Газета № 7824, 12.01.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Петр Кочетков: "Не хочу быть "вратарем одного турнира"»

Русский вратарь поразил Канаду и весь мир, но играет только за "Рязань"

Петр Кочетков. Фото Александр Федоров, "СЭ" Петр Кочетков (справа). Фото AFP Петр Кочетков. Фото AFP Петр Кочетков. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Петр Кочетков. Фото Александр Федоров, "СЭ"

Интервью с лучшим голкипером МЧМ Петром Кочетковым

Не считаю, что мы были хуже американцев

– Не было разочарования: вы лучший вратарь чемпионата мира, приезжаете в "Рязань" – и не играете?

– Какое разочарование? Я прекрасно понимаю, что место надо зарабатывать. Хорошо сыграл, да, но это же не гарантирует мне места в составе "Сочи". Надо доказывать все через тренировки и матчи – ничего не изменилось.

– Вы вообще не паритесь по этому поводу?

– Парюсь. Хочу играть, хочу хорошо играть. Но вот мы заняли третье место, наградили меня этой статуэткой, что я, первым номером должен сразу везде стать? Осознаю, что надо продолжать работать. Тем более у нас в "Рязани" новые вратари появились, пока я был в Ванкувере. Здоровая конкуренция.

– То есть не было ощущения после МЧМ, что теперь всех порвете? Даже в микст-зоне после бронзового матча вы были очень спокойным.

– Я был очень рад, но накопилась большая усталость. Сегодня уже получше, а вот вчера провел первую тренировку, попробовал побольше посмеяться – но чувствовал опустошение. К том же много времени занимает перестроиться на большую площадку: начал замечать, что совсем другой хоккей – с этим пока тоже тяжело.

– Например?

– На маленькой площадке я много "ползал". В некоторых моментах игры лучше перестраховаться, перекрыть низ. А сейчас я как-то попробовал "сесть" – а до ворот три метра, зачем я это делаю? Здесь можно все время "на ногах" играть. На том льду все время бросают, более прямолинейный хоккей. Например, в матче с чехами последние три броска они нанесли с нулевых углов.

– Часто нервничаете после неудач?

– Звоню родителям и выношу мозг, что все плохие, а я хороший. Стараюсь относиться ко всему проще, но, например, приехал после Суперсерии, поставили на следующий матч с "Торосом" – 1:4 уступили. Неплохо сыграл, но не выручил команду. И вроде был в приподнятом настроении после Канады – а мне четыре накидали.

Петр Кочетков (справа). Фото AFP
Петр Кочетков (справа). Фото AFP

– Пришло время вратарей, которые психологически уверены в себе даже после неудачных матчей. Вы из таких?

– Это правильно. Вот мы проиграли США – у меня тоже были слезы. Но понимал, что если сейчас расплачусь и это кто-то увидит – никому это на пользу не пойдет, всем тяжело. Но у нас же еще матч за бронзу – если мы и в нем уступим, будет совсем другой разговор. Все же пишут, что мы должны были с золотом приезжать.

– Почему нет?

– Нет, должны, но это молодежный чемпионат мира, очень много факторов обязаны сойтись. У нас была объективно хорошая команда, талантливая, но у шведов плохая что ли? А у канадцев? А финны, которые стали чемпионами? Они в группе дважды проиграли, а потом в четвертьфинале … Нет, они выглядели не хуже, но мы все видели сломанную клюшку канадца, незабитый буллит. Реальное многое должно сойтись.

– И все же могли быть первыми? Побороться за золото?

– Как будто мы не боролись не золото. Вот американцы – мы хуже играли? Нет. Вот, читал статью (авторскую рубрику нашего журналиста Игоря Еронко – Прим. "СЭ"), что у нас было восемь голевых моментов, у США – 15. Но у американцев всего 27 бросков в створ. Честно, не помню у них эти 15 шансов. Два гола, опасный рикошет был, выход "три в два", еще пару случаев – всего где-то семь моментов, когда США могли забить гол, и то с натяжкой. Остальное – наверное, я где-то неудачно сыграл, и шайба могла в ворота зайти.

А у нас моменты – сколько Виталий Кравцов бросал с пятака? Раз он в живот бросил, это не засчитали? Или вратарь сократил угол обстрела, здорово сыграл – тоже не посчитали.

– После матча за бронзу вы сказали, что американский вратарь вас переиграл. Действительно так считаете?

– Ему бросили 35 раз, мне – 27. По совокупности голевых моментов примерно поровну. Он провел сильный матч, я сыграл неплохо, но первая шайба, пусть она и не вратарская – прочитал бы я лучше ситуацию, спокойно переместился бы и никто бы даже не назвал это суперсэйвом. Второй гол – чуть не повезло.

– То есть для вас так всегда: противостояние не с другой командой, а именно чужим вратарем?

– Да, хочу его переиграть. Смотрю больше не за командами, а хорошими голкиперами – в России Илья Сорокин, Игорь Шестеркин. Например, ЦСКА – очень сильная команда, но когда "Сочи" играл против них, были моменты, забей пару шайб, все было бы по-другому. Сорокину бросили 15 раз всего, но из них пять – это голевые моменты. И он все это ловит. Насколько тяжело стоять, а тебе пять раз всего за период бросают. Так и Андрей Василевский в "Тампе" – у него тоже сильная команда, но он справляется не с обычными бросками, как все вратари, а вытаскивает в тех моментах, в которых у других не получилось бы.

Петр Кочетков. Фото AFP
Петр Кочетков. Фото AFP

Родители смотрят матчи только в записи. Переживают

– Когда вы впервые сыграли на турнире, показалось, что сначала были не в своей тарелке. Это так?

– Нет, все было в порядке. Да, переживал, волновался, но думаю, это нормально. Хотел помочь команде, тем более в соперниках были чехи, которым мы проиграли в прошлом году, там много хороших хоккеистов – Нечас, Задина. Тем более в начале встречи мы их давили, создавали много моментов, так что у меня не было работы.

– Любите, когда много бросают?

– Когда есть хотя бы пару легких бросков, чувствуешь себя в игре, а когда твоя команда давит, а соперник опасно контратакует, тяжело – могут два раза доехать до твоих ворот и два раза забить.

– Вам тяжело перестраиваться с молодежного хоккея на взрослый?

– Существенную разницу я заметил в матче с "Йокеритом". У меня есть недочеты, и в той встрече это было видно. На раз меня "отрезали", обыгрывали, обманывали ложными бросками. Даже хорошо, что тогда не все удачно сложилось, так как смог многое проанализировать и поменять после того матча.

– Вы замыкаетесь в день матчей?

– Мне часто говорят, что много разговариваю. Сам по себе я открытый парень, но перед игрой стараюсь поменьше общаться, больше сконцентрироваться и не растрачивать эмоции. Да, с родителями разговариваю в день матча, но не более того. Они очень волнуются за меня – смотрят игры не в прямом эфире, а в записи. Следят за счетом, а потом уже включают трансляцию. Понимаю их – мама, папа – уже все седые. Во время Суперсерии папа включил эфир – и мне от синей линии в "домик" забили. Как смотреть? Выключил – мы победили. Сказал, что не будет больше включать. С "Йокеритом" так же было.

– В Канаду родители не ездили?

– Нет. Все думаем, чтобы они приехали сюда, в Рязань. Домой в Пензу не получается попасть – должен был поехать туда на выезд после Суперсерии, но меня забрали в "Сочи". По родителям скучаю.

– А как вообще в Рязани живется?

– Комфортно. Меня никто не трогает, принадлежу сам себе. Когда хочу, тренируюсь, когда хочу, ложусь спать. Так и должно быть – не понимаю, когда пристально за тобой смотрят, телефоны отбирают.

– Что можете себе позволить запрещенного?

– Пошел сегодня в буфете пиццу купил. Круглую такую, как в столовых продаются. А потом круассанов наелся. Что еще? Колу пью, в "Макдональдс" хожу – когда настроения нет и понимаю, что нужны какие-то положительные эмоции.

– А загулять можете ночью, под утро прийти? Выпить накануне тренировки?

– Нет, такое нет. 19 лет – куда уже? Надо профессионально относиться к своему делу.

– Вы себя ограничиваете или это вам не надо?

– Да, знаю, что мне надо следить за питанием, если хочу чего-то достичь, поэтому надо ограничивать себя. Мама всегда говорила: "Ешь творог, рыбу". Никогда этого не понимал – зачем мне это надо? А сейчас все иначе – надо все это есть, каши, овощи.

– Раньше в Высшей лиге ветераны говорили молодым: "Не выпьешь с нами – ты не наш".

– Дай бог, эти времена уходят. Знаю ребят, кто с этим сталкивался. Я играл в Пензе в ВХЛ, здесь в Рязани, в Сочи в КХЛ – ничего нет такого. Будешь пить – посмотрят на тебя два, три, пять матчей, а потом отправят тебя искать работу. Найдешь новую, опять накосячишь – и что дальше? Румыния? Всем надо кормить свои семьи.

Петр Кочетков. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Петр Кочетков. Фото Александр Федоров, "СЭ"

В Вышке получаю 60 тысяч. Коплю на телефон

– Как вы выживаете на зарплаты в ВХЛ? Еще и в чужом городе. 60 тысяч – это небольшие деньги.

– По сравнению с прошлым сезоном лучше с этим. Да и зарплата чуть побольше, чем 60 тысяч. Не ограничиваю себя в кино сходить, поесть – нужны развлечения, чтобы отвлекаться от хоккея. Такси взять – не могу где-то там стоять ждать, даже летом.

– Машины нет своей?

Нет. Я давно хочу себе новый телефон купить, у меня 6S на 16 гигабайт, и папа, братишка пишут: "Петь, покидай фотки". Делаю – а у меня показывает: "память заполнена". Скачиваю послушать музыку – приходится другие песни удалять. Раздражает это. Еще думал, выиграем на чемпионате что-нибудь – куплю себе новый. Но что-то лень, приобрел чемодан, чтобы вещи довезти, а так – честно, денег жалко. Телефон 80 тысяч рублей стоит, жаба душит. Помню, как копил на 30-тысячную модель, тогда сам получал по 10. У родителей не хочется просить. Даже в 16-17 лет – и на шее у них сидеть?

– До МЧМ у вас была тысяча подписчиков в Инстаграме, сейчас уже три. Что пишут?

– Просто поздравляли с победами. Всем отвечаю, кто пишет. Это очень приятно.

– Как вы относитесь к пристальному вниманию после МЧМ?

– Стало уже некомфортно, чувствую себя не в своей тарелке.

– А как же вы хотите в НХЛ ехать?

– У нас другой менталитет. У меня даже папа говорит, что надо поменьше разговаривать, побольше делать. В НХЛ все же по-другому: после матча журналисты в раздевалке со всеми общаются. У нас – читаю интервью, всё какие-то шаблонные ответы. Понимаю, что тем, кто их берет, тяжело – за океаном более открытый народ. Сейчас видел в Ванкувере – все подходят, общаются, в России мало где такое. А во время Суперсерии приехали в торговый центр – люди чуть ли не через одного подходили, спрашивали что-то. Я английский не знаю, хорошо со мной Степан Старков был, который понимает. Кто-то просто просит руку пожать, обняться.

Расскажу историю. Было как раз на серии с Канадой – уже поздно, часов десять, а кому-то надо было купить воды. И я с Темой Галимовым и Савелием Ольшанским пошли искать – ничего нигде нет. Тут какой-то мужик выходит и говорит: "Пошлите за мной" – на русском немного разговаривает. Идем за ним – а он в какой-то темный переулок. Мы пересматриваемся, стремно же. Сажает нас в машину и везет десять минут до заправки, и там мы покупаем воду. А потом обратно до отеля нас довез. Никогда не сравниваю, кто лучше, кто хуже – но серьезно, у нас другой народ.

– Все вас отправляют в НХЛ, но вас еще даже не задрафтовали.

– Тоже этого не понимаю. Пишут мне "когда в НХЛ?", а я еще стабильно в ВХЛ не играю.

– В прошлом году вы играли в МХЛ в ступинском "Капитане".

– Ой. Тяжелое время. Там и по пять, и по шесть шайб пропускал. И три раза подряд по пять, причем я понимаю, что прилично играл – но ничего не сделаешь. Один в поле не воин. Чтобы победить, должен был лучший матч в сезоне провести.

– И все же ходят разговоры об НХЛ.

– Знаю, что в Ванкувере кто-то общался на эту тему, но какие клубы – пока не вникаю. Может быть, полечу на драфт – на этом все. Стараюсь быть реалистом. Вот, например, Илья Самсонов три сезона провел в КХЛ, талантливый вратарь, очень высоко задрафтован – и играет в АХЛ. Да, команда слабая, тяжело ему – но у него была большая практика в "Металлурге". Он два раза на МЧМ ездил. А я? Не хочется быть вратарем одного турнира.

Газета № 7824, 12.01.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ