«Наши двери для Мамаева открыты». Иванов и Парфенов — откровенно об «Урале»

22 августа 2019, 15:00
Григорий Иванов и Дмитрий Парфенов. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Президент «Урала» и главный тренер екатеринбургской команды стали гостями программы «Начистоту» обозревателя «СЭ» Александра Львова. В этом интервью — о принципах уральского клуба, Кокорине и Мамаеве, Смолове, зарплатах футболистов, штрафах в команде, неуправляемом Асеведо, рублевых контрактах и ВАР.

Не перестаю удивляться абсолютной непохожести этих людей. Один — тот, кто постарше — взрывной, горячий, просто фейерверк энергии. Второй, напротив, сдержан в эмоциях, рассудителен, не шибко многословен. Им бы, учитывая нынешние роли, поменяться характерами. Но Григорий Иванов и Дмитрий Парфенов именно такие, какие есть. Что совершенно не мешает им вполне достойно делать свое дело в «Урале».

О том, как Парфенов оказался в «Урале». «Встретились после матча с «Тосно»

— Какими критериями вы руководствуетесь при выборе главного тренера? — согласно субординации обращаюсь я к президенту «Урала».

Иванов: — Самое важное для меня — человеческие качества вероятного кандидата. Я же знаю специфику тренерской работы, нахожусь на лавке во время матчей. Поверьте, это такой выплеск энергии, такая буря эмоций! Из этого и исхожу, и оцениваю тренера в первую очередь, как человека, личность.

— Как в «Урале» оказался Парфенов?

Иванов: — Помню, мы встречались с «Тосно» Парфенова и сыграли вничью — 2:2 (8 апреля 2018 года. — Прим. «СЭ»). Я к Диме тогда подошел: «Если поступит предложения от нас, пойдешь?» Он ответил, что сейчас не может, так как тренирует «Тосно» и не имеет права его бросить. А потом добавил: «Если «Тосно» закроется, то готов перейти в «Урал». Вот это меня и подкупило. В общем, два слова друг другу сказали и разъехались. Он поехал выигрывать Кубок России, а мы — сохранять место в премьер-лиге. После завершения сезона вновь встретились и договорились.

— А каких критериев придерживается тренер Парфенов, когда ищет работу? Как Сергей Павлов считает, что тренер не должен простаивать, или как Александр Бородюк — убежден, что идти надо только в тот клуб, который ставит серьезные задачи?

Парфенов: — Григорий Викторович верно заметил, что я сразу ответа ему не дал. Мы поговорили, дождались конца сезона, посмотрели, что случится с «Тосно». И лишь потом было принято решение.

— А как долго с президентом «Урала» обсуждали жилье, служебный автомобиль и так далее?

Парфенов: — Переговоры прошли довольно быстро. И для меня было самым важным, что Григорий Викторович — футбольный человек.

— Григорий Викторович, вспомните вашу самую большую ошибку при выборе тренера?

Иванов: — Наверное, в случае с Олегом Василенко. Он хороший парень, сейчас уже набрался тренерского опыта. Но тогда оказался просто не готов к роли главного. Сначала хотел быть Лобановским, а потом решил стать мягким, заигрывал с футболистами. Так что это моя ошибка. Вторая моя небольшая ошибка — это назначение Скрипченко. Хотя до этого он в трудный момент сплотил команду.

— Больная для вас тема?

Иванов: — Был трудный момент. Но то, как он с нами расстался... Не очень хорошо. Вот когда пришел Парфенов, я оставил Тарханова своим советником. И, возможно, Дмитрий Владимирович подумал — зачем оставили Тарханова, может, мне на замену, если не пойдет? А я хотел, чтобы Александр Федорович помог нам в работе с молодежным составом, подсказывал молодым тренерам. И все встало на свои места.

— Вы сейчас привели в пример опытного Тарханова. Может быть, Олегу Кононову в «Спартаке» тоже нужно было на первых порах пригласить в консультанты Олега Романцева?

Иванов: — Я не сторонник обсуждать другие команды. Просто вижу, что Кононову сейчас очень тяжело. Но это внутренняя кухня «Спартака», с его очень требовательными болельщиками, которые порой бесцеремонно лезут в клубные дела.

— Дмитрий, а вы когда-нибудь ошибались при выборе команды?

Парфенов: — Бог миловал. А мое становление как тренера происходило в юношеской сборной. Там я вникал в профессию. Потом появился вариант с Иваново. И пошло... (в 2012 году Парфенов работал в тренерском штабе юношеской сборной России, а потом возглавил ивановский «Текстильщик». — Прим. «СЭ»)

— Расставание с «Тосно» пока самый болезненный момент в карьере?

Парфенов: — Наверное. Слишком уж много души там оставлено, столько работы проделано. Тем более, в тех условиях. Бывало, ехали на тренировку и не понимали, где будем ее проводить. Победа в Кубке России далась нам невероятными усилиями за счет единства и характера. Обидно, что я, как тренер, вывел команду в Лигу Европы, а ее не стало.

— Был момент, когда вы хотели сказать: «Да пошло оно все!».

Парфенов: — Наверное, самое простое — вспылить, когда ничего не получается. Но меня такая ситуация только мотивирует.

Об иностранных тренерах. «Почему мы должны отдавать наши деньги за рубеж?»

— В «Урале» никогда не работал иностранный тренер. Не хватает денег, или это принципиальная позиция клуба?

Иванов: — Почему мы должны отдавать наши деньги за рубеж? Пусть работают наши тренеры. Наша школа всегда была приличной. Посмотрите, сколько спартаковцев сейчас при деле. У кого-то получается, у кого-то не очень. У Димки Аленичева не все сложилось в «Енисее», зато ранее он вывел красноярцев в премьер-лигу.

Парфенов: — Еще Карпин, Черчесов, Ромащенко работают.

Иванов: — Нет уж, Ромащенко — наш, он не спартаковский (улыбается) (До «Спартака» Мирослав Ромащенко два сезона выступал за «Уралмаш». — Прим. «СЭ»). Нет, мы не ставим шлагбаум для иностранцев. Но пока у нас есть Парфенов. Дай бог, чтобы он у нас был долго. А то складывается у людей впечатление, что Иванов всех выгоняет.

— Неправда?

Иванов: — Да ни с одним тренером я плохо не расстался! Где-то стечение обстоятельств, где-то еще что-то... Побегалов у нас пять лет работал и ничего.

— А кто для вас идеал тренера в России и за рубежом?

Парфенов: — Мне повезло. Я поработал с сильными специалистами. Буряк в «Черноморце». Тренеры в молодежной сборной — Мунтян, Колотов, тот же Альтман. Романцев в «Спартаке», Семин — в «Динамо». Прокопенко. Это большой опыт.

— А кто для вас образец тренера, Григорий Викторович?

— Иванов: — Всегда был и остается Валерий Васильевич Лобановский. Я восхищался его работой, тем, как он строил команду. Это по-настоящему творческий человек, перед которым я всегда буду преклоняться. Что касается современных руководителей клуба, то мне очень нравится Галицкий.

— Вы знакомы?

Иванов: — Конечно. Например, если приезжаем в Краснодар, то встречаемся на матчах молодежного состава. Конечно, когда играют основные составы, он сидит в ложе, а я на лавке, что не дает возможности пообщаться. А на играх молодежки мы всегда что-то обсуждаем и мне очень нравится его работа. Еще восхищаюсь, как суперпрофессионально ведет дела Евгений Леннорович Гинер. Ведь перед каждым сезоном, когда у него уходят игроки, все думают — ну все, ЦСКА поплывет. А клуб — то второй, то первый. Еще молодыми мальчишками они два с половиной года назад приезжали к нам играть за молодежку. А тут выходят и «Реал» обыгрывают. И еще — у всех команд есть какие-то конфликты, как в том же «Спартаке», которые моментально разносит пресса. А из ЦСКА никогда ничего не выходит. Хотя я думаю, там тоже всякое случается. Но нигде не пишут вроде того, что парень в баню сходил с кем-то, или еще что-то.

О Кокорине и Мамаеве. «Нашу команду они бы точно усилили»

— Вы сказали очень добрые слова о Галицком. При этом после истории с Кокориным и Мамаевым он жестко заявил, что «Краснодар» отказывается от Мамаева. А почему вы готовы протянуть руку Павлу?

Иванов: — Я уже не раз говорил, что Кокорин и Мамаев талантливые футболисты. Но, как выяснилось, они не знают жизни. Увы, но порой даже люди постарше, когда на них падают большие деньги, не всегда могут ими распорядиться. Сейчас этим ребятам очень тяжело. И мое мнение — их надо поддержать .

— Они скоро должны освободиться. Вы действительно не отказываетесь от своих слов и можете сказать: «Приходи, парень, мы тебе поможем встать на ноги и заиграть?»

Иванов: — Я никогда не откажусь от своих слов. Если бы Мамаев и Кокорин на деньги, которыми мы располагаем, пришли в «Урал», думаю, что и главный тренер дал бы им шанс. Сейчас, насколько я знаю, «Зенит» хочет продлить контракт с Кокориным. А для Мамаева у нас двери открыты.

— А вас, Дмитрий Владимирович, как тренера не останавливает то, что привело их за решетку? Тем более, известно, что у Мамаева непростой характер.

Парфенов: — Вы думаете у каждого футболиста хороший характер? Или вы считаете, что можно собрать 22 одинаковых футболиста? Никогда такого не будет. Все равно к каждому игроку нужен подход. Нашу бы команду эти два игрока точно усилили. А дальше уже вопрос, как мы найдем к ним подход. Даже не сомневаюсь, что они могут еще прибавить и вернуться в футбол.

— Для нынешнего футбольного поколения история с Кокориным и Мамаевым может стать уроком?

Парфенов: — Думаю, может. Мне кажется, что и без больших денег, она кого-то заставит призадуматься.

Об Асеведо. «Ему на все было наплевать»

— Григорий Викторович, за время президентской деятельности, вам попадались игроки, про которых можно сказать, что они — головная боль, которая не лечится?

Иванов: — Случалось. Был у нас такой Жерсон Асеведо из Чили — талантливейший футболист (выступал за «Урал» с 2012 по 2016 годы. — Прим. «СЭ»). Но сколько бы я с ним не бился...

— Неужто выпивал?

Иванов: — Не знаю, может и выпивал. Я не слежу за такими вещами.

— А в чем тогда была проблема?

Иванов: — Ну, вот такой футболист — сегодня может классную игру выдать, а потом восемь матчей дурака валять. И на все ему было наплевать.

— Вы с ним на эту тему разговаривал?

Иванов: — Неоднократно.

— И, что он отвечал?

Иванов: — Все нормально, все хорошо.

— Может, его девочки больше интересовали?

Иванов: — Возможно. Легионеры, которые сюда приезжают, обычно от наших девушек без ума. Мне этого Асеведо просто жалко было. Мог бы парень заиграть.

— В итоге расстались?

Иванов: — А что делать? Мы его еще в хорошую команду устроили — в «Кайрат». Он и там дурака валять начал. А парень был уровня сборной Чили. Ну, вот не сложилось судьба, по его же глупости.

— А у вас, Дмитрий Владимирович были такие экземпляры, как этот чилиец?

Парфенов: — Попадались. Но каждый раз старался находить подход к любому игроку. Где-то получалось, где-то не очень...

— Годы работы дали понять, что категорически противопоказано людям вашей профессии?

Иванов: — Жизнь показала, что должен быть баланс доброты и жесткости. К сожалению, я страдаю доверчивостью. И мне всегда кажется, что футболисты не могут обмануть, потому что я верю в каждого из них.

— А бывали случаи, когда вы в ком-то разочаровывались?

Иванов: — Бывали. Уже потом понимал, что не надо было слишком доверять. Я за каждого игрока готов заступиться, готов свою голову подставить. Но иногда случается, что излишняя мягкость и доверие меня подводят.

— Последний раз, когда что-то подобное случалось?

Иванов: — У меня были футболисты в 2008 году, которым, оказывается, я зря верил. Тогда случился дефолт. И впервые за 16 лет мы три месяца не выплачивали зарплату. Тогда я в раздевалке сказал ребятам, чтобы не переживали, что мы все отдадим вместе с премиальными. Вся команда поверила. Но три человека, про которых я никак не мог подумать плохого, взяли и подали заявления в палату по разрешению споров. Мы, конечно, как и обещали, всем в срок все выплатили. Даже жалобщикам, включая премии, которых они не заслужили.

— Вы их оставили потом в команде?

Иванов: — Нет. Конечно, мы с ними расстались.

— В нашем недавнем разговоре Юрий Семин высказал мнение, что профессиональный клуб плодотворно работает только тогда, когда все вопросы комплектования решаются с участием тренера. У вас в этом плане есть контакт?

Парфенов: — Абсолютный. У нас есть спортивный отдел, с которым решаем, какие нам позиции нужны. А потом уже приходим к Викторовичу и начинаем обсуждать детали.

— Последнее слово за президентом?

Парфенов: — Обычно мы все решаем вместе.

Иванов: — Кто-то считает, что задача тренера — тренировать, а все остальное — дело руководителя. Я никогда не придерживался такой точки зрения. И никогда не говорил тренеру, что бы он работал с теми футболистами, которых к нему приведут. А потому без мнения тренера ни одного футболиста в команду не возьму.

О зарплатах. «У всех игроков рублевые контракты. Даже у легионеров»

— За счет чего вам удалось увеличить бюджет «Урала» ? И каким он вообще вам снится?

Иванов: — Хоть и говорят, что деньги в футбол не играют, но без них команду не выстроишь. Ведь более сильные игроки уходят туда, где больше денег. У нас бюджет формируется из трех источников.

— А каков нынешний бюджет «Урала»?

Иванов: — Раньше он составлял 900 миллионов. Теперь — 1 миллиард 50 миллионов рублей.

— Этих средств еще хватает на школу и молодежный состав?

Иванов: — Это все в бюджете клуба: и молодежный состав, и «Урал-2». Мы уже научились жить на то, что имеем.

— В одном из интервью вы говорили, что в российском футболе зарплаты игроков завышены. Не изменили мнения?

Иванов: — Нет. Я вспоминаю времена Парфенова, или когда весь «Спартак» уезжал за границу: Карпин, Мостовой, Черчесов... А сейчас никто туда ехать не хочет. Разве что Головин играет во Франции. Не хотят от таких зарплат уезжать. В Испании, если игрок заработал миллион, то будет землю рыть, чтобы заработать еще.. А нашему футболисту два дали, и ему больше не надо.

— А если завтра кризис, дефолт, и вы скажете игрокам: «Ребята, у меня вот столько денег, больше дать не могу», они будут выходить на поле?

Иванов: — Думаю, жизнь заставит. Есть же молодые ребята, которые во второй лиге играют за 15-20 тысяч. И ничего. Иногда футболисты говорят: «Вот в другой команде дали за победу над «Спартаком» премии по миллиону, а у нас столько на весь сезон». Я отвечаю: «И за победу над «Спартаком», и за победу над условным «Енисеем» дают одинаковые три очка. Почему мы должны дать вам денег за «Спартак»? А если вы остальным проиграете? Есть определенный план — выполняйте».

— Выполняют?

Иванов: — Стараются. Но иногда говорят: «А почему в таком-то клубе платят больше?». Так идите туда, почему вы не там? Вас же почему-то не зовут. Все просто: зарплата футболиста — показатель уровня его игры.

— Как вам идея о переходе клубов на рублевые зарплаты?

Иванов: — Если бы у нас были не рублевые зарплаты, мы могли бы «крякнуть» еще в 2014 году.

— Неужели легионеры тоже в рублях получают и не ропщут?

Иванов: — А что поделать? Если курс упадет, они, получается, будут получать больше? Уже был такой момент. У нас ни разу не было такого, чтобы кому-то прописывали зарплату в долларах или евро. Мы находимся в рублевой стране.

О ВАР. «На собрании РПЛ сказал: «Ребята, через три года вы все будете против ВАР»

— Еще одна болевая тема. Что скажете о появлении видеоарбитров? Сначала, вроде бы, все с энтузиазмом были за, а после матча ЦСКА и «Локомотива» пошли сомнения. Вы выступали за ВАР?

Иванов: — Нет, я единственный, кто всегда был противником ВАР. Кстати, после матча ЦСКА с «Локомотивом» некоторые ко мне присоединились.

— Кто же, интересно?

Иванов: — Не буду говорить. Сам от этих людей не слышал, мне просто сказали. Вдруг обманули? Я на собрании лиги сказал: «Ребята, через три года вы все будете против ВАР». Это мое мнение, никому не могу его навязывать, но Дмитрий Владимирович Парфенов меня поддерживает.

Парфенов: — Ведь у экранов сидят и смотрят повторы такие же люди, как на поле.

Иванов: — Точно такие же. Вот нам рассказывают: «Это решение ВАР». А кто такой ВАР? ВАР — это, например, Виталий Мешков, или Михаил Вилков. У нас, кстати, как было: в полуфинале Кубка России в поле судил Карасев, а за ВАР отвечал Мешков. А в другом матче — наоборот, Мешков в поле, а Карасев — ВАР. Нормально это? Это же человеческий фактор, точно так же можно что-то не увидеть, или увидеть не так. Еще один момент: сейчас в каждом туре есть матч с ВАР. Ну, как так, в нашем матче судья ошибся, его должны наказать и отстранить, а в том матче, где был ВАР, судье подсказали, он исправил ошибку и все обошлось.

Парфенов: — И где же спортивная составляющая?

Иванов: — Я был один против, но все остальные представители 15 клубов голосовали «за». Я, конечно, подчиняюсь большинству. Но раз у нас есть ВАР, то его должны использовать во всех 8 матчах тура. А так получается, что только 1 игра из 8 с ВАР, а остальные без. Это неправильно, спортивная составляющая теряется.

— Может, как в игре «Локомотива» с ЦСКА, где Живоглядову мяч попал в руку, но пенальти не поставили, имеет смысл объявлять причину, по которой одиннадцатиметровый не был назначен?

Парфенов: — ...Или ввести разграничения, по каким эпизодам принимать решение?

Иванов: — В полуфинале Кубка в Туле арбитр без ВАР поставил сомнительный пенальти в ворота «Арсенала». Мы даже не поняли за что. А уже в другом эпизоде вдруг пошел смотреть видеоповтор. Мы думали, что теперь пенальти в наши ворота, а он подходит и показывает Бикфалви красную карточку. Никто ничего не понял. Да, в борьбе Эрик наступил на ногу сопернику, не успев через нее перепрыгнуть. Хотя этот момент даже на предупреждение с трудом тянул.

— Обидно. Ведь парень без финала Кубка остался, а команда без лидера...

Иванов: — И это не все. Играем с «Анжи», и кто-то из соперников чуть ли не отрывает нашему игроку голеностоп. Так здесь даже предупреждения не вынесли. А судейские спецы потом собирают совет, смотрят и выносят решение: «Да, это была красная карточка». Ну, тогда я не могу понять, эти восемь человек понимают в футболе все, а масса болельщиков — нет? Я всегда говорил, что лучше всего в футболе разбирается болельщик. Он видит несправедливость и говорит, что так быть не должно. Судьи в Туле взяли и лишили нашего футболиста возможности сыграть в финале Кубка страны, хотя тот был достоин. Я — против ВАР, и всегда буду выступать против. Там сидят те же Мешков, Вилков, Карасев.

— Опасаетесь судейской мести?

Иванов: — (Смеется.) Не опасаюсь. Но обратил внимание, что когда наши судьи работают на сборах — они лучшие в мире. Даже на Кубке ФНЛ российские арбитры просто образцово выглядят. Что с ними случается во время чемпионата — непонятно. Возьмите Коллину — он делал грубейшие ошибки. Но никогда не искал возможности «исправиться» и потом помочь другой команде. А у нас иногда бывает, что арбитр в одном эпизоде назначает штрафной, а в абсолютно аналогичной ситуации — нет.

О футболе в провинции. «Содержать команду непросто, все деньги в Москве»

— Григорий Викторович, вы говорили, что «Урал» в какой-то момент мог прекратить существование. Что случилось, кто помог?

Иванов: — Лет восемь назад, когда переходили с весны-осень на осень-весну, мы проиграли «Нижнему Новгороду». Я пришел к бывшему губернатору Мишарину и сказал: «Александр Сергеевич, что-то у меня не получается, давайте я закончу». А в ответ услышал: «Иди, работай, выправляйте ситуацию, а в конце сезона посмотрим». В итоге удалось справиться, а через два года вышли в премьер-лигу. Сейчас у нас губернатор — Евгений Владимирович Куйвашев, который любит все — от биатлона до хоккея. Для него спорт — важный социальный проект. И огромное спасибо ему за помощь и поддержку.

— Это большое дело, когда губернатор понимает, что команда — лицо области, свой «Ленком» для местной публики.

Иванов: — В провинциальных городах без поддержки руководства области не выжить. Взять, к примеру, Ростов. Это чисто футбольный город. Но содержать команду там очень тяжело. И слава Богу, что власти помогают. Губернатору (Василий Голубев. — Прим. «СЭ») надо сказать большое спасибо за это. В Тамбове, Красноярске — так же. Действительно, содержать футбольную команду непросто. Все деньги в Москве и почти все московские клубы наверху. Почему нам, президентам провинциальных клубов, приходится бороться за места с седьмого до последнего? Потому что обычно пять мест уже забронированы. И из нестоличных в этой компании — «Краснодар», поскольку там есть Галицкий. А «Зенит» — это особая статья.

О штрафах, Смолове, Панюкове

— Как относитесь к штрафам и насколько они помогают в работе?

Парфенов: — Есть разные наказания, о которых все сказано в контрактах. Как правило, такие моменты остаются внутри команды. Чаще всего это денежный штраф. И никуда тут не денешься — порядок есть порядок.

— Не удивила ситуация с Гулиевым, когда он чуть не наехал на пешехода, затем побил его и клуб оштрафовал футболиста? Вряд ли такое в контракте можно было предусмотреть.

Иванов: — Я тоже не понял, почему клуб его должен штрафовать. Его задержало государство, и он совершил правонарушение. Он же был не на тренировке, не на поле, где кого-то ударил. А ехал на машине и совершил правонарушение. И за это с него должны были спросить в ГАИ, а не в клубе.

— В «Урале» президент может отменить штраф, наложенный Парфеновым? В «Локомотиве» рассказывали, что если кто-то из тренеров штрафовал игроков, то те шли к Смородской и жаловались.

Иванов: — Это неправильно. У меня был случай, после которого я сказал себе, что больше так не поступлю. Как-то на Кипре иду на тренировку, которая уже началась, и встречаю чилийца Асеведо, о котором уже говорил. Спрашиваю, куда, мол, собрался. Тот отвечает, что с тренировки выгнали и с него должны снять деньги. В итоге вернул его на тренировку. А потом понял, что сделал большую ошибку, поскольку поставил под сомнение решение тренера. Сейчас предупредил ребят — если Парфенов решит наказать кого-то, ко мне не обращаться.

— Кто тогда был тренером?

Иванов: — Не скажу. Хороший тренер, сильный. Повторяю, поступил я тогда неправильно. Сейчас такого не будет. Есть люди, которые говорят, что Иванов в «Урале» состав назначает, что-то советует главному тренеру. Вот он здесь сидит, живой. Я только одно прошу: «Дим, надо нашим молодым давать время, чтобы они играли. Где-то если будет возможность, пожалуйста, выпусти». Но если он не выпускает, никто его не накажет. Это его право. Он тренер и отвечает за результат.

— Через «Урал» прошло много хороших игроков — Шатов, Ерохин. Здесь заиграл и начал забивать Смолов. В чем секрет его возрождения?

Иванов: — Федор всегда был талантливым. Но в «Динамо» сидел на лавке, в «Анжи» сидел. Играл мало, голов столько не забивал. У нас ему Тарханов очень многое дал: часто с ним беседовал, индивидуально работал. Думаю, в том, Смолов вернулся, большая заслуга опытного тренера. А еще в «Урале» всегда была атмосфера, где приятно работать. Такой она и будет.

— У Панюкова есть шанс повторить путь Смолова?

Парфенов: — Все в его руках. Мы готовы помочь. Считаю его одним из тех нападающих, который должен прибавить. И для этого у него все есть.

— Вы с Григорием Ивановым прямо нашли друг друга. А был момент, когда друг с другом не разговаривали? Если да, то кто первым шел на примирение?

Парфенов: — В работе всякое случается. Если кто-то из нас и полыхнет, то потом присядем, поговорим друг с другом — и вперед. У Викторыча всегда есть свое мнение, которое я могу принять, а могу и нет. Также и в обратную сторону.

— Представьте, что с третьей попытки вы выиграли Кубок. Какую песню на радостях запоете?

Иванов: — Подумаем. А когда это произойдет — и споем, и станцуем. Это мечта!

Парфенов: — Пока же от игры к игре идем. Но Кубок держим в уме.

— Вот Юрий Семин после выигрыша Суперкубка спел в раздевалке «День Победы»...

Иванов: — Выиграл и спел. Молодец! Мы рады за Палыча — доказал, что в России есть свои хорошие тренеры.

Чемпионат России по футболу: турнирная таблица РПЛ, новости и обзоры, расписание и результаты игр

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
12
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир