Виталий Дьяков: «Увижу Григоряна — пройду, как мимо памятника»

21 ноября 2019, 11:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Виталий Дьяков: «Увижу Григоряна — пройду, как мимо памятника»»

№ 8082, от 22.11.2019

Виталий Дьяков. Фото Александр Федоров, "СЭ" Виталий Дьяков. Фото Владимир Потеряхин Виталий Дьяков. Фото Фото ФК «Динамо» (Минск) Виталий Дьяков (слева). Фото Фото sivasspor.org.tr Виталий Дьяков (справа). Фото Федор Успенский, "СЭ"
31 января ему стукнет 31. Позади бойкие сезоны в «Ростове», с которым завоевал единственный в карьере трофей — Кубок России, вызовы в сборную при Фабио Капелло, шумный развод с московским «Динамо», недолгое пребывание в Турции и Белоруссии. Впереди — щемящая неизвестность. Уже полгода Виталий Дьяков в статусе свободного агента занят поисками нового клуба.

Игнашевич

— Дмитрий Тарасов, оставшись летом без клуба, тренируется с «Динамо». Где поддерживаете форму вы?

— Работаю по индивидуальной программе. После того, как в конце июня в Минске разорвал контракт, себя не запускал. Каждый день бегал, занимался в тренажерном зале, с друзьями в футбол играл. В сентябре трансферное окно закрылось, понял, что остался без команды и какое-то время вообще ничего не делал. Потом отдыхать надоело, почувствовал, что организм просит нагрузок и потихоньку возобновил тренировки. К январским сборам подойду в боевой готовности.

— Предложения есть?

— Пока все в тумане. Думаю, что-то прояснится в декабре, когда наступит перерыв в чемпионате.

— Что летом помешало трудоустроиться?

— Приоритетом была премьер-лига. А в ФНЛ из железных вариантов — «Торпедо». Я встречался с Сергеем Игнашевичем, он очень хотел видеть меня в команде. Звонил, уговаривал. Но в тот момент даже Игнашевич не вполне понимал, какие перед «Торпедо» будут стоять задачи в нынешнем сезоне. О выходе в РПЛ речь точно не шла.

— Это и смутило?

— Да. К тому же до последнего надеялся зацепиться за премьер-лигу. Казалось, вот-вот срастется. Люди говорили: «Мы в тебе заинтересованы, но нужно немножко подождать». В итоге одни качнули, другие... Отчаявшись, набрал Игнашевичу: «Я готов подписать контракт». В ответ услышал: «Извини, мы уже взяли центрального защитника».

— Досадно.

— К Игнашевичу никаких претензий. На прощание пожелали друг другу удачи. Я рад, что у него все получается. Конечно, если б знал, что люди из РПЛ будут мне просто морочить голову, и до зимы команду не найду, еще в июле спокойно перешел бы в «Торпедо».

— Кажется, вас и в «Химки» звали.

— Было так. Агент с руководством клуба вроде обо всем договорился. Но когда я приехал на тренировку, Андрей Талалаев сообщил, что надо пройти просмотр. Я отказался.

— Почему?

— Мне не 17 лет, имя есть — ну какой просмотр, да еще в ФНЛ?! Там сейчас такой уровень футбола, что можно легко играть до сорока.

— С Кипром почему не сложилось?

— Туда пригласили в конце мая. Ответ нужно было дать сразу, плюс киприоты ждали только в качестве свободного агента. А у меня контракт в Минске, расставаться со мной клуб не собирался. Я и представить не мог, что вскоре там поменяется руководство, и с «Динамо» придется попрощаться.

— Какие условия предлагали на Кипре?

— Очень хорошие. Команда участвует в еврокубках, стабильное финансирование. Позвонили бы на месяц позже — сорвался бы без раздумий.

— Вариант с Малайзией, где вам давали миллион долларов в год, актуален?

— Отпал. Звали в прошлом сезоне, но всерьез Малайзию не рассматривал. Понимал — после такого в нормальный клуб не позовут, а я еще хотел поиграть на высоком уровне.

— Вы и сегодня считаете, что правильно поступили?

— Сто процентов!

— В России столько вам уже не никто не даст.

— Да, в РПЛ такой контракт сейчас потянут шесть-семь команд. В остальных с каждым годом зарплаты все скромнее и скромнее.

— Ну и поехали бы в Малайзию. Денег бы заработали.

— За деньгами никогда не гнался. Но глядя на то, как складывается карьера, уже и от Малайзии не зарекаюсь. Другое дело, если завтра там предложат миллион долларов в год, а в РПЛ миллион рублей в месяц, не задумываясь, выберу второй вариант.

— В пять с лишним раз меньше.

— Ну и что. Зато буду получать удовольствие от футбола.

— Летом вы были в шаге от перехода в «Тамбов». Время спустя с Александром Григоряном так и не поговорили?

— Нет. У человека не хватило смелости позвонить, объяснить ситуацию. Не понимаю такого отношения. Разве сложно сказать: «Извини, планы поменялись, ты нам не подходишь...» Я ведь в «Тамбов» не напрашивался. Григорян сам набрал, пригласил. А потом слился. На звонки и сообщения не отвечал. Клоунада! Увижу Григоряна — даже не поздороваюсь. Пройду, как мимо памятника.

Виталий Дьяков. Фото Владимир Потеряхин
Виталий Дьяков. Фото Владимир Потеряхин

Пилипчук

— В Минск-то вас как занесло?

— Позвал Роман Пилипчук. Прежде не были знакомы, но слышал о нем только хорошее. Все в футбольном мире знают, что в чемпионском сезоне «Спартака» огромная заслуга Пилипчука. Работать с ним комфортно. Михалыч и тренер прекрасный, и человек замечательный.

— Про него говорят — тактический гик.

— Это правда. Большое внимание уделяет видеоанализу, перемещениям футболистов в своих зонах, моделированию игровых ситуаций, позволяющих определенные элементы довести до автоматизма. Любого соперника разбирает досконально. Раскладывает по полочкам все-все-все. Ни одна мелочь не ускользает. Тренировки интересные, с мячом. На сборах нет безбашенной беготни, как любят отечественные специалисты.

— Ясно.

— У Пилипчука есть, чему поучиться. С точки зрения тактики, теории, понимания футбола похож на Курбана Бердыева, у которого в «Ростове» я полгода успел отыграть.

— Почему же в Минске результата не было?

— Не согласен! Выше четвертого места «Динамо» объективно забраться не могло. Брест, БАТЭ и Солигорск — команды сыгранные, великолепно укомплектованные, с финансами никаких проблем. А в Минске Пилипчук формировал команду с нуля. Дальше внезапная смена власти — от частного владельца «Динамо» перешло в подчинение Горисполкома.

— Как звучит-то.

— Белорусские реалии... Вся эта кутерьма привела к тому, что три месяца мы не видели ни зарплаты, ни премиальных. Так что Михалыч, подняв команду на четвертое место, выжимал из нее максимум. А убрали его лишь потому, что деятели из Горисполкома решили — варяг не должен тренировать «Динамо».

— Назначили Сергея Гуренко.

— Да. Мы, россияне, были клубу уже по барабану, никто за нас не держался. Я и Алан Чочиев вскоре ушли, а Жора Тигиев остался, но редко выходил на поле.

— С Гуренко вы пообщались?

— Вот после разговора с ним и понял — пора собирать вещи. Первое, что он сказал: «Пилипчук — тренер слабый. Все, что вы делали при нем, никуда не годится...» Ну и в таком духе. Мне это не понравилось. Плюс новые руководители хотели урезать зарплату высокооплачиваемым игрокам.

— В том числе вам?

— Ну да. Кончилось тем, что расторгли контракт по обоюдному согласию. А Гуренко даже через несколько месяцев после назначения продолжал валить все на Пилипчука. Особенно напирал на то, что игроки плохо готовы функционально. Хотя за это время «физику» команде подтянет кто угодно.

Виталий Дьяков. Фото Фото ФК "Динамо" (Минск)
Виталий Дьяков. Фото Фото ФК «Динамо» (Минск)

Олехнович

— Однажды в матче против «Спартака» игроки «Блэкберна» Бэтти и Ле Со надавали друг другу оплеух. Годы спустя в «Зените» сцепились на поле Радимов и Риксен. У вас с Олехновичем в минском «Динамо» тоже едва до кулаков не дошло.

— Это вы загнули. История такая. Среди игроков, отвечавших в «Динамо» за «стандарты», были мы с Олехновичем. Когда в матче с «Торпедо» назначили штрафной, к мячу подошел я. Ударил в обвод «стенки», вратарь в прыжке отбил. Олехнович выкрикнул мне в спину пару ласковых, я ответил, в грудь его толкнул. Все.

— В раздевалке было продолжение?

— Нет-нет. Пожали с Олехновичем руки и больше к той теме не возвращались.

— Кстати! Парень вы горячий. Хоть раз дрались с одноклубником?

— Нет. После обидных поражений бывали стычки, ругань, даже потолкаться могли. Но без мордобоя.

— А с болельщиком минского «Динамо» что не поделили?

— Неприятно, когда уходишь с поля, а с десятого ряда чудак орет: «Дьяков, вали на фиг в свою Москву!» Это я еще смягчил. Если ты настоящий болельщик, будь с командой и в хорошие времена, и в плохие. Зачем своих же игроков оскорблять?!

— Он хоть трезвый был?

— Понятия не имею. Может, и накатил перед футбольчиком. Да, обидно, что в полуфинале Кубка сыграли 0:0 с «Витебском» и вылетели по итогам двух встреч. Но ребята бились до конца, я как защитник сделал все, что мог. И тут тебя начинают крыть матом... Легко быть героем и голосить из толпы, чувствуя безнаказанность. А я подошел к трибуне, вступил с этим товарищем в диалог.

— Знали, что вас снимают?

— Нет, камера была за спиной. Да это и неважно. Разговор шел на повышенных тонах, но от своих слов не отказываюсь. Помню, произнес: «Сейчас приму душ, переоденусь, выйду к автобусу. И ты подходи. Пообщаемся один на один. Интересно, сможешь повторить мне в глаза то, что кричал с трибуны?»

— Ну и?

— Ждал его у автобуса. Не появился. А на следующий день по случаю какого-то праздника была встреча с болельщиками. Так они меня окружили, извинились за того парня. И добавили: «К тебе вопросов нет».

— В Белоруссии насмотрелись на убогие поля?

— Там почти везде синтетика. «Динамо» играет на новом олимпийском стадионе. Но в начале сезона газон берегли, и все минские команды запихнули на одну маленькую арену, где проводили по три матча за тур. Раздевалки в административном здании. Пока дойдешь, по лестницам поднимешься — ощущение, будто не в футбол пришел играть, а к юристу. Еще выезд в Бобруйск отложился в памяти.

— Чем?

— Март, четвертьфинал Кубка. Антураж незабываемый. Крохотный стадиончик, одна трибунка, на которой человек 150. Синтетическое поле, усыпанное крошкой... Казалось, в выходной перед банькой вышел с мужиками мяч погонять.

— Уютно вам было в Минске?

— По сравнению с Москвой — контраст гигантский. Вроде русские и белорусы — братья навек, говорим на одном языке, но разница в менталитете громадная. Совершенно другой народ.

— Олимпийский чемпион по современному пятиборью Александр Лесун, который вырос в Минске, а сейчас обосновался в Москве, уверял меня, что белорусы ближе к Европе, чем россияне.

— Н-да? Не почувствовал. Белорусы — закрытые, обозленные. Или только мне такие попадались? Например, едешь на машине с российскими номерами, пытаешься перестроиться — не пропустят. Наоборот, сразу поднажмут. Снять квартиру — морока страшная.

— Почему?

— Ты должен сам пройти несколько инстанций, все официально оформить, зарегистрироваться. Дальше начинают названивать из милиции, выяснять — живешь там или нет, есть ли еще квартиранты, не завел ли собаку. Приходят, проверяют, расспрашивают соседей.

— Что, с собачкой нельзя?

— Можно. Но ее тоже надо зарегистрировать и заплатить налог. В зависимости от породы... В общем, тотальный контроль. После России и Турции очень непривычно.

— Собака-то у вас есть?

— Нет. В Минске жил один. Жена как раз узнала, что беременна. Решили — пусть остается в Москве.

— Когда родила?

— 14 ноября. Дочку назвали Виктория.

Виталий Дьяков (слева). Фото Фото sivasspor.org.tr
Виталий Дьяков (слева). Фото Фото sivasspor.org.tr

Робинью

— Белорусы хоть расплатились?

— Да, там не обманывают. Задержки случаются, но рано или поздно с тобой рассчитаются. Белоруссия и кидалово — вещи несовместимые. Лукашенко такой порядок в стране навел, что все чисто и прозрачно. Никаких премиальных в конвертах, «левой» бухгалтерии.

— А в Турции?

— До отъезда в «Сивасспор» наслушался историй, как турки дурят иностранцев, доходит до жалоб в ФИФА... Но у меня не было проблем. Даже когда играть перестал, зарплату получал вовремя.

— Почему в «Сивасспоре» вас полгода держали в запасе?

— Это и для меня загадка, честно. До декабря все было шикарно. Стабильно играл в основе, по оценкам газет входил в тройку лучших защитников чемпионата. Вдруг Самед Айбаба, главный тренер, говорит: «Вижу, ты устал, передохни». Так и просидел на лавочке до конца первого круга. Агент быстренько подобрал вариант в Испании, спрашивает: «Поедешь?» — «Конечно!»

— Что за клуб?

— Понятно, не «Барселона» и не «Реал». Середняк. Готов был заплатить за меня около миллиона евро. «Сивасспор» не отпустил! Хотя на мой трансфер ни копейки не потратил, контракт я подписывал в статусе свободного агента.

— Чем турки мотивировали отказ?

— И тренер, и президент твердили: «К тебе претензий нет, ты нам нужен. Со второго круга будешь в составе». Чемпионат возобновился — я на скамейке. Раз подошел к Айбабе, попытался прояснить ситуацию, второй...

— А он?

— «Подожди, скоро начнешь играть». Но ничего не менялось. Третий разговор оказался последним. Я вспылил, выложил тренеру все, что о нем думаю. Ему не понравилось. После этого уже и в заявку не попадал. Летом контракт расторгли.

— Может, ваш Айбаба нашел защитника посильнее?

— Если он считал, что в центре обороны есть футболист лучше Дьякова — да не вопрос. Правда, пока я играл, команда шла на четвертом месте. Без меня скатилась на восьмое. Но дело даже не в этом. Вы на игрока не рассчитываете — так продайте. Хоть что-то заработаете. А здесь — ни себе, ни людям. Где логика?

— Отсутствует.

— Вот у меня и накипело.

— С Робинью в «Сивасспоре» пересеклись?

— Да, его в январе взяли. От былой скорости, резкости мало что осталось, но техника феноменальная. Как и понимание футбола. Профессор! «Галактикос»!

— С гонором?

— Что вы! Скромняга. Смотрел я на Робинью и поражался — неужели человек прошел «Реал», «Милан», «Манчестер Сити», сборную Бразилии? Парень настолько простой, словно всю жизнь в «Амкаре» играл. В Сивасе к любому футболисту внимание колоссальное, выйдешь на улицу — раз двести попросят расписаться, сфотографироваться. Ну а Робинью вообще прохода не давали, облепляли со всех сторон. Никому не отказывал. Ни-ког-да. А ездил на служебном Hyundai.

— Действительно скромняга.

— Мы в одном доме жили. У Робинью два сына, во дворе сутками в футбол играли. Старшему — лет восемь, с мячом что-то фантастическое вытворял. Даже папе такие трюки не снились. Пацана можно спокойно в рекламе снимать — по баночкам будет попадать не хуже Месси и Салаха.

— В курсе, что суд Милана приговорил Робинью к тюремному заключению за участие в групповом изнасиловании?

— Разумеется. Как и то, что вину не признал. Нам он сразу сказал, что абсолютно ни при чем. Кстати, когда в клубном чате в WhatsApp объявили о трансфере бразильца и добавили его номер, я написал: «Девушки Сиваса, берегитесь! Робинью приехал...»

— Не обиделся?

— Не-е-т. На первой же тренировке подошел ко мне: «Это ты в чате про девчонок шутил?» — «Ага». Посмеялись.

— Писали-то вы на каком языке?

— На английском. За год в Сивасе прилично подтянул язык. Вот турецкий так и не освоил.

Виталий Дьяков (справа). Фото Федор Успенский, "СЭ"
Виталий Дьяков (справа). Фото Федор Успенский, «СЭ»

Божович

— У вас есть ответ — почему с 2016-го в карьере все наперекосяк?

— Первая моя ошибка — подписание контракта с «Динамо». Вторая — уход на правах аренды в «Томь», которая была обречена. Но винить некого, решения принимал сам.

— Зря из «Ростова» сорвались?

— Казалось, делаю шаг вперед. Перехожу в амбициозный клуб, где главный тренер Станислав Черчесов, а президент — Борис Ротенберг. Но оба внезапно покинули «Динамо», при новом руководстве начался кавардак, обернувшийся вылетом из премьер-лиги.

— Вы же и не в «Динамо» могли очутиться.

— Да, было предложение от другого московского клуба.

— «Локомотив»? «Спартак»? ЦСКА?

— Давайте без конкретики. Не хочу называть фамилию тренера, с которым тогда общался. Получилось как? «Динамо», резко сменив курс, переговоры заморозило. Я вроде в команде, тренируюсь, но контракта нет. Ясности с будущим — тоже. Вдруг звонок. Тот самый тренер: «Виталий, готов к нам?» — «С радостью!»

— Лукавили?

— Нет. У меня к «Динамо» после ухода Черчесова и Ротенберга, непоняток с новым руководством уже не лежала душа. Тренер продолжает: «С нашим президентом нужно согласовать нюансы. Все решится со дня на день».

— Что дальше?

— Жду. Неделю, вторую — тишина. Чемпионат стартовал, я как на иголках... Звонит агент: «Динамо» предлагает трехлетний контракт. Ты как?" Поехал и подписал. Спустя 30 минут набирает тренер: «Приезжай, контракт на столе». Думаю: «Елки-палки, ну что ж вы на полчаса раньше не позвонили?!»

— Не в деньги все упиралось?

— Нет! В том клубе условия были даже лучше. Просто боялся, что вообще останусь ни с чем, если откажу «Динамо». В погоне за двумя зайцами выбрал того, что понадежнее. Прогадал.

— Кто ваш агент?

— Официального сейчас уже нет. И в Турцию, и в Белоруссию уезжал через Евгения Лисицына, но с лета каждый пошел своей дорогой. Расстались без обид и взаимных упреков. Я благодарен ему за помощь после ухода из московского «Динамо». А молодым футболистам хочу дать совет.

— Какой?

— Не подписывайте агентские контракты! В России это кабала! Которая может заблокировать переход в более сильный клуб.

— Каким образом?

— Если твой агент условно Петя Иванов — в половину российских клубов тебя никогда не возьмут. Не по футбольным качествам, а как клиента Пети Иванова. Лишь потому что эти клубы с ним не сотрудничают. Их другая агентская группа обслуживает.

— Значит, в России агент не нужен?

— Достаточно посредника. Пускай ищет команду, договаривается, оформляет трансфер и получает законный процент от сделки. Пожали друг другу руки и разошлись. Заключать с ним долгосрочное соглашение не стоит.

— Надо думать, во многих людях за последнее время разочаровались.

— Ох, не то слово! Пока ты на виду, хорошо зарабатываешь — все рядом. Агенты, руководители, тренеры. Я для них был и «другом», и «братом», и «сыном». Но наступил у меня сложный период — тут же слились. От некоторых такого отношения не ожидал.

— Это вы о ком?

— О Божовиче, например. Мы и в «Ростове» тепло общались, и потом перезванивались, поздравляли друг друга с днем рождения, Новым годом. Когда он принял «Арсенал», пообещал, что возьмет в команду.

— И что?

— Мимо. Сослался на тульских начальников, дескать, они не хотят. Вскоре Божович возглавил «Крылья» — та же история. Причем и мне, и агенту самарские руководители говорили: «Мы бы взяли тебя, но Миодраг против». Смешно.

— Грустно.

— Ладно, пусть дальше свои «Крылья» тренирует.

— Скажите, тренер-то он хороший? Объективно?

— Божович умеет создать атмосферу в команде. Хи-хи-ха-ха, выиграли — посидели, отметили, все классно. Тренировки интересные, много игровых упражнений. Но тактикой заниматься не любит, уделяет ей мало внимания. В этом плане с Бердыевым и Пилипчуком не сравнить.

— Лучший тренер, с которым сводила жизнь?

— Выделю как раз Бердыева и Пилипчука. А еще... Думаю, детские тренеры — Александр Рубцов в Краснодаре и Владимир Волчек в дубле «Локомотива» — дали мне больше, чем все остальные специалисты вместе взятые.

— Включая Капелло, который вас в сборную вызывал?

— Да! Ехал к дону Фабио с трепетом. Это ж легенда! Глыба! Был уверен — столько нового узнаю. Но тренировки как тренировки. За два десятидневных сбора, что провел при Капелло, даже вспомнить нечего.

— Последние события познакомили вас со словом «депрессия»?

— Психологически безумно тяжело по полгода без клуба сидеть. Но после минского «Динамо» воспринимаю уже спокойнее. Понимаю — жизнь на этом не заканчивается. Если зимой найду нормальную команду — замечательно. Нет — ну что ж... Закончу и пойду учиться на тренерские курсы. Конечно, хочется еще поиграть, однако биться головой об асфальт или ехать в ФНЛ за тридевять земель, где ни условий, ни задач, не вижу смысла.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
122
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир