17 ноября, 00:30

Вадим Немков: «Махачев придавил меня, как плитой. Офигел от его контроля»

Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Интервью с чемпионом Bellator в полутяжелом весе.

19 ноября рано утром по московскому времени в Чикаго на турнире Bellator 288 состоятся сразу два титульных боя с участием россиян. Усман Нурмагомедов оспорит пояс в легком весе в поединке с бразильцем Патрики Фрейре, а Вадим Немков будет защищать пояс в полутяжелом весе против американца Кори Андерсона.

Бой Немков — Андерсон — повторный (а еще — финал «Гран-при», на кону — миллион долларов). В первый раз они встретились в апреле, и тот поединок был признан несостоявшимся: в конце третьего раунда Андерсон поставил Немкову глубокую сечку запрещенным ударом головой. Кори вел — он проиграл первый раунд, но выиграл два последующих, так что остановка вызвала у него много возмущения.

Андерсон превзошел Немкова в борьбе — переводил и контролировал. В итоге Вадим изменил подготовку: в конце августа он поехал в Таиланд набарываться с Анатолием Малыхиным, а в середине октября отправился в США, где провел сбор в клубе American Top Team. Там к нему присоединился друг, партнер по Fedor Team Валентин Молдавский. Сам Федор Емельяненко прибыл в Америку в среду.

Перед вылетом в Чикаго Немков дал большое интерью «СЭ». Про бой с Андерсоном мы не говорили — про это уже было сказано немало. Обсудили другое — быт Вадима в США, его спарринги с тяжеловесом UFC Сергеем Павловичем и схватку с Исламом Махачевым.

— Тренируемся в American Top Team, живем напротив зала в гостинице — их тут две, мы — в одной из них, — рассказывает Немков. — Машину сняли, кушать ездим по кафешкам рядом. Нормально, но дороговато все.

— Например, в столовой вашего клуба «Александр Невский» можно нормально поесть за 100 рублей. Как в Штатах?

— Намного дороже (смеется). Ну, если на двоих — то долларов 25-30.

— Будешь скучать по Флориде? Это то место, куда захочется вернуться?

— Мне понравилось, тут больше плюсов, чем минусов. Не знаю, буду ли скучать, но все понравилось, зал хороший, условия для тренировок, город хороший. А буду ли скучать — время покажет.

— В общем, еще разок в зал ATT съездил бы?

— Да, хороший зал, хороший подход к тренировкам. Не сказать, что много спарринг-партнеров, но есть неплохие и борцы, и ударники. И каждый день знаешь, что будет групповая тренировка, будет с кем поработать.

— Ты сегодня ходил на пляж. Получается, напоследок перед вылетом в достаточно холодный Чикаго. Как пляж во Флориде?

— Пляжи тут хорошие, ничего не скажешь. Широкие, большие. Нет такого, как в Анапе, чтобы люди совсем рядом лежали. Здесь широко, чисто, много всяких волейбольных, футбольных площадок. Можно прийти на пляж и чем-то позаниматься, а не просто лежать. Велосипед можно в прокат взять, прокатиться по набережной. Интересно. А так — юг везде похожий. Такие же магазины на набережной, как и у нас, со всякими полотенцами, майками, шортами. Тут они с надписями «Майами», у нас — условно, «Анапа».

— Недавно в ATT был митинг в поддержку губернатора Флориды Десантиса, он сам приходил в клуб и выступал. Как я понял, у него был тур по всему штату с агитацией. На этот митинг собрались многие бойцы — Масвидаль и прочие. Вы [с Молдавским], случаем, не ходили? Или в тот момент просто занимались в зале?

— Это была пятница, зал закрыли, сетку с клетки убрали, подубрались в спортзале. Было очень много людей. Мы живем рядом, поехали поужинать — была конкретная пробка в нашем районе. Идти туда, толкаться, какие-то бациллы цеплять не хотелось. Потренировались утром в зале, а вечером с Вальком уже здесь, в гостинице, позанимались.

— Народ готовился к этому мероприятию в ATT? Было что-то в духе: «Нужно обязательно быть».

— Такого не слышал. Я так понимаю, все было по желанию.

— Ребята в зале патриотичные, по вашим ощущениям? Говорю про американских бойцов.

— Если честно, про политику никто особо не разговаривает. В парилку зайдешь — сидят бразильцы, русские, американцы. В общем, ребята со всего мира. Да и в зале то же самое. Ребята тренируются, никто про политику не говорит.

— Ну, не то что разговоры, может, кто-то флаг на рюкзак клеит или что-то такое?

— С флагом у них все развито. Много флагов на домах, на одежде. Культ флага развит хорошо.

— Я так понимаю, к тебе в ATT не подходили, не спрашивали, как там в России. То есть про Россию и Украину другие бойцы не заводили разговор?

— Нет, никто не спрашивал, это ни к чему. Сколько людей, столько и мнений, у каждого свое. Общаешься с человеком, тренируешься, а потом из-за одного политического разговора уже не захочешь с ним работать, или он с тобой. Лучше без этих моментов. Когда был в Таиланде, там и русские ребята тренировались, и украинцы, австрийцы, англичане, американцы, казахи. Никто не обсуждает эту тему, все дружат, нормально тренируются. Спорт вне политики.

— В ATT ты пересекся с Сергеем Павловичем. Расскажи про совместные тренировки. Думаю, вы с ним быстро нашли общий язык.

— Серега — нормальный парень. Мы с ним один раз постояли в общем спарринге, потом, на следующей неделе, уже начались спарринги чисто под нас. Серега готовился к бою, я готовился. Соперников подбирали под нас. У меня были Джонни Эблен и Валик Молдавский. Я приходил, в клетке работал чисто с ними 5 раундов по 5 минут. Так же под Серегу приходил Розенструйк, и Валик с ним тоже работал. Валик боролся с Серегой, боксировал. А я, так получилось, не боролся. Во-первых, у меня вес 100 кг, а у него — примерно 113-115, может, 120. Плюс он не базовый борец, не было смысла с ним работать. А общались много, по-дружески.

— Что скажешь про его ударку? У человека четыре подряд победы в UFC, причем нокаутом и в первом раунде. Тренер Сирила Гана назвал Павловича «белым Нганну».

— У него хороший удар, бьет не размашисто, быстро и технично. Быстро для тяжа. Если Нганну выходит и просто сметает, как мельница, то у Сереги совсем другая картина. Он бьет жестко, не слабее Нганну, но технично.

— Чувствуется его превосходство в длине рук?

— Конечно, чувствуются габариты. Он здоровее, боксировать с ним не очень комфортно. У меня тоже не маленькие руки, но у него и скорость есть. Он пользуется и скоростью, и длиной рук.

— Ты сказал Владу Усачеву, что передумали переходить в тяжи после работы в ATT. Поясни, что еще отпугнуло помимо разницы в весе?

— Габариты и мое самочувствие. Я тоже могу набрать 110-115 кг, но когда я вешу 110, то чувствую себя некомфортно. Когда вешу 105, есть скорость и выносливость, но нет прежней силы. При весе в 110 я не чувствую превосходства в скорости, зато чувствую по физухе, когда вхожу в клинч. А вот если вешу 105, то чувствую, что по скорости переигрываю, а по физухе — уже не могу. Если входим в клинч — меня сразу придавливают к клетке.

— С кем еще работал в ATT кроме Павловича, Эблена и Молдавского?

— Саид Соума, который с Минаковым в Bellator дрался. Вроде бы и тяж, но тоже весит где-то 108 кг. Неприятный: и борется, и боксирует, тяжело его законтролировать, перевести. Еще с Омари Ахмедовым боролись.

— Ты, кстати, не выкладывал фото из ATT. Не любишь все это, или же потому что ты чемпион Bellator в полутяжелом весе и ходить с кем-то фоткаться...

— Ты, наверное, немного прозевал: я выкладывал фото и с Порье, и с Масвидалем, и с дос Сантосом.

— А где это?

— В сторис.

— Ааа, вот оно что. А почему сторис? Можно же просто опубликовать, чтобы навсегда остались фотографии.

— Ну, у меня в телефоне же остались навсегда (улыбается).

— И все же, почему в сторис?

— Не знаю, не очень хочется вести соцсети, когда такая ситуация в стране и в мире. Настроения нет.

— Кто будет у тебя в углу?

— Валентин, Федор и Конан Силвейра, тренер отсюда.

— Получается, первый случай, когда у тебя будет иностранный тренер в углу.

— Да. Он помогал, я предложил ему. Во время спаррингов в борьбе он много подсказывал. Конан — ответственный за тяжей и полутяжей, со всеми вопросами ты должен обращаться к нему. Он дал мне тренера по лапам, нашел спарринг-партнеров. У средневесов и полусредневесов свой тренер, у мухачей — свой. Работаешь со своим тренером. Я по бойцовской теме понимаю подсказки и какие-то такие моменты, перевожу нормально. Отвечать вот тяжело, словарный запас не пополняется.

— Бывали случаи, когда не хватало английского?

— Ну, если не хватает английского — включаешь переводчик. Были смешные ситуации, когда товарищ поехал в торговый центр, ему нужно было что-то купить для жены. В итоге он потерялся, а тут же не работает приложение с картами. Он не знал, как уехать. Всем миром доставили его назад в гостиницу.

— Это какой-то друг из России?

— Да, друг из России (смеется).

— Из команды Fedor Team, значит. На подкасте Hustle MMA тебя попросили назвать тройку лучших бойцов. Ты назвал Федора и Ислама Махачева и рассказал, что работал с Исламом на сборе. Расскажи, когда, где, какие впечатления остались?

— Это было в 2015-2016 году, может, в 2017-м. Мы были в сборной России, отобрались. Не помню, в каком городе был чемпионат страны. Мы должны были поехать на чемпионат мира, но у Ислама произошли какие-то проблемы, он не поехал. Но на сборах был.

— Это по ММА или боевому самбо?

— По боевому самбо. На сборах мы с ним один-два раза боролись в партере, но в стойке не постояли.

— Какая тогда у вас была разница в габаритах?

— Я весил сотку, а он — где-то 80 кг, наверное.

— И как он был по физической силе?

— Борьба была плотная. Я-то привычный к тому, чтобы соперник поконтролировал, сверху посидел, а я повыходил. Когда я дал ему такую позицию — он придавил меня, как плитой, я офигел от его контроля.

— Смог выбраться?

— Не помню уже. Наверное, смог. Давно было. Помню, что работали, и что плотность впечатлила. А так, тренировочные схватки не особо запоминаются итогами.

— Посмотрел бой Адесаньи и Перейры?

— Да, посмотрел. Один удар все решил.

— Спустя час после взвешивания Перейра ел молочный шоколад типа Ferrero Rocher, в общем, такой, который продается во всех магазинах, сладкий. Это нормально — употреблять такую пищу уже через час после взвешивания?

— Все бойцы разные, организмы разные. То, что для одного может быть вредно, другому может оказаться полезно или по барабану. Если ему так удобно и это не мешает в бою — пожалуйста. Я, например, стараюсь, не делать так, потому что шоколад тяжелый. Перейре удобно так — почему нет?

— Сколько набираешь после взвешивания?

— Стараюсь набрать где-то 9-10 кг. Больше и не надо, потому что 102-103 — комфортный вес.

— Какой был самый здоровый соперник во время боя?

— Фил Дэвис. И этот...

— Аглицкас? Он выглядел кругленьким.

— Нет, Андерсон. Андерсон и Дэвис.

— Про Петра Яна ты сказал: «Это очень трудолюбивый человек. Даже не знаю, как это объяснить... Я был в восторге от его тренировок. Это были тренировки настоящего чемпиона высокого уровня». Он единственный из бойцов, кто произвел такое впечатление своим тренировочным процессом?

— Вот что хочу сказать: пацаны-чемпионы из разных лиг почему-то отличаются своим тренировочным процессом. В Таиланде и США чемпионы тоже тренируются по-другому. Например, идет работа на лапах, чемпион пробивает три комбинации, а ребята рядом, которые ниже уровнем, могут пробить одну. И так во всем.

— Мой коллега Никита Горшенин дал интересный текст-реплику. Он уверен, что генетика первичнее, чем труд, в достижении высоких результатов в боях. Ты согласен с этим? Опять же, на примере Перейры. Понятно, что у него есть особые антропометрические данные, но у него еще и метаболизм совершенно уникальный, он может сильно набирать вес в день боя — это не каждому дано.

— Я не соглашусь. Должно быть трудолюбие, и человек должен быть психологически устойчив. Да, можно быть генетически одаренным и вытворять невероятные вещи на тренировках, по технике может не быть вопросов. Есть ребята, которые не тренируются, а потом за неделю в зале набирают идеальную форму. Но если нет трудолюбия и человек расклеивается психологически, когда выходит на бой, — ничего не получится. Он начнет делать в бою совсем не те вещи, которые удаются на тренировках. Наверное, все должно быть вместе — и генетика, и трудолюбие, и психология.

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости