12:30 1 ноября | Фристайл
Газета № 7781, 10.11.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Комиссарова хочет отсудить 627 тысяч евро»

"Хочу отсудить у клиники 627 тысяч евро". Парализованная лыжница борется за справедливость

Мария Чаадаева. Фото instagram.com
Мария Чаадаева. Фото instagram.com
Врачи обещали поставить Марию Чаадаеву на ноги, но обманули.

Четыре года назад, во время тренировки на Олимпийских играх в Сочи, Мария Чаадаева (тогда еще Комиссарова) упала на трассе фристайла и получила тяжелую травму позвоночника.Трагедия Марии Чаадаевой в свое время стала историей национального масштаба. Марию навещал в сочинской клинике президент страны Владимир Путин, ей организовали перелет в Германию и операцию у лучших специалистов. К сожалению, желаемого результата лечение не дало. Немецкие доктора заявили однозначно: ходить Мария больше никогда не сможет.

 

Полторы тысячи евро за день тренировок

Смириться с приговором 24-летняя на тот момент девушка не хотела и не могла. Спортсменка вместе с будущим супругом и тоже лыжником Алексеем Чаадаевым стали искать всевозможные варианты встать на ноги. К сожалению, людей, желающих якобы протянуть соломку утопающим, нашлось много. Больше всего обещаний дал доктор Евгений Блюм, имеющий престижную клинику в Марбелье.

Так Чаадаева оказалась в Испании. Всего лишь один день занятий на тренажерах в клинике стоил фантастические полторы тысячи евро (!). Заниматься нужно было по шесть часов, без выходных, и в течение, как минимум, года. Всего требовалось заплатить около полумиллиона евро.

– У нас таких денег не было, – написала Чаадаева в соцсети "Инстаграм". – Муж предлагал отработать часть тренировок за счет помощи Блюму по дому и клинике, но тот отказался. Но нас было уже не остановить – мы поверили в чудо! Никого не слушали, выписались из клиники в Германии, забрали вещи, и 3 мая (2014 года – Прим. "СЭ") провели первую тренировку в клинике Блюма. У нас было денег всего на полторы недели лечения – около 15 тысяч евро. Остальное начали собирать через благотворительный фонд.

В тот момент, когда история была на слуху, даже сбор на полмиллиона евро оказался реальной задачей. Помогали все, от чиновников и родной федерации до друзей по спорту и простых болельщиков. Несмотря даже на то, что избранный путь лечения изначально у многих вызывал скепсис. Чаадаева далеко не первая, кого "лечение" Блюма не привело к желаемому результату.

Спустя полтора года и 627 потраченных тысяч евро все закончилось окончательно. У семьи были исчерпаны деньги, силы, да и вера в эффективность чудодейственной методики. Чаадаевы остались в Испании, где среда комфортна для людей с ограниченными возможностями, но бросили надежду на чудодейственное излечение и стали жить обычной жизнью: поженились, родили сына, работают и путешествуют...

Клиника доктора Блюма же работает, как и прежде. Поток желающих, чтобы свершилось чудо, не иссякает, даже несмотря на фантастические цены. И вот теперь Чаадаева отважилась на серьезный шаг: отсудить у клиники все потраченные деньги и предостеречь других пациентов от ошибок.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

СУД🙌 ⠀ Как многие уже поняли и видели,я подаю иск против клиники доктора Блюма ⠀ Наконец могу вам все рассказать. Вы должны это знать🙏 ⠀ За неделю до начала Олимпиады в Сочи я упала на тренировочной трассе в Красной Поляне и получила компрессионный перелом грудного позвонка со смещением. Мне казалось, что это очередная травма, и меня быстро вылечат. После 2 операций в Германии, мне поставили страшный диагноз "поперечный паралич". Меня заверили, что я больше никогда не буду ходить. Этот же диагноз повторили и врачи из реаб центра, они уверили, что необходимо перестраиваться и адаптироваться к новой жизни - на коляске ⠀ Через 2 месяца нас познакомили с человеком, который на тот момент уже полгода лечился в клинике доктора Блюма. Он рассказал о нем как о специалисте, который якобы берется за самые тяжелые случаи. Мы решили рискнуть и поехали в Испанию. Нас встретил инструктор центра Блюма, отвез в дом, а с утра мы поехали на осмотр в клинику ⠀ Блюм сказал, мол, я легко отделалась и пообещал, что через год буду ходить. Далее последовала встреча с его женой, которая уточняла про уровень наших зарплат, материальным положением семьи, возможностями оформить кредит, реализовать движимое и недвижимое имущество семьи ⠀ Стоимость лечения для "таких тяжелых пациентов" очень высокая - около 500 тыс евро в год. У нас таких денег не было. Мой муж предлагал отработать часть тренировок за счет помощи Блюму по дому и клинике. Однако тот отказался, и сказал, что всю энергию надо направить на лечение травмы. Но нас было уже не остановить - мы поверили в чудо! Никого не слушали.Выписались из клиники в Германии, забрали вещи, и 3 мая прошла первая тренировка в клинике Блюма. У нас было денег всего на полторы недели лечения в Испании - около 15 тысяч евро (одно занятие стоило 1500 евро) и мы не знали , как будем платить дальше ⠀ Мы начинали собирать деньги через благотворительный фонд. В то время Блюм запретил мне принимать какие либо медикаменты - дабы не было “отката назад” и не пропускать ни одного дня. Доктор Блюм продолжал говорить, что я буду ходить уже через год. А когда результата все не было - утверждал, что просто нужно просто активнее заниматься👉 👉👉( в карусели)

Публикация от Мама На Колесах🌟Комиссарова🌟 (@chaadaeva_maria) 31 Окт 2018 в 3:10 PDT

 

"Встать на ноги за год" не звучало никогда

Сразу же после подачи иска Чаадаевой клиника Блюма опубликовала свой официальный комментарий.

"Встать на ноги за год" не звучало никогда, – говорится в этом заявлении. – Но человек склонен слышать и понимать все так, как он хотел бы. Позднее Мария выступит с оскорбительными высказываниями в адрес доктора Блюма и будет настаивать, что доктор обещал за один год восстановить все двигательные функции.

<...> Тренировки наращивали интенсивность, объем движений увеличивался, нагрузка возрастала. Но к тому моменту, когда Мария отзанималась около десяти месяцев, стали все чаще возникать вопросы: “Сколько еще?”, “Когда я уже буду ходить?”, “Когда можно будет отдохнуть?”. Доктор понимал про усталость, но отвечал – мы с тобой договорились, что первый этап нужно пройти без остановок! Потом – будет видно.

Далее в программу включились упражнения стоя – когда нагрузка уже шла на ноги. Мария могла часами стоять с фиксацией в специальных брейсах, тренажерах, которые были подготовлены к следующему этапу. Все шло по плану.

Нужно отметить, что первый этап на 90% выполняют инструктора-тренажеры – они работают с телом, с пятном и эпицентром травмы, включая механизмы ответных реакций на тканевом и метаболическом уровне.

Второй этап – это на 90% личная работа пациента. Восстановление утраченных вторично функций движения, удержания управления, согласования баланса, обучение с нуля ползать, сидеть без опоры, стоять у опоры на двух, на одной ноге, ходить на степперах. Мышцы атрофированы, нейродинамические связи разрушены, навыки утрачены, мышцы надо заново закачивать до достаточных объемов и размеров. Достижения надо приращивать с фанатизмом спортсмена-чемпиона. Остановиться, отдохнуть сидя в коляске несколько дней – это снова реальный откат. Только тренироваться, есть и спать, весь световой день. Работа – отдых, работа – отдых.

Однако недовольство Марии нарастало, а настойчивость доктора прогрессировала. По завершении года восстановления, когда результат уже был очевидным, Мария стала уезжать в Питер, на Ибицу, на океан, пропускала занятия.

Затем встал вопрос об отсутствии денег на продолжение восстановления. Доктор разрешил заниматься в клинике бесплатно, с условием, что на тренажерах с Марией будет работать её муж Алексей. “Твой Леша знает все упражнения, он может все делать, а я буду контролировать. Работайте! Клиника открыта для вас с 8.00. до 20.00.” Но Мария занималась всего три-четыре раза в неделю, по 1-2 часа, в расслабленном режиме. Так прошло около 3 месяцев, а после Мария прекратила посещать клинику совсем.

“Я не могу работать за тебя. Ты должна продолжать, – говорил Блюм, – Сейчас наступает момент, когда ты должна вкладываться в процесс. Нельзя останавливаться!” Но эти слова были восприняты по-другому. В своей публикации она пишет: “Доктор потерял ко мне интерес, когда деньги закончились”.

Конечно, можно понять пациента, который с утра до вечера работает монотонно, повторяя одни и те же упражнения, иногда сопровождаемые болью, дискомфортом, изо дня в день, одно и тоже. С другой стороны – доктор, который взял на себя ответственность за результат, подставил свое имя и репутацию, с которого все спрашивают. Он писал несколько писем-обращений к Марии в процессе восстановления. Объяснял снова и снова, что метод работает так – ты должен "дотащить этот мешок до ступеньки, с которой он уже не покатится назад, вниз". Довести этот этап до состояния, когда результат стабилизируется. Но этому, увы, не суждено было произойти.

 

"Если я плохо занималась, то как клиника работает с неспортсменами?"

– Иск был подан 30 октября в Невский районный суд Санкт-Петербурга, моего родного города, – заявила Чаадаева в интервью "СЭ". – Суть состоит в том, что мы заплатили 627 тысяч евро клинике и врачу, который обещал поставить меня на ноги. Главная моя цель – добиться справедливости и показать пример всем пациентам, попавшим в аналогичную ситуацию.

– Как можете ответить на комментарий клиники?

– Я всегда делала то, что говорил Блюм. Выкладывалась по полной. Мы тренировались семь дней в неделю, но результатов не было. Когда через год занятий мы спросили, когда будет результат, доктор ответил, что нужно лучше заниматься. Но я же профессиональный спортсмен, привыкла к непосильным тренировкам. Если я плохо занимаюсь, то как клиника работает с не спортсменами?

Кстати, по поводу того, что мне ничего не обещали. Могу привести дословную цитату из интервью Блюма: “Я точно знаю, что нужно делать, чтобы Маша встала на ноги”.

Я не понимаю, как можно было обещать то, что изначально было невозможным.

После полутора лет занятий у нас действительно закончились средства, и мы продолжили занятия в бесплатном режиме. Меня тренировал мой муж Леша.

Но в тот момент доктор нас игнорировал, не подходил, чтобы проверить, как я выполняю задания. Сложно было заниматься в таком режиме, когда ты не видишь результата и видишь такое к себе отношение.

– Общались ли вы с Блюмом в последнее время?

– Мы виделись год назад на одном мероприятия, издалека. Но не общались.

– Что можете порекомендовать другим клиентам Блюма?

– Советую всем, кто попал в подобную ситуацию, написать мне, либо обратиться в СМИ, чтобы как можно больше людей узнали о проблеме. И чтобы никто не попал в такую историю.

– Как выглядит ваша реабилитация сейчас? Оставляете ли вы надежду на полное восстановление?

– Конечно, не оставляю. Сейчас я продолжаю поддерживать свое тело в спортивной форме. Каждый день дома занимаюсь на шагоходе, а также работаю в тренажерном зале – качаю руки и спину. Верю, что когда-то все случится так, как я мечтаю...

Газета № 7781, 10.11.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...