31 июля 2012, 02:20

Музыкальный лифт

LONDON-2012. ОВСЯНКА, СЭР!

Представляем авторскую рубрику обозревателя "СЭ", в которой он будет рассказывать о деталях олимпийской кухни.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Лондона

- Это музыкальный лифт, добро пожаловать, - волонтер запустил нас внутрь кабины, нажал кнопку и запел, заплясал, замурлыкал. Мы стояли с каменными лицами, держась за рюкзаки и чемоданы. Позади был ночной перелет, впереди - расселение, отладка связи, обживание офиса "СЭ" в главном пресс-центре. Белки приехали в колесо. Даже если хотели бы ему подплясать, не смогли бы. Но мы не хотели.

Так было в первый день лондонской командировки. С тех пор пляшущих волонтеров я не видел. Они посерьезнели, зато набрались опыта и знают теперь ответы на большинство вопросов. Не то что в первые дни и не то что в Пекине, где без оперативных совещаний пяти-шести китайских добровольцев не решалась ни одна пустяковая проблема.

А посерьезнели английские волонтеры потому, что работа их тяжела и неблагодарна. Возможно, кому-то кажется, что это приятно - стоять на виду у всех, улыбаться и следить одним глазком за соревнованиями в ближайшем  телевизоре. На самом деле никаких телевизоров нет и в помине, зато есть нескончаемый рабочий день и монотонный труд на одном и том же месте. На скучнейшем пролете лестницы, скажем.

Учтите, желающие поволонтерить в Сочи: вся эта радость распространяется еще и на Паралимпиаду. Восемь недель пахоты за комплект оригинальной формы, талоны на гамбургер и колу, а также память на всю жизнь.

"...Одно слово - русские", - волонтер, певший в лифте до тех пор, пока мы не вышли, подумал, уверен, именно так. Очень хочется сесть в его кабину после закрытия Олимпиады, по дороге в аэропорт. Споем, спляшем и покривляемся всей бригадой. А он будет молчать, завидовать и до конца жизни ненавидеть лифты.

***

Виталий Мутко продолжает учить английский. "Фром май харт" - в прошлом, теперь министр говорит на языке Шекспира без бумажки. Хотя сам Шекспир, кажется, на шпаргалке все-таки настоял бы.

На одной из пресс-конференций английский журналист спросил Мутко, сколько медалей Россия планирует выиграть в Лондоне. Министр, которого, убежден, заколебали этим вопросом, мгновенно перешел в атаку.

- А вот вы сколько медалей планируете? How many medals do you explain?

Англичанин ни черта не понял, поскольку под словом explain  - "объяснять", Виталий Леонтьевич подразумевал глагол expect - "ожидать". Ничего страшного: в зале находился толмач, который перевел слова министра с его английского на обычный. Обе стороны остались удовлетворены.

***

"Русский парк" - место для работы полезное. Сложно представить, чтобы кому-то захотелось в нем отдохнуть, поскольку делать особо нечего, а вход стоит 20 фунтов. Но вот со встречами и интервью тут относительный порядок.

Работа работой, однако, но не помешала бы и пища для души. А она, эта пища, в понедельник была такова: сначала спели кубанские казаки, затем какая-та барышня бегло прошлась по мировой эстраде.

Послушал я все это во время перекуров - слабовато. А вот гандболисток наших в пресс-центре "Русского парка" как бы включить? А золотого дзюдоиста Исаева?

- Извините, наши телевизоры показывают только одну программу, - сказала менеджер. 

И глядел я вчера, релаксируя, на конную выездку, транслируемую BBC. На плацдарме родины в далеком Лондоне. В то время, как наши выигрывали медали и матчи.

"Русский парк", может, и не бессмысленный. Но беспощадный.

***

В первые дни Олимпиады было много шума по поводу транспортных проблем прессы. Никто никуда не мог попасть, автобусы ходили редко и не те, до метро концы большие, с пересадками и переходами до арен добираться долго. Международная ассоциация спортивной прессы (AIPS) даже выпустила по этому поводу специальный релиз. Дескать, доколе. (Еще одно заявление эта организация посвятила шестидесяти рублям, в нашем исчислении, за поллитра обычной питьевой воды, которой нас потчуют в пресс-центре. Тема питья и ужасной кормежки очень актуальна, ну да бог с ним - дома отъедимся).

Больше всего добивала ситуация с поездками на стрельбу. Организаторы запланировали утреннюю серию автобусов (с 5 до 8 утра) и вечернюю - с 17 до 21 вечера. Вроде все логично: приехал - посмотрел - уехал. Вот только зачем, скажите, мне ехать на стрельбу, если российский спортсмен не вышел из квалификации в финал? А если не должен был, но вышел, как мне к нему, родимому, долететь в обед на крыльях патриотической любви?

В общем, английским транспортникам хвосты в итоге кто-то все-таки накрутил. И вот уже два дня автобусы на стрельбу ходят весь день с перерывом в полчаса. В воскресенье по дороге туда нас в большой машине было трое, по дороге обратно - двое.

Представляю, какой зубовный срежет эти поездки вызывают у тех, перед кем английский премьер Дэвид Кэмерон поставил задачу заработать на Олимпиаде 20 миллиардов фунтов стерлингов.  

 

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости