«Не испытываю давления из-за задачи выигрывать золото. Я за этим и ехал в Россию». Первое большое интервью нового тренера «Локо»

Константин Алексеев
Шеф отдела футбола
22 ноября, 13:30
Маркус Гисдоль. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Маркус Гисдоль рассказал, как будет делать железнодорожников чемпионами.

Нового тренера «Локомотива» Маркуса Гисдоля общественность встретила несколько настороженно. Мол, Ральф Рангник взял друга, которого увольняли из всех клубов в зоне вылета. Однако в Германии репутация тренера вполне серьезная, а в России он без раскачки стал перестраивать игру железнодорожников на современный агрессивный лад, пусть пока и не все получается.

Спустя месяц после пребывания в России Гисдоль дал первое большое интервью российским СМИ. Мы встретились в Лужниках, и Маркус произвел впечатление приятного человека, который твердо знает, каким путем будет развиваться «Локомотив».

Поговорили с 52-летним немецким специалистом о проблемах российского футбола и лимите, Смолове, Анджорине и Бека-Бека, Лоськове и Пашинине, протесте «Галатасарая» и Рангнике, сборной России и жизни в Москве.

«Отмечали так, словно стали чемпионами»

— Маркус, сложно решиться на переезд из Германии в далекую Россию?

— Совсем не сложно. Когда услышал от руководителей о «Локомотиве», о тех идеях, которые здесь планируют реализовать, то меня это сразу захватило. Конечно, нужно было обсудить вопрос с семьей, но после десяти лет работы в бундеслиге, после «Кельна» я был готов к тому, чтобы попробовать себя за границей, принять новый вызов.

— Вас интересует мнение общественности? Вы в курсе, например, как восприняли ваше назначение в России?

— Я нормальный человек, для которого важно, что о нем думают. Нет разницы, в Германии ты работаешь или в России, все равно интересуешься, какую картину рисуют. Но на первом месте все-таки не эти вещи, а то, как ты развиваешь команду. В конце концов судить будут по игре.

— Многие говорили, что приехал тренер, который покидал все свои команды в зоне вылета. Обидно такое слышать?

— Надо смотреть шире. Я тренирую уже 27 лет, начинал в низших лигах, поднимал команды выше, чем и заслужил приглашение в клубы бундеслиги. Но там работал с командами, которые сражались за выживание. Кто-то из них был в безнадежном положении, но я с охотой выполнял миссию спасателя. Каждый раз, когда мы сохраняли место в бундеслиге, это отмечалось так, словно мы стали чемпионами. Теперь же я рад наконец-то поработать с клубом, который хочет не выживать, а побеждать, занимать высокие места, располагает прекрасными возможностями для этого.

— Действительно, многие судят по вашим завершающим этапам работы в «Хоффенхайме», «Гамбурге», «Кельне», при этом забывая, что сначала вы эти команды поднимали, показывали отличные результаты. Давайте определимся: вы сами довольны той работой, что проделали в этих клубах?

— Доволен. Каждую команду я принимал в бесперспективном состоянии, но мы показывали прекрасные результаты. Хотя потом, к сожалению, не имели возможностей произвести те изменения, которые хотелось бы. И я не самый большой любитель оглядываться назад, ворошить прошлое. Сейчас я в «Локомотиве», смотрю только вперед. У нас отличный материал, будем продолжать строительство коллектива, чтобы он показывал отличный футбол.

«Это хорошо, что меня приняли настороженно»

— Замечу в заключение темы, что так же настороженно встречали приход Тедеско и Шварца, но им удалось переубедить общественность — «Спартак» финишировал вторым, «Динамо» сейчас идет на этом месте. Что посчитаете хорошим результатом для себя?

— В первую очередь для меня важно, чтобы футболисты приняли тот стиль, который мы проповедуем. Не хочу сравнений с другими тренерами, у нас свой путь и свой футбол. Надеюсь, болельщики будут его узнавать. Вы говорили, что меня приняли настороженно, что ж, это очень хорошо. Значит, не ждут каких-то чудес, и у меня будет больше возможностей чем-то приятно удивить. Думаю, команда будет делать все, чтобы мы двигались в правильном направлении. И первые шаги, полагаю, уже заметны. Будем продолжать в том же духе, улучшать игру по всем направлениям.

— Что вас удивило по первым неделям работы в «Локомотиве»?

— В позитивном плане меня поразила готовность футболистов воспринимать наши идеи. Мы много говорили с ними, обсуждали, как играют в России, как играют в Европе в ведущих клубах. Наши игроки, особенно лидеры, с радостью восприняли ту модель игры, те идеи, которые мы хотим перенести на поле. Они говорили: мы и сами бы хотели что-то изменить в игре, развиваться. С какой энергией футболисты приняли нашу философию, с каким желанием меняться — это меня приятно удивило.

— Вам нравится, как идет перестройка «Локомотива»?

— Считаю, мы сразу задали максимально высокую планку в плане скорости игры. Обсуждаю эти основополагающие вещи с Ральфом Рангником, который дает советы и много помогает при выработке стратегии. Затем мы с тренерским штабом и командой воплощаем эту стратегию в жизнь. У меня сейчас стало больше помощников, можем тщательнее работать с видеоанализом, чаще проводить индивидуальную работу. Успешные европейские клубы располагают такой структурой, это считается нормальным, в «Локомотиве» мы тоже ее выстраиваем.

«В России топ-атлеты, но не хватает техники и тактических знаний»

— Показательным пока вышло дерби со «Спартаком». Отличный первый тайм, ведете в счете 1:0, получаете большинство, но позволяете сравнять счет. Что ответите тем, кто считает, что тренер должен был так перестроить игру команды, чтобы довести дело до победы?

— Вообще-то мы делали все для достижения результата. Не забывайте, кстати, что имели приличные проблемы с составом. Но главное не это, главное — в головах. Мы действительно очень хорошо действовали до перерыва, соперник остался в меньшинстве... Каждый, кто играл в футбол, знает, что порой удаления играют негативную роль, команда думает: мы уже выиграли. Предупреждали о внимательности в раздевалке, но, к сожалению, сыграли 1:1. До игры, признаться, я был бы доволен ничейным исходом, после — уже нет. У нас молодая команда, которая должна получить подобный опыт. Мы все обсудили, двигаемся дальше.

— Деян Ловрен после переезда в Россию сказал: лига настолько медленная, что можно растерять все качества, которые у меня были раньше. Оказавшись в РПЛ, вы ожидали лучшего или худшего?

— Я все еще узнаю российскую лигу, нет полной картины. Но вообще не думаю в этом направлении. Неважно, каково качество лиги, мы в любом случае хотим тренироваться и выступать на своем уровне. На том, который сами себе задаем. Стараемся развивать футболистов. Делаем два шага вперед, потом один назад, но это нормально на данном этапе. Мы хотим увеличить темп игры «Локомотива», быстро доставлять мячи к чужим воротам, прессинговать. Внедрять те вещи, которые, возможно, не так уж распространены в российском чемпионате. А потом уж посмотрим, к чему это приведет. В РПЛ есть несколько сильных команд, но разница между ними и остальными больше, чем в топ-чемпионатах.

— В чем главные недостатки РПЛ?

— В России живет 140-150 миллионов человек, но при этом лига не входит в число ведущих. И талантливой молодежи нет столько, сколько в Англии, Италии, Испании или Германии. Думаю, что в первую очередь стоит говорить о футбольном образовании. Нет сомнений, что в вашей стране есть талантливые мальчишки, но их не развивают так, чтобы они стали топ-футболистами. Что нужно для образования? Сильные тренеры и руководители футбольных школ, достойные условия для занятий, инфраструктура. Для того чтобы система воспитания звезд заработала, нужны годы правильной работы. Что я вижу в России? Здесь много топ-атлетов, очень мощных юных ребят, которым не хватает техники и тактических знаний, чтобы играть в РПЛ.

«В Германии все бы мечтали иметь календарь как в России»

— У нас принято считать, что российские футболисты как раз не выдерживают высокий темп, не могут показывать высокую интенсивность.

— Я вижу много фантастических атлетов, у которых нет особых проблем со скоростью и выносливостью. Но есть — с футбольным образованием, с тем, что закладывается с 8 до 18 лет. Мне трудно сказать почему. Возможно, к примеру, не хватает тренеров, все занятия проводятся только в больших группах и мало времени уделяется индивидуальной работе, тренировкам в маленьких группах — по шесть, восемь, десять человек. В них можно давать что-то в деталях, работать над конкретными достоинствами или недостатками. Или есть пробелы в селекционной работе — отборе лучших по всей стране. Мне сложно судить, но в одном уверен: талантов в стране достаточно.

— А что видите позитивного в российском чемпионате?

— Например, первое, что мне понравилось, — календарь. В том плане, что есть длительный зимний перерыв, за время которого можно отработать свои идеи в тренировочном процессе, а футболисты весной стартуют со свежими силами. В европейских чемпионатах из игроков выжимают все соки, повышается вероятность травм. Думаю, в той же Германии все клубы мечтали бы иметь паузу для перезагрузки.

— Какое место «Локомотив» занял бы в бундеслиге?

— Я пытался взглянуть на команду под этим углом, сравнивая с командами, в которых работал ранее, — в чем сильнее, в чем слабее. Но понял, что это невозможно — это совершенно разные коллективы. «Локомотив» точно мог бы играть в бундеслиге, составлять конкуренцию, но вот какое место бы занял — не отвечу.
Тем более что я до сих пор и сам не знаю силу своей команды. У нас очень много потерь. Когда пришел, то было немало травмированных — иногда тренировалось десять человек, двенадцать, четырнадцать. Плюс постоянно добавляются дисквалифицированные. Так что судить непросто, да и сравнение с бундеслигой не играет важной роли. Сейчас нас волнует только то, какое место занимаем в РПЛ.

«Высокий прессинг — менее рискованный, чем оборона у своих ворот»

— В чем отличие «Кельна» от «Локомотива»?

— Здесь совершенно другой базис. С Ральфом, с руководством мы едины в стремлении сделать команду, которая бы быстро переключалась от обороны к атаке, прессинговала, искала кратчайший путь к воротам. Уверен, что у нас будет зрелищный футбол. В «Локомотиве» я вижу, что все работают в одном направлении, нет расхождений во взглядах. В других клубах обычно у тебя есть какие-то рамки, в которых ты должен выжимать максимум. Тебе не дают ни времени, ни особых возможностей, чтобы привить тот стиль, который хотелось бы видеть. В «Локомотиве» я вижу готовность меняться, что планы у клуба долгосрочные.

— Кто из нынешнего состава «Локо» мог бы заиграть в бундеслиге? Два года назад в Германии интересовались Бариновым.

— Я не буду давать никаких рекомендаций немецким клубам, чтобы они вдруг не начали ослаблять наш состав (улыбается). Но у нас в составе целый ряд интересных футболистов. Плюс есть молодые таланты с потенциалом для развития, которые в недалеком будущем совершенно точно будут представлять большую ценность на европейском рынке.

— Когда мы увидим «Локомотив» Гисдоля? Весной?

— Не стану называть конкретной даты. Двигаемся шаг за шагом. Уже в первые недели мы проделали большую работу, думаю, вы видите, как меняется команда. Но к прошлому мы еще порой возвращаемся, как, к примеру, во втором тайме матча со «Спартаком». Это нормальный процесс. Не стану обещать, но, возможно, весной уже смогу сказать: примерно так мы себе это и представляли. В любом случае процесс постановки игры бесконечен.

— «Локомотив» в каждом матче будет играть высокий прессинг или все-таки возможны варианты? Например, с «Зенитом», с европейскими топ-клубами.

— Варианты есть всегда. Скажем, можно встречать соперника на его половине, на центральной линии, а в какие-то моменты нам понадобится пространство для контратак. Но почему мы должны глубже обороняться против топ-клубов? По моим представлениям, высокий прессинг, особенно если он хорошо выполняется, гораздо менее рискован, чем оборона у своих ворот. В последнем случае соперник практически постоянно на ударных позициях. Это мое мнение, думаю, у многих тренеров иная точка зрения.

«Ошибся, отказав Рангнику»

— Вы играете в высокий прессинг, но, когда соперник садится в низкий блок, как «Нижний Новгород», возникают проблемы: приходится строить позиционные атаки, а они у «Локо» не так хороши. Не боитесь, что с вашей командой все начнут играть глубоко от обороны?

— Это хороший и важный вопрос. Но за четыре недели нельзя все перестроить. Мы начали с высокого прессинга, стараемся «делать больно» сопернику, отбирать мячи на его половине, сразу атаковать. При этом действительно пока мало времени уделили именно позиционным атакам, поскольку невозможно сделать все сразу. Понятно, что ряд команд будут вдесятером вставать в своей штрафной, парковать «автобус» перед воротами. Мы это видим и понимаем, будем работать и над этим компонентом. Особенно во время зимних сборов.

— Вы помогали Рангнику в «Шальке». Считаете ли себя учеником Ральфа?

— Да. Мы знакомы много лет, одинаково смотрим на футбол. Рангник меня пригласил в «Хоффенхайм» в свое время, мы на связи с тех пор. Однажды я совершил большую ошибку. Ральф пригласил меня в «Лейпциг» главным тренером, когда команда играла во второй бундеслиге и должна была подняться выше. А я в тот момент как раз продлил соглашение с «Хоффенхаймом» и отказался. Сейчас понимаю, что стоило соглашаться. Потому что большое дело, когда ты с руководителем на одной волне, у вас одинаковые взгляды на футбол, на стиль игры команды. Я извлек урок из той ошибки и больше уже не мог ее повторить, когда от Ральфа последовало приглашение в «Локомотив». Очень ценю нашу совместную работу.

— Вы уже разобрались с составом? Сколько позиций надо укрепить зимой?

— Начну с того, что у нас и так хороший состав. Но, конечно, точечные изменения необходимы. Этот вопрос мы обязательно обсудим и найдем решение, но внутри клуба. А вы посмотрите, что произойдет на выходе. Моей первой задачей в «Локомотиве» была как раз оценка состава, определение оптимального сочетания футболистов. Но я уже говорил, что с травмированными было что-то невероятное, потом добавились и дисквалифицированные. Каждый раз приходилось латать бреши, не всегда использовать футболистов на оптимальных позициях. Я желаю себе получить возможность выставить наилучший состав, при этом каких-то очень сильных футболистов еще и оставить в запасе. Вот тогда я получу полную картину о составе, а мы сделаем большой шаг вперед.

Смолов, Анджорин, Бека-Бека

— Одна из противоречивых фигур — Смолов, нападающий сборной: то забивает, то уходит в тень. Контракт Федора будущим летом подходит к концу. Будете голосовать за продление?

— Это не дело тренера — говорить о продлении контрактов. Я очень охотно работаю с Федором, у нас хороший контакт. Мы и Смолову должны дать время, чтобы он привык к той системе игры, которую внедряем. Я жду, что это случится, — в первых играх отдельные правильные вещи мы от него уже видели. Надо продвигаться вперед. Знаю, что это нападающий, который заработал серьезную репутацию в российском футболе, он яркая персона, которая может приносить пользу команде.

— Из новичков больше всего ожиданий было от Анджорина, он взял десятый номер, но пока не зажег. Почему?

— Мне трудно судить о Тино, я его видел всего на трех-четырех тренировках. Когда пришел, то он был травмирован, потом вышел, я был рад работать с ним, но Анджорин получил перелом. К сожалению, в этом году уже не сыграет. Надеюсь, Тино пройдет с нами всю подготовку зимой, больше не будет иметь проблем со здоровьем и покажет свои способности. Для молодого игрока не так-то просто приехать в новый чемпионат, тем более когда от твоей игры высокие ожидания, а еще и травмы преследуют.

— Бека-Бека и Керк тоже пока не оправдывают надежд. Или вы не согласны?

— Небольшой любитель обсуждать подобные темы в прессе. Кто оправдывает надежды, а кто нет — это информация для внутреннего пользования, я ее высказываю самим футболистам и руководителям клуба. Скажу лишь, что вы назвали двух отличных игроков. У Бека-Бека огромный потенциал, Керк при мне тоже в последних матчах здорово прибавил.

Лоськов и Пашинин

— У вас семь ассистентов. Это оптимальное количество?

— Вы насчитали именно семь?

— Это информация на официальном сайте.
— Хорошо, хотя есть разные версии, кого именно считать ассистентом. Впрочем, это детали. У нас разумный подход к размеру тренерского штаба. Для европейских клубов такое количество — абсолютно нормальная история. У нас много молодежи, мы хотим взять еще юных ребят, развивать команду. Перед нами большое число задач. Если мы хотим практиковать еще и индивидуальный подход к игрокам, работать в маленьких группах, садиться с футболистами и проводить видеоразбор, то должны располагать тренерским штабом, который позволит все это делать. И тренер по физподготовке должен успевать работать индивидуально. Поэтому нельзя говорить, что ассистентов слишком много. Футболист будет благодарен, если к его развитию будет внимание. Это двадцать лет назад мог быть главный тренер, один помощник, и всё. Сейчас так работать невозможно.

— Два самых обсуждаемых ассистента — Дмитрий Лоськов и Олег Пашинин. Говорилось, что вы хотите с ними расстаться, но они остались. Нужны ли они вам?

— Я всегда честен. Когда пришел в «Локомотив», то возник вопрос: какие у Димы и Олега будут функции? Нам надо было сначала познакомиться, узнать друг друга с человеческой и профессиональной точки зрения, понять, идем ли мы в одном направлении, готовы ли они продолжать. У меня с первой встречи сформировалось прекрасное отношение к ним. Идет ли речь о тренировочных занятиях, о «стандартах», о дополнительных каких-то упражнениях — они мне очень нужны. Пашинин и Лоськов полностью вовлечены в процесс, и я очень рад нашему сотрудничеству. Они отлично знают РПЛ, соперников, возможности наших футболистов. Мы отлично взаимодействуем, это было хорошее решение — сохранить Диму и Олега в штабе.

— Общение через переводчика не усложняет процесс?

— А он и не требуется. Пашинин говорит на английском, может перевести. А Дима знает все футбольные языки мира. Поверьте, футбольным людям этого достаточно для понимания друг друга. Дима и Олег очень глубоко разбираются в футболе, нет никаких проблем.

Жаль, протест «Галатасарая» не удовлетворили

— Знаю, что руководители «Локомотива» крайне амбициозны, говорят только о золоте. Вы чувствуете давление в плане результата?

— Нет. Больше скажу: наконец-то я в клубе, где говорят только о золоте!

— Готовы ли конкурировать с Зенитом на равных?

— Прямо сейчас? Через четыре недели работы трудновато об этом говорить. Но мы точно на пути к этому. Последние годы «Зенит» доминирует в РПЛ, а мы будем очень много работать, чтобы их превзойти. Это наша цель — рано или поздно стать номером один в России.

— В этом сезоне это еще возможно?

— Трудный вопрос. Половина чемпионата уже позади, позиции для конкуренции не самые плохие, но и не отличные. Посмотрим, что у нас будет с кадровым составом до зимней паузы, сколько наберем очков. Потом хорошо проведем сборы и узнаем, что еще возможно сделать в этом сезоне. Но далеко сейчас заглядывать не станем — идем от игры к игре.

— В Лиге Европы какие цели еще достижимы?

— Мы приняли команду не в самом лучшем положении. Через пару дней предстоял матч с «Галатасараем», до этого в двух турах было набрано одно очко. Турецкий клуб должны были побеждать. Особенно хорошо играли в Стамбуле, но, к сожалению, игра завершилась вничью. Понятно, что теперь надо в двух оставшихся матчах дважды выигрывать. Шансы невелики, но мы постараемся за них зацепиться.

— Вас шокировало заявление «Галатасарая», который подал протест и попросил переигровку?

— Наоборот, хорошо воспринял. Если бы у них получилось, мы бы тогда вернулись в Стамбул и выиграли.

— Российские клубы постоянно проваливаются в еврокубках. У вас есть объяснение — почему?

— Отчасти мы это уже обсудили. Российская лига не входит в число ведущих. Нужно проводить изменения, это сложный процесс. Хотя в России масса талантливых ребят, но, как я уже говорил, они должны получать хорошее футбольное образование. Надо смотреть на примеры топ-чемпионатов. Скажем, хорошенько поразмышлять, что дает лимит на легионеров. Если, скажем, в команде будет двенадцать или пятнадцать иностранцев, а еще шесть, восемь или десять россиян, то конкуренция между ними повысится, пробиваться в РПЛ будут только лучшие. Сейчас часть состава формируется не по игровым признакам, а из-за соответствия правилам. А приезд сильных иностранцев здорово помогает развиваться молодежи, которая в тренировочном процессе получает отличный опыт, учится у мастеров. Понятно, чего хотели добиться введением лимита — появления большого числа российских футболистов. Но эффект от этого пропадает, если эти игроки выходят на поле не по спортивным причинам.

«В «Локомотиве» нет проблем с ментальностью»

— Тема сборной. Матч России с Хорватией — катастрофа?

— Я такими громкими определениями не оперирую. Но результат, конечно, разочаровывающий. Сборная была близка к прямой путевке на ЧМ-2022, но упустила ничью в самой концовке. И для меня, к слову, это было бы лучше — в марте футболисты в товарищеских матчах не отдали бы столько энергии. Но у Хорватии сильная команда. Теперь в стыках будет сложно — надо преодолеть два барьера, а состав соперников подобрался крепкий. Многие хорошие команды в итоге останутся дома.

— Валерий Карпин объяснил поражение в матче с Хорватией ментальностью: российские игроки боятся играть с топ-командами. Столкнулись ли вы с такой проблемой в «Локомотиве»?

— Это мнение тренера сборной. Что касается «Локомотива», то я не могу подтвердить это высказывание — видел у футболистов радость от топ-матчей. Скажем, наш ведущий игрок Баринов, считаю, и в сборной сполна проявлял свои лидерские качества.

— В стыковых матчах Россия будет аутсайдером?

— Зависит от жеребьевки. Если придется сыграть с Италией или Португалией, то придется сложно. Понадобится удача.

— Напоследок о жизни в Москве. Как вам в российской столице?

— Признаться, совсем мало времени, чтобы с ней познакомиться. Единственное, что удается, — вечером мы выбираемся с помощниками поужинать, обсудить прошедший день. Так вот кухня каждый раз великолепная. Люди всегда тепло относятся ко мне, Москва — отличный город для жизни, в котором бешеный ритм, но при этом невероятные пробки.

— Планируете ли переезд сюда родных?

— Честно — вообще пока не думал на эту тему. Всю энергию отдаю сейчас «Локомотиву». А по поводу переезда семьи подумаем как-нибудь потом — в более спокойной обстановке.

Агрегатор прогнозов

Методология

Объектом исследования являются прогнозы на важные матчи и события, которые представлены в наибольшем количестве источников, и не менее чем в 50 процентах от общего числа, изучаемых источников. Данные и коэффициенты анализируются накануне спортивного события. При наличии новых прогнозов, агрегатор обновляется не позднее, чем за пять часов до начала события.

В основе статистических выкладок лежит сравнительный анализ, типологизация и синтез прогнозов на указанные матчи из более чем 200 источников, включая текстовые и видео-прогнозы. С целью представления наиболее полной и достоверной информации данные из любого источника имеют равный вес в общей статистике.

Агрегатор прогнозов и его выводы основаны на статистическом анализе прогнозов специалистов, но не могут являться рекомендацией для принятия решения в отношении того или иного матча/события.

Рубин
Динамо

П2

22%

2.02

1X

20%

1.85

ТБ 2.0

18%

1.50
ЦСКА
Зенит

П2

30%

1.82

ТБ 2.5

26%

1.78

Обе забьют - да

21%

1.73

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

28