«Петр Ян лучший боксер в UFC». Порье восхищается сибиряком, а еще признает: ему и Оливейре не хватает трэштока

Ислам Бабаджанов
Корреспондент
16 ноября, 23:15
Дастин Порье. Фото Getty Images
Победитель Конора Макгрегора дал интервью Ариэлю Хельвани. Мы выбрали самые интересные моменты. В ночь на 12 декабря Порье подерется с чемпионом UFC в легком весе Чарльзом Оливейрой.

Дастин Порье, США, 32 года. Легкий вес.
Статистика в ММА:
28 побед, 6 поражений, 1 бой признан несостоявшимся.

О Джастине Гэтжи

— Я смотрел его бой с Чендлером, было весело. Что я могу сказать? Такие бои вредны. Принимать такой ущерб — это безумие. Я побил бы любого из них, если бы они дрались в таком же стиле против меня. Нельзя рассчитывать на пояс с таким стилем, ты должен быть техничнее, собраннее, ты должен быть думающим бойцом, а не просто переть вперед.

Гэтжи после поражения от Хабиба провел один победный бой, идет на второй строчке в рейтинге легковесов. Ислам Махачев находится на большой серии побед. Я не знаю... Может быть, ему следует провести еще один бой за возможность сразиться за пояс? Если Махачев победит, то не останется никаких сомнений в том, что он должен стать следующим в очереди. Возможно, Гэтжи стоит провести бой с Исламом. Таким образом они уладят все споры.

Слова Гэтжи про меня? Тогда я его нокаутировал (в апреле 2018 года. — Прим. «СЭ»). Все, что у него есть, — это боковой удар, на который он надеется меня поймать. Но он молодец, я его фанат. Не могу сказать о нем ничего плохого, но один раз я уже его побил. Да еще и сделал это у него дома (бой прошел в Глендейле, штат Аризона, — Гэтжи родом из Аризоны. — Прим. «СЭ»).

Завершу ли я карьеру в случае завоевания пояса? Нет, мужик. Я провел отличный год и мог бы спокойно уйти, но остались незавершенные дела, нужно надрать зад некоторым парням, и я тот, кто это сделает. Не могу все бросить и уйти.

О бое с Чарльзом Оливейрой

— Он слаб духом? Так нельзя говорить. Бойцам свойственно меняться от боя к бою — в том числе в ментальном плане. Физическое и ментальное состояние, травмы — есть много нюансов в бойцовской игре. Замечательная вещь состоит в том, что, когда закрывается клетка, у бойца открывается возможность пройти аттестацию на глазах у всего мира. Оливейра прошел эту аттестацию, например, в прошлом поединке, когда пережил бурю, а потом нокаутировал соперника и стал чемпионом мира. Он сделал то, чего не смог сделать Гэтжи, когда у него была возможность стать чемпионом мира.

Очевидно, стили делают бои, но я стараюсь не особо зацикливаться на этом. Да, будет здорово, если я дотронусь до него — и он сразу сдастся, а я стану чемпионом мира. Вау. Супер. Лучшего и не придумаешь. Но в реальности такого не произойдет. Этот чувак прошел аттестацию, показал чемпионскую выдержку, и теперь он обладатель пояса UFC. Доказательство прямо перед вами.

В последнем бою Оливейра доказал, что он не ломается, когда на него давят. Он был потрясен в первом раунде, но смог перетерпеть, победить досрочно и забрать пояс. Я не собираюсь принижать чьи-либо поступки, говорить плохое о ком-либо. Людям нравится говорить гадости о других. Он чемпион мира. Передо мной стоит непростая задача, и я сделаю все возможное для того, чтобы 11 декабря состязаться с лучшим бойцом мира и стать чемпионом мира — цель, которую я преследую уже долгие годы.

Это отлично, что мы с Оливейрой относимся друг к другу с уважением. Но в то же время это бизнес, чувак. Нам нужно вселить в себя Колби Ковингтона, чтобы мы могли продать билеты на бой, платные трансляции. Поэтому мне нужно, чтобы он начал говорить что-то плохое. Мне нравится уважение, но было бы здорово продать платные трансляции, верно?

Мне нравится его путь. В этом мы схожи. Мы поднялись из одной весовой категории, пережили взлеты и падения, бились с лучшими из лучших, заставляли потеть наши задницы, и вот теперь мы здесь.

Прогноз на бой? Я финиширую его. Считаю, что 25 минут — это слишком много для того, кто дерется со мной. Я могу поймать тебя тяжелым ударом, могу поставить тебя в позиции, где тебе будет очень нехорошо. Но я готовлюсь к 25 минутам. Я готов на все, чтобы взять этот титул. 25 минут, чтобы сделать жизнь справедливой.

О работе с психологом

— Это мой последний титульный шанс? Такая мысль проскакивала. Если я не смогу выполнить эту работу, что я должен сделать, чтобы снова подняться на эту гору? Но я стараюсь мыслить позитивно и думать исключительно о победе.

Недавно Тедди Атлас отправил мне короткое, но вдохновляющее сообщение: «Осталась последняя гора, с которой обзор будет уже всеохватывающим». Это меня очень зарядило. Мне было важно услышать эти слова.

Когда возникают мысли о том, что этот шанс, вероятно, станет последним в карьере, мне просто нужно дать себе пощечину и сказать: «Не говори такого». В жизни, бизнесе, боях я всегда говорю себе, что все получится.

Честно, после боя c Хабибом (Порье проиграл Нурмагомедову удушающим приемом в сентябре 2019 года. — Прим. «СЭ»), когда я был у себя в номере, в моей голове возникали мысли, что это был, вероятно, мой последний шанс и что я не смог воспользоваться им.

Три года назад я завел дневник. Каждое утро заполняю его. Бывает, что мне не спится, и тогда я включаю бои оппонентов — например, Оливейры — и записываю каждую маленькую деталь. Перед спаррингами я открываю этот дневник — стараюсь обращать внимание на эти маленькие детали, которые записал.

Я начал вести дневник, когда стал сотрудничать с психологом Джеффом Джорданом. Это было перед боем с Энтони Петтисом. Джефф научил меня некоторым практическим приемам визуализации мыслей, и это мне очень помогло. И это даже помогает мне в бизнесе.

Мы с Джеффом до сих пор на связи. Во время тренировочного лагеря общаемся раз в неделю, а когда лагеря нет — примерно раз в месяц. Сложно сказать, добился бы я такого успеха за последние несколько лет без помощи психолога. Практические занятия с ним помогли мне сузить поле зрения для того, чтобы я начал попадать по цели. Теперь мне легче понять, в какую мишень целиться.

О Петре Яне — лучшем боксере в UFC

— Макс Холлоуэй провел очень крутой бой с Яиром Родригесом. Холлоуэй — очень крепкий боец. Считаю ли я, что у Холлоуэя самый лучший бокс в ММА? Нет, мужик.

У кого самый лучший бокс в UFC? Мы только что говорили об этом с Тьяго Алвесом. Я считаю, что лучший бокс у Петра Яна. То, как он двигается... Он вообще не делает лишних движений. Его выбор позиции безупречен, его футворк... Он никогда не бывает вне позиции, он не заряжается чрезмерно в силовые удары, он очень точный. Здорово работает по корпусу, меняет этажи. Очень много вещей он делает здорово.

Я в списке лучших боксеров, но я не тот, кто назовет себя самым-самым. Но я умею боксировать. Думаю, когда-нибудь я проверю свои навыки в профессиональном боксе. Даже когда я начинал, я думал, что стану боксером.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

3