«Судьи в России могут все внимание переключить на себя, хотя мы играем не для них». Уремович — о «Рубине», Модриче, Слуцком и Бердыеве

Владислав Зимагулов
Корреспондент
3 февраля 2021, 18:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Филип Уремович: «Проблемы российского футбола из-за лимита на легионеров»»

№ 8372, от 04.02.2021

Филип Уремович. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Леонид Слуцкий. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Сесар Навас, Филип Уремович и Федор Смолов. Фото Александр Волгин Филип Уремович. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Лука Модрич. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Интервью с защитником казанского клуба и сборной Хорватии.

Филип Уремович — самый опытный игрок «Рубина» и дольше всех из нынешнего состава выступает в Казани. Он поработал с Курбаном Бердыевым, Романом Шароновым, а теперь играет под руководством Леонида Слуцкого.

В прошлом году Уремович стал капитаном «Рубина», дебютировал за основную сборную Хорватии и привлек внимание европейских клубов. В интервью «СЭ» защитник рассказал о тактических уроках Бердыева, встрече с Лукой Модричем в сборной, желании уехать в топ-чемпионат и дружбе с Николой Влашичем.

«Спустя два года вижу, чему меня хотел научить Бердыев»

— Филип, ты дольше всех в «Рубине» из нынешнего состава. Как себя ощущаешь?

— Думал об этом в последнее время. Просто так сложилось. Вообще в команде есть Игорь Коновалов, который ушел в аренду в «Арсенал» — он в «Рубине» дольше, чем я. Просто сейчас он не в команде.

Не могу сказать, что чувствую себя каким-то главным лидером и старожилом. Но понимаю, что как капитан я должен проявлять лидерские качества и вести партнеров.

— 2,5 года назад мог представить, что будешь капитаном «Рубина»?

— Конечно, нет! Я очень рад и счастлив, что так сложилось. Думаю, в ближайшее время будет только лучше.

— Хочется что-то выиграть?

— Да, но это не самое главное. Наша команда прогрессирует. Думаю, у нас будут хорошие результаты уже в этом году. А в следующем, может быть, будем бороться за Кубок России и медали чемпионата.

— Ты видел команду Бердыева и Шаронова, а теперь работаешь со Слуцким. В чем различия?

— У Бекиича команда была опытнее, много возрастных игроков, и я в то время учился. Много работал с Бердыевым над тактикой.

А у Шаронова было всё по-другому, ему пришлось работать с большим числом арендованных игроков. Очень молодая команда была. Не всё получилось, но я благодарен Роману. Мы очень хорошо поработали над игрой в обороне.

Сейчас со Слуцким у нас не самый лучший результат, но есть перспектива и шансы улучшить турнирную ситуацию.

— Бердыев в последнем интервью сказал о том, что жалеет, что не поработал дольше с одним из игроков «Рубина», который сегодня вызывается в сборную. Логически только ты подходишь под эту формулировку, потому что с другими он не успел пересечься.

— При нем мы много работали над ошибками. Он возился с каждым игроком, но меня Бекиич очень многому научил. В то время я не осознавал и не до конца понимал все его требования. А спустя два года вижу, в чем ошибался. Осознал, что он хотел до меня донести и чему научить, чтобы я прогрессировал. Это в основном тактические нюансы. Бердыев всегда говорил, что я обладаю скоростью, агрессией, но тактически должен прибавлять.

У Бекиича работа над тактикой отличается от того, что я видел у других тренеров. И для меня это было необычно. В Хорватии меня учили по-другому. Это был новый опыт. В России мы больше работаем над обороной, как перемещаться в защите. Это мне очень помогло прибавить.

— Бердыев второй год без работы. Как думаешь, почему?

— Не знаю, хочет ли он вообще работать с командами дальше. Наверное, хочет. Но я не знаю его ситуацию. Думаю, он хочет тренировать большой клуб, а не маленький. У него очень большие амбиции.

— Бердыев считал ошибки, которые игроки допускают, и вы готовили ему нарезки. А как у Слуцкого?

— У нас всегда на теориях после каждой игры есть разбор наших действий. Но так, как при Бердыеве — такого нет. После первой части сезона Слуцкий подготовил разбор по каждому игроку и давал свои оценки, объяснил свое видение. У него было резюме по каждому футболисту «Рубина». И он мне сказал, в чем я был хорош, а в чем нужно работать.

Леонид Слуцкий. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Леонид Слуцкий. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

«Справа в защите я не играл на том уровне, на котором должен. В центре мне комфортнее»

— С приходом Слуцкого атмосфера сильно поменялась?

— Коллектив у нас действительно очень хороший и атмосфера отличная. Нормальные пацаны в команде, все приятные. Для меня этот коллектив — один из лучших, что я видел в жизни. Каждый игрок очень важен, все уважают друг друга в быту и на поле. У нас очень много молодых ребят, которые учатся и слушают опытных игроков. Все в команде очень хорошо.

— Слуцкий называет вашу группировку с Деспотовичем, Бегичем и Йевтичем «Цыгане». Как вы реагируете?

— Да, Слуцкий нас так назвал! (смеется). У нас одинаковый язык, мы сблизились с парнями. В первый год в «Рубине» у меня не было соотечественников и таких друзей. Был Иван Коновалов, который знал хорватский язык, но ментальность у него совсем другая. А нас сейчас уже четверо.

Но блин, почему Слуцкий нас называет цыганами?! Не понимаю этого, серьезно! Хотя мы уже привыкли и подыгрываем тренеру, нормально воспринимаем его подколы и шутки.

— Каково тебе работать со Слуцким? Как у вас выстроены отношения?

— У нас очень хорошие отношения, есть взаимоуважение. Наверное, со стороны может показаться, что он такой несерьезный, всё время шутит и веселится. Но это совсем не так. Он очень серьезный тренер и человек, может любому напихать. Мне он много раз пихал, серьезно доставалось от него.

И работа с ним мне очень нравится. Мы очень качественно тренируемся, это большой профессионал. Очень сильный специалист. Как тренера я его очень уважаю, не может быть никаких вопросов. Все понимают его уровень, за него говорят достижения.

— Слуцкий начал использовать тебя справа в защите. Как проходил переход?

— Я играл справа в молодежной сборной, а в клубе на этой позиции выступал впервые. Я долго не играл справа, поэтому было тяжело привыкать к новому амплуа. Но после нескольких матчей освоился.

Если оценивать себя, то я не играл на фланге на том уровне, на котором должен был. В центре защиты действую более уверенно. Мне гораздо комфортнее играть центрального защитника, нежели крайнего. Но это лишь моя оценка, решение за тренером и, если будет необходимо, постараюсь помочь команде на любой позиции.

В сборной меня тоже теперь используют справа. Ранее там выходил Врсалько, но он получил травму и выбыл. Едвай из «Байера» тоже там играл, но не закрепился в составе. Теперь тренер решил использовать там меня.

Лука Модрич. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Лука Модрич. Фото Дарья Исаева, «СЭ»

«Модрич сказал: «Если не знаешь, куда отдать мяч, просто пасуй мне»

— Прошлый год для тебя был удачным, несмотря на коронавирус и всемирный хаос.

— Да, для меня это очень важно, что я дебютировал в сборной Хорватии и играю. Это честь для любого игрока. Хотя, конечно, в мире столько проблем было в прошлом году, настоящий кошмар. Но для меня это был хороший год. Я начал играть в сборной, стал капитаном «Рубина», у нас хорошие перспективы и классная игра.

— Как ты узнал, что вызван в сборную? Где это было?

— У нас есть резервный лист игроков, которые вызываются, если травмируется кто-то из основного списка. Меня сначала включили в него. И за три дня до сбора я был на ужине с Бегичем и Йевтичем, получил звонок. Это был хорватский номер, и я несколько раз сбросил. Но мне настойчиво перезванивали. В итоге я взял трубку и услышал голос менеджера сборной Хорватии, который сказал: «Собирай вещи и приезжай, ты в основном списке».

— Ты дебютировал в матче против сборной Франции против мировых звезд. Каково это было?

— В Хорватии есть такой стереотип, что если ты удачно дебютируешь, то дальше все будет хорошо и ты всегда будешь играть отлично. А если неудачно, то начнутся проблемы. Поэтому у меня были волнительные чувства: хотел сыграть отлично, даже несмотря на то, что выхожу против чемпионов мира.

Я хорошо провел 60 минут, но получил повреждение. У меня были проблемы с икроножной мышцей и раньше. Врачи сказали, что нужно замениться, нельзя рисковать. Но в следующих играх я выглядел лучше. Доволен своей игрой в сборной.

— Как тренер Далич тебя оценивает? Что думает о твоей игре в «Рубине»?

— В первый раз мы говорили на сборе, он спросил, могу ли я играть справа в обороне. Я сказал, что могу, хоть это и не моя позиция. Далич сказал: «У нас есть проблема с правым флангом. Играй и покажи себя, прояви как можно лучше». Я очень ему благодарен за доверие.

— Кто сейчас в сборной — главный лидер?

— Лука Модрич, конечно. Думаю, у нас нет проблем с новым поколением. Да, ушли Манджукич, Субашич, Ракитич, Чорлука. Но есть Ловрен и Вида. Поколения меняются, но команда остается сильной. В ближайшие 2-3 года, вероятно, не будет финалов на больших турнирах, но Хорватия останется сильной и достойной сборной.

— Когда ты общаешься с игроками сборной, какое у них мнение о России. Тот же Модрич вообще знает о Казани, «Рубине»?

— Конечно! Мы последний раз разговаривали в сборной о том, как ЦСКА играл с «Реалом» и обыграл их в Лиге чемпионов. Лука вспоминал те матчи. Он и другие игроки следят за тем, что происходит в футболе, знают наши клубы. Понятно, они не смотрят каждый матч РПЛ, но знают, что «Зенит», «Спартак», ЦСКА и «Рубин» — хорошие команды.

С кем я ближе общаюсь в сборной, спрашивают у меня, как живется в России, какой тут уровень футбола. Им это интересно. В прошлом году много молодых игроков из Хорватии перешли в российские клубы, звонили и интересовались у меня, что их ждет.

Конечно, с Лукой я не общаюсь так близко. У него есть другие друзья в сборной, с кем он больше контактирует.

— Когда тренируешься и играешь с Модричем, чувствуется, что это обладатель «Золотого мяча»?

— Да, это совсем другой уровень. Мне даже не с чем сравнить. Я никогда не видел игрока с такими качества. И не только на тренировках, но и в игре. В первый раз, когда мы играли вместе, Лука сказал: «Если не знаешь, куда отдать мяч, просто пасуй мне — я разберусь!»

— В «Рубине» такие лидеры есть?

— У нас очень много качественных игроков. Тот же Хвича — большой талант. Это очень хороший игрок и он вскоре будет играть за большую команду в Европе.

— Ты часто играешь против него на тренировках один в один. Объясни, в чем его особенность?

— У него есть скорость, дриблинг, удар и пас. Но самое важное — он хорошо понимает футбол. Есть игроки, которые обладают и ударом, тоже быстрые, но не чувствуют игру и не обладают хорошим игровым интеллектом. А у Хвичи это есть. Это просто божий дар.

Когда я увидел его впервые, мы играли в товарищеской игре в Казани. И я сразу сказал, что у него есть хорошие качества, что это талант. Чувствовал, что это яркий и способный игрок. Это было видно сразу. Но я не знал, кто это, что за грузин.

Вообще, если бы Хвича был бразильцем или испанцем, то уже играл бы в «Реале» или «Баварии». Грузинский паспорт — это проблема для него. Там ведь люди смотрят на гражданство. Скаут, агент или президент в Европе скорее предпочтут испанца или аргентинца, а не игрока с российский, хорватским или грузинским паспортом. Таковы современные реалии. Но я надеюсь, что у Хвичи все получится, он сделает большую карьеру в Европе.

«Надеюсь, получится уехать в топ-чемпионат. Хочу прогрессировать»

— Ты стал основным игроком сборной, которая играла в финале на последнем чемпионате мира. Стало больше предложений и звонков о переходе?

— У меня есть агент и он это все решает. А я об этом не думаю. Честно!

Никто не знает, когда он может уйти из клуба. Конечно, я хочу прогрессировать и играть за большую команду — это нормально. Посмотрим, что будет. Мне кажется, я должен ещё прибавлять в своей игре, особенно в тактическом плане. Но не буду скрывать, что хочу уехать в Европу.

— А если будет предложение от российского топ-клуба?

— Казань всегда в моем сердце! (смеется) Посмотрим, что будет. Надеюсь, что получится уехать в топ-чемпионат и выйти на новый уровень.

— Ты мог оказаться в «Селтике» и к тебе был устойчивый интерес из Англии.

— Да, мне нравится британский футбол. АПЛ — это самый лучший чемпионат. Еще люблю Италию. Но сейчас тяжело сказать, где я окажусь.

— «Рубин» получал предложение от ЦСКА по твоему трансферу. Почему не срослось?

— Да, я слышал об интересе ЦСКА. Но все переговоры остались на уровне клубов, со мной о переходе никто не говорил.

— Влашич мог стать твоим одноклубником. Какие у вас отношения?

— Мы близко общаемся вне футбола. Знаем друг друга с 13-14 лет, играли вместе с детства. Мы уже давно дружим.

— Как ему удается держать такой уровень?

— Когда он был маленьким, то очень много и упорно работал. Его папа — тренер по физической подготовке. Сестра тоже большая спортсменка. У них спортивная семья. Он всегда был большим талантом и еще с 12 лет о нем все говорили, обсуждали, что его ждет большая карьера.

Сесар Навас, Филип Уремович и Федор Смолов. Фото Александр Волгин
Сесар Навас, Филип Уремович и Федор Смолов. Фото Александр Волгин

«Когда впервые увидел Наваса, подумал, что это тренер. Многому у него научился»

— Ты начал играть в «Рубине» с связке с Сесаром Навасом. Его по делу считают одним из лучших защитников-легионеров в истории РПЛ?

— Тогда я был 21-летним парнем, было много взрослых игроков: Гранат, Кудряшов, Джанаев, Навас. И Сесар на поле сама серьезность, но в жизни он очень добрый и веселый парень.

Помню, увидел его впервые на сборе в Австрии. На первый и второй сбор он никогда не приезжал, кстати. Только под конец и ему это разрешал Бердыев. И я спросил, кто это приехал, что за тренер? А мне говорят: это защитник команды. Но сразу было видно, что он — большой профи и знает свое дело.

— Многие говорили, что Навас может из любого игрока в паре сделать хорошего защитника. Тебе он помог?

— В начале карьеры в «Рубине» он мне очень помогал на поле. Дело не только в советах и подсказках, а в том, что он в свои 38 лет очень хорошо играл — это пример для других футболистов. Сесар был образцом для нас.

В моем дебютном матче за «Рубин» мы играли с «Краснодаром». У соперника Вандерсон играл слева, а я был ближе к нему в тройке центральных защитников. И Навас мне говорил: «Вандерсон — очень быстрый парень. Действуй с ним аккуратнее и не бросайся». Я хорошо сыграл против него, мы победили 2:1, и Сесар после игры сказал: «Да ты очень быстрый парень!». А мы тренировались лишь две недели, пока не чувствовали друг друга, но действовали очень неплохо.

Навас — очень хороший игрок и человек. Многому у него научился. Смотришь на него и видно, что это большой профессионал. Он никогда много не говорил, никого не поучал, не выпячивал себя. Сесар просто был примером. Жаль, что мы лишь полгода поиграли вместе.

Но играть так долго до 37-38 лет — это очень тяжело. Не представляю, как можно выступать так долго на высоком уровне. У Наваса хорошая генетика, поэтому он долго играл на таком высоком уровне.

— Сейчас в паре со Старфельтом и Бегичем у вас есть эта химия, которая была с Навасом?

— У нас три очень хороших защитника. Мы каждый день работаем вместе. Очень комфортно играть с ними. Это сильные футболисты.

Посмотрите на Карла, как он прогрессирует! Его же вызвали в сборную, он стал основным защитником «Рубина» и играет без замен, стал важным футболистом для команды.

— Его ведь после трансфера поначалу даже не котировали как игрока основы.

— Знаете, в прошлом году на сборах я травмировался в самом начале и не тренировался, много пропустил. И Карл начал играть в «старте» в контрольных матчах, причем очень хорошо.

А спустя время он мне признался: «Фил, из-за того, что ты травмировался, я вообще остался в «Рубине». Спасибо тебе огромное!» Он очень хороший игрок и партнер, рад за него.

«Российские девушки — самые красивые»

— Это твой третий год в России. Что тебе больше всего нравится здесь?

— Девушки в России очень красивые. В Хорватии тоже очень симпатичные, безусловно. Но если не говорить о родной стране, то российские девушки, наверное, самые красивые.

А вот еда мне не очень нравится. Мы ходим в сербский ресторан в центре города, есть хорошие заведения, но русскую кухню я не люблю. Только сырники и борщ! Но мясо — нет. Мне не нравится, как вы его готовите, прости! (смеется)

Ещё ел осетинские пироги, которые приносил Руслан Камболов — очень вкусно! Татарскую кухню пробовал, но не очень проникся ей.

— После матчей игроки «Рубина» в раздевалке едят пиццу. Как тебе?

— Катастрофа! Есть одна пиццерия в Казани, там итальянские повара. Вот они делают очень вкусно. Но все остальное — катастрофа! Извините, не хочу никого обидеть, но это правда. (смеется)

— Казань уже стала домом?

— Да, это мой второй дом. Мне здесь нравится и комфортно, много друзей и не только футбольных. Нравится, что могу быстро доехать до базы из центра города, никаких пробок. И здесь красиво, только иногда холодно.

Семья была в Казани, им тоже тут понравилось. Вообще всегда буду рад вернуться в столицу Татарстана и после карьеры. После футбола я планирую стать скаутом и буду сюда приезжать.

— Почему?

— Это самая лучшая профессия! Ездишь, смотришь игроков и говоришь: «Этого берем!». Потом приеду в «Рубин» к гендиректору Сайманову и скажу: «У меня есть для вас хороший игрок, давайте оформим сделку!» Бизнес! (смеется)

— Русский человек — ты понял его?

— Вы очень похожи на хорватов. Мы ментально близки. Но русские люди несколько закрыты. Можно сказать, что вы чуть суровее. Хорваты более открыты.

Мне очень нравится, что языки у нас немного похожи. Поэтому я быстро выучил русский и могу давать интервью без переводчика.

— Учиться никто не помогал?

— Нет, я сам его учил без репетитора. В первые две недели записывал буквы, не знал кириллицу. Алфавит изучил, а потом просто запоминал слова. В клубе мне сказали, что я быстро выучу язык. Первые полгода было тяжело, но сейчас спокойно говорю и понимаю собеседника.

Мне уже смешно, когда судья подходит и начинает говорить со мной по-английски. Я ему отвечаю: «Давай по-русски поговорим, потому что я вообще не понимаю твой английский». Но есть судьи, которые хорошо говорят по-английски, правда, их не так много.

— Ты часто с ними споришь и получаешь желтые.

— Я всегда был такой, даже в Хорватии. Много карточек получал за разговоры. Но российские судьи иногда перебарщивают.

— В нашей лиге есть проблема судейства?

— Да, есть. К нам на базу приезжал Кашшаи с семинаром. Ему задавали вопрос о спорной ситуации, а он отвечает: «Как судья скажет, так и будет. Если ты его решение не уважаешь, то получишь желтую». Ну разве так можно?

Мы играем в футбол не для судей, а для болельщиков, для зрителя. Но иногда судьи в России могут переключить все внимание на себя — это неправильно. Ошибок много и это грустно.

Самое смешное, как засчитали гол Дзюбы «Уралу» после VAR, на котором видно, что он был в офсайде, но линию начертили как-то криво. В каждом туре какие-то глупые ошибки. Так не должно быть, ведь VAR наоборот должен помогать им.

Вообще я тяжело переживаю такие моменты, особенно поражения.

— Как это происходит?

— Хочется крушить. Тяжело, когда ты проигрываешь матч только из-за спорных решений судьи. Вообще после поражений мне трудно заснуть. Обычно не сплю всю ночь. Это непросто дается каждому игроку.

— Как справляться с этим?

— Просто лежу до 3-4 ночи даже после победных матчей. Можно выпить пиво — больше всего помогает расслабиться и уснуть. Люблю смотреть сериалы.

— Какие?

— Да я все смотрю. Очень люблю «Клан Сопрано», «Во все тяжкие» и «Настоящий детектив», но только первый сезон. Остальные сезоны — катастрофа! (смеется)

Филип Уремович. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Филип Уремович. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

«Проблемы российского футбола связаны с лимитом на легионеров»

— Лучший игрок чемпионата России?

— Влашич, конечно. Ещё бы отметил форвардов «Зенита» Азмуна и Дзюбу.

— Лучший защитник?

— Думаю, это Ловрен. Играл с ним в сборной, это очень высокий уровень.

— Против кого тебе было сложнее всего играть в РПЛ?

— У нас никогда не получаются матчи против «Локомотива». Не скажу, что это лучшая команда, просто неудобная именно для «Рубина». Даже очко не получается набрать, просто катастрофа.

Мы можем сыграть удачно с «Зенитом», со «Спартаком» и ЦСКА. Мы знаем, как обороняться против них и их тактику. А с «Локо» у нас постоянно какие-то проблемы: то удаления, то неназначенные пенальти и спорное судейство.

— Российская лига в упадке?

— В первый год, когда я приехал, у российских клубов были хорошие результаты в еврокубках, в лиге было много ярких игроков. А сейчас все иначе. Предположу, проблема в лимите на легионеров.

— Это вред?

— Думаю, да. Если ты хочешь бороться в еврокубках с большими командами, то при нынешнем лимите у тебя нет шансов. Там ни у одной команды нет такого лимита.

— Как должно быть?

— Должен быть какой-то лимит, чтобы российские игроки выходили в составе. Но не 8 легионеров в заявке. Это слишком мало и убивает конкуренцию.

А если говорить глобально, то дело и в системе российского футбола.

— Что не так в России?

— Даже, к примеру, в Хорватии, не такой уж богатой стране, более качественные условия, чем здесь. Если говорить о Казани, то 4-5 месяцев в году футболистам просто негде тренироваться. Где играть в футбол с декабря по апрель? В снегу? Это большая проблема для молодых игроков. Ведь манежи начали строить только недавно, а в большинстве городов их просто нет, тренируются в обычных залах на деревянном покрытии.

— Ты ездишь по Казани на клубном авто?

— Да, а зачем мне покупать машину? Как мне потом с ней быть, если я уеду. Она бы сейчас три месяца зимней паузы просто стояла.

Вообще мне не нужна классная машина, чтобы все смотрели и обсуждали. Хотя в большой европейской команде, наверное, каждый игрок должен ездить на дорогом авто. В Европе сезон не прерывается на три месяца, поэтому машина нужна. В России же легионеру она, думаю, ни к чему. Я езжу от дома до базы, обратно и до торгового центра.

— Как тебе российское вождение?

— Катастрофа! (смеется) Люди никого не уважают на дорогах. Красный? Поехали. Подрезать могут.

«Больше сотни людей спросили меня о новогоднем клипе со Слуцким»

— Твой папа ведь тоже играл в футбол. Как он оценивает твою игру?

— Да, но не на большом уровне. Папа смотрит каждый матч и судит как зритель. Я говорю: «Папа, ты не можешь так смотреть футбол». Надо смотреть со стороны игрока, что он может сделать в конкретном эпизоде. Но он меня никогда не критикует, а только поддерживает.

Мы очень часто говорим, каждый день созваниваемся с мамой, папой и братом. Говорим не только о футболе.

— Из-за паузы на коронавирус жил с родителями?

— Да, это было вообще отличное время. Я так хорошо отдохнул с родными. Конечно, тренировался по плану каждый день. Но всегда, когда ты дома — это лучше. В Хорватии ведь тоже был карантин и все друзья вернулись на родину. У нас каждый день были встречи, тренировки, вместе играли.

Я в 16 лет уехал из дома и редко мог проводить с родными и друзьями так много времени. Сейчас появилась такая возможность.

— Коронавирус сильно поменял быт футболистов?

— Когда все началось, никто не понимал, что происходит. Но сейчас все привыкли. Дай бог, чтобы это поскорее закончилось.

— Какой у тебя самый звездный контакт в телефоне?

— Рустем Сайманов! (смеется)

— А Модрича есть?

— Да, у нас есть общий чат сборной в мессенджере. Но я ему не звонил ни разу. Пока мы провели лишь три сбора вместе, не много общались. Конечно, я не буду спрашивать, как его семья, жена.

— С кем ты жил в номере?

— Мы жили по одному из-за коронавируса — такие правила. А в «Рубине» я жил с Ваней Коноваловым. Но он уехал. Теперь буду жить один и никого не пущу. Мне комфортнее жить одному.

— Защитник, в связке с которым ты мечтаешь сыграть?

— Для меня самый лучший защитник в истории после Фабио Каннаваро — это Серхио Рамос. Но и Варан, Ван Дейк — это тоже топ. Я выходил на поле с Ловреном — чувствуется уровень и опыт, с ним легко играть.

— Любимая русская песня?

— Мне нравится «Возле дома твоего» [включает трек на телефоне]. Вообще мы — балканцы — очень любим русскую музыку. Всегда включаем в раздевалке. У вас очень хорошие песни — всегда это говорил. Иногда я включал дома друзьям, и они говорят: «Ой, что это такое вообще?!» А я пою и мне нравится.

— Кто в «Рубине» поет лучше всех?

— Вообще русским парням надо сказать, чтобы пели песни, которые все знают. А поет в команде хорошо, пожалуй, наш вратарь Никита Медведев.

— А Слуцкий?

— Ой, пожалуйста, вы же сами все видели в видео! (смеется)

— Как тебе этот новогодний клип?

— Вообще топ! У меня больше ста людей в Хорватии спросили, что это за видео, как мы это сделали. Хотя отсылки они не понимали. Хорошая идея.

Видел, что Гари Линекер отреагировал и многие большие СМИ написали об этом клипе. Это круто для клуба и популяризации «Рубина»!

— Модричу это видео не скидывал?

— Ха-ха! Как бы это выглядело: «Лука, вот посмотри пожалуйста, скажи, что думаешь о вокале нашего тренера?!» (смеется)

— Что ты ждешь от 2021-го года?

— Буду говорить скромно: чтобы было меньше травм и все мы были здоровы, чтобы наконец-то этот коронавирус закончился. Надеюсь, этот год будет для всех нас лучше, чем предыдущий.

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
17
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир