Дик Адвокат:
"Не все так плохо, как говорят"

Сегодня. Москва. Пресс-конференция Дика АДВОКАТА. Фото РФС Фото "СЭ"
Сегодня. Москва. Пресс-конференция Дика АДВОКАТА. Фото РФС Фото "СЭ"

Главный тренер сборной России Дик Адвокат на московской пресс-конференции перед матчем отборочного турнира Euro-2012 с Арменией (4 июня, Санкт-Петербург) и товарищеской игрой с Камеруном (7 июня, Зальцбург) коснулся многих проблемных моментов жизни национальной команды.

Артем АГАПОВ
из отеля "Балчуг Кемпински"

Маленький генерал появился перед прессой после двух своих подопечных - Рената Янбаева и Романа Павлюченко. И высказался не только о них, но и о двух добавленных в список из 20 футболистов новичках - Александре Рязанцеве и Александре Шешукове, затронул тему интернет-общения Романа Широкова и проблемы в клубе Алана Дзагоева, а также заверил: капитан сборной Андрей Аршавин ничуть не изменился с тех пор, как играл у голландца в "Зените".

- Что хотите успеть сделать на предстоящих немногих тренировках? Или для вас, как всегда, просто важно встретиться, пообщаться? - первый вопрос Адвокату.

- Обе вещи важны. Также очень важно посмотреть, в каком состоянии находятся игроки. У тех наших футболистов, кто выступает за границей, закончился сезон. А те, кто играют в России, уже провели немало матчей. Так что важно посмотреть, в каком состоянии находятся наши игроки.

- Чем вас так впечатлили Рязанцев и Шешуков, что вы решили довызвать их в сборную?

- Во-первых, нам нужно иметь возможность тренироваться одиннадцать на одиннадцать. А во-вторых, и это главное - я не раз видел их в деле за клубы. Уже не раз говорил, что мне всегда важно лично посмотреть в тренировочном процессе, на что способны футболисты. А основная причина - в матчах за клубы они показали, что являются хорошими игроками.

- Если продолжить тему новичков, как считаете, почему никто из тех, кого вы привлекали раньше, не смог закрепиться в национальной команде? Действительно ли они не показали той самоотдачи, которой вы ждете?

- В принципе, уже отвечал на такой вопрос. Им нужно прибавлять, еще лучше играть за клуб.

- Был ли смысл собирать команду в Москве, когда игра в Санкт-Петербурге? К тому же Северная столица вам хорошо знакома и близка...

- Хороший вопрос. На самом деле изначально планировали начать сбор в Санкт-Петербурге. Но подготовка начинается не за два дня до игры, а стартовала пару недель назад. Мы запрашивали информацию о тренировочных полях, в том числе у "Зенита", и получили ответ, что она достаточно напряженная. Поэтому и начинаем работу здесь, а не в Санкт-Петербурге.

- Тренеры стали ограничивать общение своих футболистов в социальных сетях, например сэр Алекс Фергюсон ввел запрет на использование твиттера. Как вы относитесь к тому, что игроки вступают в перепалки с болельщиками в интернете? К тому же у нас появился свой герой - Широков. И что скажете о ситуации с Дзагоевым, который последнюю неделю тренировался в дубле? Каким видите выход?

- Каждый сам отвечает за свои поступки. Думаю, Широков полностью отдает отчет в том, что пишет. А по поводу Дзагоева, мне нужно с ним еще поговорить. Мы только вчера собрались, так что пока не успели обсудить ситуацию. Но всегда очень обидно видеть, когда игроки допускают подобную негативную реакцию. Футболисты должны не забывать, что являются публичными людьми, на них всегда обращено внимание многих людей.

- А как вам откровенные интервью игроков? Тот же Роман Павлюченко - добродушный человек, но, может, вы теперь смотрите на него иначе?

- Опять же: каждый футболист должен понимать, что он отвечает за свои слова. Но то, что он сказал газете, он сказал мне и в лицо. Я не согласен с ним. У тренера может быть только одиннадцать друзей на поле в тот или иной момент, а Роман говорил, что у меня есть какие-то другие друзья. Я сам был игроком, но как тренер четко вижу: есть одиннадцать футболистов, которые будут играть, а другим одиннадцати ты не будешь нравиться. Последние будут говорить, что ты ошибаешься, принимаешь неверное решение. Но это нормально. В принципе, в этом нет большой проблемы. Главное, чтобы все поняли: у меня нет любимчиков. Любой тренер, выбирая состав, делает ставку на тех, кто, по его мнению, лучше готов для выполнения конкретной задачи. Он не выбирает кого-то потому, что он ему нравится больше, чем другой. Хорошо, что Павлюченко недоволен ситуацией, говорит об этом. В этом вижу позитивный момент. Но всегда повторял: доказать что-то можно только на поле.

- Вы долгое время не видели Янбаева игроком сборной на позиции левого защитника. Что изменилось - он стал прогрессировать или его вызов связан исключительно с проблемами на этой позиции и плохой формой Жиркова и Билялетдинова?

- Нужно быть справедливым к игрокам. В свое время я сказал, что Янбаев - не левый защитник уровня сборной. И по-прежнему уверен: играй он справа, был бы более успешен, в том числе в связи с тем, что ему было бы удобнее отдавать последний пас в атаке. Но нельзя не отметить его прогресс на этой позиции в последнее время. А раз так - справедливо было бы вызвать его в сборную. Однако не будем отбрасывать и вариант с Жирковым.

- Какие эмоции испытаете при возвращении в Санкт-Петербург?

- Ребята уже сказали, что игра предстоит очень важная. Рассчитываю, что будет полный стадион. Могу понять критику сборной после товарищеских матчей. И это только подтверждает, что нам нужно выложиться на все сто и больше, чтобы добиться хорошего результата в матче с Арменией. Как заметили игроки, мы находимся в середине отборочного цикла, впереди пять матчей, четыре - домашних. Так что все в наших руках. Все не так плохо. Конечно, главное - выход на чемпионат Европы. А товарищеские игры для того и существуют, чтобы пробовать другие варианты, других футболистов. Но важнее - отборочные матчи. Не могу сказать, что в них команда недорабатывала, не старалась победить. Доволен отношением команды к официальным матчам. Но всегда есть в чем прибавлять.

- И что для вас будет значить это возвращение в Питер?

- Да, я провел в этом городе отличное время, когда работал с "Зенитом". Сейчас я тренер сборной. И нам предстоит важная игра. В ней нужно добиться результата. Надеюсь, болельщики заполнят стадион и поддержат нас, чтобы игроки почувствовали: это по-настоящему домашняя игра.

- Почему Россия сыграет с Камеруном в Зальцбурге?

- Нужно понимать, что, если вы приглашаете какую-то команду в Россию, это стоит дорого. Мы же стремимся зарабатывать на играх, вот почему предстоящая пройдет в Зальцбурге.

- Есть ли у сборной свое лицо? Если да - то какое оно? А если нет - каким хотите его видеть?

- Если посмотреть на сыгранные матчи, можно заметить, что во всех была одна тактическая схема. В официальных встречах до ничьей в Армении мы победили в трех, а уступили только Словакии, но и в этом случае, считаю, должны были выигрывать. Так что по этим матчам вывод такой: если мы в форме, то способны обыграть их всех. В товарищеских же встречах убедились, что если это не так - кто угодно сможет нас обыграть.

- Как оцените форму ключевого игрока вашей сборной Аршавина? И согласны ли с распространенным мнением, в том числе его клубного тренера Арсена Венгера, что после Словении он никак не может обрести себя?

- Россия уже достаточно давно играла со Словенией, прошло много времени. Конечно, для всех в России это была разочаровывающая игра, ее результат всех расстроил. Но это все в прошлом, Аршавин - профессионал, он капитан национальной команды, так что давно должен был переключиться на игры за "Арсенал" и сборную. Вспоминать о том, что было больше полутора лет назад и оправдывать ими нынешнее состояние, неправильно.

- Но по сравнению с периодом вашей работы в "Зените" нынешний Аршавин лучше или хуже?

- В принципе, когда выступаю в прессе, я защищаю своих игроков. Если быть честным, часто во время матчей был близок к тому, чтобы заменить Андрея. Но я никогда этого не делал. И было много ситуаций, когда он забивал или отдавал пас. Особенно в еврокубках. Он такой - игрок момента, он не может бегать все 90 минут. Большинство бегает 90 минут, немногие способны создать момент из ничего. Не сказал бы, что Аршавин сильно изменился с тех пор, как играл у меня в "Зените". Он по-прежнему игрок момента.