21 февраля, 22:45

«Было сложно встать, думал: зачем все это? Но человек может все». Интервью Александра Большунова

Александр Большунов рассказал, что думал завершить карьеру
Дмитрий Кузнецов
Обозреватель
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Лучший лыжник России — о главном.

«Привет, желтая пресса!» — поприветствовал нас Большунов после общения с болельщиками в ТРК «Вегас Кунцево», где подписывал звезду на аллее внутри комплекса и общался с болельщиками. Событие было приурочено к презентации сериала «Взойди на свой Олимп» от продюсерского центра «Динамо» про призеров Олимпиад 2020 и 2022 года. Теперь Олимпиад у нас нет, а «Динамо» на международные соревнования не допускают. Зато Александр был неожиданно многословен и откровенен — прям вспомнились времена Кубков мира, когда все было по-другому. Рассказал и про то, нужно ли Устюгову заканчивать, про дочь Еву и нейтральный статус.

Кто вам сказал, что конкуренции нет?

Александр, вы выигрываете в этом сезоне огромное количество раз подряд. Каково это — соревноваться практически без конкуренции?

Кто вам сказал, что конкуренции нет? Постоянно выигрывать в каждой гонке... Да, но выигрывает сильнейший. Как-то так. Победы были, и уже достаточно давно.

Просто вы сейчас непобедимы. Гонка только начинается, а уже понятно, кто выиграет.

Да нет, почему? Много конкурентов есть, все ребята стараются, но у меня мотивация прежде всего - самого себя победить. И с каждой гонкой хочется прежде всего себя выиграть и обогнать на дистанции. Если это получается, то, конечно, и получается победа.

У вас есть задумка одержать 30 побед подряд?

Нет, у меня никакой задумки нет. Я просто выхожу и... Я не могу сказать, как там сейчас, вроде немного гонок осталось в сезоне, 10-11. И я не знаю, как они сложатся, это неизвестно... Много факторов: лыжи, самочувствие, спортсмены. Можно приводить много примеров как получится, так и получится.

А бывает, что гонку выиграли, а себя не обыграли?

Когда выигрываешь гонку, там такое уже настроение, уже не обращаешь внимания обыграл себя или не обыграл себя.

Какой поступок вы готовы совершить, если проиграете до конца сезона?

Да вы прикалываетесь?! Журналисты еще, бывает, подойдут: «А вы боитесь проиграть?» А что бояться-то? Сегодня гонка закончилась, все завтра уже следующая гонка, поэтому...

Это главная тема российских лыж в этом сезоне...

Это для вас главная, а для меня ее нет как пойдет, так и пойдет. Буду в гонке, главное.

Дочь уже поставил на лыжи

Вы катаетесь на лыжах с двух-трех лет, а сами дочь поставили?

Да сегодня вот она уже стояла. Прям на лыжах. Пока мама по делам была, мы с ней развлекались: и на лыжи поставил, и на санках положил спать и поехали кататься я на лыжах, а она спит сзади. Мне говорят: «Да куда ты? Ей час пятнадцать нужно поспать. Сейчас проснемся что будем делать?» Я говорю: «Да все нормально, отпусти!»

А по характеру уже понятно, на вас она похожа?

Не знаю, если у нее чего-то не получается, она прямо психует, если ей нужно туда идти вправо-влево нельзя, идем три-четыре человека, ну с нами там, допустим, идут в лифт всех загоняет и потом заходит. Нет такого, что один человек зайдет, а я по лестнице поднимусь она такая: «Нет, идем с нами». Она берет палец и ведет типа ты идешь с нами. И так постоянно: нужно пойти в одну сторону, и ничего с этим не сделаешь, она начинает кричать «я хочу туда».

Если она в будущем выберет профессиональный спорт, как вы к этому отнесетесь?

Да нормально отнесемся, будем помогать, чем можем, потому что в спорте все равно как-то проще будет. Но опять же все зависит от ребенка, куда она захочет, мы будем стараться ее в том направлении развивать, и как-то заставлять мы не собираемся. Родители так же меня воспитывали, они спрашивали меня, чего я хочу, какую дорогу я выбираю. Поэтому придерживаемся такого же плана.

Александр Большунов с болельщиками.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Была нереальная боль, слезы в глазах

Если Сергей Устюгов завершит карьеру в этом сезоне, это будет большая потеря для лыжных гонок?

— Зачем ему завершать карьеру? Он старый, что ли?

Он ведь угрожает завершить...

— Такие вопросы вы можете задавать только Сергею Устюгову, и он будет отвечать на них. Я не могу сказать, завершает он карьеру или не завершает. Мне кажется, в принципе бегать можно еще десять лет.

В прошлом году противостояние с Устюговым было украшением сезона, не скучаете в этом году по таким околоспортивным разборкам?

В том году у меня много было разных моментов, после которых мне нужно было стать сильнее. Поэтому в этом году чуть по-другому все идет.

В прошлом году было главное — это противостояние с Устюговым, в этом сезоне, когда его нет, что для вас главное в сезоне?

Сейчас, отвечая на вопросы, все вроде бы аккуратно, но понимаю, что вы в заголовках что-нибудь там выдадите жесткое. (Смеется.) Что-нибудь там перевернете, исковеркаете, как вы любите. Как обычно.

На вопрос-то ответите? Какая для вас главная тема в сезоне, что нужно вам сделать?

Какая главная тема, какая главная цель, так... Ну, летом у меня случилась достаточно большая травма, после которой вообще были мысли завершить и заниматься своим здоровьем, чтобы все было нормально, ходить, делать обычные дела. Когда я лежал на кровати, было нормально, но когда я пытался встать, я не мог это сделать — возникала нереальная боль. Ехали на МРТ, а я даже не мог сидеть в машине. Тогда главная задача была просто залечить травму. Потом, когда начался сезон... Понятно, что есть травма, никуда не делась, но думал, как можно после такого повреждения его преодолеть, как можно перешагнуть и как можно после такой травмы потом показывать результаты.

Как правило, человеческий организм может все, хоть это зависит и индивидуально от каждого человека, от того, какие цели он ставит. Какие бы травмы ни были, какие бы препятствия ни возникали, все можно преодолевать. Бывают спортсмены, которые, если что-то случилось, говорят, что я ничего не хочу, оставляю спорт. Меня, наоборот, эта ситуация подзадорила, я захотел не то чтобы проверить, но поучаствовать — а как возможно и насколько можно бегать, соревноваться? И сейчас у меня задача — понять, а насколько возможно после этой травмы пройти весь сезон на высоких результатах, чтобы форма была на уровне. Для меня это интересно. Как это получится? Уже фактически две трети прошло.

— Сейчас мыслей завершить карьеру уже нет?

— Они остались в том дне, когда я прочитал медзаключение. На следующий день уже проснулся — блин, надо что-то делать! Пошел уже кое-как, пешком сначала. Я даже видео снимал, поставил камеру, как я надеваю кроссовки. Сел на стул, не могу до ног достать. Как надеть? Как-то втоптал ноги в них. По лестнице как-то спускаешься, потому что всю ударную нагрузку нужно было исключить, наклоны, силовые упражнения, беговую работу ты всегда делаешь. Классику на три месяца пришлось исключить. Кое-какая сначала ходьба спокойная, час, полтора часа. Потом уже конек подключили. И классикой я начал кататься, только когда встали на снег.

Когда ребята тренировались, жесткую работу выполняли, мы с Лехой Червоткиным брали палочки и ходили с ними 3-4 часа. Ни бегать, ни прыгать. Это было сложно. В зал пришли — были упражнения специально для восстановления и укрепления мышц. И казалось, зачем все это, для чего? Зачем переделывать весь этот график, который был наработан? Первую тренировку делаешь — блин, на глазах слезы. Ты думаешь: «Может, это не нужно?» Но человек ко всему привыкает. И эти упражнения после недели будут не нужны. Короче, перевернул эту страницу, поехал дальше.

Александр Большунов.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Если ехать на Олимпиаду, то ехать нормально

— Вы крупные международные соревнования смотрите?

— Раньше смотрел, когда большие турниры, Олимпиады, чемпионаты мира, но это было, когда все было нормально, когда мы все участвовали. В этом году, чтобы я большой турнир смотрел... не помню.

— Олимпиаду будете смотреть? Если борцы поедут, теннисисты?

— Допустим, когда Медведев играл на Australian Open, хотел посмотреть. Но... не смог. Просто не успел, приходишь, надо упражнения делать, растяжку, после каждой гонки на массаж. Стараешься со всеми мышцами работать. Это же зависит от времени, от того, чтобы попасть в свободный график.

— Елена Вяльбе говорит, что ехать на международные соревнования нельзя без флага и гимна, что пусть сами к нам приползают. Но я вижу, что Россия болеет за теннисистов, даже в нейтральном статусе. Вы готовы выступать в нейтральном статусе, как теннисисты?

— Сейчас даже, мне кажется, на тему нейтрального статуса не надо разговаривать. Сейчас не те условия.

— Для вас это только с флагом и гимном? Или все-таки не так звучит формула?

— Если ехать, то ехать нужно нормально, потому что — а почему, допустим, наши спортсмены должны быть ущемлены по всем направлениям? Все приезжают, у них все хорошо, есть персонал, все есть. Они все могут себе позволить, душа ни за что не болит, не переживает, как им действовать, где они находятся. В нашем случае это не так.

Новости