Мария Шарапова: "Не собираюсь дискутировать с Вандевей по поводу своего поведения"

Вторник. Лондон. Мария ШАРАПОВА. Фото REUTERS
Вторник. Лондон. Мария ШАРАПОВА. Фото REUTERS

WIMBLEDON

Во время разговора с журналистами в пресс-центре Уимблдона его новоиспеченная полуфиналистка отказалась обсуждать свое поведение во время матча с Коко Вандевей и поделилась ощущениями перед полуфиналом против Серены Уильямс.

Шарапова: кружным путем - в пятый полуфинал

Евгений ФЕДЯКОВ
из Лондона

– С какими ощущениями вы вышли в свой первый за четыре года полуфинал Уимблдона?

– Разумеется, я знаю, что от меня на любом турнире все ожидают высокого результата, минимум полуфинала. Но сегодня был непростой матч – из тех, которые требуется просто вытянуть, несмотря ни на что. Мне это удалось, поэтому ощущения позитивные.

– А что не позволило выиграть сегодня в двух партиях?

– В конце второй партии был отрезок, когда я заиграла довольно пассивно, недостаточно входила в корт. В то же время не стоит забывать, что моей соперницей была теннисистка, которая одержала здесь две хорошие победы, то есть обладала определенным запасом уверенности. Вандевей в принципе играет сейчас здорово, и когда стало совсем нечего терять, она показала очень хороший теннис.

– В какой момент вы выиграли сегодняшний четвертьфинал?

– Когда в третьем сете снова заиграла агрессивно и взяла подачу Вандевей.

– Она, как выяснилось, девушка достаточно эмоциональная. Вам нравится встречаться с такими соперницами?

– Я всегда стараюсь концентрироваться на себе и своих эмоциях. Если обращать внимание на то, что происходит на другой половине корта и на трибунах, ничего хорошего не получится. Этому правилу я следовала всю свою карьеру, и изменять ему не собираюсь.

– Вандевей несколько раз обращалась к судье на вышке, поскольку, по ее мнению, вы неоднократно двигались в момент ее подачи.

– Я не делала сегодня на приеме ничего особенного.

– Более того, она назвала ваше поведение неспортивным. Ваша реакция?

Назвала значит, назвала. Я не собираюсь вступать с ней в дискуссию.

– А что скажете в ответ тем людям, которые в том числе и в твиттере критикуют вас за громкие звуки, которые вы издаете при ударах?

– Тоже ничего не скажу. Мне просто нечего сказать что-то новое.

– Если бы не третья неделя, которая добавилась в промежутке между Roland Garros и Уимблдоном, вам удалось бы достичь сейчас полуфинала с учетом того, что в Париже вы серьезно разболелись?

– Кто знает? Во всяком случае, моя подготовка к этому турниру проходила не так, как я предполагала. Но мне трудно сказать, что было бы в ином случае.

– Что ожидаете от полуфинала против Уильямс?

– Прежде всего, этот матч будет непростым в физическом отношении. Да и в плане эмоций тоже. И это будет особый момент – снова выйти против Серены на Центральный корт.

– Перед этой игрой вы постараетесь вспомнить те ощущения, которые испытали здесь в финале 2004 года?

– Если я буду заниматься подобными вещами, то не смогу сфокусироваться на новой игре. Выходя на Центральный корт сейчас, я просто вижу болельщиков, крышу, которой раньше не было.

– А о чем вы думаете, когда видите свою фамилию, выгравированную на чемпионском трофее рядом с именами других знаменитых чемпионок?

– Честно говоря, у меня уже много лет не было возможности толком рассмотреть этот трофей. (Улыбается). И было бы неплохо проверить, все ли с ним в порядке. Конечно, быть маленькой частью большой истории Уимблдона – это очень здорово. Когда нибудь я смогу рассказать своим детям о том, чего добилась здесь их мама. А если они мне не поверят, у меня есть доказательство – оно, как вы уже сказали, выгравировано на трофее.

– В полуфинале в другой половине сетки сыграют Агнешка Радванска и Гарбине Мугуруса. Для вас является сюрпризом то, что туда не прошла прошлогодняя чемпионка Петра Квитова?

– Многие считают, что высокий номер "посева" гарантирует место в полуфинале. На ведь теннис интересен в первую очередь неожиданностями. Поэтому я не вижу ничего особенного в том, что произошло в другой половине.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ