20:10 12 февраля | Футбол — РПЛ
Газета № 7853, 15.02.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Кокорин может получить 1000 евро компенсации»

Кокорин может получить 1000 евро компенсации. Юрист – о перспективах футболиста в ЕСПЧ

Александр Кокорин. Фото AFP
Александр Кокорин. Фото AFP
Эксперт Татьяна Окушко – о перспективах обращения адвокатов форварда "Зенита" в Европейский суд по правам человека.

Адвокаты нападающего "Зенита" Александра Кокорина собираются обратиться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Защита футболиста, который обвиняется по статьям 116-й УК РФ "Побои" и 213-й "Хулиганство", намерена жаловаться на незаконное содержание под стражей, избрание меры пресечения, сроков содержания под стражей и тот факт, что их клиента умышленно сделать инвалидом (у форварда нет возможности для полноценной реабилитации после травмы "крестов").

Разобраться с процедурой подачи жалобы в ЕСПЧ, а также оценить перспективы Кокорина в международном правовом поле "СЭ" помогла юрист, эксперт по делам ЕСПЧ Татьяна Окушко.

Об ударах стульями и условиях в СИЗО

– Каков порядок подачи заявлений в ЕСПЧ? Что служит основанием для этого?

– Если все меры правовой защиты в государстве исчерпаны, после этого можно обращаться в ЕСПЧ. Основанием служит нарушение основных прав и свобод человека

– Верно ли, что прежде чем подать заявление в ЕСПЧ, должно быть подтверждено в суде высшей инстанции решение территориального российского суда – то есть апелляция адвокатов отклонена?

– Необходимо исчерпание в национальном суде или в органах власти. Если речь идет об уголовных делах, достаточно апелляции. Она считается окончательным решением. С нее отсчитывается шесть месяцев. Только после апелляционной инстанции можно подавать заявление в ЕСПЧ, потому что вышестоящий суд может отменить решение первой инстанции.

– Кокорин находится под стражей уже четыре месяца, более того – Тверской районный суд Москвы удовлетворил ходатайство следствия и продлил арест до 8 апреля этого года. Защита считает решение незаконным – является ли это достаточным основанием для обращения в ЕСПЧ?

– Защита Кокорина считает необоснованным само по себе содержание под стражей, а не длительность. Я, в принципе, с адвокатами соглашусь. Содержание под стражей – исключительная мера, самая суровая. Позиция Европейского суда и многих стран – заключение под стражу должно быть в исключительных случаях. Залог и домашний арест вполне могут его заменить.

Какая необходимость человека содержать под стражей? Если адвокаты обоснуют, что нет в этом необходимости – они никуда не будут скрываться, они не смогут скрываться, препятствовать следствию и продолжать совершать преступную деятельность, в чем я более чем уверена. Домашний арест это тоже лишение свободы. Контролируйте человека, пожалуйста! Почему человека нужно содержать под стражей как уголовника? Это еще до приговора суда, а у нас действует презумпция невиновности. Если позиция защитников будет основана на этом, я буду с ними полностью согласна. Позиция Европейского суда – домашнего ареста, залога или воздержания от каких-то действий достаточно. Нет необходимости содержать под стражей. Только у нас, в России, за буханку хлеба могут содержать под стражей. Понятно же, что они завтра не побегут дальше стульями биться!

Потом, мы же не знаем, каково будет решение суда. Может, их оправдают или дадут штраф. А люди содержались в СИЗО в таких условиях – они в Москве невыносимые. У нас ни один следственный изолятор не соответствует международным стандартам. По всем жалобам на условия содержания от тех, кто сидит в СИЗО Москвы, присуждают достойные суммы компенсации.

О взгляде ЕСПЧ на тяжесть обвинений

– Кокорина обвиняют по части 2 статьи 213 УК РФ "Хулиганство", по нашему законодательству это тяжкое преступление. Имеет ли значение тяжесть содеянного при подаче заявления в ЕСПЧ?

– Нет. ЕСПЧ вообще не касается виновности или невиновности, доказательности или недоказательности, причастности или непричастности. Там волнует только соблюдение прав. Чтобы в ходе заседания исследовались все доказательства, а государственный обвинитель, поддерживая ходатайство следователя, представил мотивированные документы. В российской действительности следователь приходит и говорит "я хочу", а следователь – "я поддерживаю". Достаточно сказать, что у человека есть загранпаспорт, чтобы продлили срок содержания под стражей. Может быть, суд не все правильно и мотивированно указал. Чаще всего, у нас автоматически бывает продление – только лишь по желанию.

Позиция Европейского суда во многих делах: одна только тяжесть предъявленного обвинения не может являться основанием для избрания или продления меры пресечения. Помимо нее должны существовать другие факторы. Почему-то у нас одной тяжести, если преступление свыше трех лет, достаточно для того, чтобы человека содержать под стражей.

О сроках рассмотрения жалоб и угрозе инвалидности

– Сколько по времени ЕСПЧ в среднем рассматривает жалобы в обычном порядке, и сколько в приоритетном?

– По условиям содержания дела в обычном порядке рассматриваются очень быстро, возможно несколько месяцев. Это "пилотные" решения. Называются так, потому что уже сформировалась практика, особенно по московским СИЗО. Они видят, что постоянно идут жалобы и очень быстро рассматривают. По содержанию под стражей чуть подольше – думаю, от трех месяцев до года. А для приоритетного порядка, в данном случае, нет оснований. Приоритетное рассмотрение это когда есть угроза жизни или здоровью.

– А адвокаты Кокорина, как раз таки утверждают, что пребывание в СИЗО грозит игроку инвалидностью. В прошлом году он получил тяжелую травму – без тренировок и соответствующей реабилитации ему грозит, как утверждает защита, замена коленного сустава.

– Я так полагаю, что речь должна идти об угрозе жизни и здоровью…

– Тут речь идет об угрозе здоровью, потенциальной потере возможности исполнять профессиональные обязанности.

– Там больше об угрозе жизни. Может быть, адвокаты грамотно обоснуют, найдут судмедэксперта, который четко опишет, что Кокорин может стать инвалидом. Но вообще, четкое правило – в случае угрозы жизни. Похищение человека, депортация. Например, если его депортируют, то расстреляют. Надо так хорошо обосновать, чтобы было медицинское заключение, где врач обоснованно укажет, что могут быть те или иные последствия. Наверное, если защитники настаивают, они уже консультировались с медицинскими специалистами.

– Если допустить, что ЕСПЧ вынесет решение в пользу Кокорина, каков механизм его претворения в жизнь?

– Решения ЕСПЧ редко не признают. Что касается вопросов содержания под стражей, условий транспортировки – они исполняются. Присуждаются компенсации, которые выплачиваются в течение трех месяцев. Бывает, в течение двух недель.

Если они подают по статье 5 Европейской конвенции (в ней идет речь о законности и незаконности содержания под стражей. – Прим. "СЭ"), после решения ЕСПЧ сторона защиты должна направить на имя председателя Верховного суда РФ ходатайство о пересмотре всех решений по вновь открывшимся обстоятельствам, в связи со вступлением в силу решения Европейского суда, и высшая инстанция отменяет решения, которые были вынесены. Тогда все признается незаконным, человек освобождается и получает право на компенсацию.

– О какой сумме может идти речь?

– Каждый случай индивидуален – мужчина это, или женщина. Насколько человек страдал во время содержания под стражей. Одинок он, или нет – есть ли у него на иждивении престарелые родители или дети. Будут учитываться состояние здоровья человека, сроки его содержания. Нет точной суммы. Минимальная планка? Ну, тысяча евро за три-четыре месяца. Может, и больше.

Защита, думаю, распишет и обратит внимание – решение необоснованное или немотивированное, как это повлияло на профессиональную деятельность. Будет зависеть от того, как адвокаты все это обоснуют и как Европейский суд к этому отнесется.

– Каков процент удовлетворения ЕСПЧ жалоб из России?

– Смотря, по каким статьям. По необоснованному содержанию под стражей – процентов 60. Надо очень хорошо поработать. Надеюсь, что адвокаты грамотные и они хорошо постараются.

– Действительно ли, что количество жалоб из РФ превышает общее число обращений из всех остальных стран?

– Говорят, да. Но, опять же, смотря по каким нарушениям. Нам, когда мы были в Европейском суде, рассказывали, что у каждого государства есть свои пробелы. У нас – условия содержания, транспортировки. А, например, в Италии дела по пять-шесть лет рассматриваются.

Газета № 7853, 15.02.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ