Александр Зубков: "В Пхенчхане без быстрого старта делать нечего"

22 марта 2017, 18:15
Александр ЗУБКОВ. Фото Антон СЕРГИЕНКО, "СЭ" Александр ЗУБКОВ и его дочь Елизавета. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Александр ТРЕТЬЯКОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ" Елена НИКИТИНА. Фото ТАСС
Президент Федерации бобслея России, двукратный олимпийский чемпион Александр Зубков – об итогах сезона, допинговых обвинениях и планах подготовки к Олимпийским играм.

– Вы только что вернулись из олимпийского Пхенчхана, где проходил заключительный этап Кубка мира. Как впечатления?

Еще не все готово, и на совещании представителей команд был высказан ряд замечаний. Это естественно, Пхенчхан впервые принимает соревнования такого уровня. При этом к подготовке льда вопросов нет уже сейчас, все великолепно. Там работают айс-мастеры (специалисты по подготовке трассы. – Прим. "СЭ") из Франции и Канады.

– Для каждого спортсмена есть трассы удобные и неудобные. Насколько олимпийская трасса по своему профилю подходит нашим лучшим бобслеистам и скелетонистам?

Если говорить о скелетоне, главный козырь наших спортсменов – это старт. В этом компоненте и Саша Третьяков, и Лена Никитина фактически "номер один" в мире. В Пхенчхане от быстрого старта будет зависеть очень многое. Это вообще мировая тенденция: треки становятся упрощенными, и если раньше еще что-то можно было компенсировать пилотированием, сейчас без старта претендовать на награды невозможно. Пока у нас в Пхенчхане не все получилось, но мы с тренерским штабом разобрали всю трассу, и это был ценный опыт. В бобслее, напротив, стартовый разгон, особенно в двойках – наше слабое место. На протяжении двух последних лет у нас здесь был провал, и исправить ситуацию за такой короткий срок невозможно. Хотя ребята прибавили относительно собственных результатов в прошлом сезоне, пока этого недостаточно. Будем думать, как реанимировать мужскую двойку…

Александр ЗУБКОВ и его дочь Елизавета. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Александр ЗУБКОВ и его дочь Елизавета. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ВНУТРЕННЯЯ КОНКУРЕНЦИЯ ИДЕТ ТОЛЬКО НА ПОЛЬЗУ

Александр Касьянов победил в Пхенчхане в четверках и стал лучшим в общем зачете Кубка мира в этой дисциплине. С чем связан его прорыв?

Саша стабильно прошел сезон, был в лидерах практически на каждом этапе, если не считать небольшой спад на чемпионате мира. Мы с ним плотно работали в части, которая касалась прохождения трассы. Я очень рад, что теперь в четверках у нас есть абсолютно конкурентоспособный пилот, способный побеждать кого угодно.

– Касьянов на протяжении многих лет оставался вторым номером сборной, выступая за вашей спиной...

Лидером команды он стал уже довольно давно – после Олимпийских игр в Сочи, когда я закончил карьеру. Перед началом сезона мы с Сашей много беседовали. Говорили не только о вопросах пилотирования, но и о том, что у Саши как у лидера обязательно должен быть свой стержень. Это большая ответственность, когда на тебя равняется вся команда.

– В какой-то момент по ходу сезона Касьянова обыгрывал наш второй пилот – Алексей Стульнев. Кого из них вы будете считать лидером в олимпийском сезоне?

– Моя задача – чтобы ребята были самыми лучшими не только в России, но и на мировой арене. В этом плане конкуренция между собой им только на пользу. Давайте не забывать еще и о номинальном третьем номере – молодом Максиме Андрианове, который на том же чемпионате мира в четверках взял и обыграл Касьянова со Стульневым.

В бобслее все лучшее – машины, прочий инвентарь, разгоняющие – достается лидерам. Как вы собираетесь делить все это между Касьяновым, Стульневым и теперь еще Андриановым?

– У нас сейчас все машины одинаковые – что у первого номера команды, что у третьего. Разрыва в качестве коньков тоже практически нет. Тренеры в этом году качественно поработали, и любая пара наших коньков позволяет бороться как минимум за места в топ-6 на Кубке мира.

Раз уж заговорили про инвентарь, что готовите в этом плане к Олимпиаде?

– Мы уже начали сотрудничать с одной латышской компанией. Касьянов стартовал на их двойке в Альтенберге, и получилось неплохо, занял второе место. Сейчас ее тестирует молодой пилот Андрианов. Если будет финансовая помощь от Минспорта, мы продолжим закупать инвентарь, включая четверки, женские бобы и скелетоны.

Долгое время женский бобслей у нас развивался по остаточному принципу. В этой дисциплине нам реально рассчитывать на что-либо в олимпийском сезоне?

– В этом сезоне мы с девочками плотно поработали, и результаты получились неплохими. Впервые в отечественной истории наш экипаж стал вторым на чемпионате Европы, и сразу два пилота вошли в первую шестерку по итогам Кубка мира. Конечно, Саше Родионовой, которая пришла к нам из санного спорта, пока не хватает скорости на старте. Но мы работаем над этим вопросом, и я надеюсь на прогресс.

Александр ТРЕТЬЯКОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Александр ТРЕТЬЯКОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

У FIBT НЕТ ВОПРОСОВ К НИКИТИНОЙ И ТРЕТЬЯКОВУ

Почему, несмотря на успешный в целом сезон, на чемпионате мира команда ограничилась всего одной бронзовой наградой Никиты Трегубова в скелетоне?

– Все мы знаем, как сборная Германии проводит домашние чемпионаты мира. На своей трассе они были на голову выше всех как в бобслее, так и в скелетоне. Хотя когда мы отправились на другие трассы, там у немцев уже такого преимущества не было. В принципе, когда мы ехали в Германию, изначально понимали, что бороться с хозяевами будет тяжело, и любая медаль станет успехом.

– Я правильно понимаю, что если бы чемпионат мира, как и планировалось, прошел в Сочи, результаты нашей команды были бы другими?

– Я в этом абсолютно уверен. При той же подготовке, в Сочи мы могли бы выступить на голову сильнее. Преимущество своей трассы в нашем виде спорта решает очень многое.

- Насколько на выступлении команды на чемпионате мира сказался тот факт, что лидеры скелетонистов – Елена Никитина и Александр Третьяков – были допущены к турниру в последний момент из-за упоминания в докладе Макларена?

– Конечно, все это сильно повлияло. Когда в декабре мы узнали об отстранении ребят, отодвинули празднование Нового года в сторону и стали плотно работать с международной федерацией. Параллельно я общался со спортсменами, говорил, что нужно потерпеть и продолжать тренироваться.

– Ваша международная федерация оказалась единственной, которая в итоге отменила временное отстранение и разрешила спортсменам выступать. Лыжники и биатлонистка в аналогичной ситуации до сих пор находятся под санкциями.

Мы всегда были открыты к диалогу с международной федерацией. И я благодарен коллегам за то, что все вопросы удалось решить оперативно, с тем чтобы не были нарушены права спортсменов.

– Тем не менее, насколько я понимаю, расследование в отношении Третьякова и Никитиной продолжается?

– У международной федерации никаких претензий к нашим спортсменам на данный момент нет. В Пхенчхане я общался с президентом и с генеральным секретарем FIBT и специально спросил: "Может, есть вопросы, надо еще что-то разъяснить?" Мне сказали, что все в полном порядке.

Елена НИКИТИНА. Фото ТАСС
Елена НИКИТИНА. Фото ТАСС

БУДЕМ ГОТОВИТЬСЯ В НАГАНО ИЛИ В ИРКУТСКЕ

– Мы будем проводить какие-то сборы в Пхенчхане до старта Игр?

– Нам никто не даст этого сделать. Единственная возможность еще раз попробовать трассу – это предолимпийская тренировочная неделя в октябре.

– Какие рассматриваете варианты с акклиматизацией перед отъездом в Пхенчхан?

– У нас есть два варианта – Нагано и Иркутск. В Японии есть трасса, и конечно, эта опция для нас предпочтительней. Но если договориться с представителями Нагано не удастся и на трек нас там пускать не будут, весь смысл пропадает. Тогда мы остановимся на Иркутске. Там есть возможность для качественной общефизической подготовки, хороший крытый манеж. Но вот трассы, к сожалению, нет.

Будут ли в олимпийском сезоне изменения в тренерском штабе?

– Во время чемпионата России в Сочи у нас будет большой тренерский совет, где мы заслушаем тренеров всех команд, и после этого уже будут приняты какие-то решения. Вообще, мне очень приятно, что, как показывают результаты, наши российские специалисты – причем как на взрослом, так и на молодежном уровне – способны великолепно работать на уровне мировой элиты. Мы получали медали там, где их давно не было, даже под руководством иностранных тренеров. Я считаю, наставники сборной с поставленными на сезон задачами справились.

– Задолженность по зарплате перед иностранными тренерами, в частности, Вилли Шнайдером, сейчас погашена?

– Конечно, причем еще в прошлом году. Мы приложили все усилия, чтобы иностранные специалисты получили свои деньги максимально быстро. И в первую очередь гасили долги перед ними.

– Вы стали президентом федерации летом прошлого года. Насколько работа совпала с вашими ожиданиями?

– Я изначально понимал, что будет очень трудно. Все-таки, если бы решение было принято сразу после Олимпийских игр в Сочи, у меня было бы целых четыре года для планомерной подготовки команды к Играм 2018 года.

– Я правильно понимаю, что вы являетесь не только президентом федерации, но и по сути, тренером по трассе?

– Я работаю на трассе непосредственно с пилотами, причем как в женском, так и в мужском бобслее. Параллельно идут всякие политические переговоры, в этом году приходилось очень много летать...

– Какой результат на Олимпиаде в Пхенчхане вы сочтете для своей команды достойным?

Любая олимпийская медаль станет для меня очень весомым достижением. Давайте не будем забывать, что после Игр в Сочи очень многие закончили свою карьеру. Например, моя собственная четверка ушла в полном составе. Сейчас у нас в бобслее есть экипаж Касьянова, который, я хочу верить, осуществит свою олимпийскую мечту. То же самое относится и к нашим замечательным скелетонистам.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир