4 ноября 2021, 08:30

«Собчак впендюрилась — все сразу стали автомобилисты и юристы!» Жесткое интервью Ставиского

Дмитрий Кузнецов
Обозреватель
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Хореограф «Ледникового периода» — о компетентности публики, Валиевой, Плющенко и футболе.

Если увидите очередной спор о том, кто самый продуктивный и эффектный хореограф России — Даниил Глейхенгауз, Никита Михайлов или Николай Морозов, обязательно вверните между этими фамилиями Максима Ставиского. Нет, серьезно — команда Ильи Авербуха вместе со Стависким ставит 12 программ каждую неделю «Ледникового периода», причем для людей, которые не умеют профессионально кататься. С таким конвейером не сравнится ничто.

А еще у Ставиского есть прямой взгляд на вещи. Говорит он действительно на грани фола, как видно из заголовка, несмотря на жизненные обстоятельства. Кого-то его слова и ирония взбесят или шокируют, зато он не скрывается за дипломатичными формулировками. Это действительно зажигательно и небанально.

Евгения Медведева, Даня Милохин и Максим Ставиский. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Евгения Медведева, Даня Милохин и Максим Ставиский. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Дело из-за Дани Милохина? Давайте к шотландцам докопаемся из-за юбок!

— Максим, сколько вы вообще времени на катке проводите?

— Да мы целыми днями здесь. Заканчиваются съемки, садимся в штаб, ищем новую музыку. Желательно такую, которую вообще не использовали либо очень давно. При этом из узнаваемой вещи, чтобы зрители узнали. Да и судьи. Это те же зрители.

— Выгорание не наступает?

— Это ужасно, да. Завершили неделю — и все опять с нуля. Волна то накатывается, то откатывается. Тяжело, но так было всегда, мы свыклись.

— С кем легче всего оказалось работать, кто достиг наибольшего прогресса?

— Мне нет необходимости об этом говорить, все видно по прокатам. На самом деле все прогрессировали, и от этого у них появляется вкус к работе. Даже те, кто был в номинации, не опускают руки. Ксюша Бородина хороший скачок вперед для себя сделала, Агата Муцениеце. Максим Траньков постоянно говорит, что виден прогресс, и это правда. Никита Пресняков вот потрясающе проехал. Я бы даже больше ему поставил. Но главное — вижу у него блеск в глазах. Когда у тебя новое не получается, а тебя еще за старое прессуют, мысль одна — соскочить с проекта и забыть о нем. (Смеется.) А им интересно. Проект же в принципе создан для звезд, а не для фигуристов. Нужно, чтобы им это было в кайф. Тому же Никите абсолютно плевать, где он находится в турнирной таблице, но ему понравился номер, он боролся за элементы. И ушел с катка на кураже.

— За сколько вообще можно научить человека без опыта серьезным элементам, акселю тому же?

— Аксель — элемент одиночников...

— Его не сложнее делать, чем поддержку?

— Нет, конечно! Это разные вещи, их сложно сравнивать. У нас упор на катание в паре, поддержки, обводки, провозки. Аксель можно сделать под всплеск в музыке. Да, это оценится, но сам по себе прыжок передает одну эмоцию. А в поддержке можно обыграть много разных вещей. Аксель — самоцель у Даньки Милохина. Он к нему целенаправленно идет. Все остальные не настолько замороченные. А он прямо выходит на лед и прыгает, вращается. У остальных ближе к парному катанию, танцам.

— Медведева/Милохин вообще находка для нынешнего проекта.

— Они очень популярные и харизматичные. Идут в ногу со временем, по сути, отражают нашу молодежь.

— Символично, учитывая, что Роскомнадзор подал в суд из-за премии «Муз-ТВ», и пишут, что в том числе из-за платья Дани.

— Непоказательный пример. Для меня это вообще ничего. Давайте к шотландцам за юбки прикопаемся. А в ветреную погоду они выглядят еще более устрашающе, ага. До проекта я не знал, кто такой Даня. Он реально пацан, там нет отклонений в плане ориентации, абсолютно классный хороший парнишка растет, с мозгами. Нет понтов. А уж как он работает — это видно по результатам.

А кто в какой юбке вышел на премию «Муз-ТВ» — меня это мало интересует. Отношение двоякое к этой премии в последнее время, там исполняются все кому не лень. Уже не знают, как друг друга шокировать. Гротеск полнейший. У нас, если нужно, — выйдет в юбке. Но это будет не его решение, а наше совместное. Мы с ним обсуждаем, Женя, например, принимала активное участие в хореографии, постановке последнего номера. С костюмом Даня тоже убеждал Илью [Авербуха]. У нас диктатуры, как в спортивном фигурном катании, нет такой жесткой. Там четкие ограничения. Тут свобода действий. Но увлекаться хренью мы тоже не можем. Это Первый канал, рамки приличий надо знать. Мы из них не выпадаем пока, я считаю.

— Реально ли ждать нам номера от Загитовой в этом сезоне? Может, парного с Алексеем Ягудиным?

— Да ради бога. Но у них другая работа. Это как продюсеры решат. Думаю, если ребят попросят, они без проблем сделают один номер и нормально прокатают. Леша — актер прекрасный, да и Алина. В паре мы их скатаем, быстренько поставим. У нас и Исинбаева с Авербухом каталась. Если это понадобится, я все сделаю, поработаю. Но решение о том, кто с кем катается, принимается повыше уровнем.

Алексей Ягудин и Алина Загитова. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Алексей Ягудин и Алина Загитова. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Что Валиева должна понимать в «Болеро»? Это абстракция

— За олимпийским сезоном следите?

— Что-то до меня долетает, кое-что я смотрю, читаю, пока кофе утром пью. Но, конечно, все не успеваю.

— Но мировые рекорды Валиевой и ее «Болеро» вы наверняка видели. И странную дискуссию о том, понимает ли она эту музыку.

— Валиева, как обычно первая девочка у Этери, бьет все рекорды. Это прекрасно. Такие люди, как Валиева, да и все девчонки Тутберидзе, — двигатели прогресса.

Фигурное катание должно развиваться. Что касается понимания — а вы знаете, как Равелю пришло в голову написать «Болеро»?

— Честно говоря, нет.

— Он стоял в цеху, смотрел на работавшие машины. И ритм, который они задавали, навеял ему идею. То есть что она должна понимать? Здесь, я думаю, ты включаешь музыку и делаешь свою историю. Кто как понимает — абстракция. Каждый видит свое, и не обязательно, что эти истории должны совпадать. Если она чувствует эту музыку, все получается.

— Девушки Тутберидзе — двигатель, а Лизу Туктамышеву Мишин назвал недавно прожектором. Насколько важно для фигурного катания, чтобы она попала на Олимпиаду?

— Лиза справляется с элементами, почему нет? Она что, не заслуживает поехать на Олимпиаду? Заслуживает. Она боец. Прекрасно выглядит, качественно катается. Илья Авербух участвовал в постановке ее программ. Если она на чемпионате России хорошо откатает, попадет в тройку — спокойно должна ехать. Что она поборется за тройку, я не сомневаюсь. Хотя ей, конечно, нелегко бороться с кланом Тутберидзе. Это непосильная задача. Но она с ней справляется. Я за Лизу. Но я не говорю, что давайте все на эту сторону встанем, и все. Я и за Валиеву, и за Щербакову. Лиза заслуживает свое место на Олимпиаде так же, как и остальные девушки. Но ее появление там даст большую надежду многим.

— За парнями успеваете следить? Там тоже очень крутые программы. У Самарина, например, и рубка такая.

— Знаю, что у них рубка, сам с Самариным работал, и Никиту Михайлова давно знаю. Он хорошо ставит, работает. Слава богу, что Саня оклемался от своих травм и снова поднимается в гору, рад за него. Я работал в группе Крыловой, но весной с ними попрощался до следующего года, потому что сумасшедший график шоу. Думаю, зайду к ним вскоре, когда несколько пар из «Ледникового», так сказать, отскочат.

Популярность фигурного катания начала расти не с Медведевой и Загитовой

— «Ледниковый период» вызывает негатив у определенной части публики, не знаю, замечали ли вы. Мол, это не спорт. Хрестоматийная ситуация — в эфире шоу, а россиян на «Гран-при» не показывают, наверняка она повторится и в этом сезоне. Что бы ответили критикам? Рейтинг, надо признать, у вас выше.

— Да дело даже не в рейтингах, это абсолютно разные форматы — развлекательная передача или трансляция турнира. Да, это не спорт. Но люди здесь относятся к этому как к спорту — у всех кости и мышцы трещат. Посмотрите — делают поддержки, выбросы, подкруты пытаются. Не нравится — не смотрите, это ваши проблемы. Переключайте на другой канал. Но нельзя превозносить что-то, оплевывая другое. Нравится спорт — смотри спорт. Но зачем говорить, что у нас здесь спорт, а это говно? Что у вас? Вы не были ни там ни там. Закройте свой рот и смотрите что хотите. Ваше мнение меня не интересует абсолютно.

Попробуйте сами. Пойдите в какой-нибудь проект, пойдите в спорт. А потом уже открывайте свой рот. Мол, мы спортсмены, прошли спорт, прошли «Ледниковый период» и все прекрасно понимаем. Объяснять не считаю нужным ничего больше. У нас каждый готов открыть рот и сказать свое компетентное мнение. С хрена ли оно компетентное? У нас, блин, пандемия, все сразу стали иммунологами. Собчак впендюрилась с водителем — все сразу юристы, автомобилисты... Специалистов хренова туча.

— Слушайте, ну так же везде. Во всех странах, во всех сферах. В футбол у нас с дивана вся страна играет, как известно.

— Абсолютно во всех странах, одинаково все происходит. В КВН очень хороший номер был у РУДН — «Отдел внутренних расследований в футболе». Очень все правильно сказано: «Кто тебе сказал так играть? Да все! Вся страна — специалисты. Одни мы, 11 человек, играть не умеем!»

— В фигурном катании в таком масштабе этого нет, наверное. Все-таки сложный вид спорта.

— Но все равно половина трибун у нас специалисты сидят. Родители лучше тренеров уже все понимают, вмешиваться пытаются. Но так всегда было, на самом деле.

— Но популярность, в которой пока фигуристы отстают от футболистов.

— Слава богу, что популяризация. В принципе все началось с Ильи Авербуха, когда у него пошел «Ледниковый», сразу приток детей в школы увеличился десятикратно.

— То есть бум фигурного катания вы связываете с «Ледниковым»?

— Да, это статистика показала. Нам это говорили старшие тренеры различных московских школ. Что популяризация пошла огромными скачками.

— Многие считают, что это из-за противостояния Загитовой и Медведевой в Пхенчхане.

— Да нет, конечно! Когда пошел еще первый «Ледниковый», рейтинг был очень высокий. Стали детей приводить, а потом уже пошло дальнейшее развитие спорта. И шоу Ильи Авербуха, и ледовые спектакли, и потом соревнования начали показывать. Раньше ничего не показывали! Сейчас даже какой-то Кубок России в Сызрани транслируют. Кто какие претензии может предъявить? Популярность начала расти далеко не с Жени Медведевой и Алины Загитовой. Почему помню — до нас донесли информацию о школах, и мы очень радовались. А много лет уже прошло.

Александра Трусова и Евгений Плющенко. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Александра Трусова и Евгений Плющенко. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Не считаю правильным вариант развития «Ангелов Плющенко» с Трусовой

— В Америке в конце 90-х популярность фигурного катания схлопнулась очень быстро. Можно ли опасаться такого в России?

— Да, у них это произошло действительно быстро. Тут я с Гариком Харламовым согласен. Когда наши в очередной раз пролетели в футболе, он сказал: «Может, закрыть футбол? Бразильцы не катаются на горных лыжах и не играют в хоккей. У них нет такого спорта». У нас есть фигурное катание, это прямо национальный вид спорта, где Россия, Советский Союз всегда были на вершине. Так надо дальше идти, делать его еще сильнее. Даже делать не надо, он уже есть. Надо его поддерживать.

Реплику Харламова оставить здесь по требованиям закона мы не можем, она доступна по ссылке

— В реалиях государственного спорта России «поддерживать» значит «дайте денег».

— А мы не против. (Смеется.) Всегда за. У нас же проблема в том, что группам не хватает льда, зала, идет противоборство с хоккеем. С другой стороны, катки строят, они растут как грибы после дождя. Их больше, но и идущих людей не становится меньше — и в фигурном катании, хоккее, даже шорт-треке.

— В этом смысле важен успех частных проектов? «Ангелы Плющенко», например.

— Да пожалуйста, я ничего против этого проекта не имею. Будь то государственный или частный вариант, лишь бы шло на пользу. Если Женя набирает детей, тренирует — так и должно быть. Если люди в состоянии платить, то кто ж против? Фигурное катание — очень дорогой вид спорта, и тренеры, лед, костюмы, коньки.

— Правильнее ли, чтобы школа развивалась постепенно, через детей, юниоров? Можно же Трусову взять и с наскока побеждать.

— Это я не считаю правильным, как показала практика, не выиграл этот вариант. Попробовали — не получилось. Хотят, пусть попробуют еще раз. Абсолютно их дело, не собираюсь их оценивать. Вы же видите, в госшколах должны быть и маленькие, и мастера. Иначе прикроют без развития. У того же Жулина есть дети, Крыловой.

В частной школе можно набрать только мастеров, и никто тебе ничего не скажет, ты сам себе хозяин. Как маленькое государство. Вполне возможен такой подход. Та же Линичук в Америке шесть пар мастеров тренировала и больше никого. Но нужны спонсоры. Женя их ищет сам, но у большинства их нет.

— Америку мы пока не догнали, наверное. В плане экономики.

— Да, именно. До такого уровня экономики мы не доросли.

Новости