Маргарита Мамун:
"Леброн подрос – и стал Леброшей"

Сегодня. Баку. Маргарита МАМУН. Фото REUTERS
Сегодня. Баку. Маргарита МАМУН. Фото REUTERS

ЕВРОПЕЙСКИЕ ИГРЫ

19-летняя "художница", которую Ирина Винер называет "бенгальским тигром", в Баку стала второй в личном многоборье, уступив лишь Яне Кудрявцевой. Она рассказала корреспонденту "СЭ" о Бангладеш, откуда родом ее отец, планах на будущее и питомце, который живет у нее на базе в Новогорске.

Владимир ИВАНОВ из Баку

– С тех пор как я узнал, что ваш отец из Бангладеш, мне очень хочется подробнее узнать о вашем детстве.

– А я родилась-то в Москве…

– Где познакомились ваши родители?

– В Астрахани. Когда папа был студентом, его отправили учиться в Россию. Изучая строительство и инженерное дело, они познакомились с мамой. А потом переехали в Москву.

– Где всей семьей живете и поныне?

– Все так.

– В Бангладеш бывали?

– Конечно. В детстве, лет до 10, постоянно туда летали. Это последние годы все никак не получается. Перелеты занимают много времени.

– Гостили у родственников отца?

– Да. Их там очень много. Мы ездили к тем, которые живут в Дакке – столице Бангладеш.

– Какие остались воспоминания от страны?

– Она очень бедная, но стремительно развивается. Сильно похожа на Индию, со всеми ее контрастами: прекрасные парки сменяются трущобами. Но там есть невероятно красивые места. Например, бамбуковые леса, лотосовые посадки.

– Что особенно удивило в тех краях?

– Коровы. Там они ходят повсюду! Гуляют по дорогам, возле домов – везде.

– Священное животное…

– Да. Но такого пиетета, как в Индии, перед ними нет. В Бангладеш в основном живут мусульмане, они не кушают свиней. А коровы… Коровы – это не свиньи.

– Не поспоришь.

– А еще помню, как-то раз папа купил себе маленького цыпленка. Домой.

– Цыплят там заводят, как у нас котят?

– Да, он жил прямо в квартире. И это считается абсолютно нормально. Как и торговать попугайчиками прямо на улице.

– Бангладеш не входит в число 90 первых стран мира по территории, но уверенно держится в десятке самых населенных…

– Точно. Народу просто ну очень много. Поэтому московское метро меня ничуть не пугает. Куда лучше, чем стоять в пробках.

– В Бангладеш движение едва ли спокойнее.

– Там настоящий ужас (смеется). Машины, велосипедисты, рикши, коровы – все вперемешку.

– На бенгальском языке говорите?

– В детстве учила, но сейчас практически все забыла. Помню лишь отдельные слова, да от одного до десяти могу досчитать.

– Зато наверняка, в отличие от большинства россиян, знаете правила крикета?

– Даже с папой иногда смотрим по телевизору (улыбается). Национальный вид спорта.

– Чему больше всего удивляются в России родственники по линии отца?

– Снегу (смеется).

КОНКУРЕНЦИИ В РОССИИ НЕ ИСПУГАЛАСЬ

– Правда, что вы даже выступали за Бангладеш?

– Один раз, на турнире в Германии. Мне было 12 или 13. Хотя у меня до сих пор двойное гражданство.

– Зато вошли в историю, как единственная "художница" страны.

– Да (смеется). Других там нет.

– Вас не пытались удержать?

– Были предложения. Могла выступить за Бангладеш на юношеских Олимпийских играх-2010 в Сингапуре. Но не захотела.

– Почему?

– Я ведь живу и тренируюсь в России.

– Зато вы гарантированно выступали бы на чемпионатах мира и Олимпийских играх. А при нашей внутренней конкуренции никаких гарантий у вас не было.

– Так и есть. Я все понимала, но идти по простому пути не хотелось. Как видите, я не ошиблась.

НАЧИНАЛА С ФИГУРНОГО КАТАНИЯ

– Ваше любимое животное, наверное, тигр?

– Собака (смеется). Хотя тигры и леопарды очень нравятся.

– Что за история с собакой, которая живет на базе в Новогорске в комнате у вас с Яной Кудрявцевой?

– Мои родители не разрешают заводить домашних животных. Разве что цыпленка, с которым не надо гулять и которому не нужно делать прививок (улыбается). У Яны примерно такая же ситуация. А мы обе мечтали о собачке, как тот Малыш, который дружил с Карлсоном. И вот после чемпионата мира, когда мы ставили новые программы и появилось больше свободного времени, решились купить. Думали, мальчик, назвали Леброном. А потом питомец стал расти, и оказалось, что это… Леброша (смеется).

– Неужто и за баскетболом следите?

– Да. Недавно был финал НБА, смотрели, как Тимофей Мозгов вместе с Леброшей играл. Мы с Яной любим и футбол с хоккеем. Ну и, конечно, следим за теми видами, где выступают наши друзья. Фигуристы, например. Общаемся с Леной Ильиных, Аделиной Сотниковой.

– Вы ведь и сами начинали с фигурного катания.

– Меня мама быстро забрала оттуда. Боялась, что буду падать на лед.

– И вас отдали в гимнастику в семь лет. Это же очень поздно!

– Всех приводят с трех-четырех лет. Когда пришла в зал, обалдела, увидев, что делают девочки моего возраста. Но втянулась…

– Почему в синхронном плавании одна спортсменка может выступать в соло, дуэте и группе, а в художественной гимнастике между дисциплинами есть четкое разделение?

– У "групповичек" разные предметы, акцент делается на работу с ними…

– Совмещать групповые и личные соревнования нереально?

– Девочки из Украины постоянно переходят из групповых упражнений в "личку" и наоборот. Так что, может быть, это и возможно. Но я никогда не была "групповичкой", поэтому говорить однозначно сложно.

– Специалисты отмечают вашу экспрессию на ковре. Бенгальская кровь?

– Вряд ли. Да и в жизни я очень спокойная и тихая. Причем в папу. Мама более эмоциональная.

– Но когда ступаете на ковер, автоматически переходите в другой режим?

– Когда я была маленькая, даже улыбнуться не могла в зале. О глубоких эмоциях и речи не шло! Амина Зарипова с Ириной Винер буквально вытаскивали их из меня в "Новогорске". Сама с трудом верила, что из этого что-то получится.

– То есть скромность можно "стачивать" на тренировках?

– Выходит, да. Наши тренеры могут все.

ЛЮБАЯ ОЛИМПИЙСКАЯ МЕДАЛЬ – ЭТО УСПЕХ

– Когда в семь лет вы делали первые шаги, блистала Алина Кабаева. Она тогда у всех юных "художниц" считалась кумиром?

– У меня им была Ирина Чащина. Потом очень нравилось смотреть за выступлениями Жени Канаевой.

– Ирина Винер говорила, что вы похожи на нее.

– Это было в первый год, когда Женя ушла из спорта. Такое сравнение, конечно, льстит. Но я все-таки другая…

– Знакомый журналист рассказывал мне, как в 2006-м пришел в зал пообщаться с Канаевой и увидел следующую картину: Женя сидела на ковре на шпагате, плакала и вязала. В ответ на его вопросительный взгляд она сказала: "Я – бездарность, у меня ничего не получится".

– Не удивлена. Женя всегда была очень самокритичной.

– У вас тоже случались подобные моменты отчаяния?

– Куда без них? Все нужно пережить.

– С турниров любого уровня вы стабильно привозите золото, как минимум с одного упражнения. Однако с единственной олимпийской дисциплиной – многоборьем – у вас не всегда складывается хорошо. Есть объяснение?

– Разбор с Ириной Александровной, тренерами, психологами идет после каждого старта. Работа над ошибками не прекращается. Результат есть. Здесь, в Баку, у меня уже получилось немало.

– Сейчас все мысли о Рио?

– Нет. Сначала нужно достойно выступить на чемпионате мира в Штутгарте.

– Если вам прямо сейчас предложат серебро Олимпийских игр, с учетом, что золото возьмет Кудрявцева, согласитесь?

– Само попадание на Олимпиаду чего стоит! Поэтому любая медаль оттуда – это успех.

Материалы других СМИ