«В Токио мы шумели громче, чем другие, несмотря на травлю». Нагорный — об Играх-2020

15 августа, 16:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Никита Нагорный: «В Токио мы шумели громче, чем другие, несмотря на травлю»»

№ 8504, от 17.08.2021

Никита Нагорный — в редакции «СЭ». Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Никита Нагорный — в студии «СЭ». Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Гостем «СЭ» стал один из героев Олимпиады гимнаст Никита Нагорный, завоевавший на Играх одну золотую и две бронзовые награды.

Лидер мужской сборной России и один из самых обаятельных спортсменов страны Никита Нагорный известен не только как спортсмен. Он еще успешный блогер, начальник штаба движения «Юнармия» и муж звезды Instagram, серебряного призера Олимпиады и чемпионки мира гимнастки Дарьи Спиридоновой. Но в прошедшие недели внимание болельщиков в первую очередь было приковано к выступлению Никиты на гимнастическом помосте. После возращения из Токио Нагорный пришел в эфир YouTube-канала «СЭ» для того, чтобы рассказать об Играх и своих правилах жизни. Делимся наиболее яркими цитатами знаменитого спортсмена.

О популярности после Олимпиады

— Я нормально отношусь к вниманию, журналистам. Это часть работы, нужно уделять свое время популяризации спорта и самого себя. Не скажу, что меня достали. Ажиотаж, конечно, был, во время Олимпиады сильно прибавилось подписчиков, многие писали слова поддержки. Много трогательных видео было, решил даже конкурс устроить на лучший ролик. Появилось чувство удовлетворения, что гимнастика наконец-то получит столько внимания, сколько она заслуживает. Понимаю, что вскоре о нас опять могут забыть на четыре года, но тут уже все зависит от нас самих. Насколько сможешь поработать на себя.

Чего не хватает для хайпа? В том же фигурном катании — колкости: это не элемент шоу, а реальное отношение людей друг к другу. Я задумывался о том, чтобы сделать не шоу, а соревнования, где будет больше элементов противостояния, баттла. Фигуристы тренируются каждый в своей школе, своем зале, бьются за попадание на большие соревнования, за медали. А мы постоянно сидим все вместе на спортивной базе. Невозможно даже представить между нами плохие отношения. У меня не было никогда конфликтов, тем более я такой человек, который всегда отшучивается. Бывают, конечно, недопонимания — кто-то на кого-то крикнет. Это нормально, обычные человеческие отношения. Бытовуха.

На карантине месяц всем вместе сидеть — без конфликтов обойтись тяжело. Если мы бы все это снимали и показывали, то, наверное, про это бы писали. Но я не вижу смысла в подобной популяризации спортивной гимнастики. И так достаточно поводов говорить о нашем виде спорта, победы есть — пожалуйста, а это — грязь. Понятно, что людям это нравится, интересно, бои я сам тоже иногда смотрю в свободное время. Но не из-за того, что кто-то скандалит. А просто мне нравятся единоборства. А мы лучше будем честно представлять свою страну. Есть простой путь, а есть более стабильный, что ли. Итог один и тот же.

О машине, на которой приехал на эфир

— Это машина моей жены, у меня, к сожалению, нет машины. Но я открыт к сотрудничеству с автомобильными марками! (Смеется.) Пришлось продать свою машину, чтобы наконец-то достроить дом. Вложения сумасшедшие — и деньги, и силы, и нервы. Приходится просить у жены поездить. Я заправляю, штрафы оплачиваю.

Была история, что мне выбили стекла у другой машины. Приехал к себе в академию, гимнастический клуб. Машину оставил на парковке. По своей глупости не забрал из салона свою сумку с документами, правами, банковскими картами, со всем. Возвращаюсь — выбили окно, забрали. У меня был сильный шок. Но я как блогер — вижу контент, сразу выкладываю. И через 20 минут приезжают телеканалы снимать новости. Не хотелось такого хайпа, журналистов попросил не снимать. Приехала полиция, кинологи. Взяли след, искали, но ничем это не завершилось. А на следующий день в бегущей строке телеканалов пишут, что у гимнаста Нагорного обокрали автомобиль. Конечно же, мне сразу позвонила обеспокоенная мама.

О своем заработке

— В доме своем мы (с женой, гимнасткой Дарьей Спиридоновой. — Прим. «СЭ») уже живем. Сколько ушло денег на него? Много. Очень много. Все деньги, которые я заработал в профессиональном спорте, в своей академии, других источниках заработка, вложил в него. И до сих пор есть траты. Сейчас заканчиваем ландшафт вокруг дома. Потребовалось идти на жертвы, чтобы стройку не замораживать. Очень надеюсь, что все это окупится, эмоционально. Я нормально отношусь к разговорам о зарплате, каждый человек в меру своей воспитанности может обсуждать все, что хочет. Если он считает нужным считать деньги другого человека, то пожалуйста. Это ведь и его деньги в случае спорта, где многое зависит от государства. И не закрытая информация.

О напарниках по команде

— Капитан Давид Белявский — спокойный, выдержанный, принимающий грамотные решения. Опытный человек. Денис Аблязин немного в себе, но на драйве. Человек-двигатель. Пока мы еще на ковре разминаемся, он минуту растянется и уже на снаряды. Эмоциональный двигатель, может, и я, но по тренировкам — Денис. Гимнаст до мозга костей. Артур Далалоян — характерный, заводится легко, пытается себя сам спровоцировать. Целеустремленный, закрытый. Очень любит гимнастику. Себя я вообще на четвертое место поставлю по усердию на тренировках. Но я открытый, заходите — велком.

О тяжелой травме и выступлении Далалояна в многоборье

— Зачем врачу врать? Далалояну изначально сказали, какая у него травма. Не было такого, что он якобы здоров, а потом на Олимпиаде придумали легенду о повреждении. Людям, которые в это не верят, лучше задуматься, почему они так говорят. А решение принималось совместно, мы же давно тренируемся вместе, выступаем, если спортсмен говорит, что он выйдет и все сделает, — как можно ему не доверять? К тому же мы видели, на что он способен. Не было такого, что он тренировал только два снаряда, а потом пришел в многоборье. Он делал упражнения и на базе, на тренировках перед стартом Олимпиады уже в Токио. Проверял себя и сказал, что чувствует себя готовым. Он спросил, доверяем мы ему или нет. Мы его поддержали. Это и есть команда. Мы выиграли как раз в этом плане, еще до соревнований. Стали единым коллективом. Это ведь был нереальный риск — выходить таким составом.

В тот момент говорить Артуру, что опасно, можешь на костылях остаться, — только масла в огонь подливать. Понятное дело, что может быть что-то со здоровьем в дальнейшем, но я ставил себя на его место и понимал, что поступил бы точно так же. Он ведь многоборец, абсолютный чемпион мира.

О дальнейших выступлениях

— На Париж, конечно же, рассчитываю. Сейчас отдохну и буду готовиться, тренироваться. Обиды за личное золото нет. Есть обида, что не смог выступить в личных соревнованиях так, как я могу. Взять даже хотя бы мое поведение, ошибки. Приземляюсь и чуть ли не падаю на ровном месте. У меня никогда такого не было. Эмоциональный сбой, не техническая ошибка. Проблема в том, что я сам себе это навязал.

Спорт в целом хорош непредсказуемостью. Некоторые люди делают ставки, я не сторонник этой истории. Мне уже по приезде рассказывают, какие были на меня коэффициенты. В личном многоборье на меня был коэффициент 1,20, на Хосимото, который победил, — 5. Значит, такое признание народа. И, честно сказать, на меня это давило. Командой мы друг друга поддерживали, здесь я сам за себя, и справиться не получилось. Значит, недоработал. Дал слабину. Мечтал набрать в сумме 89 баллов, и тот факт, что не получилось, меня подкосил.

О Байлз и терапевтических исключениях

— Болельщики, чтобы им проще жилось, всегда находят объяснения. Приехала и не выиграла? Ну понятно, препараты! Симона — легендарный человек, приезжает и берет четыре золотые медали на Олимпиаде. У нас есть система допинг-контроля. Если они нашли возможность обойти, как многие считают, я к этому никак не отношусь. У нас никогда этого в команде не было. Да, были в Токио люди, которые ходили, говорили, — теперь все встало на свои места. У меня другое мнение.

Байлз приехала, опробование прошла, квалификацию выиграла. Может, у нее реальная проблема и эти препараты помогают ей жить? У нее не особо простое детство было. Она в любом случае талантливый человек и заявляет о гимнастике на весь мир. Американская гимнастика по популярности на одном уровне с игровыми видами спорта. У них все основано на коммерческих клубах. Нам стоит у этой системы поучиться, 100 процентов. У нас нет сейчас возможности выбирать из тех, кто приходит в секцию, как в Советском Союзе, тыкнуть — ты высокий, ты полненький. Нет такой скамейки запасных.

О судействе в соревнованиях по художественной гимнастике в Токио

— Можно посмотреть с двух ракурсов. Как спортсмену мне было обидно, все ждали победы наших девчонок, у меня самого была уверенность, что они выиграют. Насчет судейства всегда у каждого свое мнение. Помню, как удивился, когда сами японцы делали картинки с Хосимото и его ошибкой в многоборье и подписывали: «Позор!» Конечно, хочется, чтобы судьи были на нашей стороне. Кроме поддержки и теплых слов спортсменкам и руководству я не могу ничего сказать. Они правильно делают, что отстаивают свои права. Роняют предмет — и выигрывают. Со стороны смотрится отвратительно. Согласен с Ириной Александровной [Винер-Усмановой], что если были бы зрители, они начали бы шуметь, как в случае с Алексеем Немовым в Афинах. История бы еще громче зазвучала.

Но, с другой стороны. Досконально я правил художественной гимнастики не знаю. Насколько помню, в начале цикла произошло изменение и снизилась сбавка за то, что роняешь предмет. И даже [основатель Telegram] Павел Дуров говорил, мол, столько экспертов в художественной гимнастике стало, а где же все вирусологи? С точки зрения маркетинга спорту это пошло на руку и в мире, и в России. Да, это нельзя сравнить с затраченными усилиями, и сестры Аверины заслуживают золота. Но я не могу сказать, что израильтянка Ашрам его не заслуживает. Я не думаю, что это какая-то махинация против России. Возможно, хотели показать, что не только наши могут выигрывать. Но это можно было сделать не на этом старте, не на Олимпиаде. Тем не менее при победе наших такого внимания бы не было.

О встрече олимпийцев на Красной площади

— Самому мне не удалось там побывать. Но это мероприятие в очередной раз показывает, насколько ценен для государства спорт в нашей стране. И что мы не зря посвящаем этому свою жизнь. Не перебор ли с пафосом, учитывая пятое место? Нет, не перебор. Надо посчитать количество допущенных спортсменов у других стран и сколько спортсменов было в команде ОКР. Мы во многих видах спорта выигрывали. Мы шумели громче, чем другие страны. Признания зрительского было больше. Возвращение на родину стало отдушиной после той травли от МОК и санкций. Понимаю, есть ненавистники из-за того, что у нашего спорта такой бюджет. Но для нас встреча олимпийцев на Красной площади — это было очень приятно.

О работе в Юнармии

— У нас стереотип, что Юнармия — только армия, разборка автомата и военная подготовка. Да, основа — армейское воспитание. Но направлений масса. Ребенок хочет стать журналистом — он может пройти курсы. Прививают ценности победы в Великой Отечественной войне. У нас в детстве были спорт и бездельничество, нужно прививать дисциплину, а одновременно с этим и самостоятельность, рвение к лидерству. Ассоциация агрессивная? А как без этого? Речь идет не про войну, а воспитание молодежи. Хотя почему у нас тенденция, что каждый молодой парень хочет откосить от армии? Я вот служил. Это этап в жизни, который должен пройти каждый человек. И как никогда сейчас наша молодежь нуждается в таких движениях. Я не говорю, что, мол, молодые артисты плохо влияют, как некоторые говорят. Ребенок сам определяет для себя путь развития. Безусловно, это не должно быть из-под палки. Но мне нравится, чем я сейчас занимаюсь.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

38
Предыдущая статья Следующая статья