25 июня, 12:00

«Для Игоря «Везина» — не предел, а только начало. Сто процентов!» Большой рассказ тренера, воспитавшего Шестеркина

Обозреватель
Читать «СЭ» в
Рашит Давыдов — о вратаре «Рейнджерс», ставшем лучшим в НХЛ.

Вратарь «Нью-Йорк Рейнджерс» Игорь Шестеркин стал третьим после Сергея Бобровского и Андрея Василевского российским обладателем «Везина Трофи» — приза лучшему вратарю НХЛ, а также занял третье место в голосовании на «Харт Трофи». Сомнений в «Везине» не было никаких — ведь Шестеркин был лучшим и по количеству пропущенных голов, и по проценту отраженных бросков. Из 32 генеральных менеджеров клубов НХЛ на первое место экс-вратаря «Спартака» и СКА поставили 29!

В своей речи, получая «Везину», Шестеркин особо поблагодарил бывшего тренера вратарей СКА и сборной России Рашита Давыдова наряду с его коллегой «Рейнджерс» Бенуа Аллером «за то, что помогли психологически». Как именно? Об этом и многом другом — в рассказе Давыдова специально для «СЭ».

Не помню, чтобы Игорь хоть раз опоздал на тренировку

— Конечно, очень приятно, что Игорь отметил меня на церемонии вручения «Везины», но хочу отметить, что на разных этапах его становления было много людей, которые помогали ему в этом нелегком пути, — говорит Давыдов. — По-другому и не бывает. Семья, родители, близкие люди, детские и молодежные тренеры — это незаменимые кирпичики в фундаменте Шестеркина.

Мне повезло работать с ним на питерском этапе его становления. В рамках нашей совместной работы у Игоря был этап адаптации к взрослому хоккею и его жестким требованиям. Постепенно менялось его понимание этих требований, менялись внутренние настройки в условиях взрослого, профессионального хоккея. Шел процесс взросления.

При этом Игорь всегда отличался безукоризненным отношением к делу. Не помню, чтобы он хоть раз опаздывал на тренировку или плохо тренировался. Работать с ним всегда было одно удовольствие. Он очень требователен к себе и к качеству работы. Я кайфовал с ним на льду! А сейчас он повзрослел и стал еще лучше!

Отношение к Игорю в СКА было очень внимательным и терпеливым и со стороны руководства клуба и со стороны тренерского штаба. Растить молодого вратаря до уровня первого номера всегда сложно, и этот процесс требует времени. У нас оно было. Даже в шикарных питерских условиях Шестеркину было очень непросто. Но он справился со всем и уезжал в НХЛ сформировавшимся вратарем и личностью. При всех составляющих ключевой элемент во всех его достижениях — сам Игорь.

Молодые вратари — они ведь тем отличаются от опытных, что парятся, переживают, расстраиваются из-за того, что на самом деле не имеет никакого значения. Что-то не получилось, ой-ой-ой, все пропало... Поэтому одним из направлений нашей работы, помимо техники и тактики, стало то, что мы постепенно строили у него циничные вратарские мозги. Фокус — только на самом важном.

Когда начинаешь работать с молодым вратарем, общение с ним отнимает гораздо больше времени, чем позже. Вернее, позже общения не то чтобы становится меньше, а оно просто переходит на другой уровень. У нас с Игорем так и было. Первый год — закладка фундамента: как технического и тактического, так и ментального. Второй — шлифовка, выход на новый уровень. В третьем, перед его отъездом в Северную Америку, уделяли максимальное внимание стрессоустойчивости, готовности делать свою работу вне зависимости от собственного состояния и от того, что происходит вокруг. Я за год знал, что Игорь уедет, и мог строить работу с оглядкой на это.

Илья Сорокин, Рашит Давыдов, Игорь Шестеркин, Иван Налимов. Фото Алексей Иванов, архив «СЭ»
Илья Сорокин, Рашит Давыдов, Игорь Шестеркин, Иван Налимов.
Алексей Иванов, Фото архив «СЭ»

Равные конкуренты с опытным Коскиненом, друзья с Сорокиным

Первое мое рабочее знакомство с Игорем произошло весной 2016 года на этапе подготовки к чемпионату мира в Москве. Тогда мы с тренерским штабом во главе с Олегом Знарком были на стадии перехода из московского «Динамо» в СКА. Игорь был молодым запасным вратарем питерского клуба, игравшим в нем уже два года, и был привлечен к тренировочному процессу в сборной. Мы специально использовали эту возможность, чтобы познакомиться и начать работать раньше, чем на предсезонке в июле.

В рамках подготовки к ЧМ были две игры со сборной Словакии, которые мы дали провести 20-летнему Шестеркину. И он справился! Причем второй матч сыграл лучше, чем первый. Именно после этих игр я понял, что Игорь будет развиваться и со временем сможет стать основным вратарем в СКА. Сказал об этом Олегу Валерьевичу, так как мы понимали, что не можем зависеть от одного иностранного вратаря команды Микко Коскинена.

Готовясь к сезону-2016/17, мы знали, что Коскинен в сентябре уедет на Кубок мира в Канаду и СКА останется с парой вратарей Иванников — Шестеркин. Поэтому основательно готовили эту пару к чемпионату КХЛ. Из-за отсутствия в команде Коскинена Игорь сыграл практически без замен десять матчей — и позже, несмотря на возвращение финна, еще шесть.

Это был очень важный этап для становления Шестеркина. В играх того победного плей-офф Игорь уверенно провел свои пять игр и в серии с «Локомотивом», и в финале Кубка Гагарина с Магнитогорском. В итоге он в нашем первом совместном сезоне сыграл 39 матчей в регулярке и пять — в плей-офф. При том что ему в декабре 2016-го исполнился всего 21 год!

Плюс к этому Шестеркин в том сезоне надежно и уверенно отыграл четыре встречи за сборную России на этапах Евротура, каждую из которых выиграл. Игры за сборную — это всегда некий тест на прочность. Все-таки качество хоккея даже на Евротурах отличается от игр в КХЛ. Международные игры всегда более динамичные, качественные и интересные. Шестеркин в паре с Ильей Сорокиным, одногодком, с которым они всегда конкурировали и в молодежке, справлялись с этой работой на всех этапах Евротуров на протяжении всех сезонов вплоть до отъездов за океан.

С Сорокиным они друзья. Дружат очень плотно, и это происходит с юношеских и молодежной сборных. Да, несмотря на то, что всегда были конкурентами! Постоянно на связи, все время прикалываются, подшучивают друг над другом. Настоящие кореша. Сначала соперничали в молодежке, потом — между СКА и ЦСКА, а потом еще и выяснилось, что оба поедут в разные клубы Нью-Йорка...

Теперь любопытно наблюдать за их дружеским противостоянием в НХЛ. Это реально крутая и интересная история, в которой успехи есть у обоих. Сначала Сорокин в тандеме с Семеном Варламовым вышел в полуфинал Кубка Стэнли, теперь то же самое в роли безоговорочно основного вратаря удалось Игорю. Не говоря уже о «Везине» и номинации на «Харт».

Прошлым летом, когда мы с Игорем работали, Илюха тоже присоединился к нам на неделю. Это показывает, что в их отношениях не изменилось ничего. И это здорово.

Почему за пять лет в СКА Игорь не стал чистым первым номером?

Про его (и еще 13 молодых хоккеистов) грандиозный обмен из «Спартака» в СКА я слышал, что Игорь очень переживал и якобы не хотел переходить, боясь потери игровой практики. Но в ту пору мы еще не были знакомы, так что доподлинно говорить об этом не могу. Так же как и о первых шагах карьеры Игоря, о влиянии его родителей. Об этом правильнее спрашивать его первого тренера Игоря Ефимова и тогдашнего тренера вратарей Антона Зеленова.

С уверенностью могу сказать, что на Игоря очень хорошо повлияло знакомство и общение с его женой Анной. Рядом с ней он стал более ответственным, серьезным, выдержанным, степенным — в общем, взрослым. Особенно я заметил это в прошлом году, когда мы встретились после двухлетнего перерыва.

Уже перед чемпионатом мира-2017 в Кельне мы знали, что игроков из НХЛ на Олимпиаде не будет, и поэтому я планировал наиграть на ЧМ пару Сорокин — Шестеркин, которые уже набрали определенный опыт игры на международном уровне. Но так сложилось, что был вызван Андрей Василевский — «Тампа» тогда не попала в плей-офф Кубка Стэнли. Так мы упустили возможность наиграть в рамках мирового первенства основных претендентов на участие в Олимпийских играх.

Бесспорно, Василий Кошечкин очень мощно отыграл в Кубке Гагарина-2017 и дал повод руководству задуматься о его возможном участии в Олимпиаде. В итоге из-за куда большего опыта, чем у двух молодых голкиперов, его и сделали основным вратарем в Пхенчхане. Да, с Божьей помощью мы там выиграли, но не буду скрывать, что и Игорь, и Илья были разочарованы выбором первого номера. Это нормальная реакция спортсменов, которые хотят играть. Оба в один голос признались, что были готовы сыграть на турнире, и их дальнейшая карьера, в том числе в НХЛ, показывает, что психологически Шестеркин и Сорокин были к этому готовы. При этом на самой Олимпиаде, оказавшись в резерве, оба делали все для команды, не ставили личное разочарование выше ее интересов.

Почему Игорь за пять лет в СКА так и не стал полноценным основным вратарем и в плей-офф предпочтение отдавалось другим голкиперам? Это правильный вопрос, но не хотел бы много говорить на эту тему. Скажу лишь, что никаких претензий к самому Шестеркину и его работе не было, он делал абсолютно все, что от него зависело.

Но в тех условиях было невозможно, чтобы он стал чистым первым номером. В клубе существовала ориентация в большей степени на вратарей-иностранцев, и ему тоже пришлось с этим жить и каждый день преодолевать. Что было непросто, зато сделало его сильнее. Оказавшись в ситуации, когда свою конкурентоспособность нужно было доказывать каждый день, Игорь прошел очень приличную и жесткую закалку.

«Рейнджерс» выходил на Игоря еще в первом нашем совместном сезоне-2016/17, который стал для него прорывным: если до того Шестеркин играл в пяти-шести матчах за сезон, то тогда — в 40 с лишним. В сезоне-2017/18 его из Нью-Йорка уже подергивали, говорили, что ждут.

Он делился, рассказывал об этом. Так что я понимал: после сезона-2018/19, когда контракт со СКА закончится, Игорь уедет. Вслух, даже внутри клуба, это не афишировалось, но я тоже осознавал: засиживаться ему нельзя, потому что есть риск пересидеть. И в третий год мы уделяли больше внимания ментальности.

В 2019-м, перед отъездом Шестеркина в Северную Америку, я сказал ему, что он достаточно хорошо оснащен технически для успешной игры за океаном. Главное, надо было просто перенести свою игру в новые для себя условия. Конечно, на это понадобилось время на уровне АХЛ. Но Игоря подняли в НХЛ уже через 25 игр за фарм-клуб, так как он там уже попросту доминировал. А тренер вратарей «Нью-Йорк Рейнджерс» Бенуа Аллер сказал ему: «Ты готов к НХЛ. Просто играй в свою игру».

Игорь Шестеркин. Фото Никита Успенский, архив «СЭ»
Игорь Шестеркин.
Никита Успенский, Фото архив «СЭ»

Очень возмужал и перестал отвлекаться на мелочи

В НХЛ если ты сильнее, то будешь играть, поэтому опасений насчет подковерных игр, которые могут Шестеркину помешать, не было. Но все равно там есть свои герои с колоссальным авторитетом. И то, что Игорь сумел сделать, вытеснив из ворот «Рейнджерс» самого Хенрика Лундквиста, Короля Хенрика, обожаемого Нью-Йорком, сказало об очень многом. А на третий год пребывания в Северной Америке и на второй полноценный сезон в НХЛ он завоевал «Везину» и номинировался на «Харт».

Это стремительный путь — но, когда говорят о неожиданном взлете, нужно понимать: любая неожиданность всегда долго готовится. И готовится в тишине. Поэтому успехи Шестеркина для меня сюрпризом никогда не были.

Весь первый сезон, когда он сначала играл в АХЛ, а потом дебютировал в НХЛ, мы очень плотно общались. После каждой игры. Во второй год я немножко отошел в сторону, поскольку у его тренера вратарей в «Рейнджерс» были несколько другие требования. Я видел, что какие-то вещи у нас диссонируют, и решил: не надо лезть и заставлять Игоря метаться. Второй год получился посложнее.

Прошлым летом мы встретились опять — впервые после его отъезда. Игорь со мной связался и сказал, что понял: ему многого не хватало в плане системной работы. Летом мы провели полноценный тренировочный лагерь — полтора месяца, пусть и с паузами. Очень хорошо поработали благодаря тому, что повезло: я был свободен. Одновременно он подтянул ОФП, занимаясь со своим старинным другом Всеволодом Кондрашовым.

Первое, что бросилось в глаза, — то, что он возмужал и перестал отвлекаться на мелочи, не имеющие отношения к работе. Игорь очень повзрослел за два первых года, проведенных в Северной Америке. Научился отсекать все лишнее и стал ментально готов к серьезным задачам, что мы и увидели в этом сезоне.

У него была стадия подписания первого серьезного контракта, и видно было, как Игорь заряжен. Когда в процессе нашего сбора он его заключил, я сказал ему: «Молодчик, поздравляю! Но поставить подпись — самое простое в этом деле. Теперь главное — играть на этот контракт, показывать результат». Думаю, что в этом году Шестеркин дал результат выше крыши. И это для него не предел. Сто процентов. Это только начало.

В этом сезоне мы снова были на связи. Когда все было в порядке, я его не трогал. А когда видел какие-то системные ошибки, то выходил на связь и говорил ему об этом. С Игорем легко общаться — мы прошли уже достаточно длинный совместный путь и с полуслова понимаем, о чем говорим. Он прекрасно знает наши стандарты.

Игорь при этом анализировал происходящее и сам. Он вообще всегда все дотошно анализирует, делает работу над ошибками. Иногда, особенно ближе к плей-офф, мне даже приходилось его в этом сдерживать. Он продолжал в себе копаться, искать причины недочетов, и я призывал его быстренько сворачивать эту тему, не зацикливаться на негативе, а, наоборот, цепляться за положительное.

Слишком сильно себя мучить — только хуже делать. Ошибки есть у всех. Разница в том, кто как проходит неудачные периоды, как быстро справляется с ними и возвращается в свое нормальное рабочее состояние. Об этом у нас было очень много разговоров. У Игоря были пара тревожных моментов в этом сезоне, но он их удачно проходил. Не зависал в них, и все ограничивалось одной-двумя играми.

За десять игр до конца регулярки у Шестеркина немножко накопилась усталость. Игра не очень шла, не удавалось победить, он переживал, и я направил его мысли на предстоящий плей-офф. Предложил ему принять такую модель — не знаю уж, сделал ли он это на сто процентов. Посоветовал рассмотреть оставшиеся матчи не как самостоятельные игры регулярного чемпионата, а как подготовку к Кубку Стэнли, выставочные игры перед плей-офф. В которых, конечно, тоже надо победить, но решающего значения они не имеют. Для чего? Для того, чтобы к самим кубковым встречам подойти ментально более свежим и чувствовать себя в них более готовым. Такие ходы по управлению собственными мозгами работают.

На мой взгляд, Игорю удалось это сделать. Он и регулярку прошел ровно, и с каждой серией плей-офф набирал обороты. Первые два раунда он выиграл в седьмых матчах, и это дорогого стоит. Мощно сыграл всю серию с «Тампой». Нагрузка была громадная — но он действовал просто шикарно! Голевых моментов у его ворот создавалось несметное количество, но он с этим справлялся. Конечно, жалко, что «Рейнджерс» не вышли в финал Кубка, но Шестеркин сделал для этого все.

Психологическая ловушка и управляемая агрессия

Тем не менее в плане ментальной силы у Игоря даже сейчас есть резерв. Некоторые моменты, думаю, он еще поменяет. Сразу после вылета из плей-офф сказал ему об этом, но, видимо, ему требуется время, чтобы переварить и понять, о чем речь.

Перед полуфинальной серией с «Тампой» он сказал журналистам, что на данный момент Андрей Василевский — лучший вратарь мира. Когда «Рейнджеры» повели 2-0, у него уточнили, не изменилась ли его точка зрения. Игорь, как нормальный человек, тем более что речь шла о соотечественнике, честно подтвердил: да, Андрей — лучший, ничего не поменялось.

Но я в этом увидел психологическую ловушку, в которую он попал. О том, что Василевский — лучший вратарь мира, можно говорить до и после серии. Но не во время! Эту тему нельзя затрагивать, озвучивать, вообще допускать, чтобы она хоть как-то была в мозгах.

Не думаю, что это был вопрос с подвохом, что его хотели таким образом подловить или спровоцировать. Но, когда идет хоккейная война, нельзя вслух признавать превосходство соперника! Надо было просто ответить: «Давайте поговорим об этом после серии». Когда я сказал ему об этом, когда все закончилось, он отреагировал: «Давайте об этом потом поговорим».

Конечно, потом. Ему предстоит обретать опыт и правильно реагировать на какие-то вещи. Иногда очень важно просто уходить от ответа, и это Игорю еще предстоит понять. Потому что слова прессе — это не просто слова, а демонстрация правильного настроя. Считаю, что этот момент косвенно, но мог повлиять на то, что было в серии дальше. Хотя «Тампа» объективно переигрывала «Рейнджерс», но вот это публичное признание чуть-чуть помешало сопротивляемости команды. Сам-то Игорь продолжал играть так же мощно, но уверен, что тут влияет каждый нюанс.

Они с Василевским оба прекрасно читают и понимают игру. Работа ног и рук у обоих тоже достаточно схожая. В то же время разница в их стилях с Василевским, конечно, есть, и она определяется разными габаритами двух вратарей. Андрей — большой. При этом — подвижный и гибкий, ни в коем случае не блокер. При таких габаритах так двигаться — этим он задал тон всей лиге.

Игорю приходится быть более агрессивным во вратарской зоне. Мы уделяли этому внимание в Питере, выстраивали такую модель игры — не стесняться этой агрессии и подвижности. Он должен быть в состоянии сделать целую цепочку действий — противостоять и первому броску, и добиванию, и вбросу в зону. Когда работали вместе, придумал такую формулу: «управляемая агрессия». Так стиль Шестеркина и можно охарактеризовать.

У нас был период времени, когда все вратари играли очень экономно. В КХЛ это прокатывало, а на международном уровне — уже нет, там не хватало подвижности, и это сразу бросалось в глаза. Вот мы и выстроили другую модель, и Игорь ее очень здорово принял. Меньшие, чем у Василевского, габариты заставляют его действовать именно так. Андрею просто не нужно так много двигаться, но иногда недостаток движения играет с ним плохую шутку — так, на мой взгляд, в эпизоде с голом Кадри в овертайме четвертого матча финала против «Колорадо» он позиционно недоработал. Если бы сыграл поагрессивнее, встретил форварда не так глубоко, то гола, скорее всего, не было бы. Игорь бы в этой ситуации сыграл по-другому. Какие-то шаблоны у каждого вратаря все равно есть.

Игорь, например, еще с юношеского возраста здорово владеет клюшкой. Скажу честно: за три года совместной работы в Питере я не задействовал ни одного упражнения по работе клюшкой, потому что он ей и так работает здорово. Единственное — в прошлом году совсем чуть-чуть в этом направлении обозначились. Мы видим, как он играет клюшкой в НХЛ, даже в Кубке Стэнли, где он отдал три голевые передачи.

Мог Шестеркин делать то же самое и в Питере, но сдерживал себя, поскольку к этому должны быть готовы полевые игроки, у них должна быть коммуникация с голкипером. А в России среди тренеров всегда преобладала такая философия, что вратарям чуть ли не запрещали активно работать клюшкой. Сейчас уже есть три-четыре команды, где с полевыми игроками проводится соответствующая работа, и они знают, что делать. Раньше это было под запретом. Так что, к сожалению, эта часть его таланта оказалась востребованной уже только после отъезда за океан.

Игорь Шестеркин. Фото USA Today Sports
Игорь Шестеркин.
Фото USA Today Sports

Реформа Третьяка и пример для детей

Мы видим, какую роль сейчас играют в НХЛ российские вратари, с каждым сезоном — все больше. Конечно, наблюдать за этим очень приятно. На то, что это постепенно произошло, безусловно, повлияла реформа Владислава Третьяка, который, только возглавив ФХР, установил правило, что российские вратари должны проводить на льду не меньше определенного количества игрового времени, и ввел налог на иностранных голкиперов. Клубы, даже если не хотели, были вынуждены уделять повышенное внимание подготовке наших молодых вратарей. Это было уже давно, еще даже до КХЛ, в последние сезоны суперлиги. И чем дальше, тем больший эффект стало давать.

Одним из результатов той реформы, кстати, стало появление тренеров вратарей, поскольку тогда их были единицы. Все это в совокупности сдвинуло ситуацию с мертвой точки. Сразу появилось много ребят, которым в другой ситуации могли бы и не дать шанса, — тот же Сережа Бобровский. И работа с голкиперами не стоит на месте, развивается. Радует то, что все больше российских тренеров вратарей, ведь поначалу среди них явно преобладали иностранцы, в основном финны. И если поначалу отечественные тренеры вратарей были старшего поколения, то теперь среди них все больше молодых.

Если сравнить, в каком состоянии в наши клубы приходили молодые российские вратари лет 15 назад и сейчас, то разница очень велика. Они уже адаптированы к взрослым хоккейным требованиям. Тренеры вратарей теперь есть на всех уровнях, и у них современные методики подготовки. Раньше были серьезные разночтения, люди работали кто во что горазд, а за последние годы все более или менее систематизировалось, в хорошем смысле унифицировалось. Количество и качество русских вратарей в клубах раньше и сейчас — это небо и земля. Поэтому не случайно, что наших вратарей с каждым годом все больше в НХЛ и АХЛ.

Помню, как в 2014 году, когда пришел в сборную, сказал в одном из интервью: «Хочется верить, что когда-нибудь будет признан российский хоккейный вратарский стиль». Конечно, тогда я это говорил вслепую, больше просто в это верил — причем речь шла о более отдаленном периоде, чем это в итоге произошло. К тому времени работа с вратарями в КХЛ уже пошла достаточно активная, но в НХЛ Бобровский годом ранее только взял первую «Везину».

В 2014-м мы с ним работали на чемпионате мира в Минске, первом для нашего тренерского штаба. Сергей вдохновил меня своим отношением к делу. Такой заряженный, дотошный, такой профессионал с большой буквы! Помню наше общение с ним и впечатление, которое он произвел. Потом оно продолжилось — в 2015, 2016 году.

Я понимал, какой неиспользованный резерв для развития у нас есть. Потенциал был громадный, я его видел и понимал, в каком направлении движемся, и движемся правильно. В итоге теперь слова о российской вратарской школе за океаном звучат регулярно. Это очень радует. Скажу больше — в чем-то мы опережаем всех иностранцев, а они уже, глядя на нашу работу, подхватывают ее и начинают копировать. Даже сами зарубежные тренеры вратарей, с которыми общаюсь, не стесняются это подтверждать. Им надо отдать должное — они умеют очень быстро перенимать лучшее.

То, что наша вратарская школа сейчас на ведущих позициях, не означает, что мы можем расслабляться. Это нескончаемый процесс, творческий и очень интересный, и ты получаешь от него большое удовольствие, независимо от того, работаешь ли с детьми или с профессионалами. Мы должны продолжать развиваться и делать все, чтобы воспитывать новых Шестеркиных.

А его пример должен послужить хорошей мотивацией для наших начинающих вратарей. Мальчишки и девчонки все смотрят и слушают, и их вдохновляет то, что за считаные годы сначала один голкипер, Василевский, а теперь и Игорь стали лучшими из лучших в сильнейшей хоккейной лиге планеты. «Везина» Шестеркина — важнейший факт и для него самого, и для всей нашей вратарской школы. Для всех детей, которые занимаются хоккеем и мечтают играть в воротах, отражая в каждом матче десятки шайб от лучших форвардов и защитников мира.

Реклама
Положение команд
Футбол
Хоккей
Столичный дивизион И В П О
1 Айлендерс 0 0 0 0
2 Вашингтон 0 0 0 0
3 Каролина 0 0 0 0
4 Коламбус 0 0 0 0
5 Нью-Джерси 0 0 0 0
6 Питтсбург 0 0 0 0
7 Рейнджерс 0 0 0 0
8 Филадельфия 0 0 0 0
Атлантический дивизион И В П О
1 Баффало 0 0 0 0
2 Бостон 0 0 0 0
3 Детройт 0 0 0 0
4 Монреаль 0 0 0 0
5 Оттава 0 0 0 0
6 Тампа-Бэй 0 0 0 0
7 Торонто 0 0 0 0
8 Флорида 0 0 0 0
Центральный дивизион И В П О
1 Аризона 0 0 0 0
2 Виннипег 0 0 0 0
3 Даллас 0 0 0 0
4 Колорадо 0 0 0 0
5 Миннесота 0 0 0 0
6 Нэшвилл 0 0 0 0
7 Сент-Луис 0 0 0 0
8 Чикаго 0 0 0 0
Тихоокеанский дивизион И В П О
1 Анахайм 0 0 0 0
2 Ванкувер 0 0 0 0
3 Вегас 0 0 0 0
4 Калгари 0 0 0 0
5 Лос-Анджелес 0 0 0 0
6 Сан-Хосе 0 0 0 0
7 Сиэтл 0 0 0 0
8 Эдмонтон 0 0 0 0
Результаты / календарь
7.10
8.10
12.10
13.10
14.10
15.10
7.10 21:00
Нэшвилл – Сан-Хосе
- : -
Все результаты / календарь
Лидеры
Вратари (КН)
И КН
Семен Варламов

Семен Варламов

Айлендерс

0 0
Антон Худобин

Антон Худобин

Даллас

0 0
Майк Смит

Майк Смит

Эдмонтон

0 0
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости