1 октября 2012, 00:02

Гоги Когуашвили: "Хватит экспериментов!"

Читать «СЭ» в

ГРЕКО-РИМСКАЯ БОРЬБА

Пятикратный чемпион мира, который в свои 43 года провел уже вторую успешную Олимпиаду на посту главного тренера сборной, проанализировал итоги Лондона-2012 и рассказал о том, какие изменения могут ожидать борьбу на пути к Рио-2016

"ПЯТЬ ЛЕТ НАЗАД ХОТЕЛ УЙТИ"

- Вы возглавляете сборную шесть с половиной лет. Главное открытие в профессии, вынесенное за это время?

- Спортсмен не может до конца понять, сколь тяжко приходится тренеру. Сам осознал это только тогда, когда завершил карьеру и встал на тренерскую стезю. Чтобы получился результат, необходимо постоянно окунаться в атмосферу команды и четко знать психологические особенности каждого атлета. Само собой ничего не получится. Честно говоря, на начальном этапе мне было безумно сложно, в первые полтора года работы хотелось уйти с поста. Слава богу, близкие люди всегда помогали и поддерживали.

- Если команда неудачно выступила на турнире, все вокруг винят главного тренера. Но насколько, по-вашему, итоговый результат зависит от наставника сборной?

- От главного тренера зависит вроде бы все. Но при этом успехи и неудачи, мне кажется, следует разделять между штабом, руководством федерации и спортсменами. О наших пекинских результатах говорили: мол, дело случая. А в Лондоне мы показали, что и сейчас, и тогда "выстрелили" отнюдь не случайно. Олимпийские медали - итог тяжелейшей каждодневной работы всего коллектива - от руководителей федерации до научной группы, массажистов и врачей. Вместе мы показали блестящий результат.

- Чемпионы и призеры Игр получили подарки и денежные бонусы, они не обделены вниманием общества. Что досталось тренерам?

- Основные герои - это спортсмены. Не будь их, нам было бы не из кого делать чемпионов. Замечательно, когда у государства есть возможность одаривать ребят. Нам в свое время подобное и не снилось. Спортсмены должны получать больше тренеров, это закономерно. Никакой ревности быть не может. Также уверен, что и нас не оставят без внимания.

- Лондонские Игры стали для вас шестыми, причем четыре раза вы были действующим спортсменом. Какая Олимпиада была самой запоминающейся?

- Первая - в Барселоне. А перед следующими тремя - болячка на болячке. Стоило Олимпиаде показаться на горизонте, как у меня то вывих, то отрыв грудной мышцы справа, потом слева, мениск… Бр-р-р, даже вспоминать не хочу!

- О многом в жизни жалеете?

- Только о том, что так и не стал олимпийским чемпионом. В те времена я выигрывал все что можно - пять побед на чемпионатах мира, четыре - на Европе. А главную вершину так и не взял.

- Кто-то из ветеранов борьбы рассказывал, что четыре мировых титула негласно равнозначны олимпийской победе.

- Я не согласен. С Олимпиадой ничто не сравнится.

ВОЛЬНИКИ ВЫСТУПИЛИ НОРМАЛЬНО

- Существует ли у греко-римлян заочная конкуренция или соперничество со сборной по вольной борьбе?

- В определенном роде - да. И это нормально! Наша вольная команда - одна из сильнейших в мире. Категорически не согласен с теми, кто считает ее лондонское выступление плохим. На самом деле вольники показали нормальный результат. Многие сборные о таком только мечтают.

Но у них что ни фамилия, то звезда. Вольникам было по силам выиграть четыре или пять золотых медалей. Опытнейшие тренеры ну никак не могли ошибиться в подготовке. Корень проблемы, считаю, кроется в психологии спортсменов. Не исключено, ребята заранее почувствовали себя чемпионами и где-то недоработали. Я ведь сам - наглядный пример такого отношения. Перед каждой из моих четырех Олимпиад мне на шею вешали золотую медаль, обещали безумно дикие по тем временам подарки. Вот мне машины и снились. Когда готовишься к соревнованиям, а думаешь о другом - это очень мешает.

На Играх сложнее всего выступать во второй и особенно в третий день турнира. Если у кого-то что-то не получается, он жалуется, что, предположим, дыхалка не работает, - и эта неуверенность автоматически передается остальным парням. Такова психология.

- Сразу после Лондона вы сказали, что в Рио-2016 в силу погодно-климатических особенностей будет еще тяжелее.

- Точно. Но в этом нет ничего страшного. Если к нам в Европу прилетают с других континентов и выступают неплохо, почему не может быть наоборот? Взять Майкла Фелпса. Один из сильнейших атлетов мира в Лондоне показал поистине выдающийся результат. Мы не станем проводить поздние этапы подготовки поближе к Бразилии. Поработаем в Москве - и вылетим в Рио накануне взвешивания.

НЕДОБОР ОЛИМПИЙСКОЙ ПУТЕВКИ - ТРАГЕДИЯ

- Сильно нервничали, когда стало ясно, что отобраться в Лондон полным составом не удалось?

- Я все еще не понимаю, как это вообще могло произойти. Категория до 66 кг у нас отлично укомплектована. Чемпион мира Амбако Вачадзе совсем не рядовой для меня спортсмен: мы из одного города - Кутаиси, даже успели вместе побороться. Я был глубоко шокирован, когда он проиграл на лицензионном чемпионате мира в Стамбуле. В этом же весе у нас есть чемпион Пекина Ислам-бека Альбиев, Мигран Арутюнян, Юра Денисов.

Впоследствии я слышал немало заявлений: дескать, надо было ставить не того, а этого. Но боролся на "мире" тот, кто был лучше готов в конкретный момент. А потом прошли еще три лицензионных турнира, и у всех претендентов был шанс отличиться. Не вышло, и для меня это настоящая трагедия. Сложись отбор для наших чуть успешнее, обязательно взяли бы в этой категории награду. Но и в такой ситуации медальный план корректировать мы не стали. Отрицательный урок тоже полезен. В будущем постараемся подобного избежать.

- Перед Олимпиадами на главного тренера всегда оказывают нешуточное давление: каждый регион и могущественные опекуны хотят видеть на Играх именно своего борца. Накануне Лондона пресс был сильным?

- Куда тяжелее пришлось перед Пекином. С того времени я несколько освоился в работе. Хочу заметить, что критерии отбора на Олимпиаду непоколебимы и включают длинную цепочку соревнований. Да, окончательное решение остается за мной. Но и каждый из семи отвечающих за конкретную категорию тренеров тоже имеет право голоса. Плюс президент федерации Михаил Мамиашвили.

Сначала обсуждение идет внутри нашего штаба: тренеры могут согласиться с моим предложением или не согласиться, и их мнение необходимо принимать во внимание. Итоговое решение согласовывается с президентом. Далее собирается исполком, который утверждает состав сборной. Уважаемые представители регионов, конечно, хотят продвинуть своего спортсмена и почему-то думают, что, если его поставить на соревнования, он обязательно выиграет.

Мамиашвили всегда в курсе событий. Он знает абсолютно всех борцов. Во время подготовки к Играм он постоянно приезжал на сборы и на ковре указывал на наши ошибки. Благодаря нашему президенту, который и сам был великим спортсменом, на некоторые нюансы мы посмотрели другими глазами. Выправили положение там, где прежде буксовали. Заявка на Игры-2012 не упала с неба. В нее вошли ребята, на протяжении года зарекомендовавшие себя лучше остальных.

БАРОЕВ ОСТАЕТСЯ

- По завершении Игр борцы зачастую выдерживают продолжительную паузу. Хасана Бароева пока вынесем за скобки, а кто из остальных пропустит следующий сезон?

- Все наши чемпионы и призеры уже провели сбор в Адлере, а во вторник улетели в Анталью. Будут поправлять здоровье, играть в футбол и борцовское регби. Приехав на восстановительные тренировки, олимпийцы первым делом поблагодарили вторых-третьих номеров команды, то есть тех, с кем они спарринговали накануне Игр. Неизвестно, каковой расстановка сил окажется перед Рио. Может, кто-то из них поменяется местами. Мне же паузы в выступлениях непонятны. Пропустив сезон, невероятно сложно догонять. Я еще могу принять, когда возрастной спортсмен за год до Олимпиады пропускает турнир по тактическим соображениям. Если же такое происходит на старте цикла, хорошего не жди.

- Наверное, не погрешу против истины, если назову серебро безжалостно засуженного в финале Рустама Тотрова самой приятной неожиданностью борцовского турнира.

- Мне до сих пор снится сон: я отборолся на ковре и стал олимпийским чемпионом. На деле же этот ключевой рубеж взять так и не удалось. Поэтому, когда в Пекине блестящую победу одержал выступающий в моей категории до 96 кг Асланбек Хуштов, я был безумно рад. Теперь вот успеха добился Тотров. Не хочу обижать остальных чемпионов и призеров, но для меня выступление Рустама - это было что-то! Тотров - талантливый спортсмен, очень чувствительный и в борьбе, и в жизни. Очень тяжело понять его характер, раскрыть его душу. Многие в него откровенно не верили, но мы дали Рустаму шанс - и он не подвел.

- Наш знаменитый тяжеловес Бароев сказал мне на днях, что пока не принял решения относительно своего будущего.

- Насколько я знаю, он никуда не уходит. В результатах российских классиков есть и заслуга нашего капитана. Потому что какой капитан, такая и команда. Хасан - титулованный спортсмен. Увы, в последние годы его постоянно беспокоят травмы. Он стал было набирать боевую форму, но на заключительном сборе почувствовал проблемы с шеей. Болячки выползали на ровном месте.

- Вы боролись на своей четвертой Олимпиаде в тридцать пять. Бароеву в дни Игр-2016 будет только тридцать три.

- Выступит он там или нет, зависит только от него самого. В тяжелом весе легче бороться после двадцати девяти лет, поверьте мне. К этому возрасту спортсмен полностью созревает. В нынешнем тяжелом дивизионе есть безусловный лидер - кубинец Михайн Лопес. А уровень остальных приблизительно одинаков.

РАСШИРЬТЕ ВЕРХНЮЮ РАМКУ!

- В вольной борьбе все сейчас озабочены миграцией юниоров, уезжающих выступать за другие страны и вырастающих там в таймазовых и шарифовых. У вас те же проблемы?

- Да, к сожалению. Пусть и не с юношеских лет, но успешно борется за Армению Юра Патрикеев, победивший в Лондоне Бароева. Или бронзовый призер в категории до 84 кг Даниял Гаджиев - тоже наш человек. После смены гражданства выдерживается двухлетний карантин - и спортсмен может выступать за новую родину. Мы никак повлиять на этот процесс не можем. Было бы здорово договориться с FILA о запрете выступления за другие страны. А то что же получается: мы тренируем и воспитываем спортсмена, а сливки снимают другие.

- Вам уже известны новые рамки весовых категорий, которые вот-вот объявит FILA?

- Только по слухам. Вроде бы уберут вес до 55 кг, а остальные округлят - до 60, до 70, до 80, до 90, до 100, до 120 кг. Хотят оставить нам всего шесть категорий. Ясно, что делается это ради увеличения количества женских весов. Но почему же нельзя их просто увеличить, не за наш счет?!

Второй вопрос, который я задал бы руководству FILA, если б имел такую возможность: почему они ограничивают тяжелый вес 120 килограммами? Это же нарушение прав человека! У нас столько крупных ребят пропадают! Пускай будет до 130 килограммов, как прежде, или же вообще следует сделать категорию абсолютной. Хватит экспериментов!

Есть и еще один момент. Надо быть роботом, чтобы успеть что-то сделать за полторы минуты периода. Вот раньше было два периода по три минуты - прекрасные правила.

Дмитрий ОКУНЕВ

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости