Допинг

22 апреля, 18:15

Волков во второй раз потерял олимпийское золото. Он попался на препарате от астмы, который не скрывал

Российский биатлонист Алексей Волков признан виновным в нарушении антидопинговых правил
Обозреватель
Читать «СЭ» в
Победителя Игр-2014 в биатлонной эстафете Алексея Волкова поймали в 2013 году на использовании запрещенного препарата фенотерол, но объявили об этом только сейчас.

Если так можно сказать, лично Волкову и российскому биатлону в целом очень повезло, что обвинения в допинге поступили только сейчас, а не год назад. Тогда Волков работал тренером женской сборной России по стрельбе и ездил по всем этапам Кубка мира. Получить дисквалификацию, будучи в составе сборной и на глазах всего пелотона — сомнительное удовольствие. Да еще и за противоастматический препарат, хотя Россия обвиняла другие страны в злоупотреблении такими средствами.

Тогда Союз биатлонистов России сохранял условное членство в международной федерации с правом для спортсменов выступать на любых соревнованиях. Отстранение Волкова могло бы стать важным аргументом не в нашу пользу. Сейчас же, по сути, допинговое дело больно бьет только лично по Алексею. Олимпийской медали он уже не лишится — золото в эстафете и так забрали после дела Евгения Устюгова. Золото чемпионата мира-2017, где Волков был в победном эстафетном составе, нашей команде сохранили. Аннулированные результаты чемпионата России-2013? Вряд ли это так уж важно.

Алексей Волков. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Алексей Волков.
Федор Успенский, Фото «СЭ»

Волков сам признался в допинге еще в 2013-м

История Волкова вообще очень странная. И в иных обстоятельствах — например, если бы речь шла о действующем спортсмене или олимпийской медали — за его невиновность, возможно, стоило бы побороться. Дело в том, что спортсмен задекларировал запрещенный препарат — беротек, который содержит фенотерол, в форме допинг-контроля. Это крайне редкий для российского атлета случай, обычно наши предпочитают не указывать даже безобидные витамины.

Так вот, Волков честно задекларировал противоастматический препарат. Притом что действительно страдал астмой и, видимо, имел показания, чтобы этот препарат использовать. Несколько лет спустя Алексей официально получит терапевтическое исключение и докажет, что спортивная астма у него с детства. Но проблема в том, что фенотерол, в отличие, например, от схожего по сфере применения сальбутамола, запрещен всегда и в любой дозировке. Принимать его можно только с оформленным ТИ. Указать препарат в форме допинг-контроля, не имея на него документов, — это самоубийство. Примерно как написать, что принимал анаболики, и надеяться на удачу.

Московская антидопинговая лаборатория совершенно предсказуемо нашла в пробе следы фенотерола. Но, как это нередко случалось в те годы, не дала этому делу хода. Ведь речь шла о кандидате на участие в Олимпийских играх в Сочи. Так что пробу Волкова записали как отрицательную и забыли об этой истории. Пока старая проба не всплыла целых девять лет спустя. Кстати, на верхней границе срока давности — еще бы год, и было бы поздно.

Но штука в том, что мы не знаем точно, был ли фенотерол в пробе Волкова и в какой концентрации. Ведь содержание запрещенного препарата показала только первоначальная проверка. Чтобы подтвердить допинг, нужно было дальнейшее исследование. А его сделано не было. Вдруг ошибка оборудования? Или слишком маленькая концентрация? Этого мы уже никогда не узнаем. Волков не стал судиться и признал вину. В принципе, учитывая обстоятельства, наверное, все верно. Потерять Алексей мог бы только время и деньги в судах. А шансы что-то приобрести — минимальны.

Алексей Волков. Фото Андрей Аносов, СБР
Алексей Волков.
Андрей Аносов, СБР

Чему научит история Волкова

Российский спорт сейчас в таком положении, что вряд ли история с Волковым может тут что-то изменить. Скорее, жаль лично Алексея — хорошего в прошлом спортсмена, начинающего тренера. Человека, который мог бы олицетворять новое поколение наших наставников. А теперь будет ассоциироваться с допингом.

Если история Волкова и должна кого-то чему-то научить, так это тому, что терапевтические исключения на противоастматические препараты — это норма жизни. И астма — заболевание, которым страдают не только злополучные норвежские лыжники, но и россияне. Нет ничего постыдного в том, чтобы оформить ТИ. Даже, наоборот, это забота о собственном здоровье и одновременно гарантия от таких вот глупых залетов.

Приходилось слышать историю от одного биатлонного тренера, как его спортсменка не хотела оформлять себе ТИ, хотя действительно страдала астмой. Мол, в сборной засмеют, обзовут допингершей, некрасиво это... Потом та же спортсменка попалась на том, что не сумела заполнить систему ADAMS. Надежда на авось на самом деле в мелочах. Тут поленился, там забыл — а приводит все к личной катастрофе.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости