00:00 24 ноября | Футбол
Газета № 7504, 24.11.2017

Акция массового неповиновения

Никита СИМОНЯН. Фото ТАСС "Арарат", выигравший в 1973 году чемпионат и Кубок СССР.
Никита СИМОНЯН. Фото ТАСС

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1974 год. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

В период весенних сборов миллионные болельщицкие массы вряд ли вникали в подробности тренировочного процесса, не интересовались ни количеством занятий в течение рабочего дня, ни продолжительностью каждой тренировки. Заботило их другое – кто куда перешел. Они жадно ловили, вернее, вылавливали скудные сведения из официальных источников, но чаще пользовались более доступными, пусть не всегда достоверными, – слухами.

НОВЫЕ ПРАВИЛА С НОВЫМИ ИСКЛЮЧЕНИЯМИ

Серьезные изменения произошли в киевском "Динамо". Три ведущих игрока завершили карьеру – Владимир Соснихин, Анатолий Бышовец – в 27 лет. Потеря невосполнимая. Так и не смог талантливейший, ни на кого не похожий (о таких говорят – штучный) футболист оправиться от участившихся травм, "автографов" на теле, полученных от заплечных дел мастеров. Анатолий Пузач в команде остался, предложили ему заниматься дублерами.

Но и пополнение прибыло солидное. Из Ворошиловграда вернулся Владимир Онищенко, изъявил желание играть за "Динамо" днепропетровец Виктор Маслов. Вскоре из Одессы подтянулся лучший бомбардир "Черноморца" и всея второй лиги Анатолий Шепель. Появление Онищенко и Шепеля в составе киевлян в нарушение новой "самой усовершенствованной" и на долгие годы рассчитанной инструкции о переходах не ускользнуло от бдительного болельщицкого ока. Отцам футбола, не устававшим восторгаться собственными творениями и наивно верившим в их совершенство и незыблемость, надлежало держать ответ.

Эту миссию исполнил уже сроднившийся с нами Лев Кириллович Зенченко, изрядно поднаторевший в искусстве объяснять необъяснимое. "Новая инструкция о переходах игроков позволила навести порядок в этом деле. Но нет правила без исключения. Болельщики обеспокоены (мы знаем об этом по письмам) переходом в киевское "Динамо" А.Шепеля из "Черноморца" и В.Онищенко из "Зари". Да, мы санкционировали эти переходы сознательно, желая укрепить нашу команду, которой предстоит защищать не только свою спортивную честь, но и авторитет советского футбола в турнире на Кубок европейских обладателей кубков… А вот беспринципных переходов мы не допустим", – втолковывал он обеспокоенным.

Без причины закон у нас и вправду не нарушался. Только причин, мыслимых и немыслимых, всегда в избытке, как и исключений. Когда пропорции превышали разумные пределы, исключения возвышались до уровня правил, а правила автоматически переходили в разряд исключений. Пора бы усвоить несознательной части граждан особенности нашего законодательства.

Правда, никто не вопрошал о причинах перехода в армейский клуб спартаковца Виктора Папаева, торпедовца Юрия Смирнова, ворошиловградца Сергея Морозова, алмаатинца Владимира Лихошерстных… Люди грамотные, политически подкованные знали – в ЦСКА идут не в бирюльки играть, а службу воинскую нести, Закон священный выполнять, Отечество защищать. А если в промежутке между строевой и политической подготовкой часок или другой свободный выпадет, можно и в футбольчик поиграть.

Начальника ничуть не смущали нелогичность и непоследовательность объяснений причин, позволивших обойти закон. Если уж в нарушение инструкции решили укрепить состав киевской команды для участия в самом слабом евротурнире – Кубке кубков, то почему бы не проявить заботу и о чемпионе, "Арарате", коему предстояло "защищать авторитет советского футбола" в турнире самом на континенте престижном – Кубке чемпионов? Впрочем, существовало так много лазеек, дабы обойти закон, что комментировать наивный лепет начальника смысла не имеет.

Как не вспомнить булгаковского персонажа из "Собачьего сердца" Филиппа Филипповича Преображенского. Полученная профессором с верхних этажей власти охранная грамота не избавила его от назойливого прессинга простого домоуправа Швондера в его стремлении сократить профессорскую жилплощадь. В телефонном разговоре с высоким покровителем Филипп Филиппович попросил предоставить ему "такую бумажку, при наличии которой ни Швондер, ни кто-либо иной… Окончательную бумажку. Фактическую. Настоящую. Броню". Проблему профессора решило несколько внушительных фраз, прозвучавших в адрес домоправителя с другого конца провода. Увы, такую бумажку (инструкцию), "окончательную, фактическую, настоящую", футбольные чиновники (да только ли они) написать не могли, ибо созданные ими приказы и постановления вмиг обесценивались всего двумя словами, доведенными до тонкого, чувствительного чиновничьего слуха в коротком телефонном сообщении: "Есть мнение…"

ПЕРВЫЙ БЛИН КОМОМ ВЫШЕЛ

Между тем неудачи наших клубов в еврокубковых турнирах, поблекшая игра сборной, не сумевшей пробиться в финальную часть чемпионата мира, вынудили задуматься над решением проблем, тормозивших развитие советского футбола. Созрела настоятельная необходимость оградить любимую народом игру от вышестоящих мнений, вмешательства "меценатов" (коллективный "псевдоним" наделенных большой властью чинуш), способных легким движением левого мизинца нарушить любые законы и инструкции, снимать и назначать тренеров…

Отзвук наметившихся реформ, подсказанных (я так думаю) из властных коридоров, прозвучал в выступлении Льва Зенченко в последних числах января на Всесоюзном совещании старших тренеров и начальников команд. С основными тезисами его доклада я вас не так давно знакомил, а заключительный приберег до удобного случая. Самое время. "В ближайший год Управление футбола Спорткомитета СССР и Всесоюзная федерация футбола намерены разработать конкретные предложения по созданию специализированных футбольных клубов – по их уставу, по штатам", – ошарашил Лев Кириллович аудиторию. Произнести крамольную фразу, "профессиональные клубы", оратор не решился.

Люди поняли – предпринимается робкая попытка перевести стрелки, поставить советский футбол на западные рельсы. Скорее не попытка, а намерение. Идею начальника подхватил (выдав за собственную) и бросил в массы председатель Федерации футбола СССР Борис Федосов в газете, где заведовал спортивным отделом: "Жизнь показала, что нашим футбольным клубам необходимо придать больше прав, как юридических, так и финансовых. Возникла острая необходимость пересмотра, а вернее, совершенствования организационной структуры нашего футбола. В ближайшее время будут выработаны рекомендации по уставу, по штатам и другим положениям специализированных футбольных клубов. Это, несомненно, даст клубам больше самостоятельности, а главное, оградит команды и тренеров от капризов и причуд меценатов" ("Известия" от 4 февраля).

Прозрачный намек на переход к контрактной системе, упрощающей "товарно-денежные отношения" между футболистами, тренерами с одной стороны и руководством клубов – с другой, при которой эта филькина грамота (инструкция о переходах) самоликвидируется, отомрет за ненадобностью. Дальше полунамеков, полунамерений дело не сдвинулось. Вы можете представить независимые, самостоятельные футбольные клубы (и вообще что-либо и кого-либо) в стране, где захватившая власть правящая партия установила тотальный контроль, вмешивалась и влияла на все и вся? То-то же. Не стоит удивляться, что озвученную идею ожидала такая же участь, как и самую светлую, призванную осчастливить человечество. Последователи Томаса Мора безуспешно пытались взрастить заимствованную у него идею на шестой части земной тверди.

Что же до идеи футбольной, давно в цивилизованном мире культивируемой, первая попытка реализовать ее на упомянутом пространстве комом вышла. Воплощать ее в жизнь в стране (еще советской) принялись спустя примерно полтора десятка лет. Однако не уверен, что и сегодня наша трактовка профессионализма полностью соответствует мировым стандартам.

ТЕСНОТА НА ПЬЕДЕСТАЛЕ

Перед началом сезона тренеры полны оптимизма. Лев Филатов скептически относился к их предсезонным высказываниям: "Тренеры во всевозможных интервью звенят, как шпорами, молодецкой фразой о том, что "наша команда" рассчитывает занять место выше, чем в прошлом сезоне, и имеет для этого все основания". Несколько к затронутой теме иллюстраций.

Начну с новичков. Их задача предельно проста и скоромна – не потерять прописку в элитном доме. Об этом откровенно говорили тренеры Виктор Корольков ("Нистру") и Ахмед Алескеров ("Черноморец"). Послушаем одесского: "Возврат в высшую лигу для "Черноморца" чрезвычайно важен. Сделаем все возможное, чтобы сохранить место среди сильнейших. Вот с такими планами и надеждами тронется "Черноморец" в бурное футбольное море, которое называется чемпионатом страны" ("Молодь Украiни" от 12 апреля).

Схожие задачи должны были ставить и команды, чья турнирная жизнь в минувшем сезоне висела на волоске, – "Карпаты" и "Кайрат". Тренер львовян Валентин Бубукин этого не скрывал: "В двух последних сезонах "Карпаты" балансировали между высшей и первой лигами. Отсюда задача – закрепиться в высшей лиге. Много писали про утрату львовянами своего стиля, игровой манеры. В этом есть доля истины. Значит, следует думать не только об очках, а еще и про творческий почерк команды" ("Молодь Украiни" от 12 апреля).

А Артем Фальян ("Кайрат") не стал мелочиться. Опытный специалист готовил команду по новейшим методическим рекомендациям. Наладил тесные контакты с наукой – привлек к работе сотрудника Московского НИИ физкультуры В.Трифонова. Он вместе с врачом команды Л.Демьянским помогал строить тренировки на научной основе, контролировал функциональное состояние игроков. Работу Артема Фальяна на юге одобрила бригада конт-ролеров-методистов.

Видимо, остался доволен плодотворной предсезонной подготовкой и сам Артем Григорьевич. Настолько, что замахнулся на шестое место! Честолюбивых планов он не скрывал ни от общественности, ни от республиканских и союзных изданий. Имелись веские основания. В коллективе 20 комсомольцев, большинство – студенты, учатся успешно, работа в комячейке налажена. Идейный и образовательный уровень футболистов позволял надеяться на успех. Сбудутся надежды? Узнаем по осени, как только посчитаем количество вылупленных цыплят.

Вячеслав Соловьев ("Пахтакор"). Хоть его команда и стояла в минувшем году выше алмаатинцев, держался скромнее – попадание в десятку. Обнародованную им задачу подтвердило и запротоколировало собрание команды накануне открытия чемпионата. Присутствовавший на собрании секретарь ЦК комсомола Узбекистана товарищ А.Ходжаев главным условием для достижения цели считал "немедленное проведение в жизнь решений республиканского партийного актива" ("Комсомолец Узбекистана" от 12 апреля).

К черту подробности, и без того понятно – ни один тренер не обещал выступить хуже, чем в прошлом сезоне. Если верить им, никто высшую лигу не покинет, а на пьедестале окажется едва ли не половина участников первенства. Уклонились от прогнозов Валерий Лобановский и Никита Симонян.

Валерий Васильевич о планах киевлян высказался кратко: "Руководимая мною команда желает в каждом матче показать красивую игру. Если этого удастся добиться, то, надеюсь, наши поклонники получат удовольствие от выступления динамовцев" ("Спортивная газета" от 11 апреля). Странно прозвучала крамольная фраза из уст человека прагматичного, приземленного, ставившего результат (счет на табло) выше качества игры. Может, изменилось мировоззрение Лобановского? Не думаю. Что гадать, жизнь покажет.

Задача чемпионов легко предсказуема. Они обречены заявлять о повторении прошлогоднего успеха. "Арарат" – не исключение.

НАДЕЖДЫ И ТРЕВОГИ Никиты СИМОНЯНА

Награждение триумфаторов сезона-73 состоялось вскоре после окончания чемпионата, 12 ноября, в Ереванском государственном театре имени Г.Сундукяна. Обстановка праздничная: вручение золотых медалей, призов Большого футбола, речи сладкие, приятные слуху. Хвалебные оды исполняли люди известные – художественный руководитель Московского театра имени Е.Вахтангова Евгений Симонов, приятель Никиты Павловича кинорежиссер Эдмонд Кеосаян, всеобщий любимец актер Фрунзик Мкртчан, народный артист Грузии телекомментатор Коте Махарадзе…

Наводнил армянскую столицу бурный поток поздравительных телеграмм. Тронула Симоняна депеша от товарища, спартаковского "однополчанина" Анатолия Исаева, с кем не один пуд соли съел и не один комплект наград получил. Поклонник "Спартака", писатель Борис Ласкин, судя по содержанию короткого стихотворного послания, переориентировался на "Арарат":

Болел за вас я дни и ночи.

Был круг почета, как парад.

Могу сказать еще короче -

Я очень рад за "Арарат".

В завершение вечера корреспондент местной газеты взял интервью у тренера. Никита Симонян, человек скромный, благородный, отметил заслуги в становлении команды предшественников – Артема Фальяна, Александра Пономарева и Николая Глебова. "Мне осталось одно, – скромно заявил он, – не мешать ребятам играть в тот футбол, который они любят, требуя от них психологической устойчивости, соблюдения строжайшей игровой дисциплины". О личном вкладе Симоняна в золотой и хрустальный успех "Арарата" говорено немало, повторяться не буду.

Рассказ о планах на предстоящий сезон Симонян начал с экскурса в прошлое. Напомнив о двух подряд дублях "Спартака" в 1938 и 1939 годах, сказал: "Мы постараемся повторить этот уникальный показатель. Для этого у нас есть все возможности. Ведь команда в будущем году сохранит весь свой боевой состав". Не обещал тренер, как можно такое обещать, но повторить прошлогодние завоевания надеялся. Не отказываться ведь от них, да еще в такой торжественный день. К тому же команда заматерела, обрела, как ныне принято говорить, психологию победителей.

Сезон обещал гурманам новый захватывающий виток соперничества двух китов советского футбола сезона-73 – "Арарата" и киевлян. Но при одном непременном условии: коли у покорителей непривычной высоты не случится "заворот мозгов" от кислородного голодания. Тревожный сигнал прозвучал из уст Симоняна вскоре после возвращения из Ливана (см. "СЭ" от 16 ноября). Журналист поинтересовался: "Может, футболисты нарушали режим?" Никита Павлович не ушел от ответа: "Чего греха таить, у некоторых чемпионов уже закружилась голова от успехов в прошлом сезоне. Особо это касается Андреасяна, который переоценивает свою игру и свои спортивные достижения, а отсюда уже вытекает и его общее неправильное поведение, этим и объясняются случаи нарушения им спортивного режима" ("Коммунист" от 8 марта).

Андреасян оказался неодинок, мутили воду и два его друга, подхвативших распространенный в спорте вирус – "комплекс полноценности" (заимствовал меткое определение у замечательного журналиста, писателя Александра Соскина). В оби-ходе – "звездняк". Поразивший команду вирус передался и некоторым другим футболистам. Симптомы "инфекционной" болезни проявились на юге в период весенних сборов. Никита Павлович не скрывал обеспокоенности и в беседе с корреспондентом киевского "Комсомольского знамени" (от 19 марта): "Как правило, после блистательного успеха наступает спад. В сознании игроков укрепляется мнение, что и в будущем сезоне можно сыграть на том же уровне за счет приобретенного мастерства. А за подобную самонадеянность неминуемо расплачивается проигрышем".

"Результатам товарищеских встреч мы особого значения не придаем", – внушают тренеры журналистам и болельщикам. Но удручающие поражения чемпиона (0:1, 0:3, 0:4) тревогу наставника усилили.

На недуг обратили внимание и сторонние наблюдатели. В частности, тренер "Зенита" Герман Зонин: "Арарат" разочаровывает. У футболистов закружилась голова от прежних успехов. В команде начались раздоры, хромает дисциплина, отсюда и резкий спад в игре". Натужная кубковая победа над ярославским "Шинником" (0:0, 2:1) и неудачное начало чемпионата догадку Германа Семеновича подтвердили.

В первом туре "Арарат" в Ереване уступил "Торпедо", 13-й команде страны, едва не выпавшей в первую лигу. Превосходство хозяев ощущалось на протяжении всего матча. Уверенные в благоприятном исходе, они несколько пренебрежительно отнеслись к сопернику. Ничего в их поведении не изменилось и после пропущенного гола. В действиях игроков сквозила вальяжность, что не осталось вне внимания присутствовавшего на матче Виктора Понедельника: "Ереванцы чересчур небрежно позволяли себе обращаться с мячом. Не получилось – потеряли мяч, ну и что ж? Сейчас снова вернут его… А небрежность становилась привычной" ("Футбол-Хоккей" № 16). Плата за самонадеянность справедлива – 0:1.

Случилось это 12 апреля, в день начала 36-го союзного первенства. О намерении запустить чемпионат, высказанное в прошлой публикации, я помнил, но планировал сделать это позже. Неожиданно для самого автора ход повествования, логика развития событий вынудили нарушить первоначальные планы. Лучше раньше, чем никогда.

К ОБОЮДНОМУ УДОВЛЕТВОРЕНИЮ

Предсезонное заявление Лобановского, продекларировавшего приоритет красивой игры над результатом, подогрел интерес к матчу киевлян в Ворошиловграде. Как оказалось, кандидат в чемпионы прибыл на встречу с изрядно ослабленной, потерявшей прежнюю прыть и амбиции, а вместе с ними комфортные турнирные "жилищные условия" "Зарей" добывать очко. В оценке тактических действий гостей доверюсь очевидцу, журналисту В.Брусилову.

Численно укрепив тылы, динамовцы сыграли на контратаках. Укрепили основательно: личная охрана вратаря Рудакова состояла из пятерых защитников и стоявших "на стреме" хавбеков Маслова и Веремеева. Стартовый штурм "Зари" они выдержали, а в первой же контратаке с участием Блохина, Онищенко и Буряка динамовцы зажгли за воротами хозяев красный свет. Пробил Буряк неожиданно, корявенько, несильно, зато точно – 1:0.

Теперь Киев с еще большим усердием принялся защищать не запланированное загодя очко, а свалившиеся сверху два. Послушаем Брусилова: "Хотя игра почти все время проходила на динамовской половине поля, обстрел ворот Рудакова был затруднен, а сам вратарь выглядывал из-за спин защитников, как из амбразуры дота". Моментов ворошиловградцы создали все же достаточно. Для победы, будь они расторопнее, точнее, удачливее, хватило бы.

Из всего созданного реализовали один, незадолго до конца, оставшись после удаления Пинчука вдесятером. Гости, получив превосходство в живой силе, имели возможность в последние семь минут восстановить преимущество в счете, но не имели желания. Как и их соперники, умерившие пыл. "Сразу же после этого (забитого гола. – Прим. А.В.), – завершил отчет Брусилов, – "Заря" сняла осаду с ворот Рудакова, считая задачу выполненной" ("Футбол-Хоккей" от 21 апреля). Если вспомнить, что такую же задачу решали и киевляне, обе стороны остались результатом довольны – 1:1.

НАД ЧЕМ СМЕЯЛИСЬ ЗРИТЕЛИ?

По новым правилам ничья с забитыми голами избавляла соперников от 11-метровой процедуры. Иное дело – ничья нулевая. Настало время похоронить наконец уродливого, больного на голову младенца, родившегося из-под пера главного футбольного начальника. Читатель пошел догадливый, понял, не дочитав предложение до конца, куда автор выруливает. Он не ошибся – речь о послематчевых пенальти. Муссировали этот вопрос, вы помните, на Всесоюзном совещании тренеров. Родитель новшества, Лев Зенченко, несмотря на массовый протест аудитории, настоял на продлении жизни своего детища, чуть изменив его облик (лучше от этого он не стал). Тренеры и судьи в интервью печатным изданиям продолжали выражать недоверие дискредитировавшему себя закону. Из могучего здорового хора выделю два голоса.

Юрий Пономарев, судья всесоюзной категории (Кишинев): "Многие писали и пишут, что эксперимент не удался… Я лично – против. После 90 минут напряженнейшей игры, когда физические и нервные силы на исходе, приходится подвергать такому испытанию игроков, да и нас, арбитров. Отсюда споры из-за того, сделал вратарь шаг до удара или нет, бесконечные препирания. Нововведение не из удачных" ("Советская Молдавия" от 6 февраля).

Никита Симонян, старший тренер "Арарата": "С первых же дней нововведения я относился к нему негативно. Сейчас почти все убедились, что новинка ровным счетом ничего не прибавила нашему футболу" ("Комсомольская правда" от 31 марта).

В первом туре по нулям разошлись "Шахтер" со "Спартаком", во втором – тбилисское "Динамо" с "Торпедо" и "Пахтакор" с "Динамо" московским. По редчайшей ли случайности (больно уж смахивающей на закономерность) или по какой другой причине, ни одна команда очков не лишилась: все послематчевые пенальти завершились с одинаковым счетом – 3:3. По новым правилам в случае равного количества точных выстрелов в 11-метровой дуэли соперники внакладе не оставались – получали по очку. Игроки, видимо, буквально восприняли один из тезисов самого главного футбольного начальника – поровну, значит, честно. Насчет честно у людей, кое-что в футболе разумеющих, возникли серьезные сомнения. После сыгранного 26 марта матча в Москве "Спартака" с тбилисцами сомнения окончательно развеялись.

Этой встречей начался третий тур. Честная (без иронии) игра, несмотря на усилия обеих команд, искреннее желание победить, завершилась без забитых мячей – 0:0. Так бывает. Однако ничейный исход в 11-метровой серии, устраивавший обе команды (как и упомянутые), больно уж смахивал на договорняк. С той лишь разницей, что реализовали ребятки на сей раз не по три, а по два пеналя. Пять мячей пролетели на почтительном расстоянии от "рамки", еще один – аккуратненько вложили в руки вратаря. В воздухе запахло жареным.

Уже на следующий день спортивная газета откровенно, не скрывая договорного характера послематчевого шоу, осудила футболистов: "При исполнении назначающейся в случае нулевой ничьей серии из пяти одиннадцатиметровых штрафных ударов обе команды проявили крайне неуважительное отношение к зрителям, вели себя неспортивно… Соперники явно не хотели выигрывать друг у друга" ("Советский спорт" от 27 апреля).

Через три дня, 29 апреля, подал реплику в "Правде" небезызвестный журналист-фельетонист Игорь Шатуновский. Сначала он в полушутливом тоне пожурил футболистов: "…судья К.Андзюлис назначает серию пенальти. На зеленом поле стадиона это почему-то вызывает смех. Недавние соперники перемигиваются. Смеются Ловчев и Дзодзуашвили, Андреев и Рехвиашвили… Смеются вратари Прохоров и Гагошидзе, будто им предстоит не ловить в отчаянных бросках юркий мяч, а смотреть кинофильм "Свадьба в Малиновке" с участием популярного комика Михаила Водяного.

А когда мячи, посланные нашими ведущими мастерами, летят в другую сторону от ворот, то начинают смеяться и зрители". Чуть позже выяснилась истинная цель публикации: "Над чем же все-таки посмеиваются футболисты на поле и зрители на трибунах? Тут двух мнений быть не может. Смеются над странной позицией Спорткомитета и подведомственных ему руководящих футбольных кругов.

Диву даешься, как наши футбольные законодатели могут так надолго заблудиться в этих простых одиннадцати метрах, которые отделяют линию ворот от зловещей белой отметки… Зачем же в самом деле добывать очко, забивая послематчевые пенальти, когда это очко каждая из команд уже заработала в игре. Вот и летят кожаные мячи мимо ворот под смех публики…"

Давно известно – просто так в "Правде" критические, ругательные, разоблачительные статьи не появлялись. Уловив, откуда ветер дует, приободрились, осмелели СМИ. Корреспондент "Комсомолки" А.Шумский в статье "Чьи ничьи?" прошелся по протоптанной Шатуновским тропинке и объяснил причину сыгранного перед зрителями спектакля: "А потом была серия пенальти, пробитых явно в знак протеста против решения Федерации футбола об одиннадцатиметровых штрафных ударах при нулевой ничьей. Футболисты откровенно советовались, по сколько раз промажет каждый. Сошлись на скромном счете – 2:2. Тбилисцы старались попасть в угловой флаг, а спартаковцы – на трибуны" ("Комсомольская правда" от 30 апреля).

По сути верно, в деталях автор допустил серьезную ошибку. Глупый, навязанный командам "антинародный вредительский" закон (при товарище Сталине остаток жизни Лев Кириллович провел бы на лесоповале. В лучшем случае) утвердила не футбольная федерация, а вопреки ее желанию и протестам - Спорткомитет СССР. Об этом, козыряя архивными документами, я вам в предыдущих главах докладывал.

ПУСТЬ ЗЕМЛЯ БУДЕТ ЕМУ ПУХОМ

После столь красноречивых публикаций народ пребывал в ожидании скорой кончины нелепого, несуразного отпрыска спортивных чиновников. Ждать пришлось недолго. Уже 7 мая на заседании президиума Федерации футбола СССР подавляющее большинство делегатов высказались за отмену послематчевых пенальти.

Упорствовал один лишь Зенченко, так и не поступился принципами, более того, осмелился упрекнуть в "отсталых настроениях" самую главную, самую, судя по тиражу, читаемую (как ее распространяли – вопрос другой, в бытность свою классным руководителем в этом участвовал) газету: "Пробитие одиннадцатиметровых для выявления победителя игры – это попытка улучшить наш футбол. К сожалению, товарищ Шатуновский пошел на поводу отсталых настроений. Спорткомитет СССР принял ряд очень важных решений, которые способствовали подъему футбола. В числе принятых мер было и решение о пробитии дополнительных одиннадцатиметровых. Принятые Спорткомитетом СССР решения надо выполнять, а не поступать так, как это сделали футболисты команд "Спартака" и "Динамо", Тбилиси", – возмущался оратор.

Однако президиум футбольной федерации, заручившись поддержкой главного партийного органа, игнорировал раздраженное выступление непосредственного начальника, принял самостоятельное решение и отразил его в протоколе заседания: "Отменить пробитие одиннадцатиметровых ударов для выявления победителя, если основное время закончится с ничейным результатом 0:0". Рожденный спортивными законодателями годовалый уродец сыграл в ящик или дал дуба, что одно и то же. Пусть земля будет ему пухом.

Досталось в постановительной части и футболистам: "Осудить неспортивное поведение игроков "Спартака", Москва и "Динамо", Тбилиси в матче чемпионата СССР по футболу 26 апреля сего года и аннулировать результат этого матча; указать на низкую политико-воспитательную работу, проводимую с футболистами…

Игру между командами "Спартак", Москва – "Динамо", Тбилиси переиграть.

Просить Управление футбола провести в мае совещание начальников команд высшей и первой лиг по улучшению воспитательной работы" (ГАРФ, Фонд 7576, опись 31, дело 2216).

БЕЗ ЖЕРТВ НЕ ОБОШЛОСЬ

Начальникам не санкции против невинных людей вводить надо бы и страху напускать, а делать выводы, на ус мотать: коли верхи не желают отменять непопулярные в народе законы, низы сами их сметут. Я не о верхах, упаси меня бог, – о законах антинародных, глупых, уродливых.

Предвижу недоумение читателей и вполне логичный вопрос: "Почему аннулировали только один матч, ведь ничейные серии случались и до 26 апреля?" "И после", – добавлю. На следующий день, 27 апреля, послематчевую ничейку организовали "Заря" с "Шахтером" (3:3), но по неведомой причине осталась она незамеченной. Скажу больше: к открытию заседания федерации из 22 послематчевых перестрелок в высшей и первой лигах не выявила победителя двадцать одна! Это уже походило на акцию массового неповиновения.

Не следовало ополчаться против футболистов, но если уж невмоготу было обойтись без санкций, отчего обрушили их на одну пару? Об этом говорили на президиуме федерации.

Судья всесоюзной категории Георгий Баканидзе: "Если наказывать за этот матч, то надо наказывать и все другие команды".

Обозреватель "Советского спорта" Алексей Леонтьев: "Неверно разрывать вопрос матча "Спартак" – "Динамо", Тбилиси от других матчей, после которых пробивались дополнительные одиннадцатиметровые удары".

Самую разумную позицию выразил редактор еженедельника "Футбол-Хоккей" Лев Филатов: "Реплика газеты "Правда" направлена не в адрес футболистов, а в адрес футбольных законодателей… Будем ли мы последовательны, если, выступая против дополнительных одиннадцатиметровых, накажем футболистов?" Ответ получен.

Через два с половиной месяца, 17 июля, "Спартак" с тбилисцами матч переиграли. Им бы пойти на мировую, восстановить счет апрельской встречи, оставшейся в игровое время вне подозрений, и аннулировать тем самым сомнительное решение о переигровке. Победили, однако, москвичи – 1:0. Таким образом, пострадавшей в этой истории оказалась только грузинская команда. Что ж, на войне, как на войне – без жертв не обошлось. Только это обстоятельство не позволило "весеннюю революцию" 1974 года назвать бескровной, бархатной.

Газета № 7504, 24.11.2017
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ