00:05 26 апреля | Футбол — РПЛ
Газета № 7910, 26.04.2019

Кокорин и Мамаев. Как можно все исправить

16 апреля. Москва. Павел Мамаев перед очередным заседанием суда. Фото Александр Федоров, "СЭ"
16 апреля. Москва. Павел Мамаев перед очередным заседанием суда. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Известный спортивный функционер, бывший гендиректор "Динамо" Дмитрий Иванов в своей авторской колонке для "СЭ" предлагает решение для самого громкого околофутбольного дела года.

Спустя полгода, как Кокорин и Мамаев находятся в тюрьме, начался, наконец, судебный процесс. Казалось, за столько времени эмоции должны были поутихнуть. Причем как у потерпевших, так и у общества в целом.

Но почему-то мы видим обратное. Потерпевшие дают даже более жесткие показания, чем в первые дни после драки. Да и общественное мнение, по большей части, что называется, "не отпускает" Кокорина и Мамаева. А в этом деле оно значит очень много.

Вы заметили, как выступают прокурор и адвокаты? Возникает такое ощущение, что они постоянно апеллируют к жюри присяжных. Но никаких присяжных нет. Они бьются как раз за то самое общественное мнение. Понимая всю его ценность. Да, за полгода процент людей, которые голосовали на различных интернет-площадках за реальный срок для Кокорина с Мамаевым существенно снизился. И в основном тому способствовали выступления так называемой "элиты": в поддержку ребят начали высказываться известные журналисты, общественные деятели. Братья Миранчуки и Дмитрий Тарасов даже пытались организовать митинг. Отношение меняется. Многие понимают, что меры воздействия уже избыточны. Но все-таки сохраняется некое количество "радетелей" за соблюдение суровой буквы закона.

Интересно понять, кто же они?

В такую категорию в том числе входят люди, для которых футболисты, по большей части, – зажравшиеся, потерявшие связь с реальностью, мажоры. И даже успешный чемпионат мира мало что в этом имидже изменил. Никто не будет вдаваться в подробности того дня, вспоминать загульные истории из собственной жизни, и тем более проводить параллели. У этих людей уже готов приговор. Большинство из них, кстати, и футболом-то не интересуются.

Впрочем, есть и чисто футбольная публика, которая также прямо-таки захлебывается в "праведном гневе". По "странному" стечению обстоятельств - это в основном болельщики других клубов. В смысле – не "Зенита" и не "Краснодара". Это именно та часть болельщиков, которые, например, будут откровенно "топить" против недружественного российского клуба в еврокубках. Их мотивация примитивна, но популярна: чужие победы – чужие деньги. И эти деньги во внутреннем чемпионате будет обращены против родного клуба. Если им лучше, то нам точно хуже!

Так что "пусть Кокорин сидит и дальше!"

Официальный фан-клуб "Спартака" на акцию Миранчуков цинично ответил что-то в духе: "Нас это не интересует, мы преступников не поддерживаем, они должны сидеть в тюрьме". А спустя неделю случилась история уже со спартаковским футболистом Гулиевым... И сразу стало ясно насколько лицемерным и местечковым выглядело это заявление. Стыдно.

А ведь именно такие выступления и создают фон вокруг этого дела.

Поэтому сколь показателен, столь и искажен в этом случае тот самый vox populi. И справедливо ли, что именно такая публика диктует настроения обществу?

Вопросов нет – Кокорин и Мамаев сотоварищи сели в тюрьму сами. А вот удерживает их там вот такое общественное мнение.

Но при всем при этом самым важным остается позиция потерпевших. У меня нет намерения подталкивать кого-то к определенным действиям. Хотелось бы без эмоций в очень утилитарном виде посмотреть на ситуацию и выяснить, исчерпаны ли все возможности для компромисса? И для этого надо понять, а что действительно нужно потерпевшим?

Нужно ли водителю Соловчуку, чтобы ребята получили реальный срок? В моем понимании, ему надо, чтобы ребята искренне извинились и ему заплатили за причиненный ущерб. И не надо стесняться денежной компенсации! Это нормальная практика. Они виноваты и должны за это заплатить. При этом, надо понимать, что в случае отсутствия возмещения ущерба в рамках этого судебного разбирательства потерпевшего ждет отдельный, уже гражданский, процесс. И обычно в этом случае речь идет об очень скромных, почти символических суммах. И несмотря на то, что некоторое время назад Соловчук (вроде) от денег отказался, сейчас самое время вернуться к диалогу. Еще раз – это разумный выход из создавшейся ситуации.

Далее. Что нужно господам Паку и Гайсину? Понятно, что здесь и речи не может быть о каких-то выплатах. Тогда что? Реальные сроки? Для чего? Для морального удовлетворения? Возможно. Но давайте посмотрим, что уже на сегодняшний день, даже без приговора, Кокорин и Мамаев получили за содеянное: седьмой месяц сидят в тюрьме, потеряли огромные деньги, появились проблемы со здоровьем. Они разлучены со своими семьями. Над ними, не переставая, глумится вся страна. Они опозорены перед своими близкими, которые выслушивают на суде безумные показания каких-то странных людей.

23 апреля. Москва. Павел Мамаев выходит из автозака.

Знаете, бывают такие ситуации (их может быть всего-то пять-десять за всю жизнь), когда одно неверное решение может перевернуть все. Если поступил правильно – потом даже и не вспомнишь этот день, а вот если ошибся – все идет под откос. Я думаю, что эти четверо каждый день в СИЗО просыпаются и засыпают с одним желанием – изменить то самое утро 8 октября, а вместе с ним и свою судьбу. Но они уже не смогут.

А вот вы, господа Пак и Гайсин, можете. Можете изменить не только жизнь этих непутевых парней, но многих-многих по-настоящему нуждающихся людей.

И вот как это могло бы выглядеть. В рамках возможного примирения сторон предлагается создать благотворительный фонд в области спорта.

Первые (и существенные) деньги туда бы внесли Мамаев и Кокорин, а попечителями могли бы стать как раз господа Пак и Гайсин. Управление Фондом надо предложить людям с безупречной репутацией. Например, супругам Наталье и Сергею Игнашевич. Или Кире и Владимиру Габуловым. Я знаю много людей, готовых присоединиться к этой инициативе.

Создание такого фонда могло бы стать реальным примером того, как из этой скверной истории может родиться что-то достойное.

Парадокс в том, что системных проектов такого рода в России до сих пор нет. Некоторые спортсмены – и в том числе, кстати, Кокорин с Мамаевым – помогают отдельным людям, но все это не более, чем личная инициатива. Спорт – богатая и развитая в нашей стране индустрия, и при реализации целевых благотворительных программ можно было бы охватить вниманием и помочь очень многим: детям, лицам с ограниченными возможностями, пожилым людям.

Уже есть готовая к запуску программа организации команды КФК из выпускников школ-интернатов и детских домов. Не секрет, что эти ребята испытывают определенные сложности при адаптации к взрослой, самостоятельной жизни. И эта программа призвана решить такие проблемы. Фонд быстро обрастет интересными проектами.

Я не знаю мнения Кокорина и Мамаева на этот счет. Не знаю, как на это отреагируют потерпевшие. Но знаю точно, что дело это важное и нужное.

Эта история могла бы стать очень востребованной и лигой, и Российским футбольным союзом. Менять восприятие нашего футбола нужно именно такими ходами.

В России, где и так образ футболиста был далек от идеального, Кокорин и Мамаев своими поступками уничтожили его окончательно. Было бы справедливо, чтобы и восстанавливать его начали именно они. А для особо циничных читателей поясню – не ищите в этом предложении попытки отмазать ребят от суда. Для вашего понимания: примирение сторон (даже если оно пройдет по предложенному сценарию) не означает окончания процесса. И суд будет идти до конца.

А нам остается надеяться на справедливость суда и милосердие. Ведь когда еще говорить о милосердии, как не на Страстной неделе?

Не надо никого добивать. Давайте создадим на руинах доброе дело.

Спасибо.

Кокорин и Мамаев. Главное о скандале

Результаты опроса

131430 чел.

Справедливо ли решение суда оставить Кокорина и Мамаева в СИЗО до 25 сентября?
48.9%
Да
43.2%
Нет
7.9%
Затрудняюсь ответить
Газета № 7910, 26.04.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ