«Если принимаю пилюли, четко знаю, что это и зачем». Что Шубенков говорил о допинге

27 января 2021, 22:35
Сергей Шубенков. Фото Reuters
Чемпион мира по легкой атлетике многократно ярко высказывался на тему запрещенных препаратов, а сейчас сам оказался в сложной ситуации

Российское легкоатлетическое сообщество шокировано информацией о допинговых проблемах Сергея Шубенкова. Звездный барьерист получил письмо о возможном положительном тесте, но еще может доказать свою невиновность после вскрытия пробы «Б». Трагизм ситуации еще и в том, что на протяжении почти всей своей карьеры Шубенков много и непримиримо высказывался о допинге. «СЭ» собрал несколько его ярких цитат из разных интервью.

Но сначала напомним о скандале с Шубенковым и допинг-офицерами РУСАДА на этапе Кубка России в Брянске в августе прошлого года. Тогда Сергей был разгневан действиями контролеров, решивших взять у него пробу между предварительным забегом и финалом. «Действия офицеров РУСАДА на Кубке России привели к тому, что я был поставлен в неравные условия с моими соперниками, которым не пришлось проходить процедуру допинг-контроля и уменьшать время на отдых и разминку. Указаниями на то, как мне следовало бы работать, я был доведен буквально до белого каления. Сильное эмоциональное волнение непосредственно перед забегом повлияло на мой спортивный результат», — писал тогда звездный спортсмен в соцсетях.

А теперь цитаты из разных интервью.

«Никаких левых шприцов я до своей задницы не допускаю». Интервью «СЭ», апрель 2020 года

— Важно прояснить про Болта. В его чистоту вы верите?

— Веришь или нет — это так не работает. К Болту претензий нет, и я эту информацию принимаю. Но то, что за ним Тайсон Гэй, Асафа Пауэлл, Джастин Гэтлин и Йохан Блейк, которых на чем-то ловили, заставляет задуматься.

— Раз дошли до допинга — Дарья Клишина считает, что рекорды мира 80-х стоит обнулить. Сами понимаете почему.

— Вот это вот «ну все все понимают» — какие-то гнилые разговоры. Даже не хочется в них участвовать. Эти рекорды... Я в свое время долго размышлял над тем, как поступили с Кастер Семеней. Было два варианта: допустить ее или нет. Это такая ситуация, что как бы ты ни сделал — проиграешь. Оба варианта — плохие. Что меньшее из зол? Я не знаю. Рад, что мне этот выбор делать не нужно. Так же и с этими рекордами. Кстати, Европейская федерация легкой атлетики отменила континентальные рекорды. Чем очень сильно подожгла задницу Поле Рэдклифф и доставила мне этим много положительных историй.

— Любите, когда у Рэдклифф горит задница?

— Когда она горит у людей, которые топят за однобокие решения. Которые говорят, что всю Россию нужно закрыть и не пускать — типа там все на допинге. И не думают, что есть другая сторона. Есть мы, которые не причастны ко всем скандалам. Но нас, когда всех отстраняли от Олимпиады в Рио, просто никто не брал в расчет.

Есть еще Бекки Скотт. Она тоже ушла из ВАДА, потому что ее не слушают. Человек, который должен был защищать интересы спортсменов, говорил, что всех атлетов из одной страны без разбора нужно никуда не допускать. А потом она пишет письмо, мол, ее не слышат. Я просто отдыхал. Открыла глаза.

Не рой другому яму — сам в нее попадешь. Интересно смотреть, как они туда попадают. Та же история с Рэдклифф. Вот топила, чтобы ВСЮ Россию не допустили, а теперь взяли — и твой рекорд обнулили. До кучи. Просто так.

— Коулман или Чегин: кто для вас страшнее в плане проступков?

— Чегин, конечно. Сколько через него человек прошло? Он собственно и начал то движение вниз. Сильно разнаглел. Его надо было остановить намного раньше, но это не было сделано. И еще года за два до нашего отстранения было понятно, что все куда-то туда идет.

— Почему его не смогли остановить?

— Заигрались, наверное. Сильно хорошо было. Классно же, когда медали идут, деньги идут, слава идет — и ее много. Мне кажется, просто не смогли остановиться.

— Коулман.

— О том, что он словил три флажка, услышал на «Бриллиантовой лиге» в Париже. По-моему, от тренера из Америки — женщины в годах. Первая фраза: Коулман получил три флажка. Вторая от нее же: ну, просто он очень глупый. А, ну тогда ладно. Ну, допустим, Коулман тупой — может быть такое. Но антидопинговое законодательство сейчас зашло вот куда: можно пропустить три теста и получить два года дисквала, а можно провалить один тест — и получить четыре. По-моему, выбор очевиден.

Тем более, его адвокаты, которые точно не тупые, нашли лазейку. Я, хоть и юрист по образованию, когда прочитал как его отмазывали — просто офигевал. Не знал, что так возможно. Но ВАДА согласилось полностью. Хотя, как по мне — там должно быть два нарушения. Не два флажка плюс один, а наоборот — три — и один из них еще переходит на следующий год.

— Должны ли спортсмены, которых уличали в допинге, извиняться? Вот для вас было принципиально, раскаивается Гэтлин или нет?

— Надо смотреть индивидуально. Если человек по незнанкехаванул что-то не то, не прочитал этикетку — а такое тоже бывает — они вполне себе рады раскаиваться. И моментально начинают это делать. А если там метаболиты стероидов, то я не знаю. В смысле ты раскаиваешься? Ни фига себе, блин. Что ж ты, когда кушал не раскаивался? Это примерно как со Степановой. Вот мне очень понравилось, что ее в итоге не допустили на Олимпийские игры. Сказали: «Мадам, вы раскаялись только когда вас поймали».

— Я веду к Александру Логинову. Понимаете, почему ЭПО было в 2014-м, а биатлонисты требуют от него извинений до сих пор?

— Там непростая история. Насколько я понял, он сам не совсем в курсе, откуда у него взялось это ЭПО. Может ли такое быть? Честно, не знаю. Изнутри та история мне неведома. Но если ты извиняешься, то логично разъяснить всю ситуацию. Нужно объяснить — а за что ты извиняешься? И если он не в курсе, то что толку от извинений?

— Допускаете, что спортсмен может не знать, что ему вводят ЭПО?

— Теоретически, конечно может. Пришли тренер и врач — воткнул шприц. Что воткнул? Да, аскорбинка.

— Говорите сейчас как Владимир Драчев.

— Ну я же не знаю. У меня такого не бывает. Мне левые уколы никто никогда не ставит. А если мы принимаем какие-то пилюли, у меня всегда есть упаковка и я четко знаю, что это и зачем. Лучше 300 раз перебдеть. Никаких левых шприцов я до своей задницы не допускаю.

«Наши топовые спортсмены точно не используют допинг». Интервью «Известиям», июнь 2020 года

— Борьба с допингом в российской легкой атлетике дала свои плоды? Выскажу свое мнение, и здесь со мной согласен мой тренер. Наши топовые спортсмены и люди, которые претендуют на высокие места на крупных международных соревнованиях, точно не используют допинг. Элитные атлеты точно чисты, теперь надо навести порядок в регионах. Чтобы на внутрироссийских соревнованиях спортсмены не злоупотребляли препаратами.

«Тестируйте меня больше, я ничего не скрываю». Интервью lenta.ru, февраль 2020

— Зачем World Athletics попросило Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) включить вас в расширенный пул тестирования? Что это меняет?

— Ой, с этими пулами сложно. Есть международный пул, куда я вхожу уже давно. Есть национальный пул, куда я тоже вхожу всю жизнь, а теперь он сделался вдруг расширенный. Не знаю, что это значит. Важно, что раньше меня тестировала только международная федерация, а теперь и РУСАДА стало. Зачем — непонятно. Все тесты ведь в любом случае попадают в единую базу данных. Ну, хотят тестировать — пожалуйста! Тестируйте меня больше, лучше, я всегда готов, ничего не скрываю.

«Надо показывать, кто и сколько сдает тестов, где сдает». Интервью ТАСС, октябрь 2019

— С терапевтическими исключениями надо что-то решать. Это не дело, когда одному можно использовать запрещенные препараты, потому что он болеет, а другому нельзя. Это все не вызывает доверия и порождает лишние подозрения. Хочется доверять системе. Сейчас же все, что связано с допинг-контролем, не очень прозрачно, надо как-то больше информации предоставлять в публичное пространство, рассказывать о том, как проходит допинг-контроль. Надо переходить к конкретике: не просто говорить о том, что все чистые, хорошие и классные, а показывать, кто и сколько сдает тестов, где сдает. Понятно, что не стоит ходить с камерой в туалет, но рассказывать о процедуре следует.

«Одни накосячили, а огребают другие». Интервью Чемпионат.com в октябре 2018

— В 2014 году ты сам говорил, что в России есть проблема с допингом.

— Так все и было. К примеру, то, что ходоки делали вот это вот все, было ясно еще за несколько лет до скандалов. Но я был уверен, что всех нас это не затронет.

Как это — одни накосячили, а огребают другие? Оказалось, что раздуть скандал очень просто. Берешь газету The Independent, читаешь: в России выявлена масштабная, беспрецедентная, всепоглощающая система допинга. Всепоглощающая — это какая? Ну вот у всех 1%, не считая пресловутые терапевтические исключения, которые, как мы помним, допингом не считаются, а у нас 2,5 — это значит всепоглощающая.

— Стоп, но у нас отняли большую часть олимпийских медалей 2008 и 2012 годов. Это же позорно.

— В том-то и дело. Кажется, что это вау-вау-вау, у призеров забирают медали! А если рассмотреть это в масштабах спорта, то получается, что виновны единицы. Просто совпало, что медалисты приняли допинг и стали медалистами. Причем перепроверку-то устраивали только с русскими, потому что нашелся свой Родченков, точно указавший на пробы.

— А в твоей жизни были Родченковы, которые говорили: «Сережа, съешь»?

— Нет. Ни один спортсмен сам не догадается, что, как и когда принять, чтобы это работало. Нельзя просто так сожрать что-нибудь — стероид, гормон, ЭПО, — а потом пойти и бахнуть всех.

Ты можешь хоть сейчас заказать стероиды, принять их, но не пробежишь барьеры быстрее меня. Ты даже сотку быстрее меня не сделаешь, учитывая, что я ее бегу не быстро, примерно за 10,6. Ты спрогрессируешь относительно себя, но не выиграешь.

«Глобальный антидопинг не должен так работать». Интервью Газете.ru, апрель 2017

— Антидопинговая система работает плохо, и с ней что-то не так. Надо что-то менять, потому что глобальный антидопинг не должен так работать. Не должны чистые спортсмены сидеть в отстранении в то же время, когда спортсмены, легально принимающие допинг, соревнуются. Эти два момента очень принципиальны, и вместе существовать они не должны.

Нам нужна реальная прозрачность, нужно больше информации, тогда и доверие к спорту появится. А то получается, что сначала говорят, что все атлеты на Олимпиаду чистыми приезжают, а спустя четыре года выясняется, что нет, далеко не все. Почему нельзя эту информацию о тестировании публиковать?

Здесь, конечно, тоже нужен баланс, слишком личную информацию не надо выкладывать. Достаточно во время соревнований указывать время и количество проверок на допинг за год. Никаких последствий, но, например, у меня будет девять проверок, а у кого-то — ноль. И это будет показательно.

В этом плане американский антидопинг продвинулся дальше всех, это очень открытая организация. Кощунственную вещь скажу, но в этом вопросе весь мир по примеру Америки должен работать.

Легкая атлетика: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
6
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир