20 февраля 2022, 12:30

Бьорндален и Домрачева не справились с китайским биатлоном. У Крюкова в лыжах получилось не сильно лучше

Бьорндален хочет продолжить работу со сборной Китая по биатлону после Олимпиады-2022
Наталья Марьянчик
Обозреватель
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Хозяева в целом отлично выступили на Олимпиаде-2022, но проявить себя в лыжных гонках и биатлоне китайцы не сумели, несмотря на приглашение именитых иностранных тренеров.

Китайцы сделали на домашней Олимпиаде гигантский рывок вперед. Если четыре года назад в Пхенчхане у них была всего одна золотая медаль, то сейчас — сразу девять. Всего наград — 15, так много у страны на зимних Играх не было за всю историю. Это позволило занять третье место в командном зачете, опередив даже таких монстров мирового спорта, как США или Швеция. Даже у команды ОКР, которая тоже провела очень успешную Олимпиаду, на три золотые медали меньше, чем у китайцев.

При этом ставка на лыжные виды спорта — лыжи и биатлон — у хозяев абсолютно не сыграла. Хотя на развитие этих видов была потрачена уйма финансовых и организационных ресурсов. Китайцы принципиально не хотели здесь никого натурализовывать из сильных иностранных спортсменов (как, например, сделали корейцы, принимавшие четыре года назад Олимпиаду в Пхенчхане).

Вместо этого они пригласили целую плеяду титулованных спортсменов, которые только недавно стали пробовать себя на тренерском поприще. В биатлоне сборную Китая тренировали Уле-Эйнар Бьорндален с Дарьей Домрачевой, в лыжных гонках — олимпийский чемпион из России Никита Крюков. Вот только назвать итоги их работы успехом язык не повернется.

Бьорндален взял ответственность на себя

Бьорндален уже дал NRK покаянное интервью, где попросил прощения у китайцев и взял на себя ответственность как главный тренер за неудачное выступление. Лучшим результатом его спортсменов стало 22-е место Чен Фанминя в гонке преследования, куда он поднялся после 32-й позиции в спринте. Вроде бы неплохо, если не знать биографии Чена и не понимать, что он мог рассчитывать на большее.

Еще в 2012 году Чен выиграл Юношескую олимпиаду в Инсбруке — сумасшедшее достижение для китайского спортсмена, Бьорндалена тогда видел разве что по телевизору. Потом были несколько лет выступлений подающего надежды спортсмена на Кубке мира, пока в 2016-м он не попался на запрещенном диуретике гидрохлоротиазиде. Чен отсидел два года дисквалификации и вернулся уже не звездой, а крепким середняком, как остальные товарищи по команде.

Попытка реанимировать карьеру этого биатлониста не удалась даже с помощью Бьорндалена. В 2020-м Чен вроде бы набрал кондиции и занял 16-е место в индивидуалке на этапе в Нове-Место. Там он вошел в историю как первый китаец, квалифицировавшийся в масс-старт. Но потом случилась пандемия, и на этом славная история Чена закончилась. Он остался без Кубков мира и без международной практики.

«То, от чего весь мир был в шоке в течение этих нескольких недель Олимпиады, мы испытывали два года», — сказал Бьорндален в интервью. Нужно знать великого норвежца, чтобы понять, что он не жалуется, а просто констатирует факт. Им с супругой Дарьей Домрачевой, как и лыжным тренерам, выпало работать в крайне непростых условиях.

После любой заграничной поездки — три недели карантина в гостиничном номере, не важно, тренер ты или спортсмен. Участие в международных стартах, даже этапах Кубка мира, — под жестким запретом. Постоянная жизнь на тренировочных базах в условиях «пузыря», когда не имеешь права даже выйти в соседний магазин. Китайские лыжники и биатлонисты перед домашней Олимпиадой действительно не были в равных условиях с остальным миром. Потому и результат показали неутешительный.

Оле Эйнар Бьорндален. Фото Global Look Press
Уле-Эйнар Бьорндален. Фото Global Look Press
Фото Global Look Press

Ученик Крюкова поразил в квалификации спринта

— Я не собираюсь бежать с тонущего корабля, — сказал Бьорндален в ответ на вопрос о своем будущем. — Я хочу выполнить цель, которую передо мной поставили, когда я брался за эту работу. Мне это было бы интересно, но сейчас перед нами много интересных возможностей, что делать, как в качестве тренеров, так и в других направлениях. Мы всерьез подумаем об этом после завершения сезона.

Наверняка серьезный разговор с китайским руководством будет и у старшего тренера спринтерской сборной Никиты Крюкова. Ему за год воспитать олимпийского медалиста тоже не удалось. Хотя местный лыжник Ван Ксянь наделал шороха в квалификации спринта, показав там пятый результат. Но на финал Ксяню не хватило тактической грамотности, в итоге он только 30-й.

У женщин, где работает бывший аналитик из группы Юрия Бородавко Максим Волков, тоже все не слишком здорово. Лучшим результатом стало 22-е место Ли Ксинь в скиатлоне. Звучит не очень, но если учесть, что многие китайские спортсменки впервые встали на лыжи года три назад, то это крутое достижение.

Будущее в Китае Крюкова и Волкова — пока открытый вопрос, контракт заканчивается в конце сезона. Как показывает опыт Пхенчхана, после завершения домашних Игр азиаты обычно легко расстаются с дорогостоящими иностранными специалистами. Да и особых условий для развития, если сохранятся нынешние антиковидные ограничения, в Китае нет. Вряд ли кто-то будет готов снова три недели сидеть в карантине и находиться в полной изоляции от этапов Кубка мира.

Новости