«Если Загитова вернется, будет самой обсуждаемой звездой Олимпиады». Мнение Рудковской

Константин Колмаков
Корреспондент
12 марта 2021, 18:50

Статья опубликована в газете под заголовком: «Яна Рудковская: «Если Загитова вернется, будет самой обсуждаемой звездой Олимпиады»»

№ 8397, от 15.03.2021

Яна Рудковская. Фото из личного архива, Instagram
Известный продюсер, жена Евгения Плющенко и совладелец «Ангелов Плющенко» — о возвращении Загитовой, уходе Косторной и гениальности Мишина.

Разговор с Яной Рудковской начался с футбола, но затем перекинулся на более актуальное для известного продюсера фигурное катание. Яна является супругой олимпийского чемпиона Евгения Плющенко и много времени уделяет его академии — одной из самых звездных школ страны. Сейчас «Ангелы Плющенко» готовят к чемпионату мира Александру Трусову, а вот Алена Косторная покинула «Ангелов», вернувшись к своему бывшему тренеру Этери Тутберидзе.

— Наша сборная опустилась ниже в рейтинге УЕФА, что говорит о падении уровня футбола. Почему футбол до сих пор продолжают называть спортом номер один, когда достижения нашей сборной даже рядом не стоят с успехами в фигурном катании? — вопрос Рудковской.

— Сейчас уже это не так очевидно. Рейтинги по фигурному катанию бьют телевизионные рейтинги по футболу. Я вижу цифры. Это скорее сложившийся стереотип, что футбол — спорт номер один. Из-за приближения Олимпиады, из-за потрясающих достижений девочек фигурное катание поднимается очень высоко. И например, в двадцатке самых популярных девушек марта есть Алина Загитова, Женя Медведева, Александра Трусова, Алена Косторная. Безусловно, футбол — один из самых популярных видов спорта, но мы возвращаем советские традиции. Фигурное катание начинает врываться в топ-3 по популярности. Не исключаю, что к Олимпийским играм будет на втором или первом месте. Когда нет достижений в футболе, интерес к нему пропадает. Футбол был интересен к чемпионату мира и был на пике, потому что российская сборная хорошо играла. Чем выше результаты в фигурном катании, тем больше интерес. Все закономерно.

После истории с Косторной будем дозированно подходить к ответу «да»

— Не так давно Алина Загитова сказала, что, возможно, продолжит карьеру фигуристки. Верите в это?

— Вы знаете, муж мне три раза говорил подобное, и он свое обещание сдержал. После Солт-Лейк-Сити он сказал, что вернется в Турин. После Турина сказал, что вернется в Ванкувер. После Ванкувера — что вернется в Сочи. Мужик сказал — мужик сделал. Алина Загитова — очень сильная девочка, но на моей памяти не было случая за последнее время, кроме Евгения Плющенко, чтобы кто-то возвращался и завоевывал медали. Вернуться можно. Вопрос в том, какие перед собой ставить цели. Если цель — доказать всем, что ты можешь быть в элите фигурного катания, то это одно. Вернуться и встать на пьедестал Олимпийских игр, соревнований мирового уровня, мне кажется, очень сложно. Евгений — терминатор. У него огромная сила воли. За год до Олимпиады он отказался от всех мероприятий, отказался от спиртного, даже бокала шампанского не было на Новый год.

— Вот как!

— У него был отдельный холодильник с продуктами, он сидел на диетах, тренировался по специальной методике Мишина, занимался боксом, играл в футбол, чтобы была выносливость. Как мужчина возвращается, я представляю. Я прошла с ним два олимпийских цикла — это было очень тяжело. Он не мог прыгать двойные прыжки после операции на позвоночнике. Была психологическая проблема, что может вылететь конструкция. Это очень тяжело! У него были операции, серьезные травмы, но он возвращался! У Алины, насколько я знаю, нет травм и сложнейших операций. Наверное, если будет мотивация, она попробует. Вернуться в элиту она вернется, а вот встать на пьедестал на Олимпиаде будет очень сложно. Если она это сделает, это будет самая большая сенсация Игр.

— Реально ли конкурировать с нынешнем поколением фигуристок?

— Если бы не было ультра-си, Щербаковой, Валиевой, Трусовой, Кихиры, Косторной, Хромых, конечно, были бы очень большие шансы. Конкурировать с четверными и акселями в три с половиной оборота очень сложно. Но вернуться в элиту, доказать самой себе она сможет. По компонентам она будет очень высоко — харизма, титулы дают преимущество по второй оценке. Когда выходил Плющенко — рука не поднималась его засудить. Весь мир следит за этими камбэками! Была интрига. Если это будет камбэк, то это будет камбэк года, если не камбэк Олимпиады. Это будет круто! Если Алина сможет это сделать, то будет не просто спортсменкой и олимпийской чемпионкой, а чемпионкой, которая смогла преодолеть саму себя дважды. Даже если она будет четвертая или пятая, это все равно будет круто.

— Значит, не исключаете такой вариант?

— Не исключаю. Если она еще добавит элементы ультра-си, конечно, но будет очень тяжело. Однако кто-кто, а Алина может. И Женя Медведева может — они обе могут. Но это значит, что надо отказаться от всего, от телевизионных съемок и шоу. Как сказал Евгений Плющенко, «на карту я поставил все — свою репутацию, свое время, свою жизнь. Я сконцентрирован только на своей цели». Если будет такая концентрация, то не исключаю. И не стоит забывать, что соперники тоже ошибаются — Олимпиада непредсказуема. Не могу сказать, что я верю или не верю. Вопрос в цели. И главное, чтобы не было травм. У Плющенко было две задачи — бороться с травмами и бороться с соперниками.

— Вы сказали, что Плющенко отказывался от интервью. Какое самое топовое предложение ему поступало?

— Женя даже отказывался от съемок для западных журналов. Чтобы сделать съемку для Time, я уговаривала его четыре месяца! Это самое популярное издание в мире, которое цитируют все! А он говорил: «Мне это не интересно. Если я выиграю, то буду на всех обложках. Но мне надо выиграть». И ведь был же! Понимаете, да? Но это Плющенко — сравнивать его с кем-то очень сложно. Для этой цели надо отказаться от всего!

— Думаете, получится у Алины выучить элементы ультра-си?

— На сто процентов сказать никто не сможет. Мы не знаем, как пройдет чемпионат мира, но первая тройка будет с ультра-си. Поверьте мне, вся страна, весь мир будут болеть за Алину Загитову, если она вернется. Она будет самой большой, самой обсуждаемой звездой Олимпиады, несмотря на результаты. Здесь нет никаких сомнений. Люди любят истории. Юля Липницкая — история 15-летней девочки, история гениальной программы «Список Шиндлера» Ильи Авербуха. Никто не помнит, какие у кого были программы в Сочи, но все помнят «Список Шиндлера». Так что вопрос в амбициях. Если бы это были моя дочка или мой сын, я бы сказала возвращаться. Это вызов. Вызов самому себе.

Ольга Бузова и Дмитрий Соловьев, Алина Загитова, Евгения Медведева.

— Думаете, при нынешней конкуренции Загитова сможет отобраться на Олимпиаду?

— Битва будет не на жизнь, а на смерть. Выгрызаться будет каждое место в олимпийской сборной. Я вижу, как готовятся девочки. Чтобы быть в топе, нужно выполнять не один и не два уже ультра-си элемента.

— Есть шанс, что Загитова вернется не к Тутберидзе, а к Плющенко?

— Очень провокационный вопрос. В чем смысл был последней истории? Алена Косторная пришла не к Евгению. Она пришла в «Ангелы Плющенко» к Сергею Александровичу Розанову. Евгений первое время помогал, но потом она начала заниматься только с Сергеем Александровичем между своими болезнями и восстановлениями. Александра Трусова шла к Евгению Плющенко. Евгений сейчас очень придирчиво относится к рассмотрению новых кандидатур — он занимается с Трусовой, Жилиными, Муравьевой, Титовой, Сарновскими, с нашим сыном Сашей. У него две мини-группы. Чтобы не было такого, что Константинова, Рябова, Косторная ушли от Плющенко, — они ушли не от Плющенко, они ушли из академии от своих тренеров. Никому не интересно писать, что Косторная ушла от Розанова. А вот если написать — от Плющенко, то это будет топ-5 «Яндекса» и всех поисковых систем. В «Хрустальном» тоже не только Тутберидзе работает. Много тренеров. Но фамилия звучит одна. Плющенко занимается со своими спортсменами, он за них и отвечает — это максимум 15 человек, хотя в академии около 100 спортсменов тренируются и работают 12 тренеров.

— Загитова — громкое имя.

— Вопрос, возьмет ли Плющенко. Он дозированно всех принимает, потому что на всех его не хватает. Просятся очень много — есть условия, есть лед, но после истории с Аленой Косторной мы будем очень дозированно подходить к ответу «да». Алине хорошо тренироваться в своем штабе. Ее прекрасно там знают, там большая конкуренция у девочек. Алене Косторной именно этого и не хватило в итоге. У Евгения более индивидуальный подход, своя система, как у Мишина. Кто соглашается идти по этой системе, у них есть неплохие результаты — Титова запрыгала три с половиной и выигрывала все предыдущие старты. Трусова и Муравьева стали третьими на взрослой и юниорской России, Жилина набирает обороты после травм и болезни. Вот не хочется так, чтобы говорили: «Мы идем к Плющенко», — а с ними работают совершенно другие тренеры. После всех историй, чтобы потом не ассоциироваться с кем-либо, я буду категорично отговаривать брать без четких обязательств. У нас есть хорошие спортсмены, которыми Евгений лично занимается. Просятся в майское окно многие — и девочки, и мальчики, и с ультра-си, и без. Вот не хочется, чтобы было так, что у спортсменов одни права, а у тренеров одна ответственность. Поэтому брать кого-то если и будем, то очень выборочно.

С Аленой остались отличные отношения

— А что с Косторной и ее компенсациями?

— У нас есть юристы, которые получают деньги за свою работу. Я юридические вопросы обсуждать не хочу. У нас есть контракт с мамой Алены. Мы хорошо относимся к Алене — она мне очень сильно импонировала. Но так сложилось, что она решила уйти. Ничего плохого в этом не вижу, просто можно было немного по-другому все сделать, но это уже лирика. У меня остались отличные отношения к Аленой, контракт пока не расторгнут, мы не торопимся, и нас не задевает, что юридически она еще у нас, а фактически уже там. Федерацию пока еще тоже никто не уведомил. Пусть тренируется. Мы ей желаем только добра! Пусть она восстанавливается, тренируется, выступает. У меня нет вопросов к Алене Косторной, как и у моего мужа. Мы остались хорошими друзьями. А по контракту пусть разбираются — есть понимание у обеих сторон. Про контракт с мамой и не знал бы никто, если бы Даниил Маркович не рассказал об этом СМИ.

— Что думаете по поводу состава на чемпионат мира?

— Это интересный пасьянс. Три разных тренерских штаба, и каждый штаб долго вел девочек к этой цели. Я вижу, сколько работы проделывает Саша Трусова — это феноменальная спортсменка! Я таких не встречала. Представляю, сколько работы ведется с Аней Щербаковой и Лизой Туктамышевой. Хочется, чтобы каждая девочка была на пьедестале. Любая из них может бороться за высокие места. Буду болеть за каждую! Буду болеть за Россию! Лизу Туктамышеву я знаю с десяти лет. Каждый день, когда я приходила на тренировки, видела ее подготовку. По долголетию она может сравниться только с Плющенко или с Ирой Слуцкой. Лиза пережила эпоху и Юли Липницкой, и Аделины Сотниковой, и Загитовой с Медведевой и по-прежнему ездит на чемпионаты мира. Это говорит о том, что Алексей Николаевич Мишин — тренер номер один в мире, который может продлить долголетие спортсмена в спорте. Я такого мнения придерживаюсь. Показатели Лизы и моего мужа — самый главный аргумент в его пользу.

— А Анна Щербакова?

— Каждая программа — мини-история. Плюс стабильность. Это вызывает безумное уважение. Главный актив штаба Этери Георгиевны — это, конечно, Валиева и Щербакова. Но следующий сезон будет сложным для всех. Придется бороться за отбор на Олимпийские игры.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
417
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья