08:20 29 мая 2015 | Футбол — Франция

Вадим Васильев: "Хотим видеть в "Монако" российского игрока"

Вадим ВАСИЛЬЕВ. Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ" В "Монако" главного тренера Леонарду ЖАРДИМА пока нет россиян. Но они могут появиться. Фото AFP
Вадим ВАСИЛЬЕВ. Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ"

Вице-президент "Монако" дал обстоятельное интервью обозревателю "СЭ" и подробно рассказал о клубе, которым владеет россиянин Дмитрий Рыболовлев

Игорь РАБИНЕР
из Монако

Чтобы понять, насколько популярен Вадим Васильев в Монако, достаточно было побывать на стадионе "Луи II" во время матча звезд, созванных князем Альбером II, с гонщиками "Формулы-1". К боссу "Монако" ежеминутно подбегали дети с просьбой о фото или автографе. То же делали и степенные дамы, и главы семейств – словом, узнаваемость российского менеджера не ограничивается узкой футбольной аудиторией. И узнаваемость эта – однозначно позитивная.

Во главе с Дмитрием Рыболовлевым и Васильевым "Монако" вернулся в высший французский дивизион, купил Фалькао и Хамеса Родригеса, занял второе место и получил путевку в Лигу чемпионов. Потом сменил курс на более экономный, а главного тренера Раньери – на Жардима, отдал в аренду "МЮ" Фалькао и продал "Реалу" Родригеса, прошел "Зенит" и "Арсенал" Лиге чемпионов, лишь в четвертьфинале при грубых судейских ошибках чуть-чуть уступив "Ювентусу".

В общем, российский проект "Монако" пока можно назвать успешным. Как он таким получился, Васильев, человек и обаятельный, и откровенный, более полутора часов рассказывал мне в своем кабинете на "Луи II". С перерывом на встречу с... министром внутренних дел Монако.

Вадим ВАСИЛЬЕВ. Фото - Игорь РАБИНЕР, "СЭ"

– Как становятся вице-президентом таких клубов, как "Монако"? – спрашиваю Васильева.

– Мой путь – не самый традиционный. Я выпускник МГИМО по специальности "международные экономические отношения". Работал в разных организациях – от МИД до крупных международных торговых компаний, занимался и своим бизнесом. В футбол пришел по приглашению президента Рыболовлева, с которым знаком очень много лет и у которого в свое время работал. Познакомились в 1995 году, когда я занимался международной торговлей удобрениями, а он стал владельцем "Уралкалия".

– Вы друзья, или у вас только профессиональное сотрудничество?

– И то, и другое. Рыболовлев был не совсем доволен тем, как управлялся клуб, и вначале предложил мне попробовать заняться только спортивной частью. Я пришел на должность советника президента, через три месяца стал спортивным директором, а еще через восемь был назначен руководителем.

– Сами в футбол играли?

– Нет, только смотрел. Помню, какое впечатление в свое время произвело на меня дерби "Милан" – "Интер". Понял, каким может и должен быть футбол высшего уровня. В России ходил на "Локомотив". Впрочем, назвать себя полноценным болельщиком не могу.

– Не рассматривали вариант приглашения в "Монако" российских игроков?

– Мы очень хотим, чтобы в "Монако" играл хотя бы один российский футболист. Надеюсь, в ближайшие сезоны это получится. Отслеживаем рынок, и у нас есть определенные цели.

– В том числе и для того, чтобы привлечь на матчи "Монако" обширную российскую диаспору на Лазурном берегу?

– Да. К тому же французский чемпионат сейчас показывают в России по общедоступному каналу.

– Рыболовлев к этому приложил руку?

– Нет.

Князь Монако АЛЬБЕР II (слева) и Дмитрий РЫБОЛОВЛЕВ. Фото - REUTERS

У РЫБОЛОВЛЕВА БЫЛА ЛОЖА НА "ОЛД ТРАФФОРД"

– Для Рыболовлева в "Монако" заложен сугубо спортивный интерес, или это связано с бизнесом в княжестве?

– Только спортивный. Он резидент Монако, уже много лет постоянно здесь проживает и очень любит футбол. Поэтому, когда представилась возможность возглавить клуб, долго не колебался. "Монако" в тот момент находился в бедственном положении, шел в конце таблицы второй лиги, ему грозил вылет в третий дивизион. Видимо, в тот момент князь Альбер II и решил, что нужно что-то всерьез менять, иначе последствия могли стать катастрофическими.

Кстати, мне пришлось об этом напомнить группе фанатов, которые в начале нынешнего сезона, возмутившись расставанием с Фалькао и Хамесом, провели акцию протеста, и кое-кто даже потребовал вернуть деньги за абонементы. Я с ними встретился и спросил: "Вы помните, что здесь было?" – "Нет-нет, мы помним и ценим!" Больше конфликтов не было, только поддержка.

– Не возникало ли у Рыболовлева желания приобрести российский клуб? Например, "Амкар" – ведь он родом из Перми?

– Я пришел в клуб, когда он уже был президентом "Монако". При мне такие варианты не обсуждались.

– Читал слова Рыболовлева, что до "Монако" он интересовался возможностью покупки "МЮ".

– Знаю одно: у него была ложа на "Олд Траффорд". Он очень часто летал на матчи "МЮ", и я иногда бывал там вместе с ним.

– Сейчас этой ложи у него нет?

– Нет. Потому что есть "Монако".

– Читал в Guardian, что у вас было предложение по продаже Фалькао от "Манчестер Сити". Тем не менее вы предпочли отдать его в "МЮ" в аренду.

– Вероятность заключения сделки с "Ман Сити" существовала. Главной причиной, по которой она не состоялась, стал финансовый fair play.

– Предложение составляло 70 миллионов?

– Суммы мы не комментируем, но она была очень серьезная.

Радамель ФАЛЬКАО (слева) и Хамес РОДРИГЕС. Фото - AFP

ФАЛЬКАО ХОТЕЛ ВИДЕТЬ В КОМАНДЕ ХАМЕСА

– Не связаны ли решения продать Хамеса и отдать в аренду Фалькао с соблюдением финансового fair play?

– Связаны. Когда мы увидели, каким наказаниям подверглись "ПСЖ" и "Ман Сити", то задали себе вопрос, готовы ли рисковать попасть под санкции УЕФА. И президент принял решение, что нет. Наш бизнес должен быть экономически более жизнеспособным.

– Когда годом ранее "Монако" потратил около 150 миллионов евро на укомплектование, ситуация с финансовым fair play воспринималась не так серьезно?

– Чтобы быстро запустить какой-то проект – в футболе или в бизнесе – всегда нужны инвестиции. А чтобы запустить проект очень быстро, нужны серьезные инвестиции. Возможность приобрести Фалькао – это был уникальный шанс, ведь игроки такого масштаба редко идут в еще только зарождающийся проект. До этого трансфера подобные вложения не планировались. Ставка на то, что приход Фалькао потянет за собой трансферы других качественных игроков и позволит выйти на другой уровень, сработала: из второго дивизиона – прямиком в Лигу чемпионов!

– Хотите сказать, что в "Монако" не было бы Хамеса, если бы не пришел Фалькао?

– Фалькао не хотел идти в новый проект вслепую, он желал знать, с кем будет играть. Хамес и Жоау Моутинью были двумя игроками, которых он хотел видеть в команде. А дальше многие футболисты, настороженно относившиеся к перспективе перехода в "Монако", пошли "под Фалькао" куда легче.

– Если возвращаться к финансовому fair play, проблемы с ним вам больше не грозят?

– Были приняты радикальные меры, чтобы сбалансировать бюджет клуба. Финансовый fair play считается на протяжении трех последних сезонов – и с учетом первоначально сделанных инвестиций мы пока не вписываемся в его рамки, но, начиная со следующего сезона, будем отвечать необходимым требованиям. Недавно между клубом и УЕФА заключено соглашение, согласно которому мы берем на себя определенные обязательства. Во-первых, не превышать определенный дефицит бюджета. Во-вторых, иметь положительный баланс по трансферам, то есть наши продажи должны быть дороже покупок. Уверен, что выполним эти условия и при этом сможем развивать проект.

Экс-форварда "Порту", зенитовца ХАЛКА предлагали "Монако". Фото - AFP

ХАЛКА НАМ ПРЕДЛАГАЛИ, НО ДАЛЬШЕ ДЕЛО НЕ ПОШЛО

– Фалькао и Хамес требуют персонального подхода?

– Когда Хамес только пришел, он еще не был такой звездой, как теперь. Но и он, и любой игрок требует индивидуального подхода. Фалькао – тем более. Для нас это было важнейшее подписание, и, конечно, ему мы уделяли большее внимание. Например, периодически ходили ужинать с ним и его супругой.

У Хамеса начало сезона сложилось не очень удачно, потребовалось немножко на него надавить. Объяснить, что само собой ничего не сложится, и надо себя проявлять. Нам с тренером и его агентом Жорже Мендешем нужно было встряхнуть футболиста. Он воспринял это правильно, и дальше играл намного сильнее.

– Великолепный чемпионат мира взвинтил цену на него?

– Конечно.

– Есть ли хоть минимальная вероятность, что Фалькао вернется из аренды и будет играть у вас в следующем сезоне?

– Ничего в жизни нельзя исключать. Но к Фалькао, несмотря на не самый удачный сезон в "МЮ", сейчас проявили интерес несколько мощнейших клубов. И мы начинаем переговоры о будущем Радамеля.

– А "Юнайтед" не сделал предложения о его выкупе?

– Нет.

– Правда ли, что рассматривался вопрос о приобретении из "Зенита" Халка – бывшего одноклубника Фалькао по "Порту"?

– Нам его предлагали, но до конкретных серьезных переговоров дело не дошло.

– Кто предлагал – клуб или агент?

– Агент.

Дмитрий РЫБОЛОВЛЕВ (слева) и князь Монако АЛЬБЕР II. Фото - REUTERS

ЧЕРЫШЕВ? ИСКЛЮЧАТЬ НИЧЕГО НЕ БУДУ

– В свое время Рыболовлев продал "Уралкалий" Сулейману Керимову. Их объединяет и то, что как "Монако", так и "Анжи" резко меняли вектор развития. Только один клуб это привело в четвертьфинал Лиги чемпионов, а другой – в ФНЛ. Стали ли результаты этого сезона для вас неожиданными?

– В Лиге чемпионов мы добились большего, чем ожидали. А вот результаты в чемпионате Франции не стали удивительными, потому что, несмотря на смену курса, мы сохранили наши спортивные амбиции – быть в числе ведущих команд первенства.

Результаты подтверждают справедливость наших действий, в том числе и по смене тренера. Хотя, переформатировав проект, ожидали, что достижение целей займет несколько больше времени. Никто не мог понять, почему мы делаем ставку на малоизвестного Леонарду Жардима. А для измененного проекта нам нужен был тренер другого типа по сравнению с Раньери.

– Человек, который привык работать не с самыми звездными футболистами?

– Безусловно. Тот, кто готов работать с молодежью, поднимать футболистов на другой уровень. Признаюсь: работа над поиском такого специалиста началась еще до того, как закончился прошлый сезон. Потому что мы понимали неизбежность смены курса.

Еще летом 2013-го, после подписаний Фалькао, Родригеса, Моутинью, все ждали, что дальше придут Роналду и Месси. Но я публично заявил, что повторения массированных инвестиций в 2014 году ждать не стоит. Уже тогда мы понимали, что в долгосрочном плане то, на что мы пошли, нежизнеспособно. А угроза санкций со стороны УЕФА – и то, что было сделано с "ПСЖ" и "Ман Сити" – стали катализатором более резких перемен.

– Раньери болезненно воспринял отставку после второго места?

– Мы остались в хороших отношениях, иногда созваниваемся. Это была трудная ситуация, в первую очередь для него. Но главное, что удалось сохранить нормальные человеческие отношения, а это дорогого стоит.

– Он поздравил вас с победой над "Арсеналом"?

– Не сразу. Но как-то пересеклись в Монако, где он по-прежнему живет, и Клаудио сказал: "Молодцы!"

– Вы объяснили, какими критериями руководствовались при выборе нового тренера. Но почему именно Жардим?

– Для нас был предпочтителен человек со средиземноморской культурой. Желательно было, чтобы он знал французский. Леонарду говорит на нем не идеально, но базовые знания имел. Также было важно, чтобы он понимал: в нашем клубе тренер только тренирует команду, а не формирует спортивную политику. Безусловно, он участвует в процессе подбора игроков, потому что ему с ними работать, но его слово не последнее.

– Он называет позиции, которые надо укрепить?

– Да, но с ним обсуждаются и конкретные кандидатуры. Более того, у него есть право вето на того или иного игрока, однако пока Жардим им не пользовался.

Главный тренер "Монако" Леонарду ЖАРДИМ. Фото - AFP

– Чего вы от него в этом сезоне не ожидали?

– Многие полагали, будто ему не хватает харизмы. Но мы знали, что у него она есть. Вижу, как он прогрессирует в общении как с командой, так и со СМИ, и это меня приятно радует.

– Поддержку "Монако", как и "Зениту", оказывает знаменитый португальский агент Жорже Мендеш. Жардим – его протеже?

– Нет. Мендеш предлагал другие кандидатуры. Жардим – только наш выбор. Впервые услышал о нем из уст человека, которого ценю и уважаю. Мы включили специалиста в список потенциальных кандидатов и стали присматриваться. Нам было важно, чтобы тренер не через силу, а искренне принимал близкие новому формату проекта ценности.

Так и получилось. Выход Бернарду Силвы на другой уровень напрямую связываем с работой Жардима. Фабинью освоил вторую позицию – опорного полузащитника, что выручило нас с "Арсеналом", когда был травмирован Тулалан.

– Вся эта молодежь готовится как многолетний костяк будущего "Монако" или на продажу в топ-клубы?

– И то, и другое. Четко понимаем, что не сможем удержать всех. "Монако" – не "Реал", "Челси" или "Бавария", и с учетом нашей экономической модели мы никогда не встанем на этот уровень. Поэтому будем исходить из реальности. Как это было с Хамесом.

Нам сделали очень серьезное предложение – этот трансфер стал одним из пяти крупнейших в истории футбола. А ведь годом ранее Хамес пришел к нам, и все говорили, что мы его слишком дорого купили. Сказалось и его желание. Мы могли сказать "нет", но это было бы неправильно. Игрок мог потерять мотивацию, и мы никогда не получили бы больше такого предложения.

Горжусь, что наш футболист перешел в "Реал". Мадридцы пригласили меня на официальную презентацию Хамеса, и это подчеркнуло очень хорошие отношения между клубами.

– У вас сложилось сотрудничество с "Реалом", который недавно заявил, что не нуждается в следующем сезоне в услугах Дениса Черышева. Есть ли интерес к нему?

– В футбольном мире не принято до трансферного окна подтверждать интерес к тому или иному игроку. Но исключать ничего не буду.

"Монако" во втором тайме положил на лопатки "Зенит" и шагнул в плей-офф Лиги чемпионов. Фото - AFP

В ПЕРЕРЫВЕ МАТЧА С "ЗЕНИТОМ" ВПЕРВЫЕ ЗАШЕЛ В РАЗДЕВАЛКУ

– Команда плохо начала сезон. Ни разу не задумывались о том, что Жардим – ошибка, и с ним следует расстаться?

– Мы решили терпеть. Это было трудно и болезненно. Но понимали, что провели большую работу и не могли кардинально ошибиться. В какой-то мере причины заключались в том, что тренер тогда еще не адаптировался, но также и в сомнениях игроков. Последнему поспособствовали и ваши коллеги по цеху из Франции. Когда игроки каждый день открывают газеты, а там пишут, что "Монако" больше нет, проект закрыт, не так просто сконцентрироваться на матчах.

– Переломом стал второй матч с "Зенитом"?

– Думаю, он произошел раньше, когда выиграли у "Ренна". Хорошо выступали в Лиге чемпионов, а потом плохо – в чемпионате. И в какой-то момент публично, через прессу, я потребовал от футболистов не расставлять приоритеты, а одинаково отдаваться игре на всех фронтах.

– Считали клуб с Халком, Витселем, Гараем фаворитом группы?

– Почему-то хотел именно такую группу – ровную, в ней у "Монако" мог появиться шанс. Да, мы считались аутсайдером, а более звездный "Зенит" – фаворитом. Но матч в Санкт-Петербурге, где ребята сыграли очень достойно, ничего не дали сопернику сделать, на многое повлиял.

Важнейшим моментом была последняя встреча в группе – с тем же "Зенитом". Страшное нервное напряжение привело к нашей очень боязливой игре в первом тайме. Все висело на волоске. В перерыве я впервые в карьере зашел в раздевалку. И постарался поднять боевой дух команды. Сказал, что надо расслабиться и быть самими собой – но гораздо более эмоционально (улыбается). Потребовал, чтобы они выдохнули и забыли, что играют против "Зенита" в решающем матче группового турнира.

– Жардим знал, что вы зайдете? И как отреагировал?

– Нет, это было чистой импровизацией. И он был признателен за это, о чем сам потом мне сказал. Чаще всего, когда игра не идет, Леонарду знает, как справиться, но это было то исключение.

Леонарду ЖАРДИМ празднует победу над "Зенитом". Фото - AFP

– На какой срок рассчитан контракт португальца?

– На прошлой неделе анонсировали продление контракта на четыре года – до 2019-го, что в футбольном мире сейчас большая редкость. Но убеждены, что этот тренер идеально вписывается в нашу философию, и результат отдельного матча на это повлиять не может.

– Наблюдая за тем, что годами происходит в "Спартаке", видно, что зарубежным тренерам – Лаудрупу, Эмери или Якину – не хватает поддержки руководства клуба. У вас, выходит, наоборот?

– Не могу и не хочу говорить об уважаемых коллегах из "Спартака". Но по нашему примеру скажу, что в особенно сложных моментах нужна и поддержка руководства, и внимание к каждой детали. Когда все идет плохо, нужно разобраться в ситуации, отделить эмоции от здравого анализа.

После пяти туров мы были на 19-м месте, и вы понимаете, как большинство людей это воспринимало. Тогда мы сели с тренером, и я четко сказал: "Мы с тобой в одной лодке. Либо мы этот сезон пройдем вместе, либо мы его вместе же не пройдем".

– У Жардима были сомнения?

– В какой-то момент было видно, что он обескуражен. Тем более что предсезонка прошла на ура, выиграли все матчи, в том числе у "Арсенала", только с "Валенсией" сыграли вничью. Очень важно было вселить уверенность и в команду, и в тренера, что мы не будем ничего менять из-за плохого старта.

– Слова насчет одной лодки означали, что если бы был уволен Жардим, то вы ушли бы вместе с ним?

– Они означали, что я полностью разделил бы ответственность за происходящее. А решать было бы уже президенту.

– В первой половине сезона "Монако" играл в осторожный футбол, с акцентом на оборону, к концу игра изменилась. Для Рыболовлева главное результат или зрелищность?

– Зная президента, предположу, что для него в первую очередь важен результат. Но его радует, что и в игре виден прогресс. Вот были мы на матче "Реал" – "Ювентус" – но все равно постоянно проецировали увиденное на нашу команду.

– Было ощущение: "На месте "Юве" должны были быть мы"?

– Не должны, а могли бы быть. Такое чувство было.

"Монако" оказал достойное сопротивление финалисту Лиги "Ювентусу". Фото - AFP

ФЕДОРЫЧЕВ – СПОНСОР "МОНАКО" УЖЕ ПОЧТИ 20 ЛЕТ

– На футболках "Монако" по-прежнему значится логотип компании Алексея Федорычева. Долгосрочное ли у вас соглашение, сколько клуб на нем зарабатывает?

– Эта фирма стала титульным спонсором задолго до Рыболовлева. В следующем году исполнится 20 лет с тех пор, как Федорычев спонсирует "Монако". Он также живет здесь. Контакт не долгосрочный, но на следующий юбилейный год он однозначно останется нашим генеральным спонсором.

– Регулярно общаетесь с бывшим владельцем московского "Динамо"?

– Достаточно. Он часто приходит на матчи "Монако".

– А вам самому было бы интересно поработать в российском футболе?

– Я уже так много чего в жизни пробовал, что сейчас хотелось бы стабильности (улыбается).

– До того, как Рыболовлев пригласил вас в "Монако", вы здесь никогда не жили?

– Жил. В конце 90-х некоторое время работал вице-президентом как раз в компании Федорычева. Так что о "Монако" знал не понаслышке. А теперь переехал сюда из Москвы.

– Что происходит с Лассина Траоре, о котором со времени его перехода в "Монако" почти ничего не слышно?

– Он почти сразу же ушел в аренду в "Эвертон" и получил травму. Вернулся, начал играть – и опять травма. После операции лишь недавно приступил к тренировкам. Талантливейший игрок, он, к сожалению, проходит через неудачный период, два года почти не играет. Но уверен, что его молодость и способности позволят все преодолеть. Он так рвется в бой, что приходится сдерживать – чтобы не поспешил с возвращением и не усугубил повреждение.

Лассина ТРАОРЕ (справа). Фото - AFP

– На том, что "Монако" приобрел у "Анжи" Траоре, сказались давние взаимоотношения Рыболовлева и Керимова?

– Конечно. Между ними состоялся разговор, после которого президент сказал мне: "Посмотри, кто из игроков "Анжи" был бы нам интересен". Тогда и определились с кандидатурой Траоре.

– Еще одна известная тема – давнишний спор "Монако" с федерацией футбола Франции по поводу переноса штаб-квартиры клуба, что уравняло бы его по налогам с соперниками.

– Налоговая ситуация всегда была такова. "Монако" – монегаскская компания, действующая по правилам и законам княжества. И немыслимо, чтобы она работала по законам Франции. Был сложный период, но в январе 2014 года мы все-таки достигли соглашения с французской профессиональной лигой, что "Монако" сохраняет штаб-квартиру в княжестве, и на данный момент вопрос закрыт. Семь из сорока представителей двух первых дивизионов оспаривают это решение – "ПСЖ", "Марсель", "Бордо", "Лилль", "Лорьян", "Кан", но мы считаем вопрос решенным и изменений не ждем.

– Вы играете на 18-тысячном "Луи II". Думает ли Рыболовлев строить более вместительную арену или перестраивать эту?

– Вначале стадион был даже большим по размеру, чем клубу необходимо. Между границей Италии и Ниццей, где есть свой клуб, проживает примерно сто тысяч населения. При этом известно, сколько в Монако иных развлечений. Поэтому постоянно заполнять 18-тысячник почти нереально, за исключением суперматчей. Что мы и доказали в этом сезоне, когда с "Арсеналом" стадион был полон, а с "Ювентусом" не было возможности достать билет уже за несколько недель.

Главная наша проблема – не вместимость. А то, что стадион морально устарел – нет корпоративных лож. В современном футболе основные доходы от продажи абонементов клуб получает именно от VIP-болельщиков. В Монако спрос есть, но нам нечего предложить.

Поэтому сейчас получили предварительное добро князя Альбера на то, чтобы изучить возможность модернизации принадлежащего государству стадиона – при этом учитывая, что арена многофункциональная. Мы должны соблюдать интересы и других видов спорта, поскольку на "Луи II" тренируются все любительские секции "Монако" – дзюдо, баскетбол, волейбол, тяжелая атлетика, плавание.

– Вы говорили, что доходы "Монако" чрезвычайно малы в сравнении с другими топ-клубами – "ПСЖ", "Марселем", "Лионом". Это касается в первую очередь продажи билетов и абонементов?

– Да. Нельзя равнять 67-тысячный "Велодром", который почти всегда полон, с нашим стадионом. Или арену "Лиона" на 60 тысяч, который строится к Euro-2016 и станет первой частной в стране – все прочие принадлежат муниципалитетам, то есть государству. Или "Парк де Пренс", где огромна доля VIP-лож, и все распроданы по баснословным ценам.

Князь Монако АЛЬБЕР II на домашнем матче с "Ювентусом". Фото - AFP

АЛЬБЕР II ПРОСНУЛСЯ В 4 УТРА В КОРЕЕ, ЧТОБЫ ПОСМОТРЕТЬ МАТЧ С "ЮВЕ"

– Альбер II часто ходит на матчи "Монако"?

– Почти всегда, когда позволяет график, который сверстан на длительное время вперед – тогда как даты матчей, особенно в еврокубках, оказываются известны за пару недель. Он был на обоих матчах с "Арсеналом", очень расстроился, что не мог присутствовать на игре с "Ювентусом" в Турине, поскольку был с официальным визитом в Корее. Но там он проснулся в четыре или пять утра – и смотрел матч в прямом эфире.

Когда же Альбер здесь, он всегда приглашает президента Рыболовлева в свою ложу, и они смотрят матч вместе. Общаемся с князем не то чтобы очень часто, но по всем важнейшим вопросам. Футболом он увлекся еще в детстве – князь Ренье часто брал его на матчи "Монако". И сам играет, и за клуб переживает. А сейчас, вдохновившись нашим успехом в Лиге чемпионов, он сообщил, что выделит клубу деньги на строительство новой детской академии.

– После матчей в раздевалку заходит?

– После обоих матчей с "Арсеналом" заходил и говорил теплые слова.

– А Рыболовлев заходит туда часто? Как вообще происходит его общение с Жардимом и командой?

– Его правило – не вмешиваться в оперативное руководство, а контролировать стратегические решения. С игроками общается нечасто, только когда это важно. Когда нужно было убедить Фалькао, он делал это лично. В раздевалку заходит после ключевых матчей, два или три раза за сезон приходит на тренировки. На днях общались с тренером по поводу итогов сезона. На встрече были Рыболовлев, Жардим, спортивный директор и я.

– Победа над "Арсеналом" поразила в клубе всех?

– Да, тем более что представители французского чемпионата прежде не побеждали на выезде английские клубы в плей-офф Лиги чемпионов столь убедительно. Такие матчи окрыляют, после них хочется двигаться дальше. Ведь в первой половине сезона множество французских обозревателей говорили, что на "Монако" без слез смотреть нельзя, оно играет скучно, вяло, от нашей игры спать хочется. Это добавило нам мотивации.

Результат результатом, но для меня очень важно и то, как изменилось мнение о нашей игре – сначала в самом Монако, затем во Франции. Смотрел по французскому телевидению комментарии к первому матчу "Ювентуса" с "Реалом", и не раз говорилось о том, насколько хорошо с туринцами сыграл "Монако". Слышать было приятно.

Победа "Монако" над "Арсеналом" в Лондоне удивила многих. Фото - AFP

– Действительно ли был мини-конфликт между Жардимом и Арсеном Венгером из-за отсутствия рукопожатия после ответного матча? Поздравил ли главный тренер "Арсенала" свой бывший клуб с выходом в четвертьфинал?

– Такая ситуация была. Когда Венгер приехал в Монако, мы ему вручили памятный подарок, поскольку его любят, помнят, и он сыграл выдающуюся роль в развитии клуба. А то, что происходит после матча, – эмоции. Поэтому поздравлений не было.

– С "Ювентусом" вас "убили" судьи?

– Не люблю говорить о судействе, но тут уж слишком много всего наслоилось. Когда результативная ошибка происходит в одном матче – это человеческий фактор. Но когда в двух – наводит на вопросы. После второго матча я выступил с заявлением, что, с нашей точки зрения, настало время ввода видеоповторов – по крайней мере, когда речь идет о таких основополагающих моментах, как пенальти. И "Монако" будет продвигать эту идею в европейском и мировом футболе.

– Верно ли, что "Монако" заинтересовано в возвращении из "Милана" Менеза?

– Нет.

– Останутся ли в "Монако" ветераны – Рикарду Карвалью, Бербатов, Тулалан, Моутинью?

– У Моутинью контракт еще на три года, Тулалан недавно продлил соглашение на два. У Карвалью и Бербатова контракты заканчиваются, и после сезона обсудим, что будет дальше.

Порой решения приходится принимать быстро, и они непросты – например, выкуп у "Бенфики" за 15 миллионов евро в зимнее трансферное окно Бернарду Силвы. Но если бы мы этого не сделали, то сейчас цена на 20-летнего игрока была бы другой, и купить его мы бы уже не смогли. Теперь к нему проявляют интерес крупнейшие клубы мира, но он не продается.

– Последний раз "Монако" было чемпионом в 2000 году, обладателем Кубка – в 1991-м. Реально ли завоевывать трофеи, имея в соперниках таких монстров, как "ПСЖ"?

– Да. Поэтому президент поставил задачу в ближайшие сезоны выиграть титул чемпиона Франции. Это очень сложно, но мы верим, что если в футболе, как и в жизни, все делать правильно и все время быть рядом с вершиной, то шанс представится. Невозможно сказать – когда, для этого должно сложиться много условий. Но то, что будем дышать в спину "ПСЖ", – не сомневаюсь.

– Гибралтар недавно вошел в УЕФА, играет в отборе к Euro-2016. А Монако не пытается сделать то же самое? Спрашиваю, поскольку прочитал слова Рыболовлева: "Воспринимаю проект "Монако" как национальную сборную княжества".

– Хороший вопрос. Здесь нет сборной, но клуб – воплощение идентичности Монако, и можно говорить, что это своего рода сборная княжества. А тема эта – интересная и справедливая. Обязательно с президентом переговорю – и, возможно, он обсудит это с князем.

– То есть "СЭ" подкинул вам мысль?

– Да. Спасибо за идею!

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...