«Слова Романцева для меня как религия!» Интервью Тедеско о тактике, селекции и решении покинуть «Спартак» летом

Максим Алланазаров
Заместитель главного редактора
7 февраля 2021, 12:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Доменико Тедеско: «Слова Романцева для меня как религия!»»

№ 8374, от 08.02.2021

Доменико Тедеско. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Доменико Тедеско. Фото Александр Ступников, ФК «Спартак» Квинси Промес. Фото Дарья Исаева, «СЭ» Доменико Тедеско. Фото Александр Федоров, «СЭ» Доменико Тедеско. Фото Александр Ступников, ФК «Спартак»
Главный тренер красно-белых Доменико Тедеско рассказал о том, как будет играть команда после возобновления сезона, ответил на вопросы о причинах ухода из клуба и возможной покупке Квинси Промеса.

Тактика

— Где пройдет третий сбор команды? — вопрос Тедеско.

— В Сочи был бы хороший вариант, там много ресторанов и светит солнце, но это же не главное. Основная цель — подготовиться к матчу с «Динамо» (20 февраля в 1/8 финала Кубка России. — Прим. М. А.), поэтому мы все должны думать, что будет лучше для игроков. Просто поехать куда-то из-за хорошей погоды — это не то. За четыре недели «Спартак» провел около 100 тренировок, а последние семь дней — уже не физика, а больше восстановление после такой жесткой подготовки. Здесь все нужно учитывать: говорим с врачами, физиотерапевтами и футболистами. Плюс все обсуждаем и с руководством.

Потратить деньги на поездку в Сочи не проблема, но нам придется два раза сесть в самолет, переезжать на автобусах на поле и обратно около получаса в одну сторону. И все это ради четырех занятий. Погода тоже важна. Мы сыграем первый матч в Москве, а не в Сочи, так что нам нужно адаптироваться к холодной температуре. В прошлом сезоне было так: Абу-Даби, Катар, Сочи, а в конце Москва. Температура шла на спад, сейчас задумка остается той же. Надеюсь, за неделю адаптируемся. В команде все без исключения поддерживают вариант с Москвой. Думаю, поездка в Сочи лишь вымотает нас.

— Можно ли уже сказать, что к весне «Спартак» перестроится на схему с четырьмя защитниками?

— Нет, наша основная расстановка с тремя центральными, которая довела команду до третьего места в чемпионате, остается. Нам было важно разработать альтернативный план, поэтому здесь отрабатывали другую схему.

— В какой момент вы решили, что нужен такой запасной вариант?

— Эта идея появилась, как только пришел в «Спартак». К сожалению, всегда что-то не позволяло нам ее реализовать — то коронавирус, то другие моменты. Сейчас такая возможность появилась. Я очень этому рад, потому что важно быть подвижным и гибким по ходу игры. Если у нас возникнут какие-то проблемы, сможем поменять расстановку.

— Кажется, что «Спартак» не имеет ресурса, чтобы использовать формат с четырьмя защитниками: Виктор Мозес и Айртон гораздо полезнее действуют впереди, нежели в обороне. Считаете, у вас сейчас есть исполнители для такой схемы?

— Айртон уже много раз выступал по ней, и в Бразилии, и в «Спартаке» при Олеге Кононове, привык, у него есть достаточно скорости. По поводу Мозеса вы правы, Виктор действительно больше подходит для расстановки с пятью защитниками. Но в варианте с четырьмя вполне способен сыграть Маслов. Я доволен его действиями. Кстати, впервые увидел его во второй команде именно на фланге обороны. У нас нет второго левого защитника, этого отрицать не стану.

— Довольны тем, как идет отработка этой схемы?

— Да, потому что независимо от расстановки наши идеи футбола с мячом или без него остаются. Мы провели очень упорную работу, особенно на первом сборе, но ребята ни разу не пожаловались, всегда трудились до конца.

— Просто кажется, что эту схему навязывают вам болельщики и эксперты. Что думаете об этом?

— Нет, вообще ничего подобного не слышал. Журналисты и болельщики говорят, что им нравится наш футбол и за короткий срок мы изменились в лучшую сторону. Никто не может заставить нас сделать что-то, потому что не меняем что-то ради самих изменений. Когда убеждены, что определенное нововведение способно помочь, тогда внедряем его. Не поддаемся влиянию со стороны, это было бы очень опасно. Сами работаем с игроками, анализируем матчи и знаем характеристики футболистов. Каждый день разговариваем с ребятами и изучаем, что можно улучшить. Мне кажется, схема, которую используем уже полгода, просто отличная. У многих соперников возникли проблемы из-за нее. Из 15 матчей мы не провели на хорошем уровне только, возможно, два. Это абсолютно нормальное процентное соотношение.

Доменико Тедеско. Фото Александр Ступников, ФК «Спартак»
Доменико Тедеско. Фото Александр Ступников, ФК «Спартак»

— А нет ли опасений, что экспериментами можете сломать схему, которая хорошо работает?

— Нет. 4-4-2 — абсолютно нормальная расстановка, которую применяют многие команды в мире, но вы переоцениваете эту тему. Схема не настолько важна, главное — принципы игры и ощущения футболистов. Повторю: основная тактическая модель остается прежней, ее не нужно менять.

— Просто есть история, когда в чемпионский сезон «Спартак» Карреры применял 4-2-3-1, а после того, как исполняющим обязанности главного тренера стал Рианчо, перешел на 4-3-3 — и все сломалось.

— Не думаю, что это произошло из-за схемы. Эти два варианта очень похожи, просто в первом у вас два опорника, а во втором — один. 4-3-3 и 4-2-3-1 очень подвижны в игре. Но я не был свидетелем той истории, поэтому не могу судить.

— Но в тот момент все эксперты указывали именно на это изменение.

— Если эксперты так говорят, возможно, так и происходило.

— Вы вообще обращаете внимание на мнения со стороны? Ветераны клуба регулярно критикуют ваш футбол, и такая ситуация складывается только у «Спартака».

— «Шальке» — вторая такая команда! Это нормально, когда вы работаете в крупной спортивной организации, вокруг которой много эмоций. Поэтому «Спартак» и интересен — у него есть такие люди и богатая история. Футбол — открытый мир, все могут видеть наши игры через свой опыт. Я уважаю экспертов, но мы должны делать то, что лучше для клуба. Приведу пример: перед началом сезона ряд людей говорили о «Спартаке» и пришли к выводу, что с этой командой невозможно достичь каких-то целей и попасть в еврокубки. Через восемь месяцев они же сказали, что это сильный коллектив, который обязан быть на вершине.

— При этом Олег Романцев поддерживает вас.

— Он другой — во многом потому, что сам тренер. Прежде всего, Романцев очень человечный. Много о нем читал и разговаривал с людьми, которые работали с ним. Я знаю, как он любит «Спартак», поэтому его слова о команде для меня как религия.

— Вы смотрели лучшие матчи в Лиге чемпионов под его руководством?

— В музее на «Открытие Арене» есть зона, где можно увидеть моменты встреч тех сезонов. Это была очень эмоциональная команда. Романцев мог зарядить футболистов, а они переносили это на поле.

Квинси Промес. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Квинси Промес. Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Трансферы

— На какую позицию вам нужен игрок?

— Сложно сказать. Мы сейчас в хорошей форме, у нас хорошая команда. Если бы мы могли что-то улучшить, было бы неплохо найти исполнителя на позицию крайнего полузащитника.

— Ждать ли еще трансферов этой зимой?

— Возможно, да.

— Как проходят переговоры по Промесу?

— Слежу за новостями по нему, руководство меня информирует. Ждем, что вопрос решится. Конечно, я как тренер хочу, чтобы он скорее приехал и начал работать, чтобы влиться в коллектив. В клубе делают для этого все возможное.

— Из-за нехватки нападающих осенью вам приходилось выпускать на эту позицию центрального защитника Кутепова. После этого Кокорин ушел в «Фиорентину» — еще одна потеря среди форвардов. Как отреагировали на это? И не удивило ли вас, что он не в самом лучшем состоянии уехал в Италию?

— Я всегда на связи с руководством по всем вопросам, поэтому нет, не удивило. К сожалению, Саше временами не везло в «Спартаке». Не секрет, что у него возникали некоторые проблемы. Человек пришел сюда без подготовки, с травмой, не мог тренироваться в полном объеме, пропустил последние матчи из-за повреждения.

— Вы верите, что у него были эти травмы? Есть мнение, что он не выходил на поле против «Сочи» и «Зенита» из-за решения сверху.

— Верю своему игроку. Саша был честен со мной. Мы разговаривали, и он сказал, что действительно получил травму.

Доменико Тедеско. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Доменико Тедеско. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Решение об уходе

— Я поддерживал вас с первого дня в «Спартаке» и совершенно не понял вашего решения об уходе из клуба и, главное, вашего объяснения — семью же можно привезти в Россию. Ситуация с пандемией в нашей стране становится все благоприятнее, а в Германии нет ничего такого, чего не было бы в Москве.

— Но правда именно в том, что кроме семьи нет никаких других факторов. Меня много спрашивают о реальных причинах решения уйти. За период с апреля по декабрь я видел своих близких всего пять раз. Их переезд — это очень серьезное решение, один раз я уже это сделал, когда тренировал «Шальке». Это произошло в пределах одной страны, но даже с учетом этого возникали трудности: новые люди, друзья, дети пошли в другой детский сад. А им в этом возрасте непросто менять обстановку, мы уже проходили это.

И кроме этого, есть много вопросов, которые нужно решать. Привезти родных в другую страну без знания языка очень сложно. Поэтому мне пришлось принять непростое решение — все из-за коронавируса. В обычное время семья могла спокойно летать в Москву, на это я и рассчитывал, когда подписывал контракт. Была возможность приезжать ко мне на несколько недель — или я сам мог отправляться в Германию на выходные. Но сейчас практически невозможно перемещаться между странами даже с разрешением. Я люблю «Спартак», но и свою семью тоже очень люблю.

— Но ситуация с пандемией меняется, потихоньку снимаются ограничения.

— В клубе мне сказали, что обсуждение контракта пройдет зимой. Я захотел выступить на опережение и честно объявить о своем решении. Мог бы до сих пор продолжать какие-то игры, просить время или более дорогой контракт, но это было бы нечестно. Решил поступить так, как того заслуживали Леонид Федун и Зарема Салихова. Рабочие отношения должны основываться на доверии. В декабре все говорили, что уже через месяц ситуация с пандемией в Германии станет проще. Но сейчас мы видим, что все еще сложнее.

До самого объявления даже не мог спать. В клубе меня спрашивают о трансферах, но как я могу высказывать мнение, а потом в мае попрощаться? Это же неправильно. Не хочу быть препятствием для «Спартака», хочу помочь. Мне это решение далось тяжело, поверьте. Здесь у меня все отлично. Все работники клуба подходят ко мне и просят, чтобы я остался, для меня это самое главное. Ответная реакция игроков и персонала даже важнее результатов. Но решение принято, в футболе нужно быть четким и ясным. Даже если позицию можно поменять — этого делать нельзя.

— После того как все рассказали Федуну, предполагали, что клуб захочет пригласить нового тренера уже сейчас?

— У нас действительно хорошие и доверительные отношения, очень рад находиться здесь. Но если было бы принято другое решение, я бы с ним согласился.

— Не боитесь, что такая честность к клубу может плохо отразиться на вашей дальнейшей карьере? Возможно, через какое-то время вы поймете, что совершили ошибку.

— Знаю, что достиг бы здесь успеха. Вижу развитие команды, ребята голодны до побед. Они ради меня готовы пойти в огонь, а я — ради них. Но есть такая философия, что если в жизни ты чист, то тебе все это вернется. Никто не знает, что случится в будущем, после окончания пандемии. Люблю Москву и особенно «Спартак». Могу представить, что когда-нибудь вернусь, если этого захотят клуб и болельщики. Рад, что всегда могу пожать руку ребятам, с которыми работал, и честно посмотреть им в глаза. С удовольствием увидимся снова. Иногда проблем и неприятностей нельзя избежать, но всегда важно оставаться честным.

— Вы сказали, что нечестно говорить о трансферах без объявления об уходе. Как изменилась работа в этом направлении после вашего заявления?

— Не изменилась. Просто мне было важно сказать, что новичков не надо подписывать только для меня. Если руководство хочет пригласить игрока А или игрока Б, то я скажу свое мнение, но решение должен принять менеджмент. Не могу заявить: «Очень хочу этого футболиста, возьмите его!» Потом я уйду — и что будет? Тем не менее мы продолжаем общаться, руководство спрашивает мое мнение, информирует, все осталось по-прежнему. Только теперь главное слово не за тренером, это правильно.

— Если вы сразу найдете себе клуб в Германии, в России многие могут подумать, что вы для этого и планировали свой уход из «Спартака».

— Если кто-то так решит, значит, он совсем не знает меня. Важно мнение тех, кто работает со мной, — а они верят мне. Невозможно укрыться от мнений других людей. Но я честен, и у меня есть эта спартаковская искорка в голове.

— Вы сказали, что объяснили причины своего решения. Как отреагировали ваши помощники? Не пытались повлиять на вас?

— С ассистентами мы обговорили все задолго до этого. Всегда принимаем решения совместно. У них та же ситуация, у кого-то даже хуже — у Андреаса Хинкеля пять детей, — поэтому решение даже особо не обсуждалось.

— Как вы проведете первый день после того, как у вас закончится контракт со «Спартаком»?

— Думаю, буду в Москве и попрощаюсь с друзьями в клубе.

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Результаты опроса

проголосовало: 63499
Все опросы
Кто должен тренировать «Спартак»?
Свой, спартаковец
21.3%
Опытный россиянин
15.8%
Молодой иностранец
3.8%
Топовый иностранец
20.0%
Переубедите Тедеско!
18.9%
Верните Карреру!
20.1%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
71
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья