«В финале играли лучше Канады. Но начали глупо удаляться». Интервью звезды сборной России об МЧМ

13 января 2020, 21:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Александр Романов: «В финале играли лучше Канады. Но начали глупо удаляться»»

№ 8113, от 14.01.2020

Александр Романов. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Александр Романов. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Защитник ЦСКА и один из лучших игроков сборной России на серебряном МЧМ-2020 Александр Романов стал гостем прямого эфира в редакции «СЭ».

Травма, удаления, Канада

— Вы получили травму во время МЧМ. Как ваша рука?

— Все уже хорошо, скоро буду играть.

— Что произошло?

— Ушиб, шайбой попали в четвертую и пятую пястные кости.

— А зачем понадобилась МРТ?

— Рентген ничего не показывал, но рука все равно болела. Сделали на всякий случай, чтобы подтвердить, что все хорошо, что связки в порядке. С ними все нормально.

— Говорили, что вы могли сжимать кулак, но не могли работать с клюшкой. Это уже прошло, или проблема еще остается?

— Пока еще больновато крутить клюшку, а так все уже хорошо, проходит потихоньку.

— Главный вопрос — почему вы проиграли канадцам?

— Вообще, играли-то лучше, много кто так говорит, это не только мои слова. Проиграли вот почему: в третьем периоде начали глупо удаляться.

— Почему? Например, удаление Павла Дорофеева во время нашего большинства ...

— Я же не могу ответить за него, почему он так удалился. Мы были не то чтобы на взводе, но хоккей был нервный. Концовка, все решалось, канадцы оказались более хладнокровными, поэтому и победили.

— Говорят, всех взбесило удаление Егора Замулы, во время второго перерыва была серьезная перебранка.

— Не то чтобы взбесило...

— Не сам поступок Замулы, а факт очередного удаления. Говорят, вы в раздевалке кричали друг на друга.

— По факту никто ни на кого не кричал. Капитан команды, Гриша Денисенко, сказал, что нам сейчас вообще не нужны глупые удаления, и что нужно быть осторожнее. А оно действительно было глупое, после свистка ткнул кого-то...

— Да, но вы ведь сами провели четыре большинства в первом периоде.

— Да, не забили, согласен. Что мне сейчас сказать... Так всегда и бывает, не забиваешь ты — забивают тебе. В игре со швейцарцами мы две шайбы забросили в большинстве, это нас и спасло, 3:1 победили. Со шведами тоже забивали в большинстве.

— Тоже две.

— Да. С Канадой так не получилось. Это хоккей, это нормально.

— Кстати, что произошло в полуфинале со шведами после 3:1, когда мы пропустили трижды?

— Опять же мы удалились и получили все шайбы в меньшинстве. Штрафы — и сразу голы.

— И вам каждый раз говорили про удаления. Все-таки эмоции или нехватка мастерства?

— Возможно, эмоции. А с Канадой — это же финал, как можно быть не заведенным, спокойным? Оставаться хладнокровным до последней секунды — большое мастерство. Тяжело сохранять спокойствие, особенно, когда речь идет о финале Россия — Канада на МЧМ. Это и так историческое событие, очень тяжело.

— Но у вас за весь турнир всего две штрафных минуты. При том что вы били всех.

— Так получилось.

— То есть у вас получилось сдерживать эмоции, не поддаваться на провокации. Правда, что вы в этот раз много говорили в раздевалке?

— Не то чтобы много, старался подбадривать ребят. Мы изначально договаривались о том, чтобы каждый что-то говорил, а не сидел, уткнувшись. Каждый должен был быть лидером. Это действительно помогало, когда человек начинал говорить, выкладывать свои мысли. Мы все слушали, уважительно к этому относились, это действительно заводило коллектив.

— Нужны ли были собрания без тренеров? У вас их было целых два за один день.

— Не в один.

— Значит, два за сутки. После поражения от Чехии и на следующий день.

— Открою секрет, у нас их на самом деле было три. Тренеры, допустим, иногда говорят какие-то банальные вещи, а мы друг с другом можем обсуждать то, что с ними не получается. Намного проще, когда говоришь со своими ребятами, каждый начинает рассказывать что-то свое, мотивировать на завтрашний день. Это полезно, как мне кажется.

— После чехов еще раз не собирались?

— Собирались перед тем, как обыграли Канаду со счетом 6:0. Долго сидели, чуть ли не час. Каждый что-то говорил. Больше всех — Денисенко, ну и все остальные добавили по чуть-чуть от себя. Старались разговорить каждого, даже самых стеснительных молчунов.

— В команде знали про травму Замулы?

— Никто не знал.

— Он вообще никому не говорил?

— Я в первый раз услышал уже после МЧМ.

Два МЧМ

— Показалось, что в Ванкувере на МЧМ-2019 вы выглядели гораздо увереннее.

— Нет, такого не было, мне так не показалось. Наоборот, сейчас, кажется, больше в силовую играл. Только набрал на два очка меньше, и все.

— В Ванкувере вы играли в атаке лучше и креативнее.

— Сейчас решил сыграть на команду. Если бегаешь в атаку — будь готов к тому, что не всегда успеешь в оборону. У многих атакующих защитников есть проблемы сзади. Сейчас надо было играть на сборную, это правильно. И помогать в атаке, не просто бегать постоянно, а аккуратно подключаться, но все силы в основном потратить на оборону, сыграть уверенно, без глупых ошибок.

— На это повлияла ваша игра в ЦСКА? Там вы получаете не так много минут, не выходите в большинстве и меньшинстве.

— Может, и так. Зато наша команда в принципе неплохо сыграла на этом МЧМ в обороне, так что, вероятно, это и к лучшему. Это был второй год для меня, для Денисенко, Журавлева, Морозова, Марченко, Подколзина. Мы выходили как лидеры, на нас больше всего рассчитывали. Мы должны были показывать строгий хоккей, подбадривать и заводить команду, может, даже с помощью силовых приемов. В общем, играть строго и стараться не проваливаться. Это в прошлом году я на правах молодого бегал-носился, сейчас надо было играть, как лидер.

— Стоило кому-то из соперников провести силовой прием, вы будто выписывали себе номер и потом старались поймать этого человека. Намечали себе жертв?

— Нет. Бил по ситуации, никогда не смотрел на номер. Был момент — почему нет?

Брагин, Ларионов

— Расскажите правду: был ли конфликт между Брагиным и Ларионовым? Чувствовали ли вы его?

— Не было, не чувствовал. Постоянно удивляюсь, когда читаю что-то подобное.

— Вы не могли не заметить в раздевалке.

— Нет, никакого конфликта вообще не было.

— Некоторые обращали внимание на то, что они не поздравляли друг друга после побед.

— Не знаю, разногласий никаких не было, может, они действительно не показывали этого нам. Всегда удивляюсь, когда меня об этом спрашивают.

— Просто разные тренеры, разное понимание...

— После поражения начинают искать какие-то причины, иногда глупые.

— Чувствовали, что сейчас ищут виноватого? Это было заметно еще после того, как Ярослав Аскаров неудачно сыграл и на него обрушился поток грязи.

— Я бы сказал, что уже нашли.

— Кого? Воронкова?

— Что бы ни читал — все время вижу его фамилию. Я уже говорил во время какого-то интервью, повторю: оскорблять человека, что-то постоянно про него писать — это глупо. Выигрывает и проигрывает команда. Когда Воронков забил две шайбы, никто не писал: «Боже, Воронков великолепен!». Как только он один раз ошибся, на него тут же все обрушились. У него в Instagram под фотографией 1000 комментариев. У него всего-то 2000 подписчиков. Это неправильно. Парень что, специально ошибся что ли?

Полную версию интервью — читайте в ближайшее время в «СЭ»

Молодежный чемпионат мира по хоккею: турнирная таблица, расписание матчей, онлайн-трансляции и результаты игр, новости и обзоры МЧМ-2020

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
33
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир