16 февраля 2022, 14:10

«Мы с Шашиловым по утрам пьем кофе, а по вечерам — чай. У него контракт до 31 мая». Президент СБР — о будущем тренера

Президент СБР Майгуров заявил, что решение по тренеру Шашилову будет принято, когда придет срок
Наталья Марьянчик
Обозреватель
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Виктор Майгуров — об эстафетной медали, провале Латыпова и собственных выборах на пост главы федерации.

Виктор Майгуров избегал общения со СМИ на всем протяжении олимпийского биатлонного турнира. Но после серебра в женской эстафете вопросов к нему накопилось слишком много. Основной касался будущего старшего тренера женской сборной Михаила Шашилова, который сразу после финиша Нигматуллиной бросил журналистам загадочную фразу «я уже не работаю».

Не ставить Буртасову — абсолютно правильное решение

— Главный вопрос: что с Шашиловым? Он сказал, что уже не работает, что это значит?

— Я не знаю. У него, как и у всех тренеров, контракт до 31 мая. Почему он так сказал? Не знаю, спросите у него. Мы с ним прекрасно общаемся, по утрам пьем кофе, а по вечерам — чай. Живем напротив, ходим друг к другу в гости. Никаких проблем у нас нет.

— Вы уже приняли решение по поводу его будущего?

— Когда придет срок, мы решение примем. Я не буду сегодня ничего принимать, зачем? Разве больше не о чем сейчас спросить? Лучше давайте скажем, какие девчонки молодцы. Чего все зацепились за Михаила Викторовича? У нас все решения принимаются в свое время. Думаю, что это будет в апреле, чтобы всем было заранее понятно, как готовиться к следующему сезону.

— Считаете ли вы серебро в женской эстафете закономерным результатом, исходя из того, как складывалась эта Олимпиада?

— Конечно. Я ждал, что девчонки будут на подиуме. Я и перед Олимпиадой говорил, что мы способны бороться за медали в каждой гонке. Это не были пустые слова, мы это показываем. Наверное, у ребят было чуть больше возможностей, у девчонок — меньше. Но реализовали же!

— Время показало, что решение не ставить в состав Евгению Буртасову было верным?

— Абсолютно правильное решение. Мы не знаем сегодняшнего состояния Буртасовой. Казакевич была стабильна на тренировках, стабильна в стрельбе. Пусть небыстрая, но, как показывает практика, на первом круге первого этапа все равно все идут вместе. При стабильной стрельбе там все реально, что Ира и показала.

— Как пережили стрельбу стоя Светланы Мироновой, где она получила круг штрафа?

— Посмотрите на немцев, французов — все мажут. Нет ни одного спортсмена, кто не заходил бы на штрафной круг.

Скорее всего, пойду на выборы главы СБР

— У девчонок серебро в эстафете, а у ребят — только бронза. Это шок?

— Накануне было, конечно, разочарование. Но Эдик — молодой спортсмен, показывает достойные результаты только второй сезон. На последней стрельбе попал в порыв и не смог справиться. Я думаю, мы ему поможем, и он еще покажет себя в разных гонках и на разных этапах. Впереди — долгая спортивная жизнь.

— Вы с ним поговорили?

— Конечно, сразу после финиша. Все нормально, Эдик все адекватно воспринимает. Хочу отдать должное ребятам: они команда, очень друг друга поддерживают. Все понимают, что такое может случиться абсолютно с каждым.

— В биатлоне у нас уже четыре медали, но нет золота. Вы довольны?

— Конечно, золота хочется. В первую очередь для спортсменов, ну и для федерации, для страны. Для кого-то здесь, может быть, последняя Олимпиада. Я хочу и очень верю, что в оставшихся масс-стартах мы снова будем бороться за медали.

— Вы остаетесь президентом СБР?

— Это нужно спросить у делегатов конференции. В уставе не написано, что если мы выигрываем медали, то президент остается. Здесь в первую очередь заслуга тренеров, аппарата СБР, которые принимают управленческие решения и осуществляют текущую работу.

— Но вы пойдете на выборы?

— Мне понятна эта работа, я вижу, что нужно делать дальше для создания мощной федерации. Поэтому — скорее всего, да.

Новости