«Как я мог «заряжать» судью на матч против «Динамо»? Чтобы на меня наручники надели?» 25 лет победе команды Бескова в Кубке России

14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ" 14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ" 14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ" 14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ" 14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ" 14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ" 14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Ровно четверть века назад московское «Динамо» завоевало последний на сегодня трофей в своей истории. В финале Кубка России-1995 команда 74-летнего Константина Бескова в серии пенальти обыграла «Ротор»

Кубок России-1995. Финал
«Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7.
Нереализованный пенальти: Веретенников, 115 (штанга).
Серия пенальти: Веретенников — 0:1. С.Некрасов — 1:1. Бондарь — 1:2. Ишкинин — 2:2. Бурлаченко — 2:3. Саматов — 3:3. Меньщиков — 3:4. Куценко — 4:4. Тройнин — 4:5. Яхимович — 5:5. Нечай — 5:6. Богомолов — 6:6. Жуненко — 6:7. Сафронов — 7:7. Корниец — 7:7 (вратарь). Шульгин — 8:7.
«Динамо» (Москва): Сметанин, Яхимович, И.Некрасов (Ишкинин, 82), Точилин, Сабитов (Шульгин, 50), С.Некрасов, Саматов, Кобелев (Богомолов, 110), Сафронов, Подпалый (к), Куценко.
«Ротор» (Волгоград): Саморуков, Жуненко, Бурлаченко, Корниец, Нечай (к), Царенко, Бондарь, Нидергаус (Меньщиков, 105), Веретенников, Беркетов (Тройнин, 67), Нечаев (Кривов, 46).
Наказания: Яхимович, 35, Бондарь, 54, Подпалый, 83, Саматов, 115 (предупреждения). Подпалый, 116 (удаление).
Судья: Синер (Омск).
14 июня 1995 года. Москва. Центральный стадион «Лужники». 15 000 зрителей.

Судьи благоволят Толстых

К решающему поединку «Динамо» подошло в ранге лидера национального чемпионата. Играя довольно просто, подопечные Бескова в первых 10 турах одержали семь побед при двух ничьих и одном поражении.

«Привередливого гурмана игра москвичей, быть может, и не устраивала. Где, в самом деле, затейливая вязь комбинаций, где излюбленные «стеночки», где вообще виртуозный мелкий и средний пас? Ничего такого и в помине бело-голубые в 95-м не показывали. Однако Бесков — не кисейная барышня. Он работал с теми футболистами, которые имелись в распоряжении. В данных условиях использовались сильные качества форвардов. Ведь, право, угнаться за Дмитрием Черышевым, если он удачно пробросит мяч себе на ход и вовремя стартует, представлялось ненаучной фантастикой». (Отрывок из книги В. Галедина и А. Щукина «Бесков» из серии ЖЗЛ.)

Главный тренер «Черноморца» Олег Долматов в разговоре с корреспондентом «СЭ» в те дни в частности сетовал на то, что не может найти противоядия против Черышева: «Вроде, и так можно оборону построить, и этак, но раз-другой за игру он непременно убежит. Я не боюсь ни Терехина, ни Сафронова, но Черышев...»

Правда, конкуренты обвиняли руководство бело-голубых в лице президента клуба Николая Толстых в том, что он активно работал с судьями.

Матч первого круга между «Динамо» и «Ротором» (1:0) вообще завершился скандалом. Президент волгоградцев Владимир Горюнов обвинил Толстых в давлении на судей. По его мнению, в ворота его команды был назначен абсолютно несправедливый пенальти за падение в штрафной Саматова. По словам Горюнова, «судьи благоволят динамовцам, так как Толстых одновременно является и главой ПФЛ». Ответственный секретарь РФС Алексей Парамонов заявил в интервью «СЭ», что ошибки арбитров в пользу «Динамо» в матчах против московского «Локомотива» в Кубке страны и назначенный пенальти, которого не было, в ворота «Ротора» — это звенья одной цепи...

— Я не знаю, для кого эта кампания была нужна, кому она полезна? — возмущался голкипер бело-голубых Андрей Сметанин уже после победного финала Кубка России-95. — Мы сейчас играли в Челнах (2:5). Никто даже слова не сказал, что нас там убили! При этом говорят, что Толстых почему-то давит на судей... Это неправда!

14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ"
14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Владимир Нидергаус: «Это будет самое вкусное шампанское»

Но вернемся непосредственно к футболу.

Перед финалом «Динамо» столкнулось с серьезными кадровыми проблемами. В матче не смогли принять участия Олег Терехин, заигранный в том розыгрыше Кубка за «Сокол», а также заигранные за ЦСКА — Сергей Колотовкин, Александр Гришин и Владимир Семенов. Дмитрий Черышев пропускал финал из-за травмы, а Юрий Ковтун — из-за дисквалификации.

«Ротор» в свою очередь не мог рассчитывать на Валерия Есипова, удаленного в полуфинале против «Алании». Один из лидеров волгоградцев Владимир Нидергаус был убежден в положительном исходе поединка: «Уверенность в своих силах есть. Пусть даже и «Динамо», пусть даже и в Москве. Конечно, скажется отсутствие Есипова, но, поверьте, мы отработаем за него. Слишком уж хочется выпить шампанского из Кубка России. Это будет самое вкусное шампанское, которое я пил в своей жизни!»

— Перед финалом мы лишились сразу шестерых: Черышева, Ковтуна, Терехина, Колотовкина, Гришина, Семенова, — сетовал защитник бело-голубых Эрик Яхимович. — Пришлось включить в заявку пять дублеров, двое из которых ранее никогда за основу не выходили (Михаила Жаринова и Сергей Богомолова. — Прим. «СЭ»). А «Ротор» представлял реальную силу. Не зря команда через пару месяцев после этого прошла в Кубке УЕФА «Манчестер Юнайтед».

— В стартовом составе вышли те, кто был под основой или вообще в дубле — я, Игорь Некрасов, Леша Куценко, — вспоминает бывший защитник москвичей Александр Точилин. — Плюс по ходу матча появились Ишкинин, Богомолов. А уходили с поля из-за травм опытные — Сабитов, Кобелев. Заканчивали встречу необстрелянной молодежью.

Но дублеры не стушевались. Равиль Сабитов впоследствии объяснил их уверенную игру тренерским гением Бескова.

— Почему мы по большому счету дублирующим составом завоевали Кубок? Это заслуга Константина Иваныча Бескова, — рассуждал Сабитов. — Когда мы только начинали готовиться к сезону, у нас на тренировках работало 30 человек. Не было деления на основной и дублирующий составы. Все должны были подчиняться одним и тем же игровым принципам. Поэтому впоследствии замена игрока основы на футболиста из дубля не должна была сильно повлиять на качество.

— Разделения на основных и резервистов на начальной подготовке к сезону действительно не было, — подтверждает экс-капитан «Динамо» Сергей Подпалый. — В двусторонках принимали участие все. Константин Иваныч всегда привлекал дублеров, постепенно вводил их в коллектив. Так что все понимали общие тренерские требования.

Для Богомолова матч стал единственным в «Динамо»

Правда, в первом тайме хозяевам пришлось непросто. «Ротор» поддушил. Уже в самом дебюте встречи Корниец подловил ошибку Сметанина, но чуть-чуть не рассчитал с ударом. Далее Бондарь пальнул со средней дистанции рядом со штангой. «Динамо» действовало вторым номером. Волгоградцы наращивали давление. Сметанин справился с неприятным выстрелом Нидергауса со штрафного, а пару минут спустя Бурлаченко не попал в дальний угол. Москвичи отбились и сами еще до перерыва имели реальный шанс открыть счет. Сафронов вместе с Куценко вышли вдвоем на вратаря, но Виталий пожадничал и пробил в Саморукова.

— Минут 15-20 «Ротор» имел преимущество, но прям уж явных моментов не было, — замечает Точилин.- Уверенно играли в обороне, плюс страховал Сметанин. А потом уже игра пошла на встречных курсах. У Лехи Куценко было несколько неплохих моментов, Виталик Сафронов мог забивать.

После перерыва инициатива перешла к подопечным Бескова. Куценко затерзал оборону гостей. Но до гола дело не дошло. Игра перешла в дополнительное время.

На 110-й минуте травму получил Андрей Кобелев, и Бесков бросил в бой дублера Богомолова. Этот матч так и остался единственным в его карьере за основу «Динамо».

14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ"
14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Владимир Горюнов: «Никогда не общался с Синером. Ни до, ни после той игры»

Ключевой эпизод того драматичного матча произошел за пять минут до истечения дополнительного времени. Вышедший на замену Андрей Кривов упал в штрафной динамовцев. Арбитр Игорь Синер посчитал, что это произошло не без помощи Олега Саматова, и указал на «точку».

— Волгоградцы уже понимали, что с игры забить вряд ли удастся, поэтому выпускали на замену резервистов и говорили: «Ты в штрафную забегай и падай», — вспоминал Яхимович. — В итоге молодой Кривов так и сделал: пошел в борьбу с Саматовым и рухнул на газон. Потом я у Самата спрашивал насчет этого пенальти. Он уверял, что просто подстроился под оппонента, а тот сразу через ноги и полетел рыбкой. Судья настолько уверенно указал на «точку», что в его «незаряженность» трудно поверить. Помню, как я от отчаяния упал на газон. Забей тогда Веретенников — и конец. Он был лучшим бомбардиром чемпионата, я и не сомневался, что забьет.

— Не могу сказать, был ли Синер «заряжен», но пенальти в наши ворота он выдумал, — уверен Точилин. — Нашел повод. Останется на его совести. Но выше есть другой Судья, который определяет судьбу. Яхимович говорит, что игроки «Ротора» получили задание специально падать в нашей штрафной? Я сам этого не слышал, но охотно верю. Было видно, что у соперника была одна задача — добежать до штрафной и там упасть. Что в итоге и удалось. Установку выполнили, молодцы.

— Помните свои эмоции, когда рефери показал на «точку»?

— Подумал, что все — это приговор. Времени отыграться не оставалось.

— Синер был заряжен? — переспрашивает экс-президент «Ротора» Владимир Горюнов. — Ну вы даете... Честно говоря, я никогда с этим Синером и не общался. Как я мог его «заряжать»? Никогда с ним не говорил, понимаете? Ни до, ни после той игры. Глупость какая-то. Да и потом матч проходил в Москве, в «Лужниках». Мы что — самоубийцы? Куда мы могли полезть? В «Динамо»? Чтобы на меня на ручники надели? (Смеется.) Нет, ребят, это не тот клуб, с которым можно было шутить.

— Яхимович рассказывал: «Когда волгоградцы выпускали на замену резервистов, то говорили им: «Ты в штрафную забегай и падай».

— Прокопенко никогда бы себе такого не позволил! Он был человеком футбола. Искренним. Никогда не призывал ребят симулировать. Это чье-то дурное предположение. Витя Прокопенко и какие-то «игры»? Да вы чего? Я вам больше скажу. Когда мы ехали на сборы за границу, он всегда меня просил: только не фешенебельные отели, лучше где-то в деревеньке, чтобы поля были поближе. Мы всегда жили скромно, по три-четыре человека в номере. Общий туалет, общая душевая. Тренер думал только о футболе. Он и ребят-то критиковал осторожно, с юмором. Помню, одному футболисту-балбесу нашему выговаривал: «Ну как ты мог такое сотворить? Так ошибиться?! У тебя же мама педагог!»

14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ"
14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Олег Веретенников: «Горюнов кричал мне: «Бей на силу!»

Вернемся непосредственно к эпизоду с пенальти.

— Когда отходил к линии штрафной смотреть, как будет бить Веретенников, у меня такое спокойствие появилось на душе, что вы даже не представляете, — уверял Саматов, который мог стать антигероем встречи.

Сам Веретенников, кстати, признавал потом, что пенальти на Кривове был неочевидным: «В том матче мы играли лучше, согласитесь. Конечно, тот пресловутый пенальти, назначенный за падение Андрея Кривова в штрафной «Динамо», был, и на мой взгляд, сомнительный. Но судья Игорь Синер указал на «точку».

Олег мог принести «Ротору» победу, но попал в штангу.

— Вообще я никогда не бил пенальти, рассчитывая на силу удара, — объяснял супербомбардир «Новым Известиям» в 2009 году. — Старался пробивать, скорее, на точность. А тут за воротами оказался президент нашего клуба Владимир Горюнов. И, слышу, кричит он мне: «Бей со всей силы!» Я так и ударил — и попал в правую от себя штангу. Сметанин направление удара угадал, но и он не дотянулся бы, попади я на несколько сантиметров левее.

Горюнов в свою очередь не помнит, чтобы он что-то говорил лидеру своей команды перед исполнением 11-метрового.

— Господи, да я что-то и не припомню, чтобы стоял за воротами в том эпизоде. Я сидел на лавке. Наверное, Олег что-то перепутал. В пылу эмоций, переживаний, страданий. Я был рядом с Прокопенко. А потом — я никогда никому из игроков не подсказывал во время матча. В жизни такого не было. Боже упаси!

— Что вы ему сказали после матча?

— Да я никому не выговаривал. Только иногда заходил в раздевалочку, когда видел, что ребята играли, скажем так, не совсем добросовестно. Призывал их одуматься: «На трибунах вообще-то люди сидят!» Несмотря на то, что в 90-е годы в Волгограде были, наверное, самые дешевые билеты в высшей лиге, тем не менее, я говорил футболистам: «А вы не думаете, что человек последнюю копейку отдал, чтобы попасть на матч?! Уважай его! Чего ты в ноздрях ковыряешься?» Сами знаете, какие времена тогда были... Пенсии не платили, зарплаты маленькие. Так что я мог возмутиться, только если видел какое-то равнодушие.

14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ"
14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Андрей Сметанин: «Синер потом признал: «Там пенальти не было, но я поставил...»

— Я почувствовал, что Веретенников не забьет, — признался сразу после финала Сметанин. — В прошлом году играли в Волгограде, и в наши ворота тоже назначили довольно спорный пенальти. И я тогда отразил удар Олега. А здесь он попал в штангу.

Само решение Синера указать на «точку» вызвало бурю эмоций у хозяев. Активнее всех возмущался капитан москвичей Подпалый, который в итоге и увидел перед собой вторую желтую карточку. Помимо Сабитова и Кобелева «Динамо» по ходу встречи потеряло еще одного опытного игрока.

— Потом десятки раз пересматривал эпизод с падением Кривова. По-моему, всем очевидно, что пенальти не было. Просто картинное падение. Но на небесах это тоже видели. Боженька отвел. Олег в итоге не забил. Все по справедливости, — замечает Подпалый.

— Что вы сказали Синеру?

— Как капитан команды я не сдержался. Эмоции захлестнули. Высказал ему все, что думаю. Что-то неприятное (смеется). Хотя мы потом с ним случайно встретились, когда я тренировал «Тюмень». Вспомнили тот момент, посмеялись. Никто больше отношений не выяснял.

— Синер признал, что пенальти не было?

— Я, честно говоря, этого уже и не помню. Обычно редко кто признает свои ошибки (улыбается). Мы просто пошутили и разошлись.

— Я потом как-то встретил Синера, мы где-то играли какой-то матч, — вспоминал Сметанин в телеинтервью. — Сели с ним в кафе в аэропорту после игры. Я ему говорю: «Ну что ты там натворил-то?». Он такой: «Андрей, поверь, я не специально». Я ему: «Ну чего ты мне рассказываешь?» Потом уже после «чуть-чуть» он признал «Да, да, да, да... Я виноват, там пенальти не было. Но я поставил»

Эрик Яхимович: «Константин Иванович просил: «Все, хватит, ребятки. Не уроните!»

Победитель Кубка России должен определиться в серии пенальти.

— Перед пробитием 11-метровых Бесков ходил вокруг футболистов и шутил, — вспоминал Яхимович. — Он всегда такой веселый был. Наверное, хотел снять напряжение. Затягивал свое любимое: «Ну что-о-о, липа-а-ачи-и-и?..» От слова «липовые». Я тоже настраивал молодежь. Говорил: «Ребята, идите и бейте спокойно, как на тренировке. Вас никто ругать не будет». И сработало ведь напутствие!

После удаления Подпалого капитанская повязка перешла Сметанину. Перед 11-метровыми Андрей имел определенное психологическое преимущество. Впрочем, и он, и его визави Саморуков не смогли отразить первые 7 (!) ударов соперников. Восьмым у «Ротора» к «точке» пошел Корниец, и Сметанин потащил!

Любопытно, что в 1994 году Корниец тоже играл в финале Кубка, но не России, а Украины, защищая цвета «Черноморца». В матче с «Таврией» дело также дошло до пенальти (5:3), и тогда хавбек свой 11-метровый реализовал. Кстати, победный удар нанес вратарь одесситов Суслов.

Шанс принести динамовцам историческую победу выпал Сергею Шульгину. И он им воспользовался сполна, точно уложив мяч в правый от себя угол.

Вот как описал эту футбольную драму «Спорт-Экспресс»:

«Послематчевые одиннадцатиметровые соперники били здорово. До 15-го удара нервы у футболистов выдерживали. И здесь великолепно проведший матч Корниец пробил прямо по центру — в Сметанина. Когда Шульгин, самый опытный в составе динамовцев, пробивал последний пенальти, Дмитрий Черышев закрыл лицо руками. А Виктор Прокопенко, не дожидаясь исхода, скрылся в тоннеле стадиона. Он уже не видел, как качали динамовцы своего великого тренера».

— Та серия пенальти стала самой длинной в истории российских кубковых финалов. Сумасшедшая борьба нервов! — подчеркивал Яхимович. — Восемь ударов, одна молодежь исполняла — и ни одной ошибки. Когда Сметана восьмой удар потащил, а Шульгин свою попытку реализовал, эмоции зашкаливали! Этот трофей стал в том числе подарком Бескову. Когда мы после победы подбрасывали Константина Ивановича в воздух, тот, видя, какие футболисты уставшие, просил: «Все, хватит, ребятки! Не уроните!» Есть легендарный снимок с кубком сразу после вручения, где я единственный, кто не улыбается. А все потому, что сил не осталось — был как выжатый лимон.

— Серию пенальти я наблюдал издалека, так как был удален. Стоял в тоннеле, — говорит Подпалый. — Может быть, где-то и пронесло. Останься я на поле, то должен был бить 11-метровый. И еще не известно, как это все закончилось бы (смеется). Значит, так было предназначено свыше. Как подбрасывали Бескова? Старались все делать аккуратно, понимали, что ему уже не 30 лет (смеется).

— К «точке» шли те, кто сам вызывался. Я ранее не реализовывал пенальти, это не было моей сильной стороной, поэтому не стал рисковать, — рассказывает Точилин. — Если бы очередь дошла, то пошел бы, конечно. Было близко — восемь попыток наши реализовали успешно, так что я оставался последним полевым игроком (десятый был удален). Но, к счастью, испытывать судьбу не пришлось. После игры уже никаких эмоций не осталось. 120 минут напряженного матча, отдали много сил, потом драматичная концовка, серия пенальти — толком порадоваться не удалось, внутри была опустошенность...

— Но в ресторан хоть завалились после игры?

— Никто ничего подобного не планировал. Даже шампанского в раздевалке не оказалось. Последние оставшиеся в лужниковском баре две бутылки администратор купил, ими и обмывали Кубок. Не знаю, как ветераны, а я после этого поехал домой. У нас на следующий день была тренировка, через три дня матч чемпионата — не до отмечаний.

— С тем Кубком, кстати, забавная история приключилась, — вспоминал Саматов. — Мы его чуть не потеряли. Поставили в автобусе — и забыли про него. Только потом обнаружили, что чего-то не хватает

14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ"
14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Владимир Горюнов: «Прокопенко признал: «Этот старый дьявол меня объехал»

— Яхимович в одном из интервью рассказывал: «Волгоградцы накануне уже банкет заказали в гостинице «Россия» — настолько были уверены в победе. Более того, успели поделить машины. Как потом рассказывали ребята из «Ротора», им за выигрыш полагались джипы «Паджеро». А у нас после финала даже шампанского не оказалось...»

— Ребятки, милые мои, ну какой банкет в гостинице «Россия»? Абсурд какой-то, — говорит Владимир Горюнов. — Мы ехали в Москву, к «Динамо» и уже заранее думали о победе? Да ну, бросьте вы!

— Вы действительно готовы были подарить игрокам по шикарному джипу за ту победу?

— Я вам скажу так. Точно были бы премиальные за Кубок России. Такой праздник Волгограду подарили бы... Мне нравилось, когда мои футболисты ездили на хороших авто, жили в шикарных квартирах, обувались и одевались безупречно. Почему бы нет? Правда, не все это оценивали...

— ?

— Недавно прочитал интервью одного мальчика. У него и квартира двухкомнатная была. И несколько машин в гараже стояло. Причем, подчеркну, немецкой сборки! А он в одном интервью заявил, что они даже как-то специально ходили в поминальный зал, чтобы покушать, не помереть с голода... Господи, мне так жалко его стало. Подумал еще: детка, ну пришел бы ко мне, я тебе хлебушка отрезал бы. При мне он вообще-то на дорогой машине ездил и посещал лучшие рестораны. А потом такое вот ляпнул... Ну как такое можно сказать? Мне его жаль стало. Хотя мальчишка-то был хороший. Понянчился я с ним, поверьте, немало. Поставил его на ноги.

— Нет досады, что, имея в составе супербомбардира Веретенникова, вы так и не завоевали ни одного трофея.

— Как ни странно, у Олега получилось только в «Роторе». Потом у него почему-то нигде не сложилось, не пошло... Жаль. Почему не стали с ним чемпионом? Дело же не только в нем, вся команда должна была выигрывать трофей. Это футбол... Про меня потом чего только не писали. Но я никогда не опущусь до уровня плинтуса, чтобы отвечать своим бывшим игрокам. Хотя добрым словом я тоже многих вспоминаю. Ну не выиграли тогда Кубок, что поделать...

— Но ведь «Динамо» не могло рассчитывать на 6 игроков основы, а вы только на Есипова.

— Только вы не забывайте, кто тренировал бело-голубых. Великий Бесков. Самому Бескову проиграли... Константин Иванович нас перехитрил. Мы потом с Витей Прокопенко обсуждали матч. И он признал: «Этот старый дьявол Бесков меня объехал...». Хотя забей Веретенников пенальти, мы выиграли бы. Вроде он и правильно пробил, низом, но Господь был на стороне «Динамо», на стороне клуба Яшина с их традициями. Нам в Волгограде потом то поражение припоминали. Выговаривали. Все же по домам сидели, когда мы играли в футбол. Даже бабушки заходили в квартиры, садились у телевизоров (смеется). А возвращаясь к тому финалу, стоит еще раз признать: Бесков — гигант мысли. Светлая ему память!

Эрик Яхимович: «Бесков мне отца заменил. Был готов уступить свою квартиру»

— Твердой уверенности в победе не было, — заметил Бесков после финала Кубка. — Все-таки «Ротор» был в полном составе, а мы...

— Это подвиг?

— Я считаю, что да, подвиг. Команда сегодня играла достойно и добилась победы заслуженно.

— Бесков — уникальный человек. Жесткий, с сильным характером, но при этом справедливый, понимающий, — утверждал Яхимович в интервью «Прессболлу» в 2015 году. — И в плане футбола очень многое дал. Сохранил о нем только теплые воспоминания. Даже почтенный возраст никак не ощущался. Зрение было орлиное — мог, стоя на одном конце поля, легко увидеть, что происходит на другом. Еще любил наблюдать за тренировками и матчами с трибуны. На базе в Новогорске, около нижнего поля, специально для Бескова соорудили мачту, с которой он и созерцал процесс. То же и во время игр: никогда не находился в технической зоне — садился на трибунах. Тогда только появились видеооператоры. Константин Иванович их активно задействовал, снимал тренировки, разбирал. Давал много теории. Конечно, то, как он работал, — верх профессионализма. Давно таких специалистов не встречал. Вот про кого можно сказать, что великий тренер, так это про Бескова. Возьмите сейчас пятерку лучших в мире специалистов. Все работают в топ-клубах, где футболистов не надо учить. А пускай сделают из говна конфетку, тогда и посмотрим, какие это тренеры. У нас тогда в «Динамо» звезд не было, тем не менее всегда держались наверху следом за «Спартаком».

Константин Иванович мне в Москве, можно сказать, отца заменил. К жизни в российской столице я привыкал долго. На выходные даже летал в Минск, где остались все друзья. Но Бесков постоянно подбадривал, подсказывал. Молодые были, дурные, часто неправильно поступали. Помню, как он все время хотел, чтобы я или женился, или мать в Москву перевез. Даже готов был в таком случае уступить квартиру. Мне предлагали вроде двухкомнатную, а тренер говорил, что отдаст свою «трешку». Но мать чего-то не захотела: «Ай, что буду в Москве делать?..»

— Для меня это вообще главный тренер в жизни, — подчеркивает Точилин. — Именно Константин Иванович открыл дорогу в большой футбол. Сначала в «Асмарал» пригласил, потом в «Динамо». Молодого, необстрелянного. Может, определение громкое, но Бесков мне как футбольный отец. Если же говорить о победном финале, то вспоминаются спокойствие тренера и его уверенность. Когда за пять минут до конца добавленного времени нам поставили «левый» пенальти, удалили капитана Подпалого, то эмоции били ключом. И именно спокойствие Бескова остудило наши головы, позволило довести дело хотя бы до серии пенальти. И там уверенность тренера передалась ребятам, хотя шли бить в основном молодые. Исполняли уверенно — ни одного промаха не допустили!

14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, "СЭ"
14 июня 1995 года. Москва. «Динамо» — «Ротор» — 0:0. Пенальти — 8:7. Фото Александр Федоров, «СЭ»

От нас удалялся безумно измученный человек, который совершил невозможное

В 1997-м году накануне финала Кубка России между «Локомотивом» и «Динамо» программа «Футбольный клуб» сделала сюжет, посвященной победе бело-голубых в 1995 году. Вот, в частности, что там говорилось о феномене коллектива Бескова:

— Победа «Динамо» в Кубке России-95 оставляет массу невыясненных вопросов. Чего стоит в футболе сыгранность команды, если трофеи завоевываются с людьми, в основном знакомыми друг с другом только по тренировкам, а не по официальным матчам? 11 лет «Динамо» не имело ни одного значимого достижения, при том что в разные годы подбирались неплохие команды. А в результате чуть ли не случайно люди взяли Кубок. Великий тренер Бесков через пару месяцев напишет заявление об уходе из «Динамо», попутно объявив о завершении тренерской карьеры. Кубок России, таким образом, стал его последним профессиональным успехом. Да, Сметанин стал героем того матча. Да, тогда играли Кобелев, Яхимович и Сергей Некрасов. Но все равно два года назад победили не они, а вся команда-фантом, просуществовавшая в итоге всего около трех часов.

В полуфинале Кубка России-95 Бесков обыграл московский «Спартак» (1:0) благодаря голу Черышева. Впрочем, красно-белые дважды поквитались с динамовцами в чемпионате. Матч против команды Олега Романцева, который состоялся 30 августа в «Лужниках», стал последним в тренерской карьере Бескова. Он даже решил не досматривать ту игру, когда при счете 0:2 с поля был удален Ковтун.

— Те, кто смотрел матч по телевизору, наверняка запомнили, как Бесков уходил со стадиона. Камера показала его со спины — и почему-то кольнуло сердце: он уходит совсем, — писали в своей книге «Бесков» (серия ЖЗЛ) Владимир Галедин и Алексей Щукин. — От нас удалялся безумно измученный человек, который сделал все и даже больше, совершив, в сущности, невозможное. Через сутки ощущения подтвердились: Бесков написал заявление об уходе.

— Почему после выигранного Кубка команда повалилась в чемпионате?- вопрос Точилину.

— Думаю, тут ряд факторов. Во-первых, много травмированных. И Яхимович выбыл на долгий срок, и Черышев со спиной мучился, и у других ребят проблемы. Во-вторых, в финале выплеснули эмоции. В-третьих, чуть утратили концентрацию, выполнив поставленную на сезон задачу — выиграть Кубок. Все сложилось. Бесков ушел, вместо него главным тренером стал Адамас Голодец, мы одержали в чемпионате шесть побед подряд, финишировав четвертыми.

— Честно признаюсь: я устал, — объяснил Бесков корреспонденту «Спорт-Экспресса» свое решение покинуть «Динамо». — Все-таки возраст уже не тот. А команду надо готовить к следующему сезону. Обсудив положение с президентом клуба, мы решили, что лучше уже сейчас найти человека, который мог бы заняться командой с прицелом на будущий год... В команде не было звезд, тем не менее в прошлом году мы взяли серебро, в этом — выиграли Кубок. Это при том что «Динамо» покинул лучший игрок — Игорь Симутенков.

...За последующие два с половиной десятилетия динамовцы выиграли бронзу чемпионатов 1997 и 2008 годов. Российский Кубок у них один. Тот, который завоеван при Бескове. Да и серебряные медали под руководством знаменитого тренера в сезоне-1994 — пока самый высокий результат команды в российском высшем дивизионе.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
4
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир