16:00 29 декабря 2014 | ХРОНИКА

Почему "Динамо" ночевало в раздевалке?

Максим ПОТАШЕВ, Леонид ТИМОФЕЕВ, капитан команды знатоков Евгений КУПРИЯНОВ, Тимур МУХАМАТУЛИН, Елизавета ОВДЕЕНКО и Владимир СТЕПАНОВ (слева направо) в редакции "СЭ". Фото Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ"
Максим ПОТАШЕВ, Леонид ТИМОФЕЕВ, капитан команды знатоков Евгений КУПРИЯНОВ, Тимур МУХАМАТУЛИН, Елизавета ОВДЕЕНКО и Владимир СТЕПАНОВ (слева направо) в редакции "СЭ". Фото Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ"
11

В нашей редакции прошла традиционная, тринадцатая по счету, предновогодняя игра "Знатоки против "СЭ"

Если вы делаете что-то в тринадцатый раз кряду, сохраняются ли у вас прежние свежесть восприятия и накал эмоций? Вряд ли. А вот для членов телевизионного клуба "Что? Где? Когда?", традиционно появляющихся в нашей редакции в декабре, каждая игра – как первая. Даже если она тринадцатая, как в нынешнем году.

Наши гости играли с таким азартом и вдохновением, что не могли не доставить удовольствия зрителям, пришедшим на "стадион". Способствовали этому и отличные вопросы, присланные в этот раз читателями "СЭ". Надеемся, что свою порцию удовольствия получат и те, кто увидит матч "в записи", то есть прочитает стенограмму этой встречи.

Ведущий (первый заместитель главного редактора "СЭ", обладатель "Бриллиантовой совы" и "Хрустальной совы" Борис ЛЕВИН): – Добрый вечер, дорогие друзья! Рад снова приветствовать всех собравшихся у нашего игрового стола. Напомню, что сегодня предстоит тринадцатая встреча в сериале "СЭ" против знатоков". Регламент этого противостояния основывается на теннисных правилах – счет идет по сетам. Первый, если кто-то забыл, выиграли наши гости – 6:4. Во втором пока ничья – 1:1, и сегодня определится, кто же вырвется вперед.

Никаких изменений по сравнению с предыдущей игрой, да что там – с тремя предыдущими играми, в составе шестерки знатоков не произошло, и я с огромным удовольствием вам ее представляю.

Двукратная обладательница "Хрустальной совы" в телевизионном клубе "Что? Где? Когда?", бесспорное украшение этой команды Елизавета ОВДЕЕНКО; обладатель "Хрустальной совы" Владимир СТЕПАНОВ; герой нескольких предыдущих игр в редакции "СЭ" Тимур МУХАМАТУЛИН; магистр игры "Что? Где? Когда?" Максим ПОТАШЕВ; его партнер по команде в телеклубе Леонид ТИМОФЕЕВ; и, наконец, капитан этой шестерки Евгений КУПРИЯНОВ (аплодисменты в зале).

Эти люди уже не раз доказывали свою силу в этих стенах, но могу сказать, что сегодня им придется нелегко, потому что авторы вопросов постарались на славу. Многое, как всегда, будет зависеть и от волчка, поскольку задачки, естественно, есть посложнее, а есть попроще. И я предлагаю без лишних церемоний начать игру.

ПЕРВЫЙ РАУНД

Ведущий: – Сектор номер десять. Волчок, как всегда, вас любит.

Поташев: – О, нас начинают расслаблять с первой же минуты.

Ведущий: – Г-н Поташев, не надо искать подвох там, где его нет. Лучше расскажите, что вам больше всего нравится в игре "Что? Где? Когда?".

Поташев: – Всё.

Ведущий: – А что изменилось в этой игре за двадцать лет вашего пребывания в клубе?

Поташев: – Всё.

Ведущий: – Знаете, вы мне очень напоминаете героя этого вопроса, легендарного канадского хоккеиста Стена Микиту.

Поташев: – Чем?

Команда: – Всем (смех за столом).

Ведущий: – Ну насчет "всем" не знаю, а вот "многословностью" – точно.

Внимание, вопрос!

После завершения карьеры один из журналистов спросил великого хоккеиста Стена Микиту, что ему больше всего понравилось за время выступлений в НХЛ. "ОНА", – ответил Стэн. Тогда репортер поинтересовался, что понравилось меньше всего. "ЕЁ размер", – был ответ. "А что же изменилось в лиге с того момента, как вы закончили играть?" – задал последний вопрос представитель прессы. "ЕЁ размер", – не побаловал разнообразием бывший нападающий "Чикаго". Наш читатель Владислав Марцинкевич просит вас ответить, что же имел в виду немногословный канадец?

Овдеенко, Степанов: – Зарплату?

Куприянов: – О чем может говорить хоккеист? Скамейка штрафников?

Овдеенко: – Важно ли, что нам назвали "Чикаго"?

Мухаматулин: – Что поменялось в НХЛ за двадцать лет. Правило проброса...

Степанов: – Там должно быть какое-то общее понятие типа славы или чего-то в этом роде.

Мухаматулин: – Синяя линия.

Тимофеев: – Скамейка штрафников.

Поташев: – Разве ее размер на что-то влияет?

Мухаматулин: – А как называется та штука, на которую ставят сам кубок? Чемпионы-то добавляются, и она растет.

Поташев: – Подставка и подставка, как еще?

Овдеенко: – Не может ли речь идти об игровой форме? Может быть, Микита просто поправился?

Поташев: – У меня мелькнула такая мысль, но вряд ли она правильная.

Степанов: – Микита, если мне не изменяет память, нападающий.

Поташев: – Да, и что? Не может ли это быть рекламная пауза?

Куприянов: – Реклама? Или пресса?

Овдеенко: – А если не скамейка штрафников, а скамейка запасных?

Мухаматулин: – Чужая зона.

Тимофеев: – Пауза на отпуск между соревнованиями? Может быть, она стала меньше?

Поташев: – В этом есть смысл, но она вроде бы не менялась – сезон там фиксированный.

Ведущий: – Время вышло, пора отвечать!

Куприянов: – Ничего лучше зарплаты мы не придумали.

Ведущий: – Г-н Куприянов, кому вы предоставляете право дать ответ?

Куприянов: – Владимиру Степанову.

Степанов: – Из того, что было у нас за столом, ничего более интересного, чем зарплата, пожалуй, нет. Поэтому будем считать, что именно о ней нормальный профессионал Стен Микита и говорил.

Ведущий: – Видите, г-н Поташев, никто вас не обманывал – это один из двух-трех самых простых сегодняшних вопросов. Вы повели в счете – 1:0. Крутите волчок!

ВТОРОЙ РАУНД

Ведущий: – Волчок выбрал сектор номер пять. Г-жа Овдеенко, вам нравятся вопросы, в которых одно или несколько слов какой-либо фразы меняются на другие?

Овдеенко: – Да.

Ведущий: – А мне вот не очень. Но готов согласиться, что и среди них попадаются весьма достойные. В частности, как мне кажется, этот.

Итак: в одной из партий матча на первенство мира Борис Спасский разыграл дебют, который часто и с успехом применял его соперник, Тигран Петросян. Комментируя это решение, Давид Бронштейн образно заметил, что Спасский предложил Петросяну поиграть в шахматы во дворе дома, в котором тот вырос. Уважаемые знатоки! Наш читатель Анатолий Фурса признается, что нахальным образом заменил в комментарии Бронштейна одно слово. Попробуйте за минуту определить, какое именно!

Овдеенко: – Нахальным образом?

Поташев: – Тут на самом деле не так много вариантов для замены.

Куприянов: – Надо искать вот здесь: "во дворе дома, в котором он вырос".

Степанов: – Может быть, не дома.

Тимофеев: – В подвале дома? На крыше дома?

Овдеенко: – А может, не двор? Он, как шахматист, проводил время, наверное, не во дворе.

Мухаматулин: – Не поискать ли в шахматных терминах – "Берлин" там или испанский вариант.

Поташев: – Дом пионеров никак не приспособим?

Степанов: – Какой-то дом – берлинский, или русский.

Овдеенко: – Можно еще армянский покрутить. Само строение никак не обыгрывается?

Куприянов: – Есть еще слово "вырос".

Мухаматулин: – В чем здесь вообще идея? В том, что там он еще пешком под стол ходил. Но одно слово...

Куприянов: – В котором он дрался?

Степанов: – Учился?

Поташев: – Нет, как мне кажется, ничего, кроме дома, здесь не заменишь.

Степанов: – Речь идет о дебюте партии – какие там есть термины? Гамбит?

Тимофеев: – Петросян фактически играл сам с собой.

Мухаматулин: – Точнее Спасский залез на чужое поле.

Тимофеев: – В детстве Петросян мог играть сам с собой?

Куприянов: – А если вспомнить о нахальном? Кого так могут называть во дворе? Петуха?

Поташев: – Петросяна звали Тигром.

Ведущий: – Время, к сожалению для вас, вышло. Кто отвечает?

Куприянов: – Придется мне самому.

Ведущий: – Итак, Давид Бронштейн заметил, что Спасский предложил Петросяну поиграть в шахматы во дворе дома, в котором тот вырос. Какое же слово во фразе Бронштейна заменил читатель?

Куприянов: – Предположим. Что это слово "зоопарк".

Ведущий: – Зоопарк? Неожиданно! Это вместо дома?

Куприянов: – Да.

Поташев: – Шахматы!

Ведущий: – По-моему, г-н Куприянов, вы сейчас слегка даже оскорбили Тиграна Вартановича. Вряд ли он считал, что растет в зоопарке.

Овдеенко: – Наверное, не шахматы, а поддавки.

Ведущий: – На самом же деле автор вопроса при небольшой моей интонационной помощи лихо вас обманул. Точнее, психологически точно рассчитал, что менять в шахматном вопросе слово "шахматы" придет вам в голову в последнюю очередь. Что и произошло – такая идея, как я понимаю, появилась за столом уже после оглашения ответа.

Ну а правильная версия звучит так: прятки. Давид Бронштейн образно заметил, что Спасский предложил Петросяну поиграть в прятки на отлично знакомой тому местности.

Овдеенко: – Шикарно! Очень красиво!

Ведущий: – Мы сравниваем счет – 1:1 по партиям во втором сете, и столько же в третьей партии. Вращаем волчок!

ТРЕТИЙ РАУНД

Ведущий: – Играет сектор номер девять. Г-н Степанов, когда вы в последний раз были за границей?

Степанов: – Осенью.

Ведущий: – И что там прикупили?

Степанов: – Да ничего особенного. Уже и не помню.

Ведущий: – Но для дела или для души?

Степанов: – Для души, конечно. Что там можно найти для дела?

Ведущий: – А вот кое-кто находил.

Внимание, вопрос!

В СССР в то время их практически не было. А вот в Давосе, где к Олимпиаде в Скво-Вэлли готовилась наша конькобежная сборная, их легко можно было купить в универмаге. Что Виктор Иванович Косичкин, которого вы видите на экране, и сделал.

Этот шаг, как он сам потом вспоминал, в значительной степени помог ему выиграть золотую олимпийскую медаль на дистанции 5000 м. Читатель Олег Бухар интересуется, что же купил Виктор Иванович в Давосе?

Куприянов: – У нас досрочный ответ!

Ведущий: – Не могу вам его запретить. Кто будет отвечать?

Куприянов: – Версия родилась сразу у нескольких игроков в команде, но пусть ответит Максим Поташев.

Поташев: – Мы считаем, что он купил колготки.

Ведущий: – Просто колготки? Не хотите уточнить, какие именно?

Поташев: – Эластичные.

Ведущий: – В СССР еще не было колготок?

Поташев: – Если и были, то только шерстяные. Да и их особо не было. Самым важным в колготках, которые купил Косичкин, было то, что они плотно обтягивали тело, и это позволило ему улучшить собственную аэродинамику в процессе бега.

Ведущий: – Знаете, будь это ответ после минуты, я бы засчитал его не задумываясь. Но досрочный ответ имеет свои особенности – он должен быть предельно точным. Речь в вопросе, конечно же, идет о колготках, но не просто о колготках, а о новинке того времени – изделии из нейлона. Поэтому я обращаюсь к главному редактору нашей газеты Дмитрию Кузнецову, исполняющему в сегодняшней игре роль третейского судьи: мы засчитываем очко знатокам?

Кузнецов: - С учетом того, что применение покупки объяснено совершенно верно, да и слово "эластичные" произнесено, мы вынуждены ответ засчитать, как бы тяжело это ни было.

Ведущий: – Главный редактор "СЭ", как всегда, на вашей стороне, и мне остается лишь констатировать: знатоки вышли вперед – 2:1. Волчок!


60-е годы. Виктор КОСИЧКИН. Фото - Анатолий БОЧИНИН

ЧЕТВЕРТЫЙ РАУНД

Ведущий: – На этот раз стрелка указала на сектор №11. Г-н Мухаматулин, вы хорошо знаете Москву?

Мухаматулин: – Думаю, что да.

Ведущий: – А вы, г-н Тимофеев?

Тимофеев: – Я еще лучше.

Ведущий: – И какие районы столицы вам ближе всего?

Тимофеев: – Юго-Запад, Юг, Запад, Север, в общем все, кроме Востока.

Поташев: – А вопрос будет о Востоке (смех за столом).

Ведущий: – Ну, не совсем, не переживайте раньше времени.

Внимание, вопрос!

В ноябре 1945 года футболисты московского "Динамо" долго готовились к своему знаменитому турне в Англию на комфортабельной по тем временам подмосковной базе в Мытищах. Но в какой-то момент старший тренер Михаил Якушин перевез команду на родной динамовский стадион в Петровском парке. Ночевать здесь игрокам приходилось прямо в раздевалке, но с этим все мирились. Александр Азаркович спрашивает: чем же такое решение было вызвано?

Куприянов: – Там Тарасовка вообще рядом.

Степанов: – Может быть, на подмосковной базе был слишком свежий воздух? А Якушин пытался приучить их к туману и смогу.

Овдеенко: – Или наоборот – рядом какой-то завод.

Степанов: – Нет, заводов точно нет – ни там, ни там.

Поташев: – Может, они хотели тренироваться при публике, чтобы лучше подготовиться к давлению?

Куприянов: – В Петровском парке все просто громче. Они привыкали к арене.

Поташев: – А зачем нас спрашивали, знаем ли мы Москву?

Куприянов: – Там рядом с базой Тарасовка.

Поташев: – И что?

Тимофеев: – За городом тихо, а в центре гораздо громче.

Мухаматулин: – Я бы сказал, что Петровский парк тогда не был центром.

Тимофеев: – Но трасса мимо него все равно шла.

Степанов: – Может быть, переезд связан с тем, что добираться было тяжело.

Поташев: – Им не надо было добираться – их держали на базе постоянно.

Мухаматулин: – Ближе к Шереметьеву. Точнее – к Ходынке, где тогда был аэродром.

Поташев: – И что? Они же, судя по вопросу, долго сидели на стадионе.

Степанов: – А если элементарно – поле на стадионе "Динамо" было лучше.

Овдеенко: – Трава ближе к английской? А может, погода была плохой?

Ведущий: – Время вышло. Вы берете дополнительную минуту?

Куприянов: – Нет, мы отвечаем. Сделает это Тимур Мухаматулин.

Мухаматулин: – У нас было много версий, но, если дали отвечать мне, озвучу свою. Полагаю, что команду перевезли в Петровский парк потому, что он находится недалеко от Ходынского поля, где тогда был Центральный московский аэродром. Вероятно, чтобы удобнее было добраться до самолета, не тратя много времени на дорогу из Мытищ.

Ведущий: – Но они находились на стадионе несколько дней – это всяко больше, чем время на дорогу из Мытищ. В чем же тогда смысл их поступка и вашего ответа?

Мухаматулин: – Я предположил бы, что в 1945 году авиация еще не была так хороша, как сейчас, и сильно зависела от погодных условий. Поэтому команда должна была быть на чемоданах, чтобы оперативно оказаться на аэродроме в тот момент, когда разрешат вылет.

Ведущий: – То есть что происходило?

Мухаматулин: – Они ждали вылет в непосредственной близости от аэродрома.

Овдеенко: – И визы тоже (смех за столом).

Ведущий: – Вынужден констатировать, что мне пришлось вооружиться клещами и титаническими усилиями вытаскивать ответ. Истинные знатоки Москвы, и г-н Мухаматулин в том числе, помнят, что станция "Аэропорт", идущая вслед за станцией "Динамо" на зеленой ветке метро, названа так не случайно – там раньше действительно находился Центральный аэродром нашей столицы. Ноябрь, метеоусловия оставляли желать лучшего. "Будем ловить окно в погоде", – предупредили пилоты, и Якушин решил перевезти команду как можно ближе к Ходынке, чтобы это окно не упустить. Но в итоге, правда, вылет состоялся не с известного всем Центрального аэродрома, а с нового – во Внукове.

Вы тем не менее ответили абсолютно правильно: команда ждала летную погоду. Счет становится 3:1. Крутим волчок!

ПЯТЫЙ РАУНД

Ведущий: – Шестой сектор. Нам надо отыгрываться, а волчок с завидным упорством обходит блиц и суперблиц. Что ж, играем то, что он предлагает.

Внимание, черный ящик!

А теперь посмотрим на экран!

(На экране идет ролик, где некий самолет исполняет фигуры высшего пилотажа. Читателям можно подсказать, что самолет этот – марки СУ, а музыка к ролику – фрагмент концерта "Allegro Maestro" Ференца Листа. Знатокам эта информация не сообщалась.)

Мухаматулин: – По-моему, это выступление группы "Русские витязи".

Поташев: – А что за музыка? Не Чайковский?

Ведущий: – Ролик, который вы только что посмотрели, к спорту никакого отношения не имеет. Но он, несомненно, может подсказать вам ответ на вопрос читателя Кирилла Михайлова – о спортивном термине, известном уже много десятилетий и принесшем, в частности, славу тому, кого арабы называли "Угрюмым медведем". А теперь собственно вопрос: что же в черном ящике?

Куприянов: – Какие там были фигуры? "Бочка"?

Степанов: – С гимнастикой их нельзя никак связать?

Тимофеев: – А не перекат ли там был? Такой термин есть в борьбе.

Куприянов: – Карелин?

Тимофеев: – Почему бы его не назвать "Угрюмым медведем"?

Поташев: – И что тогда в черном ящике?

Куприянов: – У Карелина был еще прием, который назывался "Обратный пояс".

Мухаматулин: – В ящике пояс?

Поташев: – С какой радости арабы будут как-то называть Карелина?

Куприянов: – Почему бы им не любить борьбу?

Поташев: – Не знаю, но они не очень ее любят.

Куприянов: – А что они любят? Крикет?

Мухаматулин: – Верблюжьи скачки. Не могут ли там быть какие-то конные штуки?

Степанов: – "Угрюмый медведь" по выражению лица подходит Карелину идеально.

Поташев: – Подходит.

Мухаматулин: – Он же был не вольником, а классиком?

Куприянов: – Хорошо, если пойти от "Русских витязей", что может быть русским?

Степанов: – Кто-то первый...

Овдеенко: – А если просто: фигуры высшего пилотажа?

Поташев: – Что еще, кроме "бочки"? "Горка"?

Куприянов: – И какой вид спорта? Фигурное катание? Городки?

Поташев: – Арабы о городошнике – это сильно. Похоже, ничего, кроме пояса, нет.

Ведущий: – Время! Вы будете отвечать или возьмете дополнительную минуту?

Куприянов: – Будем отвечать.

Ведущий: – А я бы с удовольствием показал вам ролик еще раз.

Куприянов: – И мы с удовольствием насладились бы музыкой, там звучащей...

Ведущий: – Вот-вот.

Куприянов: – Но не станем этого делать. Отвечу я: у нас есть предположение, что в черном ящике пояс.

Ведущий: – Пояс?

Куприянов: – Да.

Ведущий: – Мне интересно, а что вы увидели в нашем ролике?

Куприянов: – Фигуры высшего пилотажа в исполнении, по нашему предположению, группы "Русские витязи".

Ведущий: – Не знаю, где вы там увидели группу – самолет-то был один. Вы, кстати, узнали, что это за модель?

Куприянов: – Нет.

Ведущий: – И музыку тоже не опознали?

Куприянов: – Нет, хотя красоту ее оценили.

Тимофеев: – Но она, по-видимому, русская.

Ведущий: – И здесь вы не попали. Внимание, правильный ответ! Вы посмотрели ролик о самолете марки СУ.

Степанов: – Сушка?

Ведущий: – Конструктор этого самолета – Сухой, а так понравившаяся вам музыка – это не что иное, как фрагмент концерта "Allegro Maestro" Ференца Листа. Открываем черный ящик – там сухой лист!

А я могу только добавить, что была еще одна ниточка, потянув за которую вы могли распутать этот непростой клубок. Какие виды спорта популярны у арабов, кроме верблюжьих скачек? Конечно же, футбол. А какой медведь, то есть явно человек из нашей страны, нынешней или бывшей, связан с арабским футболом? Кандидатур не так много, а по сути – одна. Валерий Васильевич Лобановский, блестяще исполнявший крученый удар, получивший образное название "сухой лист".

Овдеенко: – Опять красиво!

Ведущий: – Действительно красиво! А еще и полезно: мы сократили разрыв – 2:3. Запускаем волчок!


Ведущий игры Борис ЛЕВИН с сухим листом фиксирует успех "СЭ" в пятом раунде. Фото - Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ"

ШЕСТОЙ РАУНД

Ведущий: – И опять рядом с блицем! Сектор номер три. Вопрос от Ильдара Валеева, который играет против вас уже не в первый раз.

Прежде чем задать свой вопрос, Ильдар попросил поинтересоваться у вас, г-н Поташев...

Поташев: – Всё!

Ведущий: – Нет, здесь этот апробированный ответ не подойдет, поскольку вопрос вот о чем: вы уже несколько раз меняли команды в элитарном клубе. Насколько это тяжело?

Поташев: – Хороший вопрос... Когда это от тебя почти не зависит, не очень тяжело.

Ведущий: – А когда зависит, получается, тяжелее.

Поташев: – Наверное.

Ведущий: – А вот футбольный голкипер Владимир Стойкович делал это без проблем, поиграв за несколько европейских клубов. В конце концов он вернулся на родину и стал защищать цвета белградского "Партизана", после чего фанаты "Црвены Звезды", воспитанником которой является Стойкович, и разместили на своем сайте то, что Станислав Ежи Лец считал лучшей визитной карточкой. Ильдар Валеев просит вас догадаться, о чем идет речь.

Мухаматулин: – Думаю, что это просто некролог – он для них умер. Человек, играющий за "Партизан", по мнению фанатов "Црвены Звезды", вообще не имеет права жить. А тем более если он предатель.

Поташев: – Хорошо.

Куприянов: – А информация о том, что он менял клубы? Причем без проблем?

Тимофеев: – Это, по-моему, не важно. Главное – противостояние "Црвены Звезды" и "Партизана".

Мухаматулин: – Стоп, а может, и важно: тогда лучше подходит денежная купюра.

Степанов: – Купюра – лучшая визитка?

Тимофеев: – Что вообще может быть лучшей визиткой?

Поташев: – Отпечаток пальцев?

Куприянов: – Черная метка?

Мухаматулин: – Смысл в том, что они должны его как-то подколоть.

Овдеенко: – Крест?

Степанов: – По тому, что размещено, все, по идее, сразу должны понять, что за человек тот, о ком идет речь.

Мухаматулин: – Деньги – это то, что меняется легко.

Овдеенко: – Тридцать сребреников.

Степанов: – И еще с его портретом?

Куприянов: – Поиграл в нескольких странах... С языками не может быть связано?

Тимофеев: – Мне нравится некролог.

Ведущий: – Время вышло. Кто отвечает? Выбор достаточно тонкий.

Куприянов: – Тимур Мухаматулин.

Ведущий: – Все-таки он. Вы ему, похоже, очень доверяете?

Куприянов: – Да.

Ведущий: – Но у него самого было две версии. Какую выбираете, Тимур?

Мухаматулин: – Думаю, команда хочет услышать ту, что я высказал на первой же секунде. Мне она, если честно, уже не нравится, но отвечу: некролог.

Ведущий: – Нечасто такое увидишь: версия нравится меньше, чем другая, но выбираю именно ее. Вы уверены в своем решении?

Мухаматулин: – Я уверен в том, что следует придерживаться командной дисциплины, которую никто не отменял.

Ведущий: – Считайте, что я отменил, дабы не смотреть потом на ваши мучения.

Мухаматулин: – И, тем не менее, ввиду того, что для болельщиков "Црвены Звезды" нет большего врага, чем игрок "Партизана", своему воспитаннику, перешедшему в этот клуб, они могли посвятить только некролог. Который известный своими искрометными высказываниями Станислав Ежи Лец вполне мог назвать лучшей визитной карточкой – в некрологе ведь плохого не напишут.

Ведущий: – Но купюра же – более красивая версия?

Мухаматулин: – Что поделаешь...

Ведущий: – Не надо ничего делать – можете записать в свой актив еще одно очко. Это действительно некролог, и вы снова увеличиваете отрыв – 4:2!

Овдеенко: – Молодец, Тимур!

Ведущий: – Хотите ли вы прерваться на музыкальную паузу?

Куприянов: – Нет, пока игра идет, надо продолжать.

Ведущий: – Тогда запускайте волчок.

СЕДЬМОЙ РАУНД

Ведущий: – Седьмой сектор. Против вас играет хорошо знакомый вам Михаил Локшин – питерский знаток и по совместительству постоянный читатель нашей газеты.

Скажите, господа, у кого из вас есть твиттер?

(Молчание за столом.)

Поташев: – Как вы сказали: свитер? (Смех в команде.)

Ведущий: Значит, никто не обзавелся? А я так хотел сделать вам рекламу, подтянув тем самым новых подписчиков... Но на нет и суда нет – сразу переходим к вопросу. Он, собственно, короток: Михаил Локшин отследил, что 13 февраля 2014 года англоязычный пользователь твиттера Бен Финфер поменял знак на противоположный... В чём?

Поташев: – Когда открылась Олимпиада?

Мухаматулин: – 7 февраля. А 23-го закрылась.

Овдеенко: – Получается где-то посредине.

Мухаматулин: – Скорее ближе к началу.

Куприянов: – Знак на противоположный: это плюс на минус?

Мухаматулин: – Это никак не связано с днем святого Валентина, то есть с 14 февраля?

Овдеенко: – Что-то, связанное с количеством медалей у Англии?

Степанов: – Почему именно у Англии? Он легко мог быть американцем или канадцем. Надо понять: он поменял знак с положительного на отрицательный?

Куприянов: – Об этом ничего не сказано. Просто на противоположный.

Тимофеев: – Может быть, речь о температуре?

Мухаматулин: – Хорошо, в Сочи ведь было очень тепло для зимней Олимпиады.

Куприянов: – И в чем прикол?

Степанов: – Вопросительный знак поменял на восклицательный?

Овдеенко: – Беременность принцессы?

Поташев: – Вопрос вроде о спорте.

Степанов: – Что за соревнования там были в этот день?

Мухаматулин: – Хэштег здесь ни при чем?

Куприянов: – Диез на бемоль?

Поташев: – Почему?

Куприянов: – Ну знак хэштега – это диез и есть.

Овдеенко: – А как выглядит бемоль?

Ведущий: – Время вышло!

Куприянов: – Мы хотели бы взять еще одну минуту.

Ведущий: – Ваше право. Вопрос повторить?

Куприянов: – Если можно.

Ведущий: – Михаил Локшин отследил, что 13 февраля 2014 года англоязычный пользователь твиттера Бен Финфер поменял знак на противоположный... В чем? Пошла вторая минута!

Куприянов: – С символикой это не может быть связано? С пятью кольцами, например?

Степанов: – А как его зовут?

Куприянов: – Бен Финфер.

Тимофеев: – БФ.

Куприянов: – Что там было, в начале Олимпиады? Американцы побеждали, канадцы, у наших шло туго.

Степанов: – Горные лыжи были.

Куприянов: – На открытии кольцо не открылось.

Степанов: – Если вернуться к медалям, может, действительно кто-то из англичан выиграл первое золото или просто медаль?

Поташев: – Англичане, по-моему, вообще ничего не выиграли.

Тимофеев: – Где можно поменять плюс на минус? В заголовке твита есть какой-нибудь знак?

Поташев: – Можно было поменять знак, если бы Олимпиада перевалила середину.

Мухаматулин: – Но она ее не перевалила. На что еще похожа решетка, если не на бемоль?

Тимофеев: – Не могла ли это быть первая российская медаль?

Мухаматулин: – Она была еще девятого – бронза у конькобежцев, потом золото – в фигурном катании.

Степанов: – Да и ему-то что до первой российской медали?

Ведущий: – Пролетела и вторая минута. И отвечать теперь придется так или иначе. Кто это будет делать?

Куприянов: – Наверное, я. Неправильные ответы сегодня – моя прерогатива.

Ведущий: – Такая обреченность радует.

Куприянов: – Мы считаем, что он поменял знак на противоположный на хэштеге.

Ведущий: – На хэштеге? И что же там получилось?

Куприянов: – Хэштег, как известно, начинается со знака "решетка", что совпадает со знаком диез в нотной записи. Он поменял диез на бемоль. Может быть, таким образом получился уникальный хэштег для Сочи-2014.

Ведущий: – Я только хотел бы спросить, какое отношение все вами сказанное имеет к спорту? Диез, бемоль, хэштег...

Куприянов: – Возможно, этот самый Финфер хотел передать свое минорное настроение из-за происходящего на Олимпиаде.

Ведущий: – Мне всегда казалось, что, когда говорят: "поменять знак на противоположный", есть только один вариант.

Поташев: – Плюс на минус.

Овдеенко: – Или минус на плюс.

Ведущий: – Вот именно. И вам не зря было подчеркнуто, что пользователь – англоязычный. Напишите слово "плюс" по-английски. Написали? А теперь попробуйте его продолжить.

Тимофеев: – Плющенко!

Ведущий: – 13 февраля 2014 года Евгений Плющенко снялся с личных соревнований, и Бен Финфер в своем твиттере написал в связи с этим вот так: "More like MINUShenko". Правильный ответ: он поменял знак на противоположный в фамилии Плющенко.

Поташев: – Тяжело.

Овдеенко: – Фу-у-ух!

Мухаматулин: – Супервопрос!

Ведущий: – Читатели "СЭ" вновь сокращают отрыв – 3:4. Крутите волчок!

ВОСЬМОЙ РАУНД

Ведущий: – И вот, наконец, выпал раунд "Блиц". Я бы, конечно, предпочел еще более жесткий "Суперблиц", но и это хлеб.

В первом вопросе блица играет хорошо известная вам личность – Ровшан Аскеров. Внимание на экран, который, кстати, будет нужен нам во всех трех вопросах. Если, конечно, они прозвучат.

Перед вами одна из немногочисленных представительниц слабого пола в "Формуле-1" Лейла Ломбарди. Она известна, в частности, тем, что среди более чем трехсот гонщиков, когда-либо набиравших очки в этом соревновании, занимает чистое последнее место, получив однажды полбалла. Но Ровшан хочет спросить вас о другом ее рекорде, где речь идет не о минимуме, а о максимуме. В чем же он состоит?

Степанов: – Максимальное количество гонок...

Поташев: – ...без очков.

Мухаматулин: – Или аварий?

Степанов: – Или так: соотношение количества гонок и количества набранных очков.

Куприянов: – Это в принципе то же самое.

Поташев: – Не совсем.

Мухаматулин: – То есть аварии не рассматриваем?

Куприянов: – Нет, мне кажется это слишком сложно.

Мухаматулин: – А не могла ли она не закончить гонок больше, чем все остальные?

Поташев: – А вот это, кстати. неплохо.

Куприянов: – Тогда нужен процент.

Поташев: – Почему? Больше всего в абсолютном исчислении.

Ведущий: – 20 секунд прошло. Ваш ответ!

Куприянов: – Его даст Тимур Мухаматулин.

Мухаматулин: – Попробую предположить, что Лейла Ломбарди сошла с дистанции большее количество раз, чем кто-либо еще в "Формуле-1".

Ведущий: – Что же, мне очень жаль. (После паузы.) Причем по двум поводам: во-первых, я просил вас обратить внимание на экран. А во-вторых, и это главное, остались неразыгранными два очень симпатичных видеовопроса.

Овдеенко: – 208, что ли?

Поташев: – Самый большой номер...

Ведущий: – А правильный ответ таков: Ломбарди выступала в болиде под самым большим номером в истории "Формулы-1" – 208. Посмотрите на экран – ответ был перед вашими глазами! Счет сравнялся! Волчок!

ДЕВЯТЫЙ РАУНД

Ведущий: – А вот теперь и суперблиц! Как неожиданно все меняется! Кто остается за столом, г-н Куприянов?

Куприянов: – Тимур Мухаматулин.

Ведущий: – Понятно, самый активный ваш игрок сегодня. Но и у нас есть домашняя заготовка – вопрос задает шеф отдела футбола "СЭ" Максим Максимов.

В преддверии футбольного ЧМ-1986 главный тренер сборной Аргентины Карлос Билардо отправился в Неаполь, чтобы уговорить Диего Марадону, отказывавшегося играть за сборную, вернуться в команду.

Они встретились в ресторане, где тренер предложил строптивому футболисту стать капитаном сборной и подробно изложил свое видение игры. Привычной доски с фишками у Билардо при себе, естественно, не было, но он остроумно вышел из положения. Максим Максимов интересуется, что же он использовал для замены отсутствовавшего инвентаря?

Мухаматулин: – (После двадцатисекундного обдумывания.) Предполагаю, что за столом в ресторане были какие-то предметы, количества которых хватало для обозначения всех одиннадцати игроков. Думаю, это были зубочистки.

Ведущий: – Зубочистки? А что же заменяло демонстрационную доску?

Мухаматулин: – Скатерть.

Ведущий: – Но это же неинтересно. А я вам все рассказал: Неаполь, ресторан... Внимание, правильный ответ: Билардо передвигал ингредиенты некого блюда, словно фишки на доске, показывая, как именно будет действовать команда и лично Марадона. И блюдо это называется пицца!

Могу добавить, что тренер попросил взбалмошного футболиста 30 дней турнира думать только о футболе. Диего, любивший, мягко говоря, свободный образ жизни, согласился и не прогадал. Сборная Аргентины стала чемпионом мира. А читатели вместе с журналистами "СЭ" впервые в сегодняшней игре выходят вперед – 5:4! Знатоки в шаге от поражения.

Вы хотите разложить оставшиеся конверты так, чтобы шансы выпасть у того или иного вопроса стали одинаковыми?

Куприянов: – Хотим!

Ведущий: – Раскладывайте. И вращайте волчок.

Овдеенко: – Сейчас я сделаю так, чтобы он вращался подольше.

Ведущий: – Ваше право.

ДЕСЯТЫЙ РАУНД

Ведущий: – На столе осталось три вопроса: сложный, попроще и значительно более простой. Интересно, какой из них выберет волчок?

(Волчок останавливается на конверте с номером 12.)

Как я и предполагал, волчок продолжает вас любить.

Внимание, черный ящик!

То, что находится в черном ящике, спортсмены используют часто. Но обычно – в тренировочном процессе. А вот во время античных Олимпийских игр прыгуны в длину использовали это непосредственно в процессе соревнований – считалось, что таким образом можно улучшить результат. Наш читатель Артурас Прибушаускас интересуется: что же находится в черном ящике?

Куприянов: – У нас досрочный ответ!

Ведущий: – Даже так? И кто его будет давать?

Куприянов: – Максим Поташев.

Поташев: – Там гантели.

Ведущий: – И как они их использовали?

Поташев: – Брали в руки, разбегались, прыгали, а в полете отбрасывали гантели назад, будучи уверенными, что таким образом улетают дальше. О реактивном движении они еще не знали, но думали именно в этом направлении. Пусть и ошибочно.

Ведущий: – Ну что же, вы можете открыть черный ящик и посмотреть: там действительно гантели! А как это выглядело, можно увидеть на экране.

Счет опять сравнялся – 5:5. Плюс вы получили дополнительную минуту на обсуждение. Но и простой вопрос ушел со стола.

Куприянов, Поташев: – Жаль!

Ведущий: – Здорово, что наша сегодняшняя игра соответствует классике жанра – все решается в последнем раунде. Крутите волчок!


Максим ПОТАШЕВ (справа) вместе с Тимуром МУХАМАТУЛИНЫМ убеждается в правильности своего ответа на вопрос десятого раунда. Фото - Татьяна ДОРОГУТИНА "СЭ"

ОДИННАДЦАТЫЙ РАУНД

Ведущий: – Сектор номер один. Увы, но предательский волчок опять не выбрал более серьезное из оставшихся испытаний. Надо будет заменить его в следующем году. Внимание, решающий вопрос нашей встречи!

Г-н Куприянов, вы уже четыре года играете против наших читателей практически в одном и том же составе и, наверное, можете сказать, кого в вашей команде им стоит опасаться больше всего?

Куприянов: – Мне кажется, что г-на Тимофеева.

Ведущий: – Почему?

Куприянов: – Потому что он может ответить на самый неожиданный вопрос. С остальными все более-менее понятно, а вот Леонид – это такой засадный полк.

Ведущий: – И вы надеетесь, что он вступит в бой именно сейчас?

Куприянов: – Посмотрим.

Ведущий: – Посмотрим. А теперь собственно вопрос.

Читатель Александр Чернышов напоминает нам, что в середине прошлого десятилетия наши женщины-биатлонистки несколько лет были просто непобедимы в эстафетах: к примеру, на Олимпиаде в Турине Богалий, Ишмуратова, Зайцева и Ахатова привезли серебряным призерам – немкам – почти минуту отрыва.

Особенно уверенно наши чувствовали себя на одном из этапов тех эстафет. Подсказывать, на каком именно, я не стану, но сообщу, что в то время популярной стала шутка о некоем симптоме, проявляющемся у соперниц россиянок. Вообще-то с симптомом с таким названием – прямая дорога к офтальмологу, но в данном случае полезнее, конечно, было обращаться к психологу.

Назовите этот симптом.

Мухаматулин: – Так, еще раз состав. Богалий...

Поташев: – Ишмуратова, Зайцева, Ахатова.

Мухаматулин: – Может, это какая-нибудь ахатофобия?

Поташев: – Такого слова нет. Богалий – Анна, Ишмуратова – Светлана, Ольга Зайцева и Альбина Ахатова.

Мухаматулин: – Светофобия!

Поташев: – А вот это хорошо.

Куприянов: – На каком этапе она обычно бежала, мы знаем?

Поташев: – Это не важно.

Мухаматулин: – А симптом точно называется "светофобия"? Или его полностью нужно перевести на латынь?

Куприянов: – Если еще покрутить, с именем Альбина мы ничего не придумаем?

Степанов: – Что-то белое...

Мухаматулин: – Но как ее притянуть к офтальмологу? Альбинос – просто белое животное, а светофобия – это как раз глаза.

Овдеенко: – Не важно, что там первые буквы Ш и Б?

Степанов: – Там еще психолог упоминался.

Поташев: – С ним-то все понятно, если соперницы боялись Ишмуратову.

Куприянов: – Но мне, честно говоря, помнится, что в эстафетах лучшей была как раз Ахатова.

Поташев: – Нет, там по-разному бывало. И самой стабильной являлась именно Ишмуратова.

Ведущий: – Время вышло! Вы отвечаете или берете дополнительную минуту?

Куприянов: – Конечно же, берем. И просим вас повторить вопрос.

Ведущий: – В середине прошлого десятилетия наши женщины-биатлонистки несколько лет были просто непобедимы в эстафетах: к примеру, на Олимпиаде в Турине Богалий, Ишмуратова, Зайцева и Ахатова привезли серебряным призерам – немкам – почти минуту отрыва.

Особенно уверенно наши чувствовали себя на одном из этапов тех эстафет. Подсказывать, на каком именно, я вам не стану, но сообщу, что в то время популярной стала шутка о некоем симптоме, проявляющемся у соперниц россиянок. Вообще-то с симптомом с таким названием – прямая дорога к офтальмологу, но в данном случае полезнее, конечно, было обращаться к психологу.

Назовите этот симптом. Пошла вторая минута.

Поташев: – Светобоязнь.

Куприянов: – А вот это точнее. Теперь все складывается.

Мухаматулин: – Но в принципе это то же самое.

Куприянов: – Все, версия есть, но давайте все-таки покрутим Альбину.

Мухаматулин: – Альбиносы не имеют отношения к офтальмологу – это общая системная болезнь организма.

Поташев: – Но у них обычно есть проблемы и с глазами.

Куприянов: – Может, ты не видишь белого цвета?

Мухаматулин: – Слушайте, а почему нам не дали номер этапа?

Куприянов: – Потому что это прямой ответ: они обычно бежали один и тот же, свой этап.

Поташев: – А главное, что дело совсем не в номере этапа. Боялись конкретного человека, какой бы по счету она не бежала.

Мухаматулин: – Было ли у кого-то из них личное золото на той Олимпиаде?

Степанов: – У Зайцевой, если я не ошибаюсь.

Поташев: – На той? Зайцева – точно нет. По-моему, как раз у Ишмуратовой.

Овдеенко: – Мне кажется, что можно не мучиться: светобоязнь – правильный ответ.

Куприянов: – Тем более что светобоязнь, а не светофобия – это как раз по части офтальмологии.

Степанов: – Да, это когда свет просто режет глаза.

Куприянов: – Г-н ведущий, мы готовы отвечать.

Ведущий: – Пожалуйста.

Куприянов: – Позволю себе сделать это лично, хоть версия не моя и докрутил ее тоже не я. Но в качестве компенсации за четыре неправильных ответа... Мы считаем, что симптом, о котором нас спрашивают, – это светобоязнь. Соперницы российских биатлонисток очень боялись бежать на тех этапах, где была заявлена Светлана Ишмуратова, проигрывая ей раз за разом. Светобоязнь обычно в сфере деятельности офтальмологов, но здесь нужна была помощь психолога. А то и психиатра.

Ведущий: – Ваш ответ понятен. Для начала вы допустили грубую ошибку, сказав об "этапах" – Ишмуратова всегда бежала в той эстафете второй.

Поташев: – И что?

Ведущий: – То, что зарубежные биатлонистки очень не любили выступать именно на втором этапе женской эстафеты. А я просто оттягиваю тот миг, когда вынужден буду объявить: вы снова выиграли! (Бурные аплодисменты в зале.)

Счет сегодняшней игры – 6:5 в пользу знатоков, счет по сетам 1:0, счет во втором сете – 2:1. Все опять же в их пользу! Хотя наши читатели в этот раз и потрудились, на мой взгляд, очень хорошо.

Куприянов: – Да, вопросы оказались просто прекрасными.

Ведущий: – Вам осталось только выбрать лучший из них.

Куприянов: – Из тех, на которые мы не ответили?

Ведущий: – Из всей игры.

(Бурное обсуждение за столом, несколько версий: Плющенко, прятки, сухой лист, некролог, отлет московского "Динамо".)

Куприянов: – Несмотря на то что взявший этот вопрос Тимур Мухаматулин считает его простым, мы решили отдать предпочтение истории об отлете московского "Динамо" в Англию.

Поташев: – Но вообще надо сказать, что глаза просто разбегаются: хороших вопросов сегодня было очень много.

Ведущий: – Спасибо на добром слове. Таким образом, лучшим признан вопрос Александра Азарковича (аплодисменты за столом и в зале). Нам, в свою очередь, осталось определить лидера вашей команды. Сделает это главный редактор "СЭ" Дмитрий Кузнецов.

Кузнецов: – Стоит сказать спасибо за сегодняшнюю игру и команде, и нашим читателям. А лучшим игроком стал Тимур Мухаматулин (аплодисменты в зале).

Ведущий: – Что ж, до новых встреч! Надеюсь, что в следующем декабре вопросы будут не хуже, а вот счет немного поменяется. Спасибо всем за игру!

11
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (11)

Шурик-2015

Почитал... Понравтлся вопрос про прятки.

17:47 31 декабря 2014

timson

про зарплату, формулу 1 и Стойковича я взял сразу))) сохранил дополнительные минуты, но больше ничего даже близко не предположил)))))

02:51 31 декабря 2014

Senot

Ну и "черный ящик" хорош ))

23:37 30 декабря 2014

Senot

Лучший вопрос про прятки. Вопросы про сухой лист и Плющенко хорошие, но не ЧКГ-шные. Вопросы для ответа на которые достаточно воспользоваться справочником неинтересные.

23:35 30 декабря 2014

Senot

AESt_SM29 Декабря 2014 | 22:10 Атлет.... Слово Атлет пишется с буквы "А"!!!!!!!!! __________________ А слово Отлёт с пишется с буквы "О"!!!!!!!!!

23:33 30 декабря 2014

Сам такой

Вопросы про сухой лист и Плющенко понравились, хотя сложно конечно Про прятки тоже красивый вопрос. Я додумался, хотя конечно на раздумья затратил наверно побольше чем минуту :) Странно что не ответили ни на один из вопросов блица. Хотя понятно, так тоже бывает Последний вопрос хорошо раскрутили

22:30 29 декабря 2014

AESt_SM

Атлет.... Слово Атлет пишется с буквы "А"!!!!!!!!!

22:10 29 декабря 2014

MarioLemieux66

видел эту рубрику и раньше, но прочитал впервые. Понравилось. Интересно, познавательно. Особенно понравился вопрос про шахматы. Спасибо.

20:08 29 декабря 2014

Papa-psix

первый вопрос мы играли полтора года назад на квизе про хоккей, тогда половина команды сразу его взяла.. вопрос хороший, но для начинающих команд, зачем класть такие на стол знатокам-профессионалам ? Априори очко знатокам.. если редакция реально хочет выигрывать, то вопросы надо на стол класть посерьезнее.. то же касается последнего вопроса, этот факт многократно муссировал в своих репортажах Губерниев.. простой вопрос.. вопрос про сухой лист без подсказки сложный, но некачественный, не пойму что понравилось в нем Елизавете Овдеенко.. таких можно миллион придумать не хуже.. вот вопросы о Плющенко, сербском голкипере и прятках - реально тот уровень,к которому следует стремиться при выборе вопросов на игру.. в этот раз слабоват вопрос от Ровшана, обычно он лучший, но коллеги стесняются назвать его при выборе лучшего вопроса..

18:53 29 декабря 2014

Прометей12

самолюбование

18:22 29 декабря 2014

DM - пьяный и злой!

Почему "Динамо" ночевало в раздевалке? ______________ Чтобы обыграть бомжей - надо думать, как бомжи! ))) Это удалось!

17:46 29 декабря 2014

СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!