24 июня 2010, 02:20

Хасан Бароев: "Я снова в своей тарелке"

ГРЕКО-РИМСКАЯ БОРЬБА

Интервью "СЭ" дал олимпийский чемпион Афин-2004 в тяжелом весе, только что выигравший чемпионат России в Москве.

После обидного поражения в финале пекинских Игр от кубинца Михаила Лопеса Бароев взял паузу: надо было заняться здоровьем и осмотреться. Многие всерьез опасались: а не закончит ли со спортом популярный борец, еще в юном возрасте провозглашенный наследником Александра Карелина?

Опасения, казавшиеся небезосновательными, развеялись в минувший уик-энд, когда Бароев победил в финале первенства страны Александра Екимова.

- Залечил все травмы, провел хорошую подготовку к чемпионату России. После Игр в Пекине старался уделять внимание и кроссовой подготовке, и футболу, и регби. Тягал штангу. В рамках подготовки к национальному первенству провел три хороших сбора, побывал в горах. Работы, конечно, еще предстоит много. Но время до сентябрьского чемпионата мира в Москве есть.

- Были заметны последствия простоя, когда вы впервые после долгого перерыва вышли на ковер?

- Да. Причем не в физическом или техническом плане, а в психологическом. Простой ощущала голова, а не тело. Накрывали волнение и мандраж. Ну а физически был готов отлично. Надеюсь, удержу такую форму до чемпионата мира.

- Сразу почувствовали, что вернулись в колею?

- Надевая борцовки, понимал, что я люблю это дело, а дело любит меня. Борьба - мой доход и моя слава. Сразу в своей тарелке оказался.

- Вес сгонять пришлось?

- Начиная с афинской Олимпиады вес у меня почти всегда стандартный - 122 килограмма. Сейчас же от работы с гирями и штангой вес начал расти. Усилился аппетит. За счет роста мышц увеличилась и масса тела. В период подготовки к российскому чемпионату превысил норму килограмма на четыре. Пришлось чуть-чуть, как говорится, подсушиться, чтобы войти в норму. Накануне взвешивания воздержался от ужина и завтрака. Провел тренировку. Это и к лучшему: выгоняешь из организма лишнюю водичку - и чувствуешь себя легче и быстрее. Тяжеловесу это ничего не стоит. Даже на пользу идет. Я это и сгонкой-то не считаю. Вот когда люди по пять - семь килограммов гоняют - это да.

- Интересно узнать, что сказал о вашей борьбе на чемпионате России ваш личный тренер Владимир Уруймагов?

- Хвалит он меня редко, но на этот раз я ему понравился. Не как ученик, а именно как борец. Говорит, что неплохо смотрелся физически и скорость была превосходная. Ее долгое время не было во время сборов, а на ковре - появилась. В общем, Уруймагов поставил мне высокую оценку, но при этом рекомендовал не расслабляться.

- Главный тренер сборной Гоги Когуашвили говорил, что в принципе вы могли бы приехать на апрельский чемпионат Европы в Баку. Почему тренерский штаб решил отказаться от этой идеи?

- Приехать, может быть, и мог. Вопрос в другом: что бы я делал на этом чемпионате? Не факт, что успел бы набрать форму. Если выходить на ковер - то только ради борьбы за победу. А просто быть участником… Поэтому и не стали рисковать, подстраховались. Сделали акцент на московском чемпионате мира.

- Одни борцы делят турниры на важные и второстепенные. Другие каждый старт воспринимают как финал Олимпиады. Вы к какой категории относитесь?

- Ко второй. Выделять соревнования нельзя. Везде нужно себя показать, везде стремиться выиграть. Будь это чемпионат мира или России. В чем ведь смысл? Первенство России ты выигрываешь, чтобы отобраться на мир. А там ты представляешь свою страну. Каждую схватку надо уважать.

- Президент Федерации спортивной борьбы России Михаил Мамиашвили в интервью "СЭ" констатировал: выводя за скобки Хасана Бароева, пока у нас нет возможности подготовить конкурентоспособного спортсмена в категории до 120 кг. Например, Шахруди Аюбов на европейском чемпионате проиграл в первой же схватке. Ситуация, при которой вы не имеете достойного, равного соперника внутри страны, сказывается на мотивации?

- Конечно. Высокая конкуренция - только в плюс. Ведь мы и растем за счет контрольных поединков. Кто-то должен быть сильнее меня, чтобы я с ним тренировался. Я должен расти за счет них, а они - за счет меня. А при отсутствии внутрикомандной конкуренции добиваться больших результатов на мировом уровне очень непросто.

- Почему, на ваш взгляд, у тяжеловесов-классиков сложилась такая ситуация?

- Не знаю. Спад пошел после Афин, в 2005 - 2006 годах. С тех пор я пропустил немало чемпионатов Европы и мира. Ездили другие ребята, но добиться чего-то грандиозного у них, к сожалению, не получалось. Что опять-таки плохо для меня.

- В интервью "СЭ" полтора года назад вы сказали, что на Олимпиаде в Лондоне вам придется сложнее, чем в Пекине и Афинах. Почему?

- Потому что мне будет не 21 год, как в Афинах. Ради максимального результата придется отдать все. Я тренируюсь, занимаюсь любимым делом исключительно во имя золотой медали. В обморок, если займу второе или третье место, не упаду. Но очень сильно разочаруюсь...

- В оставшиеся до Олимпиады два года планируете бороться на всех крупных турнирах?

- Ближайшая цель - московский чемпионат. Дальше пока загадывать не стоит. На следующем первенстве мира, правда, будут разыграны олимпийские лицензии.

- Вы входите в состав комиссии спортсменов Олимпийского комитета России. В чем заключаются ваши функции?

- Не так часто приходится там оказываться. Бывает, нахожусь на сборах, а на электронную почту присылают интересные программы. Мне звонят, интересуются мнением. Интересно. Когда бываю в Москве, собираемся в ОКР, обсуждаем различные вопросы. Не глобального уровня, но тем не менее.

- Ваш бывший партнер по команде Сергей Артюхин, чемпион Европы и двукратный призер чемпионатов мира, рассказывал мне, что иногда даже тренажеры не выдерживают силу борца, находящегося в отменной форме.

- У него хорошее чувство юмора. Думаю, это Сергей так интересно пошутил.

- То есть вы тренажеры не ломали?

- Нет. Может, Артюхину это и удавалось. А вообще Серега - мой хороший друг и по спорту, и в жизни. Вот кто был хорошим конкурентом в сборной! Перед Олимпиадой в Афинах у нас была шикарная группа тяжеловесов: Артюхин, Юра Патрикеев, Леша Тарабарин. Эти ребята очень помогли мне в подготовке. Были сумасшедшие спарринги. Боролись, выбирали лучшего для поездки на турнир. Сейчас такого нет. Отношения со всеми шикарные. Ковер ковром, а за его пределами все друзья. Борцы - это огромная семья.

- Вопрос вам как большому любителю футбола. Какое впечатление производит чемпионат мира в ЮАР, который в последние дни, похоже, раскочегарился?

- Групповой турнир - это еще раскачка. Вот в плей-офф постараюсь не пропустить ни одной игры. Матчи не на жизнь, а на смерть мне интереснее. Сначала планировал болеть за одну из африканских команд. Однако, понаблюдав за ними, просто разочаровался: играют бездарно. Стыдно так выступать в родных стенах. Посмотрим, выйдет ли из группы Гана. У нас в стране многие переживают за Аргентину, а мне хочется поболеть за Голландию. Они проиграли чемпионат Европы. Мне их было жалко. Вот пройди они тогда дальше, мы бы узнали истинную цену испанцам. Радует только, что голландцы уступили дорогу не кому-нибудь, а России. Но все равно они - настоящие плей-оффовские бойцы. А любимый игрок - Снайдер.

Дмитрий ОКУНЕВ

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости
Загрузка...