00:00 14 февраля 2015 | Футбол — РПЛ

Евгений Гинер:
"Помочь клубу готовы даже легионеры"

Пятница. Москва. Евгений ГИНЕР - в редакции "СЭ". Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Пятница. Москва. Евгений ГИНЕР - в редакции "СЭ". Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

В пятницу в редакции "СЭ" побывал президент ЦСКА

У РФПЛ - свой курс рубля

– Сейчас много говорят о фиксации курса иностранной валюты для сокращения расходов на зарплаты. Как отреагировали на это игроки ЦСКА?

– У нас в клубе была, есть и будет семейная обстановка. Сейчас много говорят про легионеров, так вот – первыми, кто выразил готовность помочь клубу, были именно наши иностранцы.

– А кто конкретно?

– Вам перечислить, какие иностранцы играют в ЦСКА? (улыбается). Фернандес, например. Не знаю, кто первым проявил инициативу, да и не так это важно. Важен сам факт. А ведь их семьям за пределами страны приходится жить не на рубли. И все равно ребята пришли и сказали: вы нам во всем помогаете, мы со своей стороны готовы сделать ответный шаг.

– Мы слышали, что Роман Бабаев в Испании встречался с командой, и игроки согласились пойти навстречу клубу чуть ли не добровольно.

– Знаете, мы в ЦСКА далеко не все выносим на суд общественности – ни хорошее, ни плохое. Я еще на подписании контракта с Hyundai выразил уверенность, что ребята придут сами. У нас, повторяю, семья, и я со своей стороны поднимать вопрос о фиксации курса не хотел. Роман и Олег (Бабаев и Яровинский. – Прим. "СЭ") ездили в Испанию по другому вопросу, вовсе не для того, чтобы проводить собрание. Но ребята сами позвали генерального директора.

– Здорово!

– И лично для меня в этой ситуации важно не то, что они готовы зафиксировать какой-то курс или отказаться от части зарплаты. Для меня важно, что у них есть некое понимание. Что они осознают: сегодня положение у страны тяжелое, и, соответственно, нужно делать какие-то шаги. За это я им очень благодарен.

– Это было общее решение футболистов?

– Да, общее. Хотя изначально идея принадлежала иностранцам.

– На чем в итоге сошлись?

– Мы обговорили несколько вариантов на разные случаи. Не буду их все перечислять. Я бы очень хотел, чтобы ни один из этих вариантов не был применен, хотя уверен: даже если бы пришлось играть за еду и бензин, какую-то часть времени играли бы и так. Вот это мне и приятно.

Игроки против рубля

– Один из ваших футболистов говорит в интервью: если зафиксируют курс, пойду в суд. Ваша реакция?

– Тяжело ответить, поскольку даже не представляю, чтобы ребята, играющие у нас, вообще до такого додумались. Я уж не говорю о том, чтобы кто-то сказал об этом в интервью. Отвечать в сослагательном наклонении? Что ж… Наверное, я постарался бы в ближайшее трансферное окно расстаться с этим человеком.

– Потому что он пошел против коллектива?

– Нет, не поэтому. Просто грозить судом – это что-то за гранью моего понимания. Одно дело, если бы игрок сказал: я не согласен, буду спорить… Но в суд? Нет, даже представить такого не могу.

– Оставим суд. Вообразим, что в других клубах, где нет семейной обстановки, игроки не пойдут навстречу руководству и продолжат получать столько, сколько получали раньше. Футбольный мир тесен. Будут ли армейцы терпеть свои лишения, видя, что их коллеги по цеху процветают?

– В постановке вашего вопроса уже заложен ответ. Футбольный мир действительно узок. Сколько получают в "Зените", "Спартаке", "Динамо" и "Локомотиве", хорошо известно. Футболистам ЦСКА в том числе. Вы ведь берете у них интервью. Разве кто-то из наших игроков высказывал по этому поводу недовольство?

Сейду Думбья.
Был армейцем, стал "волком"

– Согласны ли вы, что в самое последнее время Сейду Думбья значил для команды несколько меньше, чем прежде? Что эта потеря, другими словами, не катастрофа?

– В команде масса игроков. Кто-то приходит, кто-то уходит, это нормально. Если кто-то один покидает клуб, это не катастрофа. Вот будет ли катастрофой для "Реала" уход Криштиану Роналду? Нет. Как и не стал таковой его уход из "Манчестер Юнайтед". Топ-клубы не должны зависеть от одного футболиста. Они всегда имеют скамейку определенной длины и качества.

Игроки, случается, выпадают и из-за травмы. Вот вам пример: все знают, что такое для ЦСКА Игорь Акинфеев. Но бывало, что он не играл по полгода, а мы все равно добивались успеха. Просто во всем нужен грамотный подход, и в расставании с футболистами тоже.

Думбья был готов продлить контракт, но при этом сказал, что ему хотелось бы поиграть в итальянском чемпионате. А если бы я не отпустил Думбья?

– Что тогда?

– Наверное, после этого игроки его уровня в ЦСКА просто не пошли бы. Всегда ведь можно придумать для себя оправдание: сегодня это риски, завтра – цена, послезавтра дождь на улице пошел, потом снег выпал. Но этого нет, и ребята к нам идут спокойно. Можете сами вспомнить, сколько футболистов ЦСКА перешли потом в топ-клубы. Потенциальный новичок понимает: раз Жо, или Ярошика, или Думбья отпустили, то ко мне отнесутся точно так же.

– Как думаете, кто следующий может уйти в топ-клуб за большие деньги?

– Гинер!

Почему Вагнер
выбрал Бразилию

– Правда ли, что строящуюся рядом с будущим клубным стадионом станцию метро "Ходынское поле" назовут "ЦСКА"?

– Правда. Долго боролись, писали письма, но в итоге сумели добиться своего. Благодарен мэрии, комиссии – нам пошли навстречу. И лично мэр Москвы, и его заместитель по вопросам социального развития Леонид Печатников, и Москомспорт. Также очень помогли Сергей Борисович Иванов и Сергей Викторович Чемезов. Да, станция будет называться "ЦСКА". Это правильно, ведь есть "Динамо", есть "Спартак", и мы теперь тоже не будем обделены. Уверен, станция будет оформлена соответствующим образом.

– Насущный вопрос – будет ли на стадионе предусмотрен обогрев трибун? А то в Казани и на "Открытии" в мороз холодновато.

– На крыше поставят специальные установки, как в Англии, они должны давать тепло. Кроме того, конструкция предусматривает задвигающуюся крышу. Однако ее мы будем делать уже вторым этапом, все-таки это дополнительные 30 миллионов долларов расходов. Но когда появятся деньги, обязательно займемся крышей.

– А насколько сильно кризис влияет на строительство?

– Боже упаси, кризис ни на что не влияет! Он только все улучшает: дает деньги и возможности (усмехается). Шучу, конечно, влияет. Если всей стране тяжело, то и Гинеру не может быть легче. Моя фамилия – не Толстых, у меня не бывает "вопреки" (смеется). Однако самое главное, что кризис отражается на стоимости, но не на темпах строительства.

Полностью интервью с Евгением Гинером – на следующей неделе в "СЭ"!

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...