13:00 4 февраля 2013 | Американский футбол

…А потом погас свет. И стало еще лучше!

Сегодня. Нью-Орлеан. "Сан-Франциско" - "Балтимор" - 31:34. Самый ценный игрок финального матча квотербек балтиморцев Джо ФЛАККО. Фото REUTERS Сегодня. Нью-Орлеан. "Сан-Франциско" - "Балтимор" - 31:34. Майкл КРЭБТРИ (№15 против Джимми СМИТА, №22, и Эда РИДА) не в состоянии выловить пас . Фото REUTERS Сегодня. Нью-Орлеан. "Сан-Франциско" - "Балтимор" - 31:34. К отключению света на арене "Рэйвенс" вели 28:6, а после его восстановления "49-е" ответили 17 очками за четыре минуты. Фото REUTERS Сегодня. Нью-Орлеан. "Сан-Франциско" - "Балтимор" - 31:34. Только что на арене погасло освещение. Фото REUTERS
Сегодня. Нью-Орлеан. "Сан-Франциско" - "Балтимор" - 31:34. Самый ценный игрок финального матча квотербек балтиморцев Джо ФЛАККО. Фото REUTERS

НФЛ. СУПЕРБОУЛ

Победу в 47-м по счету "Супербоуле" отпраздновал "Балтимор Рэйвенс", переигравший "Сан-Франциско-49" в потрясающем по накалу поединке – 34:31.

Слава МАЛАМУД

"Супербоул" - настолько великое событие в Америке, что даже технические неурядицы, из-за которых любую российскую лигу мы же и обозвали бы полнейшим колхозом, его делают только легендарнее.

Но и без погружения во тьму и воспарения к свету этот конкретный финал Национальной футбольной лиги был бы незабываемым. Во-первых, из-за семейной саги: соперников тренировали родные братья Джон и Джим Харбоу. Если такое когда и случалось в крупных спортивных финалах, то вашему корреспонденту сие неведомо. Сравнительно молодые тренеры, со взрывными темпераментами, жутко друг на друга похожие, а на трибунах – папа с мамой, и что старики при этом испытывают, никто никогда понять не сможет. Потому что так не бывает. И быть не может вообще.

Во-вторых, легенды американского футбола. Защитник "Балтимора" Рэй Льюис – стопроцентный будущий член Зала славы, на чьем могильном камне ни за что не появится надпись: "Умер от скромности". Льюис много лет назад отмазался от уголовного дела, несмотря на то что как минимум был соучастником уличного убийства. Льюис после каждого матча произносит проповедь, в которой утверждает, что является десницей божьей. Льюис – сам вполне себе бог в городе Балтимор. Этот "Супербоул" стал последним матчем в его карьере. Был еще и Эд Рид – коллега и одноклубник Льюиса, считающийся одним из лучших задних защитников в истории, но ни разу не бывший чемпионом. Или нападающий "Сан-Франциско" Рэнди Мосс – те же регалии, та же история…

В-третьих, собственно сам футбол. О сопровождающих "Супербоул" празднествах и телевизионной вакханалии можно писать отдельную серию статей, и все они будут интересными и экзотичными, но зачем? Представьте себе, что Олимпийские игры в Сочи и чемпионат мира по футболу-2018 смешались воедино, сконцентрировались в один день и умножились в несколько раз. Получите то, что значит "Супербоул" для Америки. И хватит об этом. Потому что собственно матч в этот раз был во много раз эпичнее, патетичнее и круче.

"Балтиморские вороны", названные в честь известного стихотворения Эдгара Алана По (он похоронен в Балтиморе, и на его могильном камне высечено то же, что наверняка будет и у Льюиса – изображение ворона), были чемпионами один раз. Мощная оборона, отличные форварды-ресиверы, квотербек Джо Флакко, все еще пытающийся доказать свою принадлежность к суперзвездам НФЛ.

"Сан-Франциско-49" назван в честь года, когда в северной Калифорнии случилась золотая лихорадка. Один из самых легендарных клубов лиги, пятикратный чемпион. Квотербек Колин Кейперник к суперзвездам прибиться и не мечтает: это только 11-й матч в его карьере в стартовом составе. Зато длинноногий верзила может и бросить точно, и сам от кого угодно убежать, а, сделав тачдаун, имеет обыкновение целовать свои бицепсы. Кейпернику, наверное, тоже не грозит скромнотоксикоз с летальным исходом.

Первая половина матча – вьются "Вороны". Калифорнийцы нарушают правила и через раз отдают мяч сопернику, балтиморцы нещадно их наказывают. Первый же атакующий рейд "Рэйвенс" закончился пасом Флакко в конечную зону, где ресивер Анкуан Болдин красиво, в прыжке поймал мяч – 7:0! Во второй четверти Флакко отдал еще два результативных паса, причем второй был чем-то прямиком из Голливуда: ресивер Джакоби Джонс поймал мяч, развернувшись спиной к конечной зоне, падая назад, после чего поднялся, ускакал от двух защитников и вошел в зону.

Все, все шло ужасно для "Сан-Франциско". Оборона хватала руками воздух, один из пасов Кейперника был перехвачен (с квотербеками красно-золотых такого никогда в "Супербоулах" не случалось, но это, справедливости ради, были гиганты – великие Джо Монтана и Стив Янг), нападение тормозило у чужой конечной зоны. Вторая половина матча началась вообще безобразно: Джонс принял мяч, введенный в игру калифорнийцами, почти у самой лицевой линии – да как рванул по центру! С ускорением болида "Формулы-1", сброшенного из самолета. Ресивер в итоге пробежал с мячом 108 ярдов (повторение рекорда НФЛ), и при этом его коснулся лишь один соперник.

28:6 в пользу "Балтимора"! Туши свет? Туши свет! В буквальном смысле слова.

Новый Орлеан – город многострадальный и в культурно-историческом плане больше всего близкий Одессе. Поэтому если где в Америке и может произойти какая-нибудь ерунда с инфраструктурой и комическая интерлюдия на тему пропавших полимеров, то только там. Не то ветерок подул, не то крепления проржавели, а может быть, кто-то и был в состоянии алкогольного умопомрачения, да только вскоре после забега Джонса на арене погас свет. Вчистую. Тьма опустилась на "Супербоул" более чем на полчаса. Джон Харбоу счел, что это козни врагов, решивших дать "Сан-Франциско" передышку, и бешено носился по бровке поля, матеря официальных лиц.

И был ведь прав, между прочим! Не в том смысле, что свет отключили из-за чьих-то происков, а в том, что пауза пошла на пользу "Сан-Франциско". Долго ли коротко суетились в недрах арены люди с отвертками, но за это время и у Кейперника нервы успокоились, и тренеры "золотоискателей" что-то там с игровым планом в потемках сделать успели.

В общем, в первые четыре минуты после восстановления светлого настоящего "Сан-Франциско" набрал 17 очков! Два тачдауна, один гол с игры. Ресивер красно-золотых Майкл Крэбтри рвется в зону, два защитника "Воронов" отскакивают от него в разные стороны, старина По вертится в могиле, молвя: "Никогда!" Город Балтимор, на улицах которого уже вроде как начали празднично постреливать (от обычного балтиморского постреливания это отличается частотой и прицельностью), окутался тяжелой тишиной, которую По наверняка оценил бы. Пиво стыло в жилах бешеных фанатов "Воронов".

Естественно, все решилось на последних секундах. В таком матче по-другому было и нельзя. "Балтимор" отчаянно держался за преимущество – 34:29. "Сан-Франциско" отправился в последний рейд – и доставляет мяч на расстояние пяти ярдов от конечной зоны! Тачдаун – и калифорнийцы выходят вперед, ликвидировав дефицит в 22 очка! Самый большой дефицит, когда либо ликвидированный в "Супербоуле", - 10 очков.

Последний розыгрыш, последний шанс "золотоискателей". Кейперник, находясь под давлением защитников, навешивает мяч на дальний угол зоны. Крэбтри тянется-тянется – и не дотягивается. Теперь уже беснуется на бровке Джим Харбоу – кричит, что Крэбтри задержали руками. Тренер абсолютно прав – действительно, задержали. Но судейские свистки молчат. "Балтимор" получает мяч обратно и спокойно доводит игру до победы. Америка в обмороке. В Балтиморе опять пальба и пронзительные вопли. Два брата обнимаются в центре поля, Льюис, как обычно, плачет для телекамер, Флакко получает приз лучшему игроку. Барак Обама звонит в раздевалку чемпионов.

В понедельник на всей территории города никто не будет работать или учиться: как на предприятиях, так и в школах все разговоры будут только о "Рэйвенс". Америка, где все привыкли делать масштабным и грандиозным, умеет растить в себе фантасмагорическую любовь к спорту. "Супербоул" - лучшее ее проявление.

Балтимор

ФОТО: "Супербоул"

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...