23:45 28 декабря 2014 | Деньги — ФУТБОЛ

Как человек с зарплатой 36 500 рублей
заступился за Капелло

Антон СЕРГЕЕВ и Фабио КАПЕЛЛО: защитник и жертва. Фото facebook.com 16 декабря. Москва. Николай ТОЛСТЫХ на заседании исполкома РФС. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Антон СЕРГЕЕВ и Фабио КАПЕЛЛО: защитник и жертва. Фото facebook.com

Толстых с подарком,
Капелло – без

"СЭ" поговорил с сотрудником РФС, который создал внутри организации профсоюз. Это его письма привлекли в Дом футбола трудовую инспекцию.

Дмитрий СИМОНОВ

Всю вторую половину года, после ЧМ-2014, мы смотрели на Дом футбола как на гору Олимп, чья вершина утопает в небесах. Миллиардные долги; миллиардная зарплата, которую задерживают Капелло; миллиардные контракты с существующими или несуществующими спонсорами; конфликты президента РФС Николая Толстых с большими государственными и футбольными мужами. Все правильно: ведь когда рубят лес, никто не замечает щепок.

Но когда-нибудь можно посмотреть и под ноги. По иронии, инициатором проверок по поводу феноменальных задолженностей перед Капелло (на ноябрь – 180 миллионов рублей, решение будет вынесено 19 января), стал человек, чью месячную зарплату дон Фабио зарабатывает примерно за час. Долгое время никто не знал, кто автор заявлений в трудовую инспекцию.

Роструд отодвинул для РФС день расплаты c Капелло

В итоге его удалось найти. Это Антон Сергеев, многолетний сотрудник РФС и с недавних пор глава профсоюза внутри организации. Так что за долгие годы работы он, наверное, тоже что-то важное внес в российский футбол, хотя, конечно, этот вклад несоизмерим с достижениями Капелло, Пануччи, Шмануччи и других публичных людей. Весной Сергеев создал внутри организации официальный профсоюз, чтобы, как он говорит, "бороться с нарушениями трудового кодекса".

Это интервью – "из жизни щепок", которые тоже хотят жить хорошо (не как Капелло, конечно, а по-своему хорошо), получать зарплату вовремя, испытывать от работы радость, чувствовать себя нужными и защищенными, не слышать хамство. "У меня тут просто ребенок маленький", – извинился Антон, когда я спросил его, почему в трубке шумно. Таких, как Сергеев, в Доме футбола сотни, а в российском футболе – тысячи.

– Я работаю в РФС уже девять с половиной лет в отделе региональных программ развития и связей с регионами, – рассказывает Антон Сергеев. – В РФС я пришел в 2005 году при Виталии Леонтьевиче Мутко. Помимо этого я один из организаторов и председатель профсоюза работников Российского футбольного союза. Это публичная профсоюзная организация, она входит в состав РПРиУ – Российского профсоюза работников и учащихся учреждений образования и культуры, государственных, муниципальных и некоммерческих организаций¸ коммунального хозяйства и торговли.


Виталий МУТКО. Фото Кристины КОРОВНИКОВОЙ, "СЭ"

 

– Поясните, когда был создан этот профсоюз и зачем.

– В апреле. Цель – чтобы сотрудникам РФС было хорошо работать в организации. Чтобы справедливо относились ко всем. Чтобы нормально платили зарплату. Чтобы атмосфера была нормальная для работы. А сейчас ситуация противоположная. Последняя капля, не скрою, была связана с проблемами конкретно вокруг моей работы.

– Рассказывайте.

– В январе 2013 года я подготовил несколько предложений по повышению популярности и развития бренда РФС и передал их генеральному секретарю, Анатолию Ивановичу Воробьеву. Тот заинтересовался. Предложил приступить к реализации – созданию интернет-магазина. Но сразу предупредил: денег в РФС нет. Надо, мол, искать партнера, который согласится взять расходы на себя. Моя работа тоже, естественно, не оплачивалась дополнительно, но я хотя бы договорился с Воробьевым, что скоро меня переведут в коммерческий отдел.

В течение полутора лет я работал над этим проектом, составил техзадание, нашел подрядчика, согласного все делать за свой счет, закрыл множество юридических вопросов. Хотя сотрудники нашего юрдепартамента мне называли тысячи причин, почему это невозможно.


Анатолий ВОРОБЬЕВ. Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ"

 

Но все-таки получилось. Все это время генсек кормил меня обещаниями. А весной я узнал, что некоторым сотрудникам у нас, оказывается, практикуется доплата за переработки. Сказал Воробьеву: "Меня такая несправедливость не устраивает вообще-то".

– А он?

– "Приближается конференция, потом исполком. После них разберемся". А после них я неожиданно узнал, что меня вообще собираются вывести за штат. Такая подлость не оставила мне выбора.

– То есть профсоюз вы создали, потому что обидели конкретно вас?

– Нет. Решение зрело давно. Нарушения касаются многих.

По отношению к сотрудникам Николай Саныч ведет себя по-хамски. Матерится, оскорбляет сотрудников, причем как мужчин, так и женщин. Прилюдно, при свидетелях. Обещает передавить, как тараканов.

Мы устали слышать ложь по поводу новой оргструктуры и штатного расписания, которую должны были внедрить еще летом 2013-го и с тех пор кормили обещаниями. В мае 2014-го Толстых на планерке всех руководителей отделов (была у нас такая традиция – планерки) сказал: "Всё! Со следующего месяца у нас повышение зарплат, новая оргструктура. Я вам это гарантирую!" С той поры и зарплаты не выросли. И планерки прекратились.

– Зарплату в РФС платят вовремя?

– Периодически возникали задержки, где-то до двух недель. Нет и индексации зарплат. Я, например, на руки получаю 36 с половиной тысяч рублей. В 2005-м зарплата составляла 26 500, а я занимал должность на позицию ниже. За 10 лет работы мне зарплату повысили один раз, еще при Мутко. Если вести речь об усилении штата РФС – какой профессионал пойдет работать на 36 000? И ведь это еще далеко не самая низкая зарплата в организации.

– Вы имеете отношение к тому, что осенью 2014-го в РФС пришла трудовая инспекция?

– Да. Когда я стал председателем профсоюза, то отправил письма в адрес руководства нашего. По поводу медобслуживания сотрудников, о штатном расписании, о переводе нас в другой банк. Тот банк, где обслуживали нас, попал под европейские санкции, у нас не было возможности расплачиваться этими карточками ни в магазинах, ни в интернете. На письма мне с лета никто не ответил – это нарушение закона о профсоюзах. Тогда я написал в трудовую инспекцию.

Кроме того, у нас есть нарушения трудового кодекса. Он применяется избирательно. Я уже говорил, что переработка оплачивается выборочно – возможно, благодаря дружеским связям с кем-то. В то же время, сотрудники департамента проведения соревнований ездят в командировки, но не получают ни доплаты, ни дополнительных выходных, которые им положены по Трудовому кодексу. И слышат потом: "У нас это не принято".

– А по поводу зарплаты Капелло – это вы или не вы?

– Я и такое заявление писал. Сейчас зарплату не платят тренерам и иногда задерживают сотрудникам. А что будет дальше? Так скоро и нам перестанут платить. Из прессы мы узнаем, что у нас все имущество якобы заложено и долгов у нас на полмиллиарда. Тут и слепой увидит, что дальше так продолжаться не может. А Николай Саныч заявляет, что он будет вечно в РФС…


Фабио КАПЕЛЛО. Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ"

 

– Послушайте, я все понимаю про нарушения трудового кодекса, отсутствие индексации и выходных, медобслуживание. Но Фабио Капелло – не самый бедный человек, который вашу, Антон, месячную зарплату, за вечер проедает в итальянском ресторане – сам заявляет, что готов подождать. Выходит, вы вроде как "впряглись" за Капелло, а ему это и не нужно.

– Как вы не поймете. Ситуация с Капелло ведет к затягиванию финансовой петли на шее нашей организации. Она скажется на сотрудниках! Я как руководитель профсоюза несу ответственность за всех, кто работает в РФС. Даже если сами они не просят меня куда-то обращаться.

Николай Толстых: "Моральную ответственность за контракт Капелло несет не только РФС"

– То есть ваша логика: сегодня не платят Капелло, через год перестанут платить уборщицам и секретарям, правильно?

– Да раньше, чем через год. Судя по всему, руководство РФС рассчитывает на какое-то волшебство. Как они собираются долги гасить? Откуда появятся деньги? Раз они сами говорят: "Нам перекрывают кислород". Не понимаю… Я посчитал, что другого выхода нет. Вот и пошел на такой шаг.

– А господа Толстых и Воробьев в курсе, что это вы слали письма в трудовую инспекцию? Сколько их, кстати, было, этих писем?

– Кажется, три бумаги отправлял. Не знаю, в курсе они или нет. Я им не сообщал.

– С их стороны были попытки пообщаться с вами как главой профсоюза внутри РФС?

– Разговор состоялся в сентябре. Толстых вызвал к себе. В кабинете сидело человек восемь. В присутствии президиума Толстых спросил, почему создан профсоюз и что меня не устраивает. "Проблемы с зарплатой и соблюдением трудового кодекса", – ответил я.

– И что Толстых?

– Усмехнулся: "Может, вам еще и проездной на общественный транспорт выдать?"

– Ха.

– И потом в течение 50 минут весь разговор свелся к тому, что меня пытались морально унизить и подавить.

– Стоп-стоп-стоп. Каждый понимает "моральное унижение" по-своему. Поясните. Вам что, угрожали, оскорбляли, грубили?

– Общались без мата, но по-хамски. Без мата – потому что Николай Саныч знал, что я веду запись. Вот и держал себя в руках.

– Вы что, с включенным айфоном в руках на заседание пришли?!

– Я на диктофон записывал. Был такой диалог. Толстых говорит: "Ну, ты записываешь?" Я: "Ну да". Толстых улыбается: "Ну, меня об этом предупредили". Я говорю: "Ну, я рад за вас, что могу сказать".


Николай ТОЛСТЫХ. Фото Федора УСПЕНСКОГО, "СЭ"

 

– А после визита трудовой инспекции общались?

– Со мной – нет.

– Как думаете, чем это все закончится и когда?

– Ох… Даже и не знаю. Чем скорее, тем лучше. Чтобы организация вышла из всего этого с наименьшими потерями. А то, как прессу не откроешь, РФС равно скандал. Суды. В Дом футбола презервативами кидают. "Ростов"…

– Еще раз уточню: перед Новым годом долгов перед простыми сотрудниками, не итальянцами, у РФС нет, правильно? А премию перед Новым годом дали? А корпоратив хоть у вас был?

– Нет, пока не было. Вот вы про премии заговорили: у нас даже позитивные вещи ведут к негативу, потому что нет коммуникации между руководством и персоналом. Вся коммуникация: это когда Николай Саныч вызывает к себе на ковер и срывает злость. А когда две недели задерживали зарплату, никто даже строчки не черкнул: мол, извините, трудная ситуация, не волнуйтесь. При Фурсенко задержки тоже были, но предыдущий финансовый директор находила время, чтобы успокоить сотрудников. А эти… Может, они выше всех себя считают? Даже с выходом сборной на чемпионат мира не поздравили.

Ну да, мы люди маленькие. Но мы же делаем одно и то же дело.

Я такую еще историю расскажу. Однажды был редкий случай, когда выплатили премию. Но даже это умудрились обернуть себе во вред. Суммы у всех были разные – совершенно без логики. Кому 10 тысяч, кому 16. Иной начальник получил в два-три раза меньше рядового сотрудника. А люди же общаются между собой. И радость от неожиданной выплаты у народа смешалась с недоумением: а по какому принципу это вообще считали? Но давать никаких объяснений нам никто не собирался.

– Вы создали профсоюз, пишете письма, выступаете против руководителя организации. Не боитесь, что вас уволят?

– Да, я опасаюсь за свое место. Ну, а что делать? Я не могу уже молчать. Тем более, раз взялся. И потом, закон о профсоюзах запрещает увольнять руководителя профсоюза за обращения в трудовую инспекцию. Да если уж на то пошло, я и на увольнение готов. Сил терпеть нет. За девять с лишним лет в РФС никогда не видел такой пропасти.

– В российских спортивных СМИ уже давно и открыто пишут о заговоре против Толстых. Есть всем известный так называемый "кружок друзей Толстых", есть его ярые и непримиримые противники, есть тайные враги. Вы понимаете, что и вас будут обвинять в ангажированности? Что вы "антитолстыховец".

– Да пусть хоть сатаной в людском обличии меня считают. Я ж не могу запретить людям причислить меня к тому или иному лагерю. Но в моих словах нет ни капли лжи. Я рассказываю реальные вещи, которые и правда происходили.

– Вот вы писали в трудовую инспекцию. Она, допустим, оштрафует Толстых на одну или две тысячи рублей – сколько там составляет штраф. Ясно же, что вы не ради этого все затеяли. Так какого результата, как реакции вы ждете?

– Я жду… Жду, честно говоря, изменений в руководстве. Будь я на месте Николая Саныча, я бы мужской поступок совершил. И видя, куда зашла ситуация, сам написал бы заявление.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...