Статья главного тренера «Локомотива» Юрия Семина — специально для «СЭ»

25 декабря 2019, 00:30
Юрий Семин. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Компакность игры команды в обороне (в домашних матчах). Компактность игры команды в обороне (в гостевых матчах). Переходные фазы. Анализ атакующих действий. Анализ передач. Анализ атакующих действий. Анализ атакующих действий. Анализ атакующих действий. Индекс XG. Средний % выигранных единоборств в динамике матчей. Сравнение количества дней на подготовку. Ротация. Возраст. Трансферная стоимость.
В своем материале Семин и его тренерский штаб проводят подробный анализ выступления железнодорожников в Лиге чемпионов-2019/20

По итогам ЛЧ планируем скорректировать тренировочный процесс

Два последних сезона наш клуб после 14-летнего перерыва провел в главном европейском кубке. По результату групповые турниры в сезонах Лиги чемпионов-2018/19 и -2019/20 получились одинаково неудачными: одна победа и пять поражений, четвертое место в группе. В качестве игры разница присутствовала, но и она не позволила «Локомотиву» подняться даже на одну ступеньку выше в таблице. А ведь в первой половине 2000-х мы дважды подряд выходили из группы Лиги чемпионов в ее плей-офф и весной 2004 года лишь по показателю выездного гола в 1/8 финала уступили «Монако» — будущему финалисту турнира.

Почему же теперь и наша команда, и, судя по последним выступлениям в еврокубках, весь российский клубный футбол откатились с прежних позиций? Не хотел бы в этой публикации рассуждать на глобальные темы — о системе проведения чемпионата и количестве клубов в РПЛ, уровне судейства и других вещах. В данном случае сделаю акцент на сугубо игровых аспектах, для чего лучший способ — сравнить по всем возможным параметрам «Локомотив» с командами, которым он противостоял во встречах Лиги чемпионов.

Если в прошлом году мы не прибегали к подобному обсчету, разбирая только каждый матч по отдельности, то теперь присутствие в нашей группе таких европейских топ-клубов, как «Атлетико» и «Ювентус», подтолкнуло нас к идее общего сравнительного анализа: «мы и они». В связи с этим наш тренерский штаб подготовил 25-страничный документ под названием «Анализ игровой деятельности в матчах группового этапа Лиги чемпионов сезона-2019/20».

В нем нет ничего секретного, и наше желание сделать лучше не только свою команду, но и весь российский клубный футбол привело меня к идее поделиться этими выкладками и выводами из них с читателями «СЭ». Это, между прочим, можно рассматривать как возобновление давней отечественной футбольной традиции. Еще в советские времена тренеры ведущих команд публиковали подобные статьи с идеями, цифрами, фактами, в частности, на страницах еженедельника «Футбол-Хоккей». В кругу специалистов эти материалы широко обсуждались и помогали всему нашему тренерскому корпусу развиваться и шире смотреть на вещи.

Поэтому сейчас, в момент, когда наш клубный футбол на европейском уровне начал заметно «проседать», мы сочли необходимым и полезным для российского футбольного сообщества представить широкой публике итоги нашего исследования. Отдельно скажу, что в него успели войти не шесть, а пять матчей группового турнира — за исключением последней игры в Мадриде с «Атлетико», которая уже никак не могла повлиять на наше турнирное положение. Она, впрочем, вряд ли кардинально изменит какие-либо основные показатели.

В этой статье не будет конкретных фамилий игроков — какие бы удачные или неудачные действия каждый из них ни совершал. Мы хотим заострить внимание на тенденциях, а не именах. Основной задачей этого анализа были подсчет и сравнение различных показателей ТТД, физической активности и единоборств команд во время домашних и гостевых игр, а в конечном счете — определение различий между европейскими клубами и «Локомотивом».

Выступления именно в Лиге чемпионов в этом плане для нас бесценны. Нигде больше мы не получили столько материала для сравнения. И на его основании мы пришли к выводу о необходимости достаточно серьезной корректировки тренировочного процесса.

При этом вся моя тренерская практика доказала, что гарантированного алгоритма в поиске ключей к успеху в футболе не существует. И те же цифры — лишь инструмент, а тактические схемы не значат ничего, если у команды в игре нет сердца. Но не изучать современные тенденции развития футбола, тем более на собственном опыте, мы не имеем права. И если хотим двигаться вперед, то не можем стоять на месте и пользоваться прежними наработками. Поэтому и готовим аналитические материалы, подобные тому, что сейчас представляем вашему вниманию.

Соперники встречали нас гораздо выше, чем мы

Как дома, так и на выезде европейские команды — «Байер», «Атлетико» и «Ювентус» — обороняются выше «Локомотива». Особенно ярко это выражено в домашних матчах. В первых таймах встреч на своих полях линия обороны нашей команды располагалась на отметке 25,3 метра от своих ворот, тогда как у соперников в среднем — в 31 метре. Почти шесть метров разницы!

Во вторых таймах она становилась еще больше: у нас — 22,9 метра, у европейцев — 32,1. С чем все это связано? Игроки обороны у европейских клубов — участников Лиги чемпионов более быстры индивидуально, особенно это касается центральной зоны. Поэтому они и играют выше. Важно и то, что линия обороны в «Локомотиве» достаточно возрастная, и во вторых таймах накапливалась усталость. Это также влияет на скоростные характеристики, поэтому приходилось «садиться» еще ниже.

Тут необходимо сравнивать не только линии, где располагаются наши защитники, но и то, где мы и европейские команды начинаем встречать чужие атаки. Эта разница — еще больше. В первых таймах домашних матчей «Локомотив» выстраивался в среднем на отметке 50,2 метра, почти у самой центральной линии. У европейцев же аналогичный показатель составлял 62,3 метра. Там же (10 сантиметров разницы) он был у них и после перерыва, тогда как мы откатывались назад еще почти на полтора метра — до 48,6. То есть во вторых таймах разница между первыми линиями обороны составляла почти 15 метров.

Почему европейцы играли против нас так высоко? Вижу две причины. Во-первых, скорость игроков обороны «Байера», «Атлетико» и «Ювентуса» позволяла оставлять за спиной большие свободные зоны. Во-вторых, тому же способствовало отсутствие быстрых футболистов у «Локомотива», о чем соперники прекрасно знали.

Компакность игры команды в обороне (в домашних матчах).
Компакность игры команды в обороне (в домашних матчах).

Европейские клубы располагались высоко, нам же оставалось противопоставить этому компактность. Ее мы сохраняли, возможно, поэтому ни в одном матче и не пропустили больше двух голов. Все наши футболисты должны были находиться максимально близко друг к другу — в противном случае даже минимальные разрывы между линиями могли привести к фатальным последствиям. Поэтому площадь расположения всех игроков «Локомотива» в первых таймах домашних матчей составляла 869 квадратных метров, а во вторых — 859, расстояние же между «нижними» и «верхними» игроками колебалось от 24,9 до 25,7 метра.

У соперников же в домашних матчах расстояния между игроками были больше: в длину — примерно на шесть метров, в ширину — на четыре с половиной. Но последнее — только в первых таймах. Во вторых хозяева-европейцы сужали расположение своих футболистов, и оно менее чем на метр отличалось от нашего. Тем не менее даже после перерыва общая площадь «посева» европейцев на поле сильно отличалась от локомотивской — 1028 квадратных метров против 859.

Компактность игры команды в обороне (в гостевых матчах).
Компактность игры команды в обороне (в гостевых матчах).

На выезде немцы, испанцы и итальянцы «садились» чуть ниже (встречали нас на восемь метров ближе к своим воротам в первых таймах и на пять с половиной — во вторых), но все равно разница с «Локомотивом» составляла от 5,7 метра до перерыва до 9,6 — после. Компактность при этом сохранялась такая же, как во вторых таймах домашних встреч — чуть более 1000 квадратных метров. В этом плане выделяются первые домашние таймы, когда европейцы располагались на гораздо большей площади — более 1200 квадратных метров. Кстати, напомню, что именно в двух этих таймах мы забили три мяча в Леверкузене и Турине. Как только соперники начинали действовать компактнее, нам приходилось гораздо сложнее.

Роковой фактор вторых таймов

Перейдем к анализу переходных фаз — от атаки к обороне и от обороны к атаке. Включаем сюда потери мяча, овладевание им, подборы, перехваты и отборы.

Общее количество потерь мяча у «Локомотива» в пяти матчах не сильно отличается от европейских команд: у нас — 69, у них — 65. Нет особого различия и по таймам. Зато велика разница этих самых потерь на своей половине поля — 17-10. Самое главное тут — когда они происходили. В первых таймах по этому показателю абсолютное равенство — 7:7. Зато во втором — 10:3!

Переходные фазы.
Переходные фазы.

Причина очевидна — скамейка. Замены, которые делал «Локомотив», не усиливали и не могли усилить давление на соперника. И наоборот. У «Ювентуса» дома на замену против нас, вышел, допустим, Игуаин, в Черкизове — Бентанкур, Дуглас Коста и Дибала, забивший нам на своем поле два мяча. Исход матча в итоге решил сольным проходом Дуглас Коста. Были ли у нас свежие игроки, которые смогли бы действовать на таком уровне? Конечно, нет.

При слишком низкой обороне, к которой нас вынуждали соперники особенно во вторых таймах, любая потеря могла стать смертоносной. А качественные замены у соперников эти потери провоцировали — отсюда и такая разница в цифрах именно после перерыва. Не случайно, если суммировать результаты первых таймов пяти обозреваемых нами матчей, то получится, что у нас — две выигранных 45-минутки при двух ничейных и одной проигранной с общей разностью мячей 4-3, а в таймах вторых — одна ничья при четырех поражениях и соотношение забитых и пропущенных голов — 0-6.

На тот же вывод о проблеме вторых таймов наталкивает статистика овладеваний мячом на чужой половине поля. Если общее количество по этому показателю на всей площади поля примерно одинаковое (50 у «Локо» против 53 у соперников), то именно по чужую сторону центральной линии европейцы имеют преимущество. И сформировалось оно опять же во вторых таймах из-за отсутствия равноценных замен. В первых — 5-6 в пользу Европы, во вторых — уже 2-6. Из каждого такого кирпичика и складывались результаты.

Надо увеличить челночную работу на сборах

Еще один показатель, уже в меньшей степени связанный с заменами и вторыми таймами — подборы, так называемые вторые мячи. Общее их число примерно равное, но на чужой половине поля у европейских команд превышает «Локомотив» почти вдвое — 17 против 31! Тут причины вижу в таких факторах, как большая агрессия, более высокая скорость, лучше развитое игровое мышление. Выражающееся, в частности, в предвидении, как может развиваться та или иная ситуация.

А вот перехватов у «Локомотива» почти в два раза больше, чем у соперников — 60 против 37. Почему? Благодаря компактности действий в обороне. Ведь число перехватов на чужой половине поля почти одинаково. А вот на своей мы имеем значительное преимущество.

Почти равны мы с европейцами по отборам — 30-31. А вот процент удачных отборов у нас немного ниже — 56% против 60. Как следствие — множество необязательных фолов, а иной раз и карточек.

Есть такой важный сегодня показатель, как индекс насыщенности борьбы. Это количество единоборств и перехватов обороняющейся команды в минуту владения мячом соперника. И, несмотря на то, что при разнице в уровне индивидуального мастерства мы должны были противопоставить соперникам именно боевитость, индекс насыщенности борьбы у «Локомотива» оказался гораздо ниже, чем у соперников — 6 против 10.

Почему по этому фактору, вроде бы не имеющему отношения к классу игроков, мы так отстаем? Из-за пробелов в физической готовности, агрессивности, реакции после потери мяча. А это уже — в чистом виде тренировочная работа. Невозможно научить большинство игроков наших клубов так владеть мячом, как Жоау Феликс, или бить по воротам с мощью и точностью Паоло Дибалы. Но сделать такой подбор упражнений, который позволит нам быть ближе к соперникам по индексу насыщенности борьбы, на мой взгляд, можно. Этим и будем заниматься.

Важно и обратить внимание на процент выигранных единоборств. В целом он практически равен — 49 против 51. Но стоит разделить этот показатель по 15-минутным отрезкам — и появляется масса интересных нюансов, в которых надо разбираться. Если первая четверть часа — наша (58 на 42), то концовка первых и начало вторых таймов — явно за соперником (46 на 54 и 44 на 56). Вроде прибавляем в борьбе в предпоследней пятнадцатиминутке, а в последней — вновь уступаем.

Средний % выигранных единоборств в динамике матчей.
Средний % выигранных единоборств в динамике матчей.

Иногда смотришь на того или иного зарубежного футболиста — и понимаешь, каким должен быть настоящий атлет. Например, могучий опорный полузащитник «Атлетико» Томас Парти за игру с нами вступил в 35 единоборств, из которых выиграл 30! В то время как наш опорник, причем один из лучших футболистов команды, за тот матч вступил лишь в 14 единоборств.

При этом известная теория о том, что кто больше выиграл единоборств, тот и победил в матче, в нашем случае срабатывает не всегда — хотя и чаще, чем наоборот. В первой игре с «Байером» мы взяли верх по этому показателю — 57% на 43 — и одержали победу в матче. Но наш перевес был и в ответной встрече с теми же немцами — правда, уже 53 на 47. А счет — 0:2. В домашнем матче с «Атлетико» по единоборствам было полное равенство, но «Локомотив» потерпел поражение. Достаточно же серьезный проигрыш в этом компоненте дома против «Ювентуса» (45 на 55) не помешал нам действовать на равных и удерживать счет 1:1 вплоть до третьей компенсированной минуты. Существенно мы уступили туринцам и на выезде — 41 на 59, и при таком преимуществе хозяев в атлетизме удержать победу было сложно.

Суммарные показатели общей дистанции пробега не говорят о том, что мы в этом хуже соперников — уступаем лишь 5 процентов (во втором тайме, что следовало ожидать с учетом количества и качества замен, на два процента ниже). Но важнее тут сравнение показателей в так называемой зоне средней интенсивности, или в беге (от 4 до 5,5 метров в секунду), в зоне субмаксимальной интенсивности, или в рывках (от 5,5 до 7 метров в секунду) и, наконец, в зоне максимальной интенсивности, или в спринтах (выше 7 метров в секунду).

В беге разница не в нашу пользу составляет 14%. Это существенно! Потому что означает, среди прочего, что европейцы быстрее вступают в отбор, лучше работают без мяча. Еще больше разница в рывках — 17%. Причем в первых таймах — вообще 21%! И вот это уже совсем никуда не годится.

Факторов тут несколько, один из которых — природные данные игроков. Но не только. Мы плохо начинаем матчи, и к этому природные данные отношения не имеют. А то, что сбавляем во вторых таймах, — результат не только проблем со скамейкой, но и уровня подготовки игроков. Приходим к выводу, что надо увеличить челночную работу в ходе предсезонной подготовки.

Кстати, по самой скоростной работе — спринтам — наше отставание составляет всего 4 процента. Но гораздо больший минус по бегу и рывкам — одна из вещей, которые в соперничестве с европейцами работают не в нашу пользу. И это, считаю, как раз в наших силах если не ликвидировать, то по крайней мере значительно уменьшить. Даже невзирая на недостаток интенсивности в нашем чемпионате.

По стандартным положениям — равенство. Если исходить из того, какой их процент приводил к ударам, штрафные чуть лучше исполняли соперники, угловые — «Локомотив». В этом компоненте говорить о нашем отставании не приходится.

Анализ атакующих действий.
Анализ атакующих действий.

Процент реализации у «Локо» был лучше, чем у соперников

Процент владения мячом у «Локомотива» почти в два раза меньше, чем у европейских команд (в среднем — 35 на 65). В переводе на секунды — одна атака у нас продолжалась в среднем 12 секунд, тогда как у оппонентов — 21. Это большая разница. Здесь решающую роль играет индивидуальный уровень каждого футболиста.

Анализ передач.
Анализ передач.

Поскольку процент владения мячом у европейцев выше, значительно больше и общее количество передач: например, всего в среднем за матч — 339 против 728. Не двукратна, но весома и разница в проценте точных пасов — 79 на 88.

Но тут любопытно заметить, что топ-клубы Европы, играя против «Локомотива», практически не использовали длинные передачи. И количественно мы даже превосходим соперников по ним — 32 на 26, и по проценту точности — 72 против 62. По коротким наше отставание — двукратное (96 на 194), по средним — еще больше (211 на 508). И то, и другое — все-таки слишком велико даже с учетом разницы в классе. Число средних и коротких передач нам надо увеличивать в любом случае.

Однако говорить надо не только о количественных, но и о качественных показателях — в частности, о направлении и точности передач. Наиболее значимым отличием тут является число ключевых пасов, передач в штрафную и навесов. У европейских команд эти показатели втрое (7:20, 16:45 и 8:22) больше.

Если общее количество атак за матч отличается от соперников, но не радикально (72 на 97 в среднем за игру), то число атак, завершившихся ударами, у «Локомотива» меньше уже в два раза — 9 на 17. При этом количество быстрых атак у нас больше: и всего (15 на 10), и с ударами (3 на 2). А вот по атакам позиционным, как и следовало ожидать, отстаем по всем статьям — особенно с ударами. И опять же преимущество европейцев увеличивается во вторых таймах — и тут можно говорить как о факторе замен, так и о физической готовности.

Анализ атакующих действий.
Анализ атакующих действий.

В результате европейские команды нанесли почти в два раза больше ударов по воротам «Локомотива» — 10-18 в среднем за игру. Особенно заметна разница по числу ударов из штрафной — 5-11. Это связано и с низкой обороной, и с индивидуальным мастерством бьющих. Можно было бы ожидать, что за счет значительно большего времени, проведенного в обороне, у нас окажется преимущество по числу заблокированных ударов, но нет — там примерное равенство.

48 раз за игру мы входили на половину противников (те — 78), 26 — в финальную треть поля (оппоненты — 52), 8 — в штрафную (они — 21). Такие показатели продвижения мяча логичны, исходя из предыдущих цифр, и отображают выбранную тактику и стратегию в этих играх (низкая оборона, прессинг в средней части поля). За счет этого создавались необходимые зоны для быстрых атак, а соперник был лишен пространства за линией нашей обороны. Но против более мастеровитых команд это сработало только отчасти.

Анализ атакующих действий.
Анализ атакующих действий.

Однако, если судить по количеству голевых моментов и их реализации, тактика оказалась правильной. Вы помните, какая разница была по количеству атак, ключевых пасов, передач в штрафную, прострелов и других важных показателей. Но при этом в пяти первых матчах Лиги чемпионов мы создавали в среднем по четыре голевых момента за игру против шести у соперников! А средняя реализация была и того выше — наши 44% против 29. В результате средний счет в наших матчах — 1:2.

Анализ атакующих действий.
Анализ атакующих действий.

Интересно сопоставить это с одним из самых популярных сейчас статистических показателей — индексом xG, то есть количеством ожидаемых голов, которые просчитываются, исходя из типа удара и участка поля, с которого он нанесен. Парадоксально, но в двух гостевых матчах с «Байером» и «Ювентусом», завершившимся одной победой и одним поражением с общим счетом 3:3, xG у нас значительно ниже, чем дома. На выезде — 0,5 против 2,0, в Черкизове — 1,3 против 2,3.

Индекс XG.
Индекс XG.

Нужен календарь, при котором перед матчами ЛЧ ее российские участники всегда играют дома

Провели мы и сравнение количества дней на подготовку к матчам Лиги чемпионов. Абсолютно убежден, что для успешного выступления именно российских команд в Лиге чемпионов вопрос календаря — один из ключевых.

ЛЧ — это встречи высочайшего накала. В интересах РПЛ сделать так, чтобы наши участники этого турнира имели наилучшие условия для подготовки к ним. В связи с этим не понимаю, как могло получиться, что из шести матчей, предшествовавших Лиге чемпионов, пять «Локомотив» проводил на выезде — в Сочи, Грозном, Уфе, Тамбове и Туле. А шестой — дома с «Зенитом», прямо перед домашней игрой с «Атлетико». Более того, перед ответной встречей с «Ювентусом» мы выступали на синтетическом поле в Уфе. По моему убеждению, в алгоритме календаря для участников Лиги чемпионов должно быть изначальное правило: перед ЛЧ они играют только дома — и не встречаются с другими топ-клубами! Сделать это абсолютно несложно.

Сравнение количества дней на подготовку.
Сравнение количества дней на подготовку.

Учитывая такой календарь, как сейчас, все время перед матчами ЛЧ уходило только на перелеты и восстановление. Допустим, у «Атлетико» были перед матчем первого круга с «Локомотивом» те же четыре дня, что и у нас. Вообще, среднее количество дней между играми национального первенства и Лиги чемпионов у нас и у соперников было примерно равным — всего две десятые разницы. Но в тех же Испании, Германии, Италии и перелеты совсем другие (а чаще — и вовсе переезды), и количество футболистов для ротации у команды из Мадрида несравнимо с нашим.

Что касается этой самой ротации, то у нас замены в составе происходили на 95% только из-за травм и дисквалификаций ввиду перебора карточек. У европейских же команд после каждой встречи Лиги чемпионов в составе появлялось по три-четыре свежих игрока, по качеству никак не уступающих тем, кого они заменили. Тот же «Ювентус» перед московским матчем внес целых семь изменений в стартовый состав, причем без потери качества! Тогда как мы — лишь одно. У нас не было возможности принимать во внимание физическую усталость игроков, поскольку мы просто не имели выбора. Ставили тех, кто был.

Ротация.
Ротация.

В целом получилось так, что «Локомотив» по сравнению с предыдущими матчами производил 2,2 замены, а его соперники — 3,4. И это при том, что средний возраст нашей команды — 28,3 года, а соперников — 27. Ротация сыграла громадную роль в результатах матчей, потому что возрастные футболисты должны чаще иметь передышку в играх.

Почти в каждом из матчей мы в среднем были старше оппонентов — хотя по сравнению с командой двухлетней давности «Локомотив» сейчас гораздо моложе. Допустим, в домашней игре с «Атлетико» наши 28,5 года приходились на 25,4 испанских, а в Черкизове с «Байером» — 28,0 красно-зеленых на немецкие 26,5. Только в ответной встрече с «Ювентусом» показатели были равные — по 28,2.

Возраст.
Возраст.

Наконец, не могла не сыграть роль трансферная стоимость команд, то есть, в конечном счете, качество их футболистов. По данным сайта transfermarkt.de, совокупная стоимость всего состава «Локомотива» — 135,2 миллиона евро. Даже у «Байера» он более чем втрое дороже — 415,3 миллиона. А о «Ювентусе» (837,5) и «Атлетико» (872,5) уже не говорю.

Трансферная стоимость.
Трансферная стоимость.

Этого финансового отставания нам, разумеется, не ликвидировать, и европейский футбол развивается в таком направлении, что дистанция будет только увеличиваться. Значит, мы должны брать другим. Все равно на поле с той и с другой стороны выходит по 11 человек, и сумма трансферной стоимости каждого игрока автоматически не означает ценности всей команды. Игра не раз доказывала, что она никогда не была и не будет голой математикой. Просто мы должны извлекать из полученного ценнейшего опыта правильные уроки. Для этого и написана эта статья.

Лига чемпионов: турнирные таблицы, пары плей-офф, расписание и результаты матчей, онлайн-трансляции игр, новости и обзоры

Опрос

проголосовало: 7557
Все опросы
Кто фаворит Лиги чемпионов?

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
66
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир