26 июня, 19:30

«Скрестил пальцы, когда вручали «Харт». Но бороться с Макдэвидом и Мэттьюсом пока нереально». Интервью Шестеркина

Специальный корреспондент
Читать «СЭ» в
Большой эксклюзив с лучшим вратарем этого сезона НХЛ — о «Везине», «Харте», плей-офф, падениях во вратарской и хейтерах среди чужих фанатов.

Вы не представляете, сколько тычков во вратарской

— Поздравляю вас с «Везиной». Теперь уже какой смысл играть в хоккей? Выше приза для голкипера не существует.

— А как же Кубок Стэнли? Все индивидуальные призы приятны, но в хоккее важно выиграть командный трофей.

— Ничего другого не ожидал услышать. Давайте вернемся к плей-офф. Лично меня поразила не только ваша игра, но и то, с какой самоотдачей вы падали после единоборств.

— Хотите сказать, что я приукрашиваю?

— Немного.

— Не спорю, иногда такое случается. Но не на ровном месте. Контакт-то все равно есть, не просто так падаю. Расскажу такую историю. Подъезжает ко мне один арбитр, говорит, что мне не стоит валиться с ног, ведь если контакт будет, то он обязательно зафиксирует нарушение.

— Разумно.

— И ничего не фиксировал, а бить продолжали. Вы не представляете, сколько там тычков во вратарской, но судьи на это не обращают внимания. Возможно, им стоит помочь в каких-то ситуациях.

— То есть когда ваш главный тренер на одной из пресс-конференций рассказал о том, как вас ударил по незащищенному месту Никита Кучеров, то он говорил правду?

— Да. Но бьют не потому, что я какой-то особенный. Каждому вратарю в НХЛ очень сильно достается. Посмотрите финал. Перри вообще не отъезжает от Кемпера. Голкипер фиксирует шайбу, а Кори уже там, во вратарской. И начинается. Якобы случайный тычок, вроде бы неудачно упал на голкипера. Делает все, чтобы сбить концентрацию.

— А ваши так же делали?

— Мне через всю площадку не разглядеть. Может быть, и делали. Все так поступают.

— Мы обсуждали с Ильей Сорокиным вашу реакцию на столкновения с тем же Кори Перри. Коллега смеется, говорит, что у него так никогда бы не получилось.

— Думаю, у Сорокина получилось бы. Если возвращаться к тому моменту, то столкновение действительно было серьезным.

— То-то мемов наделали с вашим участием.

— Видел. Не от большого ума такое делают. Там люди обращают внимание на то, что якобы между ударом и моим падением прошло какое-то время. Делают замедленный повтор. Так можно замедлить, что я и через минуту не упаду. Это был удар, причем я Кори не видел. У меня потом два дня шея болела.

— Кстати, о Сорокине. Он жалуется, что вы к нему на Лонг-Айленд в гости больше не ездите. Намекает, что раз вы живете на Манхэттене, то немного зазнались.

— Действительно, далеко от меня. Он приезжал пару раз, но расписание очень тяжелое. Если у него есть один-два выходных, то у меня нет. И наоборот. Но вообще он немного приукрашивает. Как-то ко мне приезжали родители, мы поехали к океану, написал Сорокину, приезжай. А он: «Ой, мне далеко до этого места ехать». И как с ним разговаривать? Но на Манхэттен Илья ездит не только ко мне. Он любит местные рестораны.

Игорь Шестеркин. Фото USA Today Sports
Игорь Шестеркин.
Фото USA Today Sports

Понимал, что минимум шансов на «Харт»

— Когда вы только приехали в НХЛ, то очень сильно нервничали перед каждым матчем. Полно историй о том, как вас трясло, вы не узнавали друзей за несколько минут до вбрасывания. Сейчас это прошло?

— Волнение все равно присутствует, но не такое, как раньше. Конечно, уверенности больше. Стал лучше себя ощущать, чувствовать. Помогают семья, болельщики. Я стал как-то более спокойно ко всему относиться. Видимо, это приходит с возрастом.

— Но никаких специальных треннингов не было?

— Нет. Был план, и я его придерживался.

— Думал, что вы встаете перед зеркалом и начинаете хвалить себя, мол, я в порядке.

— Это я мог бы сказать только после удара Кори Перри. Прекрасно понимаю, что мне есть куда расти, нельзя останавливаться. И волнение перед матчами — это нормально.

— В плей-офф по вашим воротам нанесли 669 бросков! Ужасно. Перечислите их все.

— 83 броска нанесли в одном из матчей хоккеисты «Питтсбурга».

— Да, великая игра получилась. Вы с трудом держались на ногах?

— Удивительно, но во время матча, даже после сирены я чувствовал себя прекрасно, только много воды выпил. Тяжело было на следующий день. Лежал, закинув ноги на стену.

— А матч был очень тяжелый?

— Я был в тонусе, а когда в нем находишься, то все легко переносишь. Плюс «Питтсбург» много атаковал, так что мне было даже легче. Если бы они бросали редко, то труднее получалось бы сохранять концентрацию.

— Вы были номинированы не только на «Везину», но и на звание самого ценного игрока сезона. Сейчас-то можно сказать, верили хоть немного в то, что вам дадут «Харт»?

— Я изначально понимал, что там шансов минимум. Но когда вскрывали конверт и называли имя, признаюсь, скрестил пальцы. А вдруг? Впрочем, у меня были серьезные конкуренты. Бороться с Коннором Макдэвидом и Остоном Мэттьюсом пока нереально. Это крутые хоккеисты, за плечами у которых прекрасный сезон.

— Не вскочили заранее, когда начали называть имя победителя?

— Нет-нет. Да и если бы я выиграл «Харт», то просто не смог бы подняться с кресла из-за волнения.

— Вашими конкурентами за «Везину» были Якоб Маркстрем и Юусе Сарос. Очень сильные ребята.

— Согласен. Якоб высокий, а у таких голкиперов есть природное преимущество. Их труднее закрыть. При этом у него в арсенале не только преимущество в росте. А от игры Сароса я получаю истинное удовольствие. Он невысокий, но на льду творит чудеса.

— В этом году случилось невероятное. Вратарь Элвис Мерзликин из «Коламбуса» попросил своих партнеров по команде в концовке встречи не бросать по вашим воротам, чтобы вы заработали «сухарь».

— Во время матча я этого не знал, мне потом уже рассказали. Щедро с его стороны. Я передавал через Владислава Гаврикова благодарность и сейчас готов повторить. Очень человеческий жест.

— Вы выступили на церемонии, сказали несколько фраз на английском, но на пресс-конференциях после игры почему-то говорите на русском. Знаю, что вы всегда старались говорить правильно, но разве будет прогресс, если не отвечать на вопросы журналистов?

— Там другая ситуация. В «Рейнджерс» нам дали переводчика, который работает на домашних матчах. А на выезд он с нами не ездит, и там я общаюсь с прессой на английском.

— Не видел нигде.

— Так там на видео не снимают. И хорошо, что так делают. Я пока не готов, чтобы мои ответы на английском вышли в свет. Но пока на русском удобнее. Иногда после матчей нет сил ломать голову над тем, как построить фразу.

— Но вопросы вы понимаете, вам там практически ничего не переводят, даже когда вы сидите вместе с Артемием Панариным.

— Панарин давно уже прекрасно говорит на английском. Иногда я к нему подхожу за переводом.

Владислав Третьяк и Игорь Шестеркин. Фото Алексей Иванов, архив «СЭ»
Владислав Третьяк и Игорь Шестеркин.
Алексей Иванов, Фото архив «СЭ»

Самое неожиданное поздравление — от Третьяка

— Как только спортсмен что-то выигрывает, так сразу появляются люди, которые говорят, что верили в него, даже когда он был маленьким. Очевидно, что некоторые действительно распознали талант. А много ли на вашем пути было людей, считавших, что у вас ничего не получится?

— Не помню таких. По большому счету даже если бы такие люди и были, то я не слышал их мнение, да и было наплевать. Главное, что верила семья, да я и сам четко понимал, чего хочу добиться. Не могу вспомнить, что кто-нибудь когда-нибудь мне говорил: «Завязывай с хоккеем, у тебя ничего не получится». Возможно, услышав такое, я бы и закончил. Шучу.

— Наверняка вас многие поздравили с «Везиной». Откуда был самый неожиданный звонок или сообщение?

— От Владислава Третьяка.

— Что здесь удивительного?

— Не думал, что у него есть мой номер телефона.

— Ничего странного. Может быть, какие-нибудь другие спортсмены писали, артисты?

— Да я вращаюсь только в хоккейных кругах.

— А коллеги писали?

— Да, от них было очень много сообщений. Надеюсь, что все поздравили искренне.

— Стараетесь ли вы следить за североамериканской прессой?

— Времени на это нет. Но если получается, то стараюсь ознакомиться. Правда, через российские источники, которые что-то перепечатают.

— Что-то трогает?

— Лишь бы ничего плохого не писали. Но я иногда действительно читаю новости.

— К чему веду? В этом сезоне вас очень много хвалили. И это было справедливо. В итоге вы взяли «Везину», претендовали на «Харт», вам написал Третьяк. Тяжело будет остаться на земле после такого.

— Я понял, о чем вы говорите, но это не про меня. Воспитание не позволит загордиться, зазнаться. Прекрасно понимаю, что еще ничего серьезного не добился на клубном уровне, мне есть куда расти. И я хочу побеждать.

— Когда вся арена кричит ваше имя, то трудно остаться прежним человеком.

— Это невероятные впечатления. Атмосфера на домашней арене невероятная. Когда еще болельщики начинают размахивать белыми платками, то словами не передать, что чувствуешь.

— Кстати, были и другие случаи. В Питтсбурге тоже весь стадион кричал ваше имя, когда вы пропускали.

— Это точно, прекрасно слышал. Там же небольшой скандал был. Почему-то обвинили в том, что я якобы махал команде соперника, типа «пока-пока». Однако жест был адресован определенному хоккеисту, который всю игру пытался вывести меня из себя. Показали же так, словно я стадион успокаиваю. Не было этого. Но фанаты там вели себя очень жестко. Когда на скамейке сидел, маленькие дети показывали мне средний палец, сзади какой-то мужик стучал по стеклу, чтобы разобраться со мной. Но на это я не реагирую.

— Обидно, когда дети дразнят.

— Обиднее должно быть их родителям за такое воспитание. Меня в «Питтсбурге» все отправляли в отпуск, говорили, что уже поле для гольфа зарезервировано. А я вообще в него не играю.

— Во время серии с «Каролиной» вы все-таки подъехали к стеклу и подразнили фаната соперника.

— Расскажу, как все было. Во время рекламной паузы обычно стараюсь не обращать внимания ни на кого. А тут взглядом поймал болельщика. Мы к тому времени пропустили две, он бесновался, показывал, что сейчас третью пропущу. И я пропустил, правда.

— Так.

— Потом приезжаем к ним снова. Я его уже запомнил, вижу, он на месте, орет, кричит, смеется. Внутренне улыбаюсь, а после сирены подъехал к нему и поприветствовал. Но если судить по фото, то есть ощущение, что я показываю какие-то жесты человеку, который сидел рядом, выглядел хмурым, переживая поражение клуба. Так это не ему было обращение.

— Не думал, что вы во время игр на кого-то смотрите.

— Обычно так и есть, но тут так получилось.

Игорь Шестеркин. Фото Global Look Press
Игорь Шестеркин.
Фото Global Look Press

Мог бы пропустить на 80 голов меньше

— Ровно год назад вы были разочарованы сезоном и сказали, что поменяете свою подготовку. Прогресс в игре существенный. Раскройте секрет, что именно вы сделали.

— Ничего такого, о чем можно было рассказать. Наверное, все дело в том, что перед позапрошлым сезоном мы не знали, когда именно он начнется. К какому времени выводить себя на пик формы. Вроде бы тренируешься, готовишься, а потом сообщают, что в ближайшие две недели ничего не случится. Этим летом все было стабильнее. Мы знали, когда начинается чемпионат. И все нагрузки были распланированы тщательно. А это важно. Напомню, что в НХЛ нет никаких сборов.

— А зря. Уехали бы на пару неделек куда-нибудь, сыграли бы на приз губернатора.

— Тоже считаю, что на сборах прикольно. Тяжело, но весело. Вместо этого мы сдаем тесты, моментально начинаются тренировки на льду, а потом и выставочные встречи.

— Вы провели 73 матча в сезоне. Наверное, приходится дозировать тренировочный процесс.

— За время плей-офф я потренировался, может быть, раз пять.

— Странно, что тренировки вообще были.

— Все равно же были паузы между сериями. Плюс в каких-то играх было немного бросков, не было достаточно нагрузки. В регулярном чемпионате у меня ничего не поменялось, за исключением того, что я не всегда приходил на раскатку. Чаще всего для меня она была «по желанию». Мы советовались с тренером и в каких-то случаях пропускали утренний лед.

— В прошлом году не пропускали?

— Может быть, и пропускал бы. Но мне на арену ехать 45 минут, а у нас каждое утро было тестирование. Ехать только ради него было глупо, так что я приходил на тренировки.

— Сами решаете, ехать ли на раскатку?

— Нет-нет, я всегда общаюсь с тренером вратарей. Мне очень важно общение, чтобы принимать правильные решения.

— Он же у вас франкоязычный канадец. То есть вы теперь два языка знаете?

— Да, могу сказать: «Меня зовут Игорь» на французском.

— Отлично. Что вы чаще всего разбираете с ним по видео?

— Не голы. Их вообще можно не смотреть, смысла в этом немного. Смотрим другие ситуации, мое поведение при определенных моментах, разбираем действия. Я в этом году стал чуть глубже играть.

— Сорокин завидует вашему хладнокровию во время матчей. А вы ему в чем-то завидуете?

— Умению двигаться на льду. Он шикарно передвигается в воротах, постоянно говорю ему об этом. Хочу что-то перенять.

— У вас отличная статистика. Скажите честно, сколько шайб могли бы отразить, но не получилось.

— Я в этом регулярном чемпионате пропустил 106 голов. Уверенно заявляю, что любую шайбу можно отразить. Но если вникать, то моих было голов 80.

— Сколько? Вы уж давайте скромничайте в меру. Каких еще 80?

— Так и есть. В 80 моментах я мог сыграть правильнее и не пропускать. Вы, наверное, считаете, какие-то курьезные голы, обидные шайбы. Но это было редко, а вот моментов, когда я сыграл неправильно и этом привело к заброшенной шайбе, примерно 80.

— Сорокин отмечает вашу стабильность. Да и мы заметили, что вы умеете собираться моментально после гола. Как этого добиться.

— Две-три секунды. Отмечаю для себя, что я сделал не так, и возвращаюсь в игру.

— В этом году вы не собираетесь приезжать в Россию по личным причинам. Но здесь ваш тренер, с которым вы регулярно готовитесь к сезону. Как быть?

— У нас же был небольшой опыт дистанционной работы. Посмотрим, как получится теперь. Найду зал, лед, все равно буду тренироваться по прежней программе.

— В России бы с этим было легче?

— Почему же? Тоже надо было заморачиваться с арендой. Такие же вопросы, как в Нью-Йорке. В США все-таки чуть легче, ведь катков построено больше.

— В «Хартфорде» вам как-то сказали, что вы толстый. С тех пор вы переменили отношение к питанию. Сейчас соблюдаете диету?

— Не всегда. Иногда не могу, иногда просто не хочется. Но это никак не сказывается на моем игровом весе. Держу 85 килограммов, мне так комфортнее. Конечно, я не такой тощий, как был в АХЛ после замечания. Но этого и не требуется, эту тему мы тоже обсуждали с тренером.

— Вы чуть выше сказали, что не играете в гольф. Неужели не дается вид спорта?

— Мы в Вегас ездили на матчи, и у нас там была пара выходных. Пошли поиграть в гольф. Только не на поляну, а на специальное место, где бьешь по мячу на расстояние. Я был единственным в команде, у которого мяч полетел назад. Все были очень удивлены. Но для себя определенные выводы сделал.

— Еще раз поздравляю вас, Игорь. Хотелось бы видео, как вы зайдете в раздевалку на первую тренировку «Рейнджерс». Впереди понесут кубок, затем сами въедете на карете.

— Ни в коем случае. Бейсболку пониже на глаза, первым на велотренажер. В новом сезоне никто уже не будет обращать внимание, что ты там когда-то выигрывал.

Реклама
Положение команд
Футбол
Хоккей
Столичный дивизион И В П О
1 Айлендерс 0 0 0 0
2 Вашингтон 0 0 0 0
3 Каролина 0 0 0 0
4 Коламбус 0 0 0 0
5 Нью-Джерси 0 0 0 0
6 Питтсбург 0 0 0 0
7 Рейнджерс 0 0 0 0
8 Филадельфия 0 0 0 0
Атлантический дивизион И В П О
1 Баффало 0 0 0 0
2 Бостон 0 0 0 0
3 Детройт 0 0 0 0
4 Монреаль 0 0 0 0
5 Оттава 0 0 0 0
6 Тампа-Бэй 0 0 0 0
7 Торонто 0 0 0 0
8 Флорида 0 0 0 0
Центральный дивизион И В П О
1 Аризона 0 0 0 0
2 Виннипег 0 0 0 0
3 Даллас 0 0 0 0
4 Колорадо 0 0 0 0
5 Миннесота 0 0 0 0
6 Нэшвилл 0 0 0 0
7 Сент-Луис 0 0 0 0
8 Чикаго 0 0 0 0
Тихоокеанский дивизион И В П О
1 Анахайм 0 0 0 0
2 Ванкувер 0 0 0 0
3 Вегас 0 0 0 0
4 Калгари 0 0 0 0
5 Лос-Анджелес 0 0 0 0
6 Сан-Хосе 0 0 0 0
7 Сиэтл 0 0 0 0
8 Эдмонтон 0 0 0 0
Результаты / календарь
7.10
8.10
12.10
13.10
14.10
15.10
7.10 21:00
Нэшвилл – Сан-Хосе
- : -
Все результаты / календарь
Лидеры
Вратари (КН)
И КН
Семен Варламов

Семен Варламов

Айлендерс

0 0
Антон Худобин

Антон Худобин

Даллас

0 0
Майк Смит

Майк Смит

Эдмонтон

0 0
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости