«Приносили Семину список из 60 фамилий, на следующее утро он говорил, что никто не подходит»

Севастиан Терлецкий
Корреспондент
15 февраля, 00:00

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Приносили Семину список из 60 фамилий, на следующее утро он говорил, что никто не подходит»»

№ 8379, от 15.02.2021

Юрий Семин. Фото «СЭ»
Бывший селекционер «Локомотива» Александр Сорочинский ответил на претензии Владимира Леонченко и дал массу фактуры о периоде работы Василия Кикнадзе.

Александр Сорочинский — одна из звезд российского скаутинга. Он начинал карьеру в ЦСКА, потом работал в «Локомотиве», «Строгино» и «Динамо». В 2018 году вернулся в армейский клуб, а в 2019-м опять начал работать в «Локо» на позиции заместителя директора по молодежной селекции и связям с общественностью. После прихода Владимира Леонченко на должность генерального директора Сорочинский покинул свой пост.

В интервью «СЭ» Александр рассказал о самых спорных покупках «Локомотива» при Кикнадзе и ответил на обвинения Леонченко.

Почему ушел из ЦСКА в «Локомотив»

— Как вы попали в «Локомотив»?

— Это мой второй приход, оба раза приходил из ЦСКА. В армейском клубе работал скаутом, все устраивало, но в первый раз меня пригласили в «Локо» как руководителя селекционного отдела академии, а во второй раз — отвечать еще и за молодежку с «Казанкой». Моим руководителем был директор академии Владимир Кузьмичев, он также работал с главной командой по игрокам с российским гражданством и тем, кто не считается в РПЛ легионерами. Помогал ему в этом, давал определенную информацию, но окончательные списки формировал Владимир Семенович, отправлял их наверх.

В ЦСКА все было замечательно, но там я был обычным сотрудником. В «Локомотив» пригласили руководить с повышением зарплаты. Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. У меня жена и дочка. Супруга — бывшая баскетболистка, ведет свое агентство, в нем много перспективных спортсменов. Весь доход от этого идет на развитие ее компании.

Хотя выбор «Локомотива» не был завязан только на деньгах. Я уже работал в этом клубе, те ребята, которых мы собирали детьми, сейчас играют в «Казанке» и молодежке. Многие, как Миранчуки, Жемалетдинов и Баринов, уже играли в РПЛ. Очень многих ребят знал в клубе, поэтому и пошел туда.

— Когда вы возвращались в ЦСКА в 2018 году, звучали похожие слова про то, что это родной клуб...

— Для меня оба этих клуба реально дороги, но в тот момент условия в финансовом плане и в плане полномочий в «Локомотиве» оказались выше.

— Вы перешли в «Локомотив», потому что Кузьмичева назначили директором академии?

— Не потому, что его назначили, а потому что он меня пригласил — это была его инициатива. Если бы академией руководил кто-то другой, но предложил бы мне схожие условия и полномочия, я бы рассмотрел этот вариант.

— Как происходил ваш переход?

— Проработал в ЦСКА год, обратился к тогдашнему руководителю селекционного отдела Максиму Дюкову с просьбой улучшить мои финансовые условия. Он сказал, что нужно подождать до лета, но не дал стопроцентных гарантий, что ситуация улучшится. Если бы была уверенность, что это произойдет, возможно, я бы остался в ЦСКА. «Локо» предложил хорошие условия, я принял решение уйти.

Когда уходил, по-доброму расстались с гендиректором клуба Романом Юрьевичем (Бабаевым. — Прим. «СЭ»), но он предупредил, что назад вернуться не получится, дорога закрыта.

— Почему?

— В ЦСКА дважды не зовут. Меня уже возвращали один раз. Весь селекционный отдел за меня поручился тогда.

— Сейчас в ЦСКА серьезные изменения. Все понимают роль председателя совета директоров Максима Орешкина. С учетом этого возвращение стало возможно?

— Думаю, что нет, потому что спортивные решения принимает Роман Юрьевич.

— Что вам обещали в «Локо» в плане полномочий?

— Что я буду руководить селекцией всего молодежного направления. Мой функционал — планирование селекционного отдела, подбор футболистов, оценка игроков академии, рекомендация на подписание контракта. А решения принимал тренерский совет.

Трансферы

— Вы и Кузьмичев занимались прежде всего молодежью, российским рынком и теми, кто не считается легионерами. Кто закрывал селекцию по остальным направлениям?

— Руководил селекционным отделом Андрей Лосюк. У него в подчинении были Риккардо Червелатти и еще один скаут-аналитик Денис Колев.

— Что говорили об этих персонах в мире скаутов? Их вообще знают?

— С Лосюком я познакомился в «Локомотиве», раньше не слышал этой фамилии. Мы практически не пересекались, так как у каждого был свой круг обязанностей. С Лосюком встречался Кузьмичев. Каждый готовил свой список игроков, потом они садились и обсуждали кандидатуры, я в этом не участвовал.

— Были ситуации, когда вы работали не только по своему направлению, но и по иностранцам?

— Такие ситуации были. Мне давали фамилию или список игроков, я должен был проанализировать материал, написать свое мнение и передать отчет Кузьмичеву.

— Так было со всеми, кто перешел в клуб?

— Практически, но это было просто мое мнение. Встречались ситуации, когда я говорил, что игрок не подходит, а он в итоге оказывался в команде.

— Например, Мурило?

— Нет, по нему я сказал скорее да, чем нет. Он может вырасти в хорошего игрока российского чемпионата.

Условно, по Райковичу меня никто не спрашивал. По Жасуру Жалолиддинову я дал отрицательную характеристику. По Лысцову сказал, что скорее да, чем нет, но порекомендовал. У нас были кандидаты, которые стояли в списке выше, чем он. Виталий — воспитанник футбольной школы «Локо», поэтому решили взять его. Я был за другую кандидатуру. Лисаковича оценил положительно.

Камано не оценивал. Он вместе с Райковичем — креатуры Николича. Меня по ним не спрашивали. Об их подписании узнал из прессы.

Зе Луишу дал положительную характеристику, но отчет по нему не писал, просто на словах сказал. Все-таки планировалось, что Эдер уйдет и это будет грамотная замена португальцу. Плюс мы не понимали, что с Федей Смоловым. Он то играет, то не играет. А Лисакович — это форвард другого типа.

— Первый трансфер нового руководства Пабло Кастро. Вы его отсматривали?

— Нет, он никогда не был в наших списках. Хороший игрок, судя по тому, что я вижу. Правда, он долго не играл, и то, как проявит себя, — загадка, для всех. Но он однозначно игрок высокого класса.

— Последний трансфер Кикнадзе — Берковский. Что можете сказать о нем?

— За ним следили еще с «Иртыша», он выделялся на общем фоне. Писали по нему три-четыре отчета, было общее мнение, что нужно продолжать за ним смотреть и, возможно, приглашать. Но единственный нюанс, что в клубе уже были свои воспитанники того же возраста — Титков, Миронов.

— Сложно понять, почему Берковский пришел в январе, а в феврале его отдают в «Нижний Новгород» с правом выкупа.

— У нового руководства свое видение. Нельзя отрицать, что Берковский сейчас проигрывает Мухину и Куликову на своей позиции. А переводить в «Казанку» в ПФЛ его уже нецелесообразно, потому что он уже показал себя на уровне ФНЛ.

— Как можно было допустить переход Жалолиддинова?

— Он приходил без меня. Жасур попал в рейтинг топ-50 лучших молодых игроков Азии. Его агент хорошо общался с Василием Кикнадзе. Может быть, Лосюк его просматривал. Не знаю, кто этим занимался. Руководители приняли решение, это их право.

— Фактически это трансфер лично Кикнадзе?

— Думаю, да.

— Лисакович шел первым номером на своей позиции?

— Среди иностранцев из ЕАЭС — да. А с учетом российских футболистов Лисакович шел вторым-третьим. Но тут есть еще вопросы «цены — качества». Он был самым сбалансированным.

— Вы сказали, что Лысцов был не первым номером. Кто находился выше? Никита Чернов?

— Не только он. Еще был Нуралы Алип из Казахстана. Они шли выше. Но большой разницы между ними нет, а Виталик — воспитанник школы.

— Что происходит с Виталием сейчас? Нелепые ошибки.

— В «Крыльях» команда всегда играла от обороны, низко. Виталик не проигрывает верховые единоборства, у него неплохой отбор. «Локо» чаще играет первым номером, ему тяжеловато в созидании. Пока не может перестроиться.

Семин

— С Семиным было много проблем по трансферам. То он не соглашался брать, кого предлагали, то ему не брали, кого просил он сам. Потом приходит Николич, и ему с ходу берут Райковича и Камано, которых ни с кем не согласовывали.

— Ну как не согласовывал? Не мог же он просто прийти и сказать: мы их берем, и точка. Николич настаивал на приобретении этих игроков и давал слово, что они будут играть. Говорил, что приведет их в форму, что Райкович — недооцененный игрок. Но не получилось.

— Кузьмичев говорил, что одной из его креатур был Дмитрий Живоглядов. А Кикнадзе в интервью летом заявлял, что это кандидатура Семина.

— Нет, Юрий Палыч его не хотел. Если помните, когда Живоглядов пришел, Семин его долго не выпускал. Сыграл поначалу два-три матча, но это произошло из-за травмы Игнатьева.

Кузьмичев попросил подобрать список игроков с российским паспортом на усиление позиции правого защитника. Он выделил двоих — Караваева и Живоглядова. У второго ценник был в два или три раза меньше. С учетом того, что на этой позиции был Игнатьев, а игрока искали для того, чтобы усилить конкуренцию, одобрили кандидатуру Живоглядова.

— С Семиным тяжело работать? Правда, что он зарубает все кандидатуры?

— Мы знали проблемные места и за полгода подготовили список. Дали Юрию Павловичу около 60 кандидатур на три позиции. На следующее утро он пришел и сказал, что ему никто не нравится. Один человек физически не может за вечер оценить 60 футболистов. Понятно, что он их либо вообще не смотрел, либо отдал этот список людям, которым доверял. Ему помогали Виктор Тищенко и Евгений Харлачев, в основном всех игроков просматривали они. Семин убрал все наши предложения и выдвинул несколько своих, которые стоили дороже наших. В этом манера Юрия Павловича. Он работает с узким кругом лиц. Насколько я понимаю, у Семина не заладилось с Лосюком, они не могли найти общий язык.

— А с Кузьмичевым?

— Они практически не общались. У Кузьмичева все общение шло через Лосюка или Кикнадзе.

— С учетом такого подхода нужен ли вообще селекционный отдел в клубе, где работает Семин?

— Юрию Павловичу он точно не нужен. Или это должен быть отдел, который состоит только из его людей, которым он полностью доверяет.

— Кикнадзе жаловался, что Семин не ходил на матчи «Казанки» и молодежку. Ходил ли на них Николич и важно ли это?

— Николича видел на играх, Юрия Палыча — ни разу. Но на всех играх был помощник Семина — Лоськов. Нужно ли это? Смотря какие цели. Наверное, личное присутствие Юрия Павловича важно только для самих ребят — дополнительная мотивация. Но кому-то это только мешает. Самому Семину это не нужно, если он отправлял туда своего помощника, которому он доверяет. А Лоськову он доверяет. Если клуб борется за Лигу чемпионов и задача — побеждать в каждом туре, то воспитание молодежи больше ложится на помощников. А если клуб идет ближе к середине, то нужно знать свой актив, чтобы при удобном случае его использовать. Но точно не мне говорить о том, как нужно работать Семину.

Леонченко

— Владимир Леонченко в интервью «СЭ» сказал, что селекционный отдел фактически отсутствовал, что не было нормального взаимодействия с тренером. Можете ответить?

— Не знаю, почему он так говорит. Селекционный отдел подыскивал игроков и давал списки на рассмотрение тренерскому штабу. Если тот оценивал этих футболистов положительно, то кандидатуры выносились на трансферный комитет.

Не замечал со слов кого-то, что у нас нет взаимодействия с главным тренером. По моим ощущением, оно было, но им виднее. Это видение Леонченко. Посмотрим, как будет работать новый отдел.

— Еще Леонченко говорит, что в момент его прихода в декабре прошлого года, весь селекционный отдел был в отпуске. Как так получилось?

— Я могу предположить, почему селекционный отдел находился в отпуске. По законодательству сотрудник обязан его отгулять. Кто-то уходит добровольно по ходу года, а кого-то отправляют принудительно в декабре. У меня была ровно такая ситуация. Принудительно отправили в отпуск, но фактически я выполнял свои обязанности.

Мы с Леонченко встретились третьего или четвертого января. Договорился о беседе через одного работника клуба. У нас были планы по просмотру нескольких ребят в «Казанку» и молодежку. Я ему предоставил шорт-лист, по которому мы работали. Ему это не понадобилось, он попросил меня уйти из клуба.

Второй момент: за время нашей работы была сформирована база данных примерно на полтора гигабайта. Там были шорт-листы по всем направлениям. По словам Дениса Колева, он спросил, нужен ли новому руководству допуск к этой базе, ответ был отрицательным.

— Леонченко знал, что ваш отпуск формальный?

— Мне это неизвестно. Возможно, у кого-то он был реальный. Не знаю, чем занимались Лосюк с Червелатти, а Колев брал отпуск. Он гражданин другой страны, и ему нужно было уехать, чтобы решить вопрос с визой.

— Как Леонченко попросил вас об уходе?

— Сказал, что приходит новая команда и он хочет, чтобы я покинул клуб. Обсудили размер компенсации, и все. Не было смысла оставаться и что-то доказывать, Леонченко это было неинтересно. При этом Леонченко был вежлив и дипломатичен. Если бы остался, то никому бы ничего не доказал. Не хотелось, чтобы искали повод для увольнения по статье.

— Компенсация достойная?

— Считаю, что нет, но больше он не предложил.

Молодежь

— В «Локомотиве» и Илья Геркус, и Василий Кикнадзе ставили цель привлекать как можно больше своих воспитанников. В этом сезоне их реально много, но вам не кажется, что это была скорее вынужденная мера?

— У «Локо» прямо сейчас больше всего воспитанников и молодых игроков в составе. Возможно, отчасти это стечение обстоятельств, но даже если так, то ни один из ребят не сыграл ниже уровня, чем остальные игроки РПЛ. Многие состоявшиеся футболисты из нижней части таблицы смотрелись слабее, чем наши молодые ребята.

— Но результат в РПЛ при этом хуже.

— Повторюсь, на мой взгляд, молодежь не ослабляет игру.

— Из «Локо» ушло несколько молодых ребят, которые считались талантливыми. Например, Максим Турищев.

— Он ушел уже при новом руководстве.

— Но старое могло его продлить заранее.

— Ему предлагали, но Максим выбрал другой путь развития. Он достойный игрок, и могу пожелать ему удачи. Причины знаю, но комментировать не хочу.

— Есть ли в «Локомотиве» какая-то предвзятость к игрокам из-за их агентов?

— Нет. Знаю, говорят о том, что всех чуть ли не заставляют работать с одним агентом, но это не так. Это чаще всего говорят те, кто проиграл конкуренцию. У ребят из академии далеко не один агент.

— Но академию «Локо» ассоциируют с Вадимом Шпиневым, а он сам ассоциируется с Кузьмичевым.

— Не спорю, такая ассоциация есть. Но по факту этого сейчас точно нет. В академии много игроков Марко Трабукки, Германа Ткаченко, Тимура Гурцкая и других агентов.

— Александр Мухин, как и Турищев, ушел в «Ростов». Почему?

— Одинаковые ситуация, но опять же не буду об этом.

— Летом болельщики были очень недовольны из-за ухода Германа Основа (в аренду), Кирилла Щетинина и Михаила Гайнова. Можете объяснить?

— Во-первых, Щетинин был продан. Как ты удержишь игрока, если он хочет уйти? «Зенит» сделал достойное предложение. Считаю, что это выгодная продажа для «Локомотива».

— Что с Основым и Гайновым?

— Там тоже есть свои ситуации, которые не хочется выносить на всеобщее обозрение.

— Клиенты Шпинева часто уходят из «Локо»?

— Игроки Шпинева уходят из «Локомотива» по тем же причинам, что и клиенты других агентов, если клуб не видит перспектив в их развитии.

— Летом «Локомотив» отдал Романа Тугарева в аренду «Ростову» с опцией выкупа. Дончане уже воспользовались этой опцией. Это не ошибка и почему его вообще отдали?

— Ни Юрий Павлович, ни Николич не давали ему шансов проявить себя. Рома сам изъявил настойчивое желание уйти, не было смысла его удерживать. Клуб пошел ему навстречу.

— Многие хвалят Кузьмичева за нынешнюю молодежь. Но можно ли назвать этих ребят его продуктом? Он же работал в академии отрывками.

— Кузьмичева не было в академии четыре года. Те, кого мы набрали еще в первый приход, остались в клубе и дошли до основы. Например, тех же Миранчуков хотели отчислить из академии, Кузьмичев удержал братьев. При нем пришел Баринов, раскрылся Жемалетдинов.

— Почему хотели выгнать Миранчуков?

— По спортивному принципу, но ребятам дали время, и они начали раскрываться.

— Главное ваше упущение в карьере, когда вы не заметили игрока, а он в итоге раскрылся?

— Мог бы сказать, что Головин, но в тот момент я работал в «Строгино», и у меня было минимум поездок.

— А кем больше всего гордитесь?

— Бариновым, Черновым, а сейчас Максимом Мухиным (в «Ростов» ушел Александр Мухин. — Прим. «СЭ») — он за семь месяцев поднялся из молодежки в главную команду, если не учитывать простой из-за пандемии.

— Что сейчас самое главное в работе скаута?

— Знать материал.

— Подробнее.

— Ты не можешь быть крутым везде, не можешь знать все досконально. Слишком много направлений. Если ты скаут, то должен быть лучшим именно в том блоке, за который отвечаешь. А если ты руководитель, то должен создать все условия для этого своим сотрудникам.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

151
Предыдущая статья Следующая статья