27 декабря 2023, 09:00

«Матч Россия — Камерун, по статистике, был почти таким же интенсивным, как финал ЧМ». У нас правда слабый чемпионат?

Артем Белинин
Корреспондент отдела футбола
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Новое исследование «СЭ» — об интенсивности.

Интенсивность снова в тренде. Впервые о проблеме по-настоящему громко заговорили президент РФС Александр Дюков и главный тренер сборной России Станислав Черчесов в 2020 году. С тех пор прошло уже три года, но разговоры о низкой интенсивности никуда не ушли — более того, периодически ее вспоминают в национальной команде.

Получается, дело серьезное — а значит, надо разбираться. Новое исследование «СЭ» — о том, что такое интенсивность, правда ли в России с ней большая беда и что со всем этим делать. В работе над текстом помогали бывший тренер по физподготовке сборной России, многолетний сотрудник штаба Черчесова Владимир Паников, специалист по научно-методическому обеспечению РФС Евгений Калинин, а также консультант по аналитике компании Рустат Евгений Клепов.

Что за проблема?

Интуитивно вы уже догадываетесь, о чем речь. Наш футбол слишком медленный и вялый — во времена еврокубков мы убеждались в этом каждую осень и иногда весной. Да и сейчас мы получаем доказательства, правда, уже в редких товарищеских играх сборной. Мы проигрываем в скорости — вот наша проблема.

В разное время об этом говорили многие. Например, Сандро Шварц в 2021 году: «В целом — да, интенсивность игр — проблема российского футбола».

Или Данил Глебов: «Валерий Георгиевич постоянно на эту тему говорит. У него есть интересная фраза на эту тему... Не могу вспомнить, как он говорит фразу, но смысл в том, что это беда российского футбола. Низкие темп и интенсивность. Соперник быстрее делает все».

Или Александр Дюков: «Футболисты, которые имеют преимущество в данном компоненте, как правило, обеспечивают положительный результат для своих команд. Рассчитываем, что клубы проанализируют полученную информацию для того, чтобы игроки могли прогрессировать с точки зрения интенсивности».

Или Сергей Волков, утверждавший, что сборная Катара играет интенсивнее «Зенита». Или Валерий Карпин, согласившийся с ним на пятьсот процентов. Или... да много кто еще, на самом деле. Смысл понятен — в России беда с интенсивностью. Давайте разбираться.

Фото Дарья Исаева, «СЭ»

По термину не договорились

Чтобы изучить проблему, надо понять — а на что вообще все жалуются? Что такое интенсивность, как ее измерить? И тут первая загвоздка, ведь все мы говорим о своем. «Тренеры, игроки и болельщики понимают интенсивность по-разному. Футболист ощущает ее как некое внешнее воздействие, которое оказывает влияние на его мышечную систему, на органы дыхания. Тренер оценивает интенсивность по тому, успел его игрок или не успел войти в зону, открыться, принять мяч, опередить соперника... Зрители же оценивают некую зрелищность, которая приходит в результате развития, например, быстрых атак, которые завершаются опасным моментом или голом», — считает Евгений Калинин.

«Это интересный момент — никто не может договориться по поводу интенсивности и ее подсчета, но у всех есть ощущение, что она низкая. А ведь еще надо придумать, как ее повысить», — говорит Евгений Клепов.

Получается, все жалуются на что-то неосязаемое? Почти, но нет — просто понятие интенсивности настолько многослойное, что описать его в двух словах (как те же ожидаемые голы) невозможно. Однако усредненное объяснение все же предложил Евгений Калинин: «Футбол — ситуативный вид спорта, поэтому с общим определением интенсивности есть сложности. Но по большому счету это все действия, которые совершаются в единицу времени».

Все действия — это бег, удары, единоборства, дриблинг, пасы и так далее. Вроде понятно. Но тогда вырисовывается другая проблема: в России, говоря об интенсивности, зачем-то все упрощают — и здесь нужно внести ясность.

Главный тренер сборной России Валерий Карпин.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Почти все, включая Карпина, говорят о спринтах. Это некорректно

Попытки «пощупать» интенсивность идут уже давно. Владимир Паников напоминает, что еще в СССР аналитики вручную записывали движения игроков на поле, а также подсчитывали их технико-тактические действия. «Опытные футболисты, те же центральные защитники, всегда знали, сколько набрать ТТД для хорошей оценки», — вспоминает тренер по физподготовке.

Потом наступила другая эпоха, цифровая, и данных стало кратно больше. Параллельно развивались две системы — видеоанализ и GPS. Первый подход позволял через специально установленные камеры точно подсчитывать все ТТД и анализировать движение мяча, второй — измерять фитнес-показатели. Сейчас постепенно системы входят в синергию и позволяют собирать еще больше данных, дополняя друг друга.

С 2015 года все больше внимания при анализе уделяют самому важному компоненту игры — движению на поле. Направление, скорость, активность, объем пробега — все эти данные помогают лучше понять ход игры, сильные и слабые стороны команды.

Проблема в том, что в российском публичном поле постоянно обсуждают только два критерия из множества — спринты и бег с высокой скоростью (который часто называют ускорением, но это неверно). Из последнего — сентябрьский диалог Валерия Карпина из шоу «Это футбол, брат!»:

— Чего не хватает в РПЛ?

— Уровня сопротивления. Об этом сказал Волков.

— Вам не кажется, что шаблон об интенсивности — новые пустые слова, как раньше говорили про детский футбол?

— Средний игрок серии А, ла лиги пробегает 400 метров на спринте и 1500 в высокой интенсивности. У нас в «Ростове» — 300 и 1000. Против Катара, вероятно, пробежали больше, чем в какой-нибудь игре РПЛ.

— Надо ли было столько бегать?

— Да, потому что нас заставлял Катар.

Спринт — движение со скоростью > 25,2 км/ч занимает всего 1-3% от всех перемещений футболиста.
• Пробег — общая преодоленная игроком дистанция. Пешком, бегом, на ускорении или спринте — неважно.

Слова Карпина кто-то может трактовать так, что стоит игрокам желто-синих начать чуть больше бегать (буквально по 10-15 метров спринта на человека), и «Ростов» спокойно встанет в середины таблицы серии А. Конечно, это некорректно.

Слово Евгению Калинину: «Очень сильно сейчас муссируется тема с количеством метров на спринтах, рывках и так далее. Но это ведь объемные действия. Все сейчас говорят в основном об объеме, но произносят «интенсивность».

Условные 120 километров можно пробежать бестолково. Но и 2 километра на спринтах тоже можно пробежать без смысла. Раньше доходило до того, что некоторые игроки ауты бегали подавать на спринтах — и это тоже шло в статистику. Сейчас, конечно, не так, но принцип тот же. Условно — да, я вернулся в оборону на максимальной скорости. Но я не участвовал ни в каких эффективных действиях — просто пробежал.

Замерять количество рывков, спринтов, ускорений — примерно то же самое, что замерять xG. Просто их подсчитывать, без привязки к технико-тактическим действиям, — очень грубо".

Конечно, объем беговой работы — важный показатель. Но судить об интенсивности только по нему — значит, слишком упрощать проблему, и тому есть два доказательства. О первом сказал Паников: «Есть команды, которые глобально владеют мячом. Та же Испания — они оккупируют штрафную, как в гандболе. Само собой, много спринтов у них не наберется, но это не значит, что они играют медленно или неинтенсивно. Спринтами интенсивность в современном футболе не измерить».

Второй аргумент — цифры. Потому что по объему у нас, внезапно, все в порядке.

Россия на Евро играла интенсивнее Англии, «Зенит» в позапрошлом сезоне — на уровне «Ливерпуля»

Данные по бегу на высокой скорости и спринтам попадают в медиа редко. Чаще всего их выдают сами тренеры, осторожно и дозированно. Однако в ходе исследования «СЭ» удалось получить некоторые цифры — и они впечатляют.

Перед вами — дистанция на высокой скорости (бег с высокой скоростью + спринт, свыше 19,8 км/ч), преодоленная командами на групповом этапе Евро-2020. Как закончился тот турнир для России, напоминать не нужно — но что мы видим? Наши парни по пробегу уступили только датчанам — бельгийцев перебегали, финнов и вовсе затоптали. Это ожидаемые показатели, ведь при Черчесове сборная подходила к крупным турнирам в отменной физической форме. Но из группы на Евро это выйти не помогло.

Это — сводная таблица по всему групповому этапу. Как видим, в каждом туре сборная России была в восьмерке лучших команд по бегу на высокой скорости, трижды перебегала Англию, один раз — Италию; позади также остались португальцы, хорваты, швейцарцы... Вот только результат — невыход в плей-офф, а у «медленных» по статистике англичан — финал Евро.

Не отходя далеко от сборной — наглядный (и шокирующий) пример от Евгения Калинина: «В матче Россия — Камерун команды пробежали на спринтах примерно столько же, сколько в Аргентина и Франция в финале чемпионата мира. Но можно ли это сравнивать? Это разный футбол».

За доказательствами «СЭ» обратился в компанию Рустат — там нам предоставили цифры по матчу Россия — Камерун. Статистика финала чемпионата мира была взята из официального отчета ФИФА — данные поражают:

Да, Франция и Аргентина немного перебегали сборную России и прилично — Камерун, но ведь они и сыграли на полчаса больше. Однако есть важно примечание — данные собраны разными компаниями, так что могут присутствовать погрешности. Подробнее о требованиях и подсчете интенсивных действий рассказал Владимир Паников:

«Если измерять интенсивность не глазами тренера, а в цифрах — то здесь есть требования к измерительным приборам. К сожалению, единой системы подсчета нет — это главная проблема измерения интенсивности. В Европе для этого используют специальные камеры, когда все поле до миллиметра откалибровано, — но это очень дорогие системы.

GPS-«манишки», которыми мы в основном пользуемся, имеют чисто технический момент — нужна связь со спутниками. Поэтому, например, заниматься в них под крышей нельзя. Доходит до смешного — на стадионе ЦСКА из-за башни на одном участке поля данные искажаются, и тем, кто там тренируется, приходится брать это в расчет.

У нас была ситуация — нам из клубов присылали данные, а там один из игроков развил скорость 50 км/ч! Другой во время матча по GPS-трекеру убежал за пределы стадиона на 300 метров и потом вернулся. Конечно, всего этого не было, но такие неточности нужно учитывать".

Европейские данные, как правило, точнее, но разница не глобальная. Сравнивать вполне допустимо.

Перейдем к чемпионатам. Это — таблица лидеров АПЛ (сезон-2020/21) и РПЛ (сезон-2021/22) по пробегу на спринтах в среднем за матч. Удивительно, но «Зенит» по этим данным играл интенсивнее «Ливерпуля» (если интенсивность измерять в метрах), на уровне «Челси» и практически как «Манчестер Сити». А все они вместе выглядели хуже «Лидса», занявшего, правда, в выбранном сезоне только девятое место. Через пару лет «Юнайтед» и вовсе вылетел, оставаясь при этом лидером по спринтам.

Это уже цифры Международного центра спортивных исследований за сезон-2021/22 — и они совсем показательны. В том чемпионате средний российский футболист пробегал на высокой скорости (>19,8 км/ч) больше, чем его французский коллега; и почти на уровне с немецким. Получается, мы в полном порядке?!

Результаты в еврокубках того времени говорили совсем о другом. Российские клубы в Лиге чемпионов не выиграли ни разу («Зенит» и «Локомотив» без побед заняли четвертые строчки в своих группах), соседи по пробегу — французы — также не побеждали (речь про «Ренн» и «Марсель», «ПСЖ» — отдельная планета), а финал той ЛЧ получился английским. Несмотря на то, что бегали в том сезоне больше всех испанцы.

Как это трактовать? По результатам исследований почти 8 тысяч матчей того сезона МЦСИ сделал следующий вывод: никакой существенной связи между победами и более высоким пробегом нет. Есть небольшой перевес (0,08 процента!) в сторону команд с большим количеством спринтов, но он настолько минимален, что в расчет не берется.

Так что когда в следующий раз кто-то будет кивать на ускорения (то есть бег с высокой скоростью) и спринты, знайте — все не так однозначно.

«Вы можете заставить игроков бегать больше, но если они не готовы — они просто начнут играть хуже. Менее точно бить, пасовать с повышенным браком, и в конце концов они могут травмироваться», — говорит Евгений Клепов.

Настоящую интенсивность пока не измеряют — но выход есть

Окей, если спринты и ускорения — это еще не интенсивность, то что же тогда? Слово Владимиру Паникову: «Скорость движения мяча, количество касаний — это будет наиболее объективно. Пока этого еще нет, но такие технологии рано или поздно придут. Тогда каждого игрока можно будет рассматривать не как «отдал вперед-назад», а с какой скоростью, точностью, сколько раз коснулся, развил ли атаку. Вот тогда реально мастер будет отличаться от любителя».

Скорость движения мяча, а не бега футболиста — вот главный показатель интенсивности игры. Но пока технически измерить такое невозможно — умный мяч Al Rihla от adidas (использовался на ЧМ в Катаре, был оснащен электроникой для упрощенного определения офсайда) — это только первый шаг на пути прогресса. Что делать в ожидании научного прорыва?

Ответ есть у Евгения Клепова: «Для того чтобы объективно изучить интенсивность, кроме спринтов, ускорения и пробега нужно учитывать PPDA (показатель интенсивности прессинга. - Прим. «СЭ»), сколько единоборств проводят команды в минуту, количество передач в минуту владения командой, соотношение быстрых атак с количеством возвратов владения. Это как минимум. Еще можно измерять «индекс максимальной мощности» — активные действия, сопряженные с перемещением, такие как приемы с уходом, ведение мяча, обводки в минуту владения».

Немного сложнее, чем спринты и пробег, не так ли? В этом и кроется главная сложность интенсивности — она многомерна. И как раз за скрытой частью (не объемом бега) и кроется главная беда — тактико-технические действия в России не в лучшем состоянии.

Пасуем хуже Турции, обводим меньше Сербии

Конечно, собрать обозначенные Евгением Клеповым данные — непростая задача, так как долгое время работавшие в России аналитические компании (вроде InStat) теперь недоступны вместе со всеми архивами по разным причинам. Однако «СЭ» обратился за помощью к Рустату, и там нам предоставили данные по России, Турции, Сербии, Португалии и Саудовской Аравии. Давайте же их сравним.

Небольшая ремарка: Португалия занимает в рейтинге УЕФА седьмое место, Турция — девятое, Сербия — 16-е, Россия за два года без выступлений откатилась на 29-ю строчку.

Как видим, в этом сезоне по двум из трех показателей, позволяющих «пощупать» интенсивность, РПЛ не в лучшей форме. По количеству передач за игру мы уступаем вообще всем — то есть мяч просто меньше двигается по полю; по обводкам обгоняем лишь Турцию. Единственный компонент, в котором нам нет равных (что зачастую отмечают и прибывающие в лигу иностранцы), — единоборства. Борьбы в РПЛ много — это факт.

А вот данные уже с Евро, и они куда лучше отвечают на вопрос, почему сборная России не вышла в плей-офф. По попыткам передач только во втором туре (против Финляндии) наши парни сыграли на уровне и вошли в топ-5 сборных; в двух других матчах россияне выступили совсем плохо. Еще хуже дело обстояло с точностью передач — даже в победной игре против финнов команда Черчесова пасовала хуже, чем 16 других команд на турнире, а в игре с Данией и вовсе стала самой неточной сборной того Евро. Похвалить можно только отборы, как уже говорилось выше, единоборства — сильная сторона российских спортсменов.

Конечно, непросто определить, что первично: мы плохо пасуем, потому что мы слабы, или мы слабы, потому что плохо пасуем? Но в любом случае картина печальная и подтверждает, что проблем у нас еще много.

Резюмируя

Итак, есть ли у нас проблемы с интенсивностью? Однозначно. Но заключаются они не в том, что мы мало бегаем. Это мы делаем очень даже неплохо. А вот пасуем и обводим (иначе говоря — производим действия, влияющие на интенсивность) мы хуже, чем это происходит даже в нетоповых лигах.

Может быть, по другим, несобранным данным (вроде PPDA) все гораздо лучше. Но проверить это нет возможности — в мире аналитики нет единых стандартов и очень много различий. А по тому, что мы можем сравнить, у нас проблемы. И проблемы серьезные. Откуда они взялись и как их решить, помочь российскому футболу — обсудим с экспертами во второй части исследования.

Положение команд
Футбол
Хоккей
И В Н П +/- О
1
Зенит 23 14 5 4 43-20 47
2
Краснодар 24 13 7 4 38-23 46
3
Динамо 23 10 8 5 36-31 38
4
Локомотив 24 9 11 4 39-32 38
5
ЦСКА 24 9 10 5 44-33 37
6
Кр. Советов 24 10 6 8 42-35 36
7
Спартак 23 10 5 8 29-28 35
8
Ростов 23 9 7 7 35-33 34
9
Рубин 24 9 6 9 21-30 33
10
Пари НН 23 8 4 11 21-26 28
11
Факел 24 6 8 10 19-27 26
12
Оренбург 23 6 8 9 27-30 26
13
Балтика 24 6 5 13 23-28 23
14
Ахмат 24 6 5 13 23-37 23
15
Урал 23 6 5 12 22-36 23
16
Сочи 23 4 6 13 24-37 18
Результаты / календарь
1 тур
2 тур
3 тур
4 тур
5 тур
6 тур
7 тур
8 тур
9 тур
10 тур
11 тур
12 тур
13 тур
14 тур
15 тур
16 тур
17 тур
18 тур
19 тур
20 тур
21 тур
22 тур
23 тур
24 тур
25 тур
26 тур
27 тур
28 тур
29 тур
30 тур
19.04 19:00
Краснодар – Факел
2 : 0
20.04 14:00
Рубин – Локомотив
1 : 1
20.04 16:30
Балтика – Кр. Советов
2 : 1
20.04 19:30
ЦСКА – Ахмат
1 : 2
21.04 14:00
Пари НН – Динамо
- : -
21.04 16:15
Зенит – Оренбург
- : -
21.04 18:15
Сочи – Урал
- : -
21.04 20:30
Ростов – Спартак
- : -
Все результаты / календарь
Лидеры
Бомбардиры
Ассистенты
ЖК
Г
Матео Кассьерра

Матео Кассьерра

Зенит

16
Джон Кордоба

Джон Кордоба

Краснодар

12
Константин Тюкавин

Константин Тюкавин

Динамо

10
П
Максим Глушенков

Максим Глушенков

Локомотив

10
Константин Тюкавин

Константин Тюкавин

Динамо

7
Квинси Промес

Квинси Промес

Спартак

6
И К Ж
да Силва Виллиан Роша

да Силва Виллиан Роша

ЦСКА

20 1 8
Виктор Александров

Виктор Александров

Пари Нижний Новгород

18 1 3
Кирилл Гоцук

Кирилл Гоцук

Пари Нижний Новгород

20 1 2
Вся статистика

Придумай мем

Новости