12 августа, 14:00

«Нам нужно рвать все отношения с World Athletics! Тогда мировой спорт разломится». Радикальное предложение тренера

Обозреватель
Читать «СЭ» в
Серебряный призер Олимпийских игр Константин Волков не видит других вариантов.

Матвею Волкову всего 18, а его спортивная судьба уже переполнена дивными зигзагами. В 15 лет он бил высшие мировые достижения в прыжках с шестом в своем возрасте. Потом сменил гражданство на белорусское — и получил право представлять новую страну без карантина. Практически сразу установил мировой рекорд для 18-летних — 5,60. В прошлом году, в свои 17, выиграл юниорский чемпионат мира в Кении для 20-летних. Теперь же — снова в изоляции. Этим летом один из самых талантливых шестовиков мира выступает по минимуму. Мы связались с его отцом и тренером, серебряным призером Олимпийских игр-1980 Константином Волковым, чтобы узнать, какое настроение сейчас в знаменитой легкоатлетической семье.

Мы даже в России соревноваться не можем!

— Про Матвея в этом сезоне почти ничего не слышно...

— Вы же знаете, что белорусов незаконно отстранили от соревнований. Директорам коммерческих соревнований настоятельно рекомендовано не приглашать на свои старты тех, у кого «неправильный паспорт». Вот и Матвей, соответственно, нигде выступать не может. Самое интересное, что нет вариантов соревноваться даже в России! То есть россияне хотя бы нейтральный статус могут получать, а мы лишены и этого.

— Что делать?

— России и Белоруссии нужно рвать все отношения с World Athletics! Тогда спортсмены этих стран смогут выступать на соревнованиях. Никто не сможет нас дисквалифицировать. Мы сможем ездить друг к другу и в любые страны, куда пригласят, — Казахстан, Индия, Китай и так далее. Вот тогда мировой спорт разломится.

Матвей Волков после выигрыша юниорского ЧМ в Кении. Фото Соцсети
Матвей Волков после выигрыша юниорского ЧМ в Кении.
Фото Соцсети

— Радикально.

— А что мы теряем? Боимся, что будет хуже? Но куда?! Вернуться в текущей политической ситуации невозможно. Россию будут пытаться задавить в экономической войне, в спортивной, в кабинетной. Будет подключаться ВАДА с дисквалификациями. Где у них штаб? В Канаде! Наши «лучшие друзья»! Мы работаем по их правилам и постоянно проглатываем скандалы.

— А разве хотя бы в теории Россия и Белоруссия смогут выступать в тех же Индии и Китае, если выйдет из WA?

— А где мы выступали в 1930-е годы? Какие-то рабочие спартакиады были. Но потом победили в войне и зашли в МОК и международные федерации уже на своих условиях. Никто не смел нас трогать. Но сейчас мы в полной дискриминации: спортсменов убирают по национальному признаку, дисквалифицируют по принципу коллективной ответственности. Что творится-то? И никому до этого дела нет. Нас не вернут, забудьте! И нам же еще предлагают тихо сидеть и смотреть за этим беспределом.

Матвей и Дюплантис могут прыгать по 6,40

— Вся эта ситуация сильно сказывается на Матвее?

— Нет. Нынешний сезон для нас проходной. Он набирал физическую форму, шла работа над слабыми местами, много внимания уделяли спринту. На юниорском чемпионате страны Матвей стал вторым, пробежав 100 м за 10,72. И это при том, что он вообще не занимается стартом, особо не работает над техникой бега. Просто встал — и полетел. Это как на соревнования по велоспорту придет парень из деревни, посмотрит на шоссейники соперников — и станет призером на своем обычном велосипеде.

Для сравнения: в возрасте Матвея Дюплантис бежал на 0,01 хуже. Но Мондо свой результат показал по ветру, а Матвей — против, причем было 1,6 м/с. В прыжках с шестом скорость — определяющий фактор. Все остальное прикладывается.

Матвей Волков. Фото Соцсети
Матвей Волков.
Фото Соцсети

— Старты у сына в этом году еще планируются?

— Открытый чемпионат Белоруссии. Работаем над тем, чтобы приехали россияне. Но там такую кучу согласований надо пройти! Все же рассчитываем, что будут Дмитрий Качанов, который чуть не взял 5,75 на России, и Виктор Пинтусов. Это будет хорошая конкуренция.

— За недавним чемпионатом мира следили?

— Нет, одним глазом видел, что Дюплантис прыгнул 6,21. У WA уже нет денег, поэтому они сказали ему, что теперь не будет разделения на мировые рекорды в помещении и на стадионе. Прыгнул бы 6,16 — никаких денег бы не получил. Ха! Федерация практически банкрот! Баланс отрицательный, хотя, когда приходил Коэ, был положительный. И это еще процентов 40 доходов WA — штрафы и компенсации от ВФЛА. То есть мы их еще кормим.

— А что насчет Дюплантиса? Кажется, швед может еще крепко добавить.

— Я уже говорил Матвею, что мы ориентируется на высоты в районе 6,40. Ничего особенного там нет. При его данных и технике это было давно понятно. Матвей и Дюплантис в этом смысле сопоставимы. Были коронавирус, переезд, нынешняя история — все это не дает ему реализовываться прямо сейчас. Мы в идиотской ситуации. Хотя он уже на данный момент готов на 6 метров.

— Даже так?

— Об этом говорят все тесты. Скорость, техника, результаты с короткого разбега. Другое дело, что прыгать сейчас 6 метров и не иметь возможности нигде выступать для 18-летнего парня даже хуже, чем не прыгать высоко и не выступать. А по всем показателям он готов. С того же короткого разбега прыгает выше, чем я, когда брал 5,85. Причем я готов был тоже на 6 метров — на тренировках был прыжок на 5,96 м. Но там как раз пошла вся эта катавасия с Олимпийскими играми. Так что спортивных проблем у нас нет. Есть только политические.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости