчас
18.3%
Нет, не ради же такого Конора
6.6%
Нет, Чендлер — это несерьезно
5.1%
Он сдержит слово и не вернется
55.9%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
11
Офсайд