20:30 14 августа 2015 | Волейбол — Кубок мира

Юрий Маричев: "Надеюсь, прием мы в Японии выдержим"

Главный тренер сборной России Юрий МАРИЧЕВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Татьяна КОШЕЛЕВА. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Главный тренер сборной России Юрий МАРИЧЕВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Накануне отъезда в Японию, где с 22 августа по 6 сентября пройдет Кубок мира, главный тренер женской сборной России Юрий Маричев рассказал "СЭ" о состоянии, в котором российские волейболистки подходят к турниру.

– Когда мы приехали из Америки, сначала был небольшой отдых. Потом – длительные и тяжелые тренировки. Игроки перед отъездом чувствуют ответственность и выкладываются на полную. Но для нас самое главное, чтобы не было травм. Иногда приходится девочек просто останавливать.

– Если говорить про травмы, в каком состоянии сейчас команда?

– Травмы, к сожалению, есть. Но я не считаю, что они столь значительны. Даже не хотелось бы об этих травмах говорить, потому что, я надеюсь, что они не повлияют на результат.

– То есть команда едет в Японию в боеспособном состоянии?

– Да.

– Со стартовым составом на первый матч Кубка мира вы определились?

– Я думаю, что те игроки, которые играли на Гран-при, заслужили место в составе. Но в процессе этого длительного турнира все может поменяться, и у каждого будет шанс встать в состав. Для этого надо выходить на замену и доказывать. Также мне надо будет давать игрокам возможность отдохнуть. Потому что, понятно, что 11 игр на одном уровне провести очень трудно. Для того, чтобы сочетать все грамотно, надо будет составлять себе планы на каждую игру. Практически все замены, даже для экстренных случаев, должны быть продуманы заранее.

– Татьяна Кошелева и Евгения Старцева пропустили финал "Гран-при" из-за травм. Насколько сейчас они готовы к турниру?

– Пока они только набирают свою спортивную форму. Я надеюсь на то, что удастся добавить по ходу турнира. Понятно, что, пропустив из-за травм столько времени, они еще не обрели полную кондицию – как физическую, так и техническую. Но возможности для этого у них есть.

– Для вас это первый Кубок мира в качестве тренера. Чувствуете волнение?

– Мне приходится волноваться не только за Кубок мира, но за каждую тренировку и за каждое действие моих игроков на тренировке. Это нормальное душевное состояние тренера.

– Владимир Алекно говорит, что он из тех тренеров, которые поражения в себе держат неделями, победы – часами. А как у вас?

– В точку попал Владимир Романович, у меня примерно так же. Иногда поражения бывают полезнее, чем победы. Главное, чтобы они случались не в ответственные моменты. Но после поражений ты очень долго переживаешь, все думаешь о том, что и как можно сделать лучше. А когда выигрываешь, то вроде и менять ничего особо не надо. Во всяком случае, поводов для анализа меньше, чем при проигрыше.

– Какие выводы вы сделали по итогам проигранного матча с командой США?

– Во-первых, у них очень сильный "стафф". У американского главного тренера шесть помощников. Они проводят анализ по ходу игры и подсказывают тренеру, как лучше подстроиться под действия команды-соперницы. Поэтому постоянно приходилось корректировать связующих и блокирующих. Нападающим надо было постоянно менять направление атаки, "связкам" – направление передачи. Начав играть против связующих с одним заданием, американки очень быстро перестраивались, что создавало нам дополнительные трудности. Но я считаю, что в тактике мы американкам все-таки не уступили.

– А какие выводы вы сделали по итогам всего "Гран-при"?

– Начинали мы не очень сыгранно, команда была мало похожа на команду. Но во многом так получилось просто из-за нехватки времени. Мы прекрасно, как и телезрители, видим все наши ошибки и понимаем, что их надо исправлять. Но чтобы все их исправить, игроки должны каждый день приходить в зал в семь утра и уходить только часов в десять вечера. Понятно, что ни один игрок подобного не выдержит. Так что в этом плане иногда хотелось бы побольше контактировать с тренерами Суперлиги. Потому что, с одной стороны, хорошо, что у наших команд в чемпионате России разные тактики и разные схемы игры... Но я, как тренер сборной, даже немного завидую своему коллеге из Италии: у них в национальном чемпионате команды используют более или менее похожую схему. Поэтому намного проще взять одного игрока из команды – и поставить его сразу в состав сборной. А у нас берешь игрока и понимаешь, что надо в ее игре очень многое менять. Потому что в клубе она играет совсем по другой схеме – по-другому ставит блок, по-другому страхует, в другом месте играет в защите. Для того чтобы адаптировать ее к своей схеме игры, нужно много времени. Не говоря уже про какие-то взаимодействия с партнерами. При этом мы не должны забывать и про общефизическую подготовку, про занятия в тренажерном зале. И все это нужно уложить в пять-шесть часов тренировочного времени.

– Вы надеялись на то, что Любовь Соколова приедет в сборную?

– Да, конечно, я надеялся на то, что она со своим колоссальным опытом сможет нам помочь. Надеялся на то, что смогу ее точечно использовать, особенно в каких-то критических ситуациях. Но Люба честно сказала, что на данный момент просто не готова. Однако в дальнейшем она сможет помогать сборной, что, конечно, меня не может не радовать. Сейчас у нас в команде все-таки не так много опытных игроков, идет смена поколений, и эта смена получается довольно непростой. Вот, допустим, не так давно к нам в команду пришла Ксения Ильченко. Она очень талантливый игрок, но чтобы заиграть на высоком уровне и стать лидером команды, ей надо еще минимум два-три года.

– Но она может стать таким лидером?

– Да, может. Но ей надо еще очень много работать, нам – ей помогать. А смена поколений проходит довольно болезненно практически во всех командах. Хорошо, когда есть молодой, хороший резерв, готовый заменить прежних игроков, но так бывает не всегда. Поэтому работать на смене поколений гораздо сложнее, зато интереснее.

– Стоит ли ждать, что нынешняя смена поколений к Олимпиаде в Рио-де-Жанейро все-таки более или менее закончится?

– Думаю, к Рио может закончиться. По крайней мере после Олимпиады в Рио – точно. Сейчас я не могу сказать, что у нас на горизонте есть очень много молодых и перспективных игроков. Только единицы, которые в дальнейшем могли бы стать лидерами. Очень бы, конечно, хотелось, чтобы наш детский волейбол заработал в полную силу. Я всегда с благодарностью отношусь к той, труднейшей, работе, которую выполняют детские тренеры. Я понимаю, насколько это тяжело, особенно если работать хорошо и правильно.

– Можно ли говорить о том, что те девочки, которые сейчас в сборной, – тот самый костяк, который отправится на Олимпиаду?

– У нас впереди труднейшие отборочные игры. Поэтому по поводу Рио лучше говорить после их окончания.

– К Кубку мира в Японии готовились 15 человек, но в заявку можно было включить только 14. Кто в Японию не поедет?

– Ефимова Катя. Она еще молодая, не очень опытная, но, уверен, у нее все еще впереди. Получается, после "Гран-при" у нас поменялось три человека. Ушла Оля Ефимова и Оля Бирюкова. Добавились Старцева, Кошелева и Дарья Исаева.

– Перед началом турнира вы ведь проведете серию товарищеских матчей?

– Да, с командой-чемпионом Японии. Думаю, каждая товарищеская игра будет состоять партий из шести-семи – чтобы все успели поиграть. Я считаю, что это для нас очень удачный соперник. То, что нам на данный момент надо. С азиатским волейболом, мелким и быстрым, у нас частенько бывают проблемы.

– Вашей главной головной болью по-прежнему остается прием?

– Да. Мы очень много работали на приеме со всеми игроками, кроме Тани Кошелевой. С ней – из-за травмы – не удалось поработать достаточное количество. Но, надеюсь, мы прием в Японии выдержим.

Татьяна КОШЕЛЕВА: "ОТ БОЛЬШОГО ЖЕЛАНИЯ БЫВАЮТ БОЛЬШИЕ ПРОМАХИ"

Нападающая волейбольной сборной России – о восстановлении после травмы и главной мотивации на Кубке мира.
Татьяна КОШЕЛЕВА. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

– Главный вопрос – как ваше здоровье?

– Потихоньку набираю форму, чувствую себя нормально. Конечно, пока тяжело выходить после травмы, но это как всегда. Так что стараюсь, работаю и мечтаю выйти и помочь девчонкам в Японии.

– То есть помогать уже готовы?

– Если честно, я тренируюсь с прыжками только девять дней. Поэтому говорить о своей полной готовности, наверное, не могу. Но если мне выпадет шанс выйти и помочь, я с удовольствием и от души буду стараться это сделать.

– Подготовку к турниру пришлось форсировать?

– Ну скажу так: Кубок мира – все-таки отбор на Олимпийские игры, поэтому подготовка к нему очень важна. Если нам удастся обеспечить путевку в Рио сейчас, то к самой Олимпиаде у нас будет больше времени и на подготовку, и на восстановление.

– В январе совсем не хочется никуда ехать?

– Конечно! Хочется все сделать с первого раза, хочется, чтобы и удача была с нами... Каждый турнир все-таки отнимает много времени. Вспомните, как у нас проходил отбор на Олимпиаду в Лондон. На предквалификационный турнир в Калининград пришлось ехать в середине сезона. Потом было еще две квалификации. В этот раз не хотелось бы тратить лишние силы, особенно когда есть возможность все решить за один раз.

– Эти мысли об олимпийском отборе и о том, насколько сложно будет отбираться другими путями, не будут давить?

– На кого-то, наверное, они давят. Но лично за себя могу сказать, что я буду стараться просто выходить и играть. Лишняя гиперответственность тоже не нужна, она мешает. От большого желания часто бывают большие промахи. От волейбола прежде всего надо получать удовольствие. Во всяком случае, для себя я так по жизни решила, что волейбол для меня – игра, от которой я сама получаю огромное удовольствие. И со своей командой стараюсь подарить такое же удовольствие зрителям.

– 11 игр подряд – это тоже удовольствие?

– Это действительно огромная нагрузка. Выдержать их будет непросто. Причем у нас ведь очень ответственными будут восьмая и девятая игры по счету... Китай, Америка... Но, надеюсь, у нас все получится.

– Любови Соколовой в Японии будет не хватать?

– Любы всегда будет не хватать. Это тот человек, которого всегда ждут в сборной. И игроки с тренерами, и болельщики. Так же как и Катю Гамову. Дай бог, чтобы всем хватило сил и здоровья.

– Вы следили за играми "Финала шести" "Гран-при"?

– Да, когда было не очень поздно. Потому что по утрам я тренировалась. Но за девчонок я искренне радовалась, писала им, поздравляла. Я видела настоящую борьбу и большое-большое желание. Хочется еще раз выразить им слова моего искреннего восхищения. "Гран-при" все-таки тяжелый турнир, а учитывая, как они мужественно добирались... Все ведь летели разными группами, где-то задержали самолет. Успели вовремя прилететь, по-моему, только три человека. Остальные добирались двое суток. Но это им не помешало.

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

V_A_N

Давайте не будем всё валить в одну кучу.Тренер, если он человек порядочный, ответственность за поражение полностью берёт на себя, что приводит к тяжелейшим переживаниям, которые при отсутствии грамотной психологической "зачистки" слишком затягиваются, сильно мешая дальнейшей работе... Что касается анализа как такового, то не только поражения дают массу полезной информации. Хотя, естественно, разбирать "по косточкам" выигрыш как бы оснований (желания?) гораздо меньше, особенно при российском менталитете... Да, Кошелева права, надо, не накручивая, просто выходить и играть, а точнее, сражаться, причём в каждом матче. Из очень "напряжных" игр на данном КМ, скорее всего, будут две: с США 4-го сентября и с Китаем 5-го. Далеко непростая игра с Японией 23-го августа, а показательная - с Сербией 31-го августа. Первая же игра с Доминиканой 22-го августа. Силы разложить вполне реально, на "закрутки" в верхней части таблицы лучше не полагаться. Успеха!!!

13:24 16 августа 2015