«Вовлеченность Заремы — плюс для «Спартака». А Камоцци нужно быть скромнее». Первая часть большого интервью Германа Ткаченко

Герман Ткаченко. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Герман Ткаченко. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Герман Ткаченко. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Шамиль Газизов. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Александр Кокорин. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Серж Орье. Фото AFP
Глава компании ProSports Management Герман Ткаченко в разговоре с «СЭ» подвел итоги коронавирусного трансферного окна в РПЛ, оценил шансы лидеров чемпионата в борьбе за чемпионский титул и поделился мнением о тенденциях футбольного рынка.

В первой части разговора мы в основном обсуждали «Спартак».

— Спасибо за приглашение. Это уже традиция, которая длится больше десяти лет, — приходить сюда в «СЭ», — сказал Ткаченко в начале встречи. — Сегодня вы попросили обсудить с вами некоторые особенности трансферного окна и того, что происходит сейчас в разных чемпионатах, как в России, так и за рубежом. Честно должен сказать, что это уникальное окно, потому что влияние пандемии сказалось на многом. Давайте попробуем разобраться.

Футбол — это сумма двух впечатлений, спортивного и антуражного. Сейчас в особенной ситуации, когда спорт больше превалирует, а без зрительского антуража трибуны выглядят брошенными, неполноценными. Это плохо и для картинки, и для бизнеса, потому что топ-клубам доходы от матчей приносят 15-20 процентов бюджета.

С другой стороны, не надо полного уныния: такая ситуация — это еще и возможность обновить сущность, обновить подход к футболу как к медиа-продукту. Мы видим, как многие вещатели лиги используют специальный искусственный интершум. Система подстраивает звук на основе прежних записей и учитывает ход игры. В мире также обсуждается применение дополнительной реальности, голограмм — пустые трибуны на экране будут выглядеть как живые, шумные, двигающиеся, причем настоящие болельщики смогут строить свои портреты.

Кстати, в России рискнули, и допуск до 30 процентов зрителей на трибуны — это смелое решение РФС. Мы понимаем, что оно вдохнуло дополнительную жизнь, принесло дополнительные деньги. Здесь стоит вспомнить и о ложах, которые в Краснодаре и в «Спартаке» полностью уже проданы.

Вторая особенность — это анализ поведения на трансферном рынке. Все в мире ожидали, что первое посткарантинное окно будет отличаться избыточным предложением свободных агентов или дешевых футболистов, но оказалось, что многие клубы выбрали выжидательную тактику и вели себя осторожно. Мало того, что было сложно вести скаутинг и переговоры из-за отсутствия перелетов — а это лишало возможности и поговорить лицо в лицо и дополнительно посмотреть игрока вживую — но еще и сказывалось давление экономического характера из-за недополученных доходов весны-2020. Поэтому многие клубы и игроки придерживались принципа сохранить то, что имеешь, нежели рисковать. Как сказал один мой товарищ, проще и дешевле сохранить игрока на четыре с минусом, чем приобрести на четыре с плюсом. Ну и главная особенность, которая сказалась не только на трансферном окне, но и на выступлениях клубов — это отсутствие отдыха и времени на полноценную подготовку к этому сезону. Многие в мировом футболе впервые с этим столкнулись и просто не знают, как себя вести.

Тем не менее, российское окно оказалось богатым на события, и нам есть, о чем поговорить.

Шамиль Газизов. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Шамиль Газизов. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

— Давайте начнем с частностей. Медиа-пространство взорвало интервью вашего товарища Тимура Гурцкая о генеральном директоре «Спартака» Шамиле Газизове. Что, Тимуру всегда нужна маленькая война с кем-то?

— Если использовать советскую киноклассику, «Тимур, конечно, вор авторитетный». Он погружен в процесс, и если что-то не стыкуется с его представлением о том, как это должно быть устроено, то дает яркие, хлесткие, иногда очень критичные оценки. А так парень добрый, кстати, мой большой друг, мы дружим больше 20 лет. Хотя и были периоды, когда ругались.

А теперь о войне, а если учитывать его интервью — о войнах. Скажу так: Тимур хорош не только в критических замечаниях, но и в умении дружить. Его обаяние и харизма притягивают много людей.

Выскажу свою точку зрения и о Шамиле. Это человек, за которым стоит история успеха. Сформулировать и реализовать определенную стратегию в «Уфе» — это big deal (большое дело. — Прим. «СЭ»). В то же время очень важно, чтобы в «Спартаке» у него не было нестыковок в масштабах. В масштабах личностей, с которыми ему придется взаимодействовать, и масштабах задач, которые ему придется решать. В таких случаях очень важно не дать проявиться своей провинциальной ДНК. Это важно для приезжих в Москву, для всех нас приезжих.

С другой стороны, никогда не хочу разделять: это моя поляна, это моя победа, я привез этого игрока, а ты привез — того. Так неправильно. Это ведь клуб приглашает игрока, и заслуга тут общая. Так же нельзя говорить о багаже или его отсутствии. Сегодняшнее первое место «Спартака» — это история всей этой команды. Поэтому здесь и про Томаса (Цорна. — Прим. «СЭ») надо вспоминать. Он был участником этой истории. Это же накопительный процесс, где-то он положительный, а где-то — отрицательный. А отрицательный — это тоже опыт.

Шамиль сегодня возглавляет команду, которая идет на первом месте. Он понимает, как устроена отрасль, знает, что такое хорошо и что такое плохо. Но успешна ли его работа в «Спартаке», покажет только время.

— Все время устраивать торги, чтобы не переплатить — это провинциальный комплекс?

— Все время говорить про «не переплатить» — это чистый популизм. Как призыв чистить зубы. За такие заявления никогда не будут ругать, это нравится руководству, это нравится болельщикам. Это пустые слова, которые ничего не значат. В трансферах важно найти баланс между двумя вещами: справедливой ценой и правильным решением для усиления команды.

Поэтому для меня заявления о закрытии кормушки — это популизм. Но этот популизм и слишком частые интервью кроме раздражения людей, которые в этом понимают, несут и маленькую положительную составляющую. Эти вещи оттягивают с команды на себя все давление и критику. Да, результат — главное, но нет никакого взрыва изнутри. Внутри команды сильная коммуникация, взаимоотношения между тренером и командой — сильные, отношения между клубом и командой — сильные. А все удары идут по другим. Я не думаю, что это стратегический шаг Шамиля, но так получилось.

В целом, их незаслуженно критикуют. Понятно, что еще мало времени для анализа. Но есть некоторые сигналы, что они — квалифицированные люди. Я не знаком с их главным скаутом (Нариманом Акавовым. — Прим. «СЭ»), но, когда он несколько лет назад ездил на стажировки в европейские клубы, тренер одного из них мне рассказывал о нем. Говорил, что попросил Акавова дать анализ всей своей команды, и их мнения совпали на 95 процентов. То есть, он квалифицированный парень с точки зрения анализа и оценки. Я не уверен, что он обладает сильными навыками переговорного процесса, так как для этого необходим опыт, но в плане анализа все нормально.

— Как вы оцените их сделки?

— Тут есть соблазн анализировать то, что спродуцировало Telegram-сообщество. А там наряду с настоящим очень много придуманного.

Я попробую сформулировать то, что видел, основываясь на сигналах рынка, где в переговорах участвовали либо авторизированные представители клуба, либо сам клуб.

Сам клуб сформировал, как я понял, два направления, по которым и работал. Первое — это состоявшиеся игроки, которые могут дать результат здесь и сейчас. Здесь я бы выделил топ-3: Серж Орье, Эльсеид Хюсай и Виктор Мозес из «Челси». Вы знаете мои отношения с английским клубом, интерес к Мозесу со стороны «Спартака» возник сразу после финала Лиги Европы, где он играл за «Интер» (21 августа 2020 года. — Прим. «СЭ»). И шел он от этой группы. Найти этого футболиста — не такое уж большое дело. «Спартаку» удалось взять Виктора недорого. За это нужно отдать им должное.

— Это больше заслуга руководства «Спартака» или благотворительность со стороны «Челси»?

— Ну какая это благотворительность?! Заслуга «Спартака», конечно, хотя в сделке участвовал и хозяин клуба. Это всегда приятно — чувствовать себя вовлеченным, когда ты можешь позвонить Абрамовичу и помочь менеджменту клуба. К тому же вы (журналисты. — Прим. «СЭ») устроили приличное давление. Мне кажется, процентов 70 фамилий «новичков», которые всплывали, — это была чистая «шняга». А Мозеса могли взять все, но удалось заполучить его на определенных условиях только «Спартаку». Это получилось, в том числе и потому, что его взяли уже после закрытия трансферного окна в большинстве стран.

— Это первое направление, а какое второе?

— Покупка молодых футболистов, которые могут расти вместе со «Спартаком», добиваться успеха и, сформировав дополнительную стоимость, быть проданными с прибылью. Понятно, что тренер подтапливал за первую группу, так как ему нужен результат здесь и сейчас. Из второй группы был Томаш Тавареш — это игрок сборной Португалии до 21 года. Эту сделку не получилось осуществить, так как «Бенфика» либо не давала опцию на выкуп, либо требовала 30+ миллионов. Это обусловлено тем, что в лиссабонском клубе в октябре будут выборы президента. Еще был защитник «Метца» Фабьен Сентонз.

Вообще в «Спартаке» тяжело работать. Есть опытные ребята: сегодня, например, в совещаниях принимает участие Дмитрий Попов — очень авторитетный и любимый акционером бывший спортивный директор клуба. Он предлагал «Спартаку» защитника, который в итоге переехал в «Динамо», — Гильермо Варелу из «Копенгагена». Некоторые представители «Спартака» обижались и не понимали, почему те цифры, которые выставлялись им, значительно выше, чем те, за которые он потом перешел в другой московский клуб. Как вы думаете почему?

— Потому что это «Спартак».

— Нет, потому что это был последний день трансферного окна, и «Копенгагену» некуда было деваться. Это же не супермаркет, где стоят ценники. Цены могут как падать, так и расти. Считаю, что «Спартак» нормально провел трансферную кампанию. Но представляете, если бы еще взяли опорного. И что тогда делать с Зобниным? Выбирать между ним и Кралом? А Алекс сегодня становится тоже ключевой фигурой. Рома блестяще играл правого защитника, я бы, может, и не искал на эту позицию другого игрока, но сам футболист был несчастлив — это нехорошо. Здесь недобрать лучше, чем перебрать. Они без еврокубков и должны нормально пройти текущий отрезок сезона. Сильный «Спартак», претендующий на золото, — это хорошо для всех. Важно, чтобы другие не сдавались.

Серж Орье. Фото AFP
Серж Орье. Фото AFP

— Вы упомянули Орье. Почему не состоялся этот трансфер?

— Заявления о том, что мы сбили цену на игрока в два раза, это что значит? Это значит, что к вам изначально относились как к не очень серьезным людям. Никогда президент «Тоттенхэма» Дэниэл Леви не продаст дешевле, чем он хочет, — этот принцип знают все. То, что лондонцы мечтали и мечтают избавиться от Орье, — нет никаких сомнений. Мы прекрасно понимаем, какой уровень зарплаты у Сержа. Это говорит о том, что «Спартак» готов платить. Кстати, а вам не кажется, что в «Уфе» Шамиль как раз переплачивал, чтобы выигрывать конкуренцию? Ваня Обляков за миллион долларов — это «не переплатил»? Да, продал потом за 4 миллиона. А за Вячеслава Кротова 500 тысяч евро — это «не переплатил»? А за Остона Урунова 200 тысяч евро — это тоже «не переплатил»? Это говорит об умении найти справедливую цену, чтобы получить игрока. Но это не имеет ничего общего с его «не переплатить».

— Но практически на всех он зарабатывал потом больше.

— Конечно, это здорово — это игроцкая чуйка и риск. В целом «Уфа» — это история успеха, они отработали здорово.

Возвращаемся к Орье. В его семье, а точнее — во французской ее части, которая не жила с игроком, был убит один из близких родственников Сержа. Это сильно повлияло на состояние всего его ближнего окружения — это был стресс. Сделка была согласована, но было требование, чтобы вся эта часть семьи жила с ним. В сегодняшней ситуации ограничений из-за пандемии это невозможно.

— Урунов за 2 миллиона — это нормально?

— Я бы не хотел комментировать условия этой сделки, потому что у меня может просматриваться конфликт интересов.

— Бывший тренер «Уфы» Вадим Евсеев говорит про 2.

— ЦСКА и «Рубин» предлагали по 2 миллиона. Мне здесь сложно комментировать, моя компания ProSports Management является участником агентских прав по Урунову, но это больше территориально-номинальные права. У него очень серьезный агент, Ли Фэнг из Китая. Я высокого мнения об Урунове. Но в рамках летнего трансфера мы много спорили и чуть даже не поругались, потому что я считал, что ему лучше перейти в ЦСКА. Там молодому футболисту легче, а конкуренция бы велась с менее статусными партнерами, а не с Кралом, Бакаевым и Зобниным. Там умеют подводить к основе, меньше давления на молодых. Но я уверен, что «Спартак» с ним не прогадал. На Остона уже сегодня есть спрос. Это невероятно рандомное попадание Шамиля.

Скажу вам по секрету, Урунов должен был перейти в ЦСКА еще в начале этого года. В феврале должен был поехать на сбор с ними, но не получилось решить вопросы с визой. Остон всегда нравился Гончаренко, но требовался просмотр. В итоге он попал в «Уфу». Я в Урунова верю, но ситуация такая: команда на первом месте, большой клуб. Ему будет непросто, но конкуренция — часть профессии, он справится.

— А все эти слухи, что Газизов фактически покупал Урунова сам у себя? Нормально?

— Да, ну и что? А что, не покупать?

— Ну, когда это один из первых трансферов на новом месте работы...

— Мне это не очень нравится, не очень это люблю. Но, когда ты имеешь такое преимущество перед остальными, почему им не воспользоваться? Он искренне верит в этого игрока, он его щупал изнутри. Знает все его качества и преимущества. И именно он, Шамиль, рискнул, когда этого никто не сделал. Я бы при прочих равных отдал его не в «Спартак». Но говорю не совсем со стороны, я выступал за вариант с ЦСКА. Они предлагали 2 миллиона и большущий процент от последующей продажи. Возможно, зарплата была бы чуть меньше, чем в «Спартаке». Но контрольный пакет решения был у Шамиля — и именно он решил, что ему надо перейти в «Спартак».

— Есть ощущение, что в «Уфе» по-прежнему все решает Газизов...

— Время покажет. Но такое впечатление есть.

Александр Кокорин. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Александр Кокорин. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

— Вы сказали, что трансферная кампания у «Спартака» нормальная, но Урунов сыграл пару матчей, Кокорин только начал играть, а Мозес приехал только к 11 туру.

— Такая особенность трансферного окна в реалиях коронавируса.

— А что по Кокорину?

— «Спартак» — единственный клуб, который был готов его взять и заплатить такие деньги. Там не было никакой конкуренции. Других предложений на рынке не было вообще. Давайте проанализируем. «Динамо» сделало предложение на 1,5 миллиона, услышало про 3 и вышло, «Рубин» тоже вышел. «Локо», когда увидел, что надо давать агентские и подъемные, тоже отказался.

— Разве не политическая история?

— Политическая, нефутбольная история была только в «Зените». В команду был четко спущен тезис: этого игрока с таким уголовным прошлым быть не должно. Несмотря на положительное отношение к Саше к тому моменту со стороны тренера и игроков, а также руководства клуба.

Но был один клуб, который боролся за Кокорина, — это ФК «Сочи». Президент клуба — представитель очень влиятельной семьи в России, в частности, в РЖД. Конечно, он мог просить «Локомотив» не брать Кокорина, но это не давление, а борьба за футболиста. Каждый использует те преимущества, которые имеет. Поэтому скажу: если бы была настоящая политическая установка по Кокорину, в нашей стране она бы не миновала и «Спартак».

— Как вы относитесь к появлению около «Спартака» Заремы Салиховой и Франко Камоцци?

— Зарема — близкий человек владельца клуба, красотка и женщина, хорошо формулирующая свою позицию. Ее личная вовлеченность — это плюс для «Спартака». Это определенное внимание, бодрость менеджмента. Она имеет на это право.

Франко Камоцци, конечно, очень невоспитанный человек, несмотря на очень вежливую форму всех своих интервью. Если ты имеешь влияние, возможность советовать Зареме и Леониду Федуну, никому не говори об этом, промолчи. Зачем вести себя так неуважительно по отношению к менеджменту и всему клубу? Мне не нравится, когда агенты, а они часто не очень хорошие люди, начинают кичиться, кто кого нашел, кто кого посоветовал. Говорят, что это они привезли игрока. Слушайте, нет такого! Всегда принимает решение и покупает игрока клуб и только клуб, а вы — максимум инструмент. Окончательное решение принимаете не вы.

— А вы поняли, за что был уволен Цорн?

— Не понял. Я с ним общался три раза в жизни. Впервые меня с ним познакомил его отец лет десять назад.

— Прядкин?

— Да, Сергей Прядкин.

— Вы понимаете, почему они оба все время пытаются скрыть свое родство?

— Не знаю, в общении со мной он (Прядкин) не скрывал и не просил никому не говорить. Вообще-то я не занимаюсь оперативной деятельностью, но тогда вместе с агентом игрока я работал над продлением Паши Маслова и несколько раз встречался с Цорном. Он произвел на меня нормальное впечатление. Томас знает, как устроена отрасль, знает, что можно предлагать другой стороне, а чего нельзя. Боялся, что он такой безэмоциональный тип, но в какой-то момент у нас начался разговор на повышенных тонах, который длился секунд 50. Он произвел на меня хорошее впечатление, честно говорю. Я был удивлен, что его уволили.

— Заметили его явные ошибки в «Спартаке»? Ему ставят в вину большие переплаты по Кралу и по Тилу.

— Решения принимают все вместе. Значит, они все вместе переплатили. У него нет такой силы, чтобы самому принимать решение.

— Цорн еще сможет работать в России?

— Не уверен, что он этого захочет.

Вторая часть интервью Ткаченко — в ближайшее время на sport-express.ru. Спойлер — там не о «Спартаке».

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Результаты опроса

проголосовало: 16616
Все опросы
«Спартак» обошел «Зенит» в 12-м туре. Кто фаворит РПЛ?
Спартак
47.5%
Зенит
24.3%
Кто-то другой
28.2%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
34
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир